+850 RSS-лента RSS-лента

Обо всём понемногу

Автор блога: yunona
"Листопад"
Есть один замечательный автор Сергей Глотов

А у него есть потрясающая песня, которую он написал на свои стихи и спел.

Я сделала на эту песню клип и делюсь с вами... smayliki-prazdniki-269










.
yunona +3 7 комментариев
Картины, излучающие осеннее волшебство
Городские мелодии Ги Дессата



""



""




Талантливый французский художник побывал в самых разных уголках мира. На картинах его можно увидеть и Японию, и Америку. Но более всего запоминаются работы Ги Дессата, посвященные самому романтичному городу на земле — Парижу.







Волшебная акварель Абэ Тошиюки



""



""



""




Дивные акварели японского художника Абэ Тошиюки настраивают на философский лад. Важны мельчайшие детали: плеск реки, шелест листьев, нежность лепестков сакуры... По мнению живописца, «искусство — это зеркало души смотрящего», поэтому вы сами можете задать любой картине свое настроение.






Прекрасная реальность Петера Мёрка Мёнстеда



""



""




Петер Мёрк Мёнстед, известный художник-реалист из Дании, чаще всего изображал на своих картинах сельские окрестности, леса и реки. При всей простоте сюжета пейзажи талантливого живописца забыть невозможно. Они исполнены с виртуозным мастерством и зовут нас насладиться созерцанием мира природы.






Солнечный мир Лорана Парселье



""



""



""




Если у вас вызывает грусть пасмурная погода, тогда вам придутся по душе солнечные картины истинного француза Лорана Парселье. На картинах позитивного художника-импрессиониста даже осенью — только прекрасная погода. А его «фирменные» солнечные зайчики сразу поднимают настроение.







Таинственность Джона Эткинсона Гримшоу



""



""



""



""




Про этого удивительного художника говорили, что он «рисует лунным светом, туманом и сумерками». Его потрясающие картины словно наполнены неким мистическим смыслом. Сегодня работы Джона Эткинсона можно увидеть лишь в каталогах, так как все оригиналы находятся в частных коллекциях. А ведь когда-то родители юного Джона были категорически против его увлечения живописью.





Красочность Грэма Геркена



""



""



""



""



""




Своими яркими пейзажами этот самобытный австралийский художник воспевает родную землю. Также немало его работ было создано во время путешествий по Азии, Европе и Америке. Его динамичные картины, выполненные в классическом стиле импрессионизма, вдохновляют людей в разных уголках мира.







Очарованные улочки Дмитрия Спироса



""



""




Большинство сюжетов для своих чудесных картин оригинальный художник-импрессионист черпает на улочках городов. А еще, бывая в путешествиях, он любит рисовать море, цветы и портреты. Все его работы наполнены особой теплотой. Сам Дмитрий родился в Ташкенте, в семье с греческими корнями, а сейчас живет и творит в Мексике.







Дождливая романтичность Джеффа Роланда



""




""



""




Кому как не жителю Туманного Альбиона положено все знать о дождливой погоде. Джефф Роланд уверен, что осадки — это повод не только для размышлений и грусти. В своих картинах он доносит всему миру, что дожди идеально подходят для романтических свиданий. Нежная мелодия капель и шумный ливень ему напоминают чувства влюбленных пар, которые то появляются, то исчезают в завесе дождя.





.
yunona +5 14 комментариев
Самые оригинальные скульптуры мира
“Неизвестный чиновник” (Рейкьявик, Исландия)


""






“Акула” (Оксфорд, Великобритания)


""





“Парк игуанов” (Амстердам, Нидерланды)

""






“Черный призрак” (Клайпеда, Литва)


""



""







“Скульптура лосося” ( Портленд, Орегон, США)


""






“Скот” ( Техас, США)


""






“Памятник неизвестным прохожим” (Вроцлав, Польша)


""



""






“Утонувшая библиотека” (Мельбурн)


""







“Заботливая рука” (Швейцария)


""






“Гиппопотамы” (Тайвань)


""







“Люди у реки” (Сингапур)


""






“Прорыв” Филадельфия, Пенсильвания, США


""







Бельгия, Брюссель


""






“Мы против насилия” (Нью Йорк, США)

""






“Зевака” (Братислава, Словакия)

""



""






“Паук” (Лондон)


""






“Памятник классику румынской литературы” (Румыния)

""







“Расширение” (Нью-Йорк, США)

""






“Странник” ( Марсель, Франция)

""





“Политики обсуждают глобальное потепление” (Берлин, Германия)


""






""
yunona +6 33 комментария
Необыкновенные кружева
В Венгрии живет художница Агнес Херцгег.
Она  превращает веточки деревьев в кружевное произведение искусства, используя разные техники вышивки и кружевоплетения. Её работы выполнены исключительно из кружева, пряжи и дерева, и у каждой - свой посыл и история.


ОТСЮДА)






 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""



 
""
yunona +5 11 комментариев
Поэтический лабиринт-3
Начало здесь:


ПОЭТИЧЕСКИЙ ЛАБИРИНТ-2

ПОЭТИЧЕСКИЙ ЛАБИРИНТ



~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~


Стихи современных авторов...










Елена Шилова Леана



"Последний маяк"


От рутины суетной нет житья,
И на горле будто затянут жгут...

Мне вчера приснилось, что я маяк
На крутом, изрезанном берегу,
А вокруг – бескрайний, безлюдный мир,
Шёпот моря, чаячий хриплый плач,
И представить страшно, на сколько миль
Расплескалась мгла.

Я смотрюсь в неё столько долгих лет,
Что померк от горя лучистый взгляд.
Мой огонь – единственный на земле,
Но никто не ведает, где земля,
И давно истлели останки тех,
Кто бы мог направить ко мне корабль.
Но я жду в зияющей темноте,
Я всё жду утра.

Ни зажмурить век, ни шепнуть: "Спаси!" -
Жить куда сложнее, чем умирать.
Угасая, я на пределе сил
Полыхну надеждой в последний раз,
Разгорюсь, как искра в сухой листве,
Указав дорогу домой тому,
Кто несёт в своих парусах рассвет
Сквозь слепую муть.

...Привкус соли, холод и резь в глазах.
Не реальность – выцветший гобелен.
Напоённый сыростью воздух затхл,
И простуда – меньшая из проблем.
Я коплю усталость, как яд – змея,
Обречённой рыбиной бьюсь в сети.
Только в память въелось, что я – маяк
И должна светить.









Александр Коган


"Снегопад"

Над трамваями, над шапками,
Беззаботный и рассеянный,
То горстями, то охапками
Снег роняю с грустной песенкой.

То кружусь бездумно хлопьями,
То ложусь к ногам, как шёлковый.
Подворотней, подоконником
Осторожным шагом кошкиным.

Я же к вам от Неба белого.
По плечу ладошкой-лапкою –
Познакомиться б, да нЕ дал вам
Бог расправить плечи зябкие.

По лицу снежинок пальцами
Пробегу слепыми жестами:
«Ну, конечно же, встречались мы.
Глаз не прячь от сумасшедшего»

В дом придёшь – пальто на вешалку,
Снегопад чудит за стёклами.
То мелькнёт ухмылкой лешего,
То глазами незнакомыми.

И забудешься, заблудишься,
Пропадая в белом космосе,
Удивишься, залюбуешься:
«Здравствуй, милый, Небом посланный!»








Инга Карабинская



"Сначала"


У Адама семья, он подвел подо всем черту.
У Адама сбегает кофе на газовую плиту.
У Адама болит ребро и явственно колет слева.
Понедельник. Утро. Камфора и сорбит.
Он еще не понял, что сброшен со всех орбит.
Он решительно пишет Еве: "прощайте, Ева".

У него здесь дача, тапочки и герань,
И в такие годы ставить свой мир на грань -
Это финт, чреватый ядерной катастрофой.
Он, вообще, не трус, и от счастья бы не бежал,
Но пока он вязнет в собственных "как мне жаль",
У него опять сбегает проклятый кофе.

И еще три дня он спокоен и деловит,
Забывает явки, пароли и алфавит,
По ночам скулит сквозь зубы и смотрит почту.
Бес тоскует, злится, просится на рожон,
Но взглянувший в окна будет искренне поражен,
Как в дому Адамовом всё хорошо и прочно.

А любовь на горле затягивает ремень
Ей по кайфу этот зациклившийся ремейк,
Как тавро годовых колец на изломе древа.
И на пятый день свобода неволи злей,
Он садится на скорый поезд и едет к ней,
Чтобы выдохнуть ей в ладони: "ну здравствуй, Ева".

***

Но пока февраль июля не стал теплей,
Кто-то сверху жмет рассеянно на "ре-плей",
Чтобы снова та же музыка прозвучала.
И надеясь: оркестр справится как-нибудь,
Дирижер мечтает выпить и отдохнуть -
Завтра всё-таки целый мир начинать сначала.




“Простые вещи”


Это Солнце брызжет на спицах мачт,
Это небо млеет в обрывках ваты.
Это кто-то снизу кидает мяч.
Это Бог бросает его обратно.

Это просто лето, в котором мы
Как на вырост скроены этим чудом,
Захлебнувшись счастьем, обнявши мир,
Ни родства, ни сердца в себе не чуем.

Это просто омут твоей руки,
Проливного смеха косые пряди,
И твои глаза - акварель реки
Над моими - илистыми, и глядя

На шальную россыпь цветных шаров
Из ладоней стайкой вспорхнувших в небо,
Понимаешь: кто сотворил любовь -
Просто Бог, пусть даже он им и не был.

И девятой жизни горячий лоб
Обжигает губы хмельной печалью -
Остальные восемь бери в залог:
Эта будет лучшая. Обещаю.

Это Солнце брызжет на спицах мачт.
Это синь разлита от края к краю.
Это кто-то снизу кидает мяч.

Это Бог бросает ключи от Рая.









Саша Кладбисче


"Френсис"


Френсису несколько лет за двадцать, он симпатичен и вечно пьян.
Любит с иголочки одеваться, жаждет уехать за океан.
Френсис не знает ни в чем границы: девочки, покер и алкоголь…

Френсис оказывается в больнице: недомоганье, одышка, боль.

Доктор оценивает цвет кожи, меряет пульс на запястье руки,
слушает легкие, сердце тоже, смотрит на ногти и на белки.
Доктор вздыхает: «Какая жалость!». Френсису ясно, он не дурак,
в общем, недолго ему осталось – там то ли сифилис, то ли рак.
Месяца три, может, пять – не боле. Если на море – возможно, шесть.
Скоро придется ему от боли что-нибудь вкалывать или есть.

Френсис кивает, берет бумажку с мелко расписанною бедой.
Доктор за дверью вздыхает тяжко – жаль пациента, такой молодой!

Вот и начало житейской драме. Лишь заплатив за визит врачу,
Френсис с улыбкой приходит к маме: «Мама, я мир увидать хочу.
Лоск городской надоел мне слишком, мне бы в Камбоджу, Вьетнам, Непал… Мам, ты же помнишь, еще мальчишкой о путешествиях я мечтал».

Мама седая, вздохнув украдкой, смотрит на Френсиса сквозь лорнет:
«Милый, конечно же, все в порядке, ну, поезжай, почему бы нет!
Я ежедневно молиться буду, Френсис, сынок ненаглядный мой,
не забывай мне писать оттуда, и возвращайся скорей домой».

Дав обещание старой маме письма писать много-много лет,
Френсис берет саквояж с вещами и на корабль берет билет.
Матушка пусть не узнает горя, думает Френсис, на борт взойдя.
Время уходит. Корабль в море, над головой пелена дождя.

За океаном – навеки лето. Чтоб избежать суеты мирской,
Френсис себе дом снимает где-то, где шум прибоя и бриз морской.
Вот, вытирая виски от влаги, сев на веранде за стол-бюро,
он достает чистый лист бумаги, также чернильницу и перо.

Приступы боли скрутили снова. Ночью, видать, не заснет совсем...
«Матушка, здравствуй. Жива? Здорова? Я как обычно – доволен всем».

Ночью от боли и впрямь не спится. Френсис, накинув халат, встает,
снова пьет воду – и пишет письма, пишет на множество лет вперед.
Про путешествия, горы, страны, встречи, разлуки и города,
вкус молока, аромат шафрана… Просто и весело. Как всегда.

Матушка, письма читая, плачет, слезы по белым текут листам:
«Френсис, родной, мой любимый мальчик, как хорошо, что ты счастлив там».
Он от инъекций давно зависим, адская боль – покидать постель.
Но ежедневно – по десять писем, десять историй на пять недель.

Почерк неровный – от боли жуткой: «Мама, прости, нас трясет в пути!».
Письма заканчивать нужно шуткой; «я здесь женился опять почти»!

На берегу океана волны ловят с текущий с небес муссон.
Френсису больше не будет больно, Френсис глядит свой последний сон,
в саван укутан, обряжен в робу… Пахнет сандал за его спиной.
Местный священник читает гробу тихо напутствие в мир иной.

Смуглый слуга-азиат по средам, также по пятницам в два часа
носит на почту конверты с бредом, сотни рассказов от мертвеца.
А через год – никуда не деться, старость не радость, как говорят,
мать умерла – прихватило сердце. Годы идут. Много лет подряд

письма плывут из-за океана, словно надежда еще жива.
В сумке несет почтальон исправно
от никого
никому
слова.
yunona +3 5 комментариев
Один день бабьего лета...
""





Снимки из интернета...




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.




""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.






""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
yunona +7 36 комментариев
"До свиданья, лето, до свидания..."
""




Как ясен август, нежный и спокойный,
Сознавший мимолетность красоты.
Позолотив древесные листы,
Он чувства заключил в порядок стройный.

В нем кажется ошибкой полдень знойный,
С ним больше сродны грустные мечты,
Прохлада, прелесть тихой простоты
И отдыха от жизни беспокойной.

В последний раз, пред острием серпа,
Красуются колосья наливные,
Взамен цветов везде плоды земные.

Отраден вид тяжелого снопа,
А в небе журавлей летит толпа
И криком шлет «прости» в места родные.


К.Бальмонт






""



Еще горят лучи под сводами дорог,
Но там, между ветвей, все глуше и немее:
Так улыбается бледнеющий игрок,
Ударов жребия считать уже не смея.

Уж день за шторами. С туманом по земле
Влекутся медленно унылые призывы…
А с ним всё душный пир, дробится в хрустале
Еще вчерашний блеск, и только астры живы…

Иль это – шествие белеет сквозь листы?
И там огни дрожат под матовой короной,
Дрожат и говорят: “А ты? Когда же ты?”-
На медном языке истомы похоронной…

Игру ли кончили, гробница ль уплыла,
Но проясняются на сердце впечатленья;
О, как я понял вас: и вкрадчивость тепла,
И роскошь цветников, где проступает тленье…


И. Анненский






""



Покатилось лето под гору.
Август. Тихие деньки.
Подложив туманы под голову,
Тихо бродят ручейки.

Млечный путь клешнёю рачьей
Тихо движется к рассвету,
Осторожно поворачивая,
Ворот медленного лета.

Осторожней, осторожнее
Вейте, ветры, надо мной,
Чтобы месяц новорожденный
Не пугался тьмы ночной.


Д.Самойлов






""



Выйди в сад…Как погода ясна!
Как застенчиво август увял!
Распустила коралл бузина,
И янтарный боярышник — вял.


И.Северянин






""



Август — астры,
Август — звезды,
Август — грозди
Винограда и рябины
Ржавой — август!

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским:
Август!- Сердце!


Месяц поздних поцелуев,
Поздних роз и молний поздних!
Ливней звездных —
Август!- Месяц
Ливней звездных!


М. Цветаева






""



Пахнет сеном над лугами…
В песне душу веселя,
Бабы с граблями рядками
Ходят, сено шевеля.


А.Майков





""



Он и праведный и лукавый,
И всех месяцев он страшней:
В каждом Августе, Боже правый,
Столько праздников и смертей.

Разрешенье вина и елея…
Спас, Успение… Звездный свод!..
Вниз уходит, как та аллея,
Где остаток зари алеет,
В беспредельный туман и лед
Вверх, как лестница, он ведет.

Притворялся лесом волшебным,
Но своих он лишился чар.
Был надежды «напитком целебным»
В тишине заполярных нар…
А теперь! Ты, новое горе,
Душишь грудь мою, как удав…
И грохочет Черное Море,
Изголовье мое разыскав.


А. Ахматова







""




Так щедро август звёзды расточал.
Он так бездумно приступал к владенью,
и обращались лица ростовчан
и всех южан — навстречу их паденью.

Я добрую благодарю судьбу.
Так падали мне на плечи созвездья,
как падают в заброшенном саду
сирени неопрятные соцветья.

Подолгу наблюдали мы закат,
соседей наших клавиши сердили,
к старинному роялю музыкант
склонял свои печальные седины.

Мы были звуки музыки одной.
О, можно было инструмент расстроить,
но твоего созвучия со мной
нельзя было нарушить и расторгнуть.

В ту осень так горели маяки,
так недалёко звёзды пролегали,
бульварами шагали моряки,
и девушки в косынках пробегали.

Всё то же там паденье звёзд и зной,
всё так же побережье неизменно.
Лишь выпали из музыки одной
две ноты, взятые одновременно.


Б. Ахмадулина






""




Вот и летние дни убавляются.
Где же лета лучи золотые?
Только серые брови сдвигаются,
Только зыблются кудри седые.

Нынче утром, судьбиною горькою
Истомленный, вздохнул я немножко:
Рано-рано румяною зорькою
На мгновенье зарделось окошко.

Но опять это небо ненастное
Безотрадно нависло над нами, —
Знать, опять, мое солнышко красное,
Залилось ты, вставая, слезами!


А. Фет





""




Нырну в сентябрь, выкупаюсь в осени.
И Августа возница загрустит.
Мне солнца два — одно вверху, другое в озере,
И третье нужно — чтобы здесь в груди.

И чтоб тихонько так, хотя бы шепотом,
Хотя бы в забытьи полночных грез,
Далеко, за снегами и болотами,
Мой ангел мое имя произнес.


А. Чёрный






""
yunona +6 51 комментарий
Школьная перловка
Перлы из школьных сочинений....



""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.









О русской литературе:


Выбирая имя и отчество для Акакия Акакиевича, Гоголь не пожалел своего героя.


Раскольников жил в настоящем гробу без самых элементарных удобств.


Анна, сидя на стуле, спала, и мимоходом ела булку.


У Тараса Бульбы было два сына: один Остап, другой Бендер.


Муму — это фамилия Герасима.


В горах стоял монастырь. В нем жили мцыри. Одна мцырь убежала...


Из всех женских прелестей у Марии Болконской были только глаза.


Хлестаков сел в бричку и крикнул: «Гони, голубчик, в аэропорт!»


Пьеса Горького «На дне» кончается оптимистически; в конце ее Актер повесился.


У Чука был брат Хек.


Дубровский имел сношения с Машей через дупло старого дуба.


В лице Печорина было много черт, интересных для женского персонала. Вообще он был очень шикарен

Толстой сделал Наташе четверых детей.


Французы бросились наутек, не выдержав духа русской армии.


Первые успехи Пьера Безухова в любви были плохие — он сразу женился.


Князь Андрей женился на Лизе, страшной, как серая мышь.


Пьер Безухов носил панталоны с высоким жабо.


Когда бомбы стали разрываться в гуще солдат, Пьеру неожиданно открылся внутренний мир простых русских людей.


В зал вбежала Наташа с отброшенными на зад чёрными кудрями.


Фамусов осуждает свою дочь за то, что Софья с самого утра и уже с мужчиной.


Во время второго акта Софьи и Молчалина у них под лестницей сидел Чацкий.


Когда Чацкий узнал, что Софья в стане его врагов, он начал бить её метким словом.


Чацкий был самодостаточен. Об том говорит, хотя бы, отсутствие у него детей.


Фамусов, этот старорежимный дворянин, воспитывал Софью как и всех общественных девиц.


Онегин, как и все помещики, родился не в роддоме, а на брегах Невы.


Онегин был Джон-Дуан и ухлестывал за Татьяной.



В отсутствие Онегина Татьяна часто ходила в его кабинет, где постепенно из девушки превращалась в женщину.


Дружба Онегина и Ленского неискренняя, лживая и подлинная.


Татьяна отвергает Онегина, помня, что в основе его любви к ней лежит семялюбие.


Комната Раскольникова была похожа на гроб с желтыми обоями.


Соня Мармеладова изо всех сил занималась проституцией.


И тогда Раскольников вопрошает: «Тварь я ходячая или кто?»


Проблема романа «Преступление и наказание» основана практически в одной фразе, сказанной Раскольниковым: «Тля я или право имею?»


Достоевский писал роман в минуты глубокого духовного разложения.


Раздавленный нуждой чиновник Мармеладов погиб под колёсами лошадей.


Творчеству Гоголя была характерна тройственность. Одной ногой он стоял в прошлом, другой вступал в будущее, а между ног у него была жуткая действительность.


По тогдашней моде Коробочка чесала мужу пятки, а себе пудрила мозги.


Чичиков отличается приятной внешностью, но неприятной внутренностью.


В своей жизни Обломов имел только одного Захара.


Любил ли Обломов Ольгу? Да, но как-то по-русски: лежа, вяло и очень недолго...


Обломов любил лежать на диване совершенно один. Этим он непонятен нам, молодым современным читателям...


Обломов Ольгу любил, но не испытывал к ней никаких чувств.


Базаров не понимает Николая Петровича, а ведь у них был совместный ребенок.


Базаров предавался любви на смертном ложе.


Базаров, как игла в стоге сена, идет против течения.


Павел Петрович каждый день был безупречно выбрит и выхолощен.


Базаров поранил палец и умер. Это значит: не лезь в чужой труп, а то свой потеряешь.


Герасим лишен нормативной речи.


Герасим подошел к Муму и погладил ее лобастый затылок.


Муму не могла есть, и Герасим ей помог.


Пугачев пожаловал шубу и лошадь со своего плеча.


Швабрин поднял свечу и на стенах комнаты увидел страшные морды клопов.


Савельич просил прощения за Гринёва на коленях у Пугачёва.


Печорин похитил Бэлу в порыве чувств и хотел через ее любовь приблизиться к народу. Hо ему это не удалось. Hе удалось ему это и с Максимом Максимычем.


Ей понравился Грушницкий, хотя он и был под шинелью.

Поражают его карие глаза, которые не смеются даже тогда, когда смеются его другие части тела.


Но увы! Печорин оказался не способен к созданию шедевров чувственных наслаждений.


«Кабаниха» означает в переводе «дикая свинья».


Она открыта и искренна, но ведь все мы не без плохих черт.






О зарубежной литературе


Мушкетеров было трудно обмануть, ведь они соображали на троих.


Самая моя любимая книга — «Три Дрантаньяна».


На борьбу с Гулливером поднялись все лилипуты, от мала до велика.


В сказке «Волшебный котелок» девочка не могла вспомнить заклинание, и котелок у неё не варил.

Творчество Стивена Кинга заставляет нас смеяться над неудачами маньяков-убийц, плакать вместе с их жертвами, сопереживать мутантам и разного родамерзким уродам.




Исторические факты:




Древние славяны занимались абортничеством.


Иван Грозный был тиран. Он убил сына и бояр. По всей стране разгуливали его блюдолизы с собаками и вениками, которые обозначали опричников.


Суворовские солдаты бросали ненавистные парики с вершин Альпийских гор.


Иван Грозный стоял на самой низкой ступени человеческого развития.


У СССР был красный флаг, поэтому в моде был красный цвет. Красный цвет — это цвет крови, которую проливаешь, когда много работаешь. Дети ходили в красных галстуках, женщины в красных платьях, в домах были красные обои.





В двух словах не расскажешь:




Сначала Татьяна горячо любила Онегина, а он ее в глаза не видел.
Когда Татьяна, красная от позора, призналась Онегину в любви, он ей сказал такой холодный текст, что лучше б он молчал. А потом Татьяна похолодела, а Евгений решил начать все сызнова. Но было поздно. Костер замерз, и угли закоченели...


У Троекурова было много денег, крестьяне, девки под забором, род, связи. Ел и пил алкоголь он без перерывов. Троекуров относился к людям с недоброжелательностью и в доказательство того порой спускал на них собак и мишек. Троекуров был также гурман: два раза в неделю он обжирался, как свинья, и недомогал.


Однажды астролог сказал Олегу, что тот помрет от коня. Олег накричал на астролога, но коня сдал. Прошли многие года. Однажды Олег пришел на кладбище животных. Там его ждал конец жизни. Астролог оказался прав: в трупе личной лошади князя завелась гадюка. Она укусила его за ногу, и он приостановил свой жизненный путь.


Собака Джек — член нашей семьи. Наш член большой, лохматый и добрый. Ночью член спит на коврике, а днем бегает по пустырю, играет с другими собаками, членами других семей. У нашего члена все время мокрый, холодный нос. Когда к нам в гости приходят гости, они гладят нашего члена, а он старается залезть к ним на колени. Когда наш член голодный, он весь покрывается слюной. Когда наш член болеет, мы несем его к ветеринару...


Я в свои 17 лет уже попробовал себя в образе писателя и не понаслышке знаю, что такое внутренние мучения и тоска. Как и Гете я болею, когда у меня нет новых идей, нет того огонька, той мысли, из-за которой хочется творить. Многие люди смиряются с этим, но не мы с Гете.


Немного о себе:



Когда мой друг тонул, я бросился его спасать, потому что на нем были мои плавки.


Мне нравится наша учительница. Она такая мыловидная.


Мои лучшие подруги-ровесницы — это Оля, Катя и бабушка.


Мое сознание было тогда на растительном уровне.


В клетке сидит мой пернатый друг — хомячок.


Мой папа — водитель автобуса дальнего плавания.


На переменах мы катались по перилам с первого на третий этаж.


Наконец мы увидели берёзовую рощу, где стояли одни дубы.


Я поплыл в северно-южном направлении.


Я родилась человеком, а могло быть всё иначе.




""





""





""





""





""





""






""
yunona +5 4 комментария
Памяти Владимира Семеновича Высоцкого
25 июля — день памяти великого российского поэта и певца Владимира Семеновича Высоцкого.

Его творческая жизнь — это более 800 песен и стихов, 20 ролей в театре и около 30 ролей сыгранных в кино. Владимир Семенович каждой написанной им строкой, каждым аккордом, каждым своим «криком», «раскатом грома» давал понять людям, что он их понимает. Он пел и о стране, и о насущных проблемах, и о далеких мечтах. Он рассказывал свои истории так, что хотелось ликовать и в то же время плакать от переизбытка чувств. Ирония сквозь слезы, крепкая правда сквозь социальные «кляпы», горечь безысходности, светлая надежда, значимость любви — каждое слово, каждая его песня — это мир, который он подарил всем людям. И это был самый реальный и честный мир ©





Володя в пионерском лагере «Машиностроитель», 12 лет

""




Высоцкий — начинающий актер, Школа-студия МХАТ, 1959 год

""



Где твои семнадцать лет?
На Большом Каретном.
Где твои семнадцать бед?
На Большом Каретном.
Где твой черный пистолет?
На Большом Каретном.
А где тебя сегодня нет?
На Большом Каретном.
Помнишь ли, товарищ, этот дом?
Нет, не забываешь ты о нем.
Я скажу, что тот полжизни потерял,
Кто в Большом Каретном не бывал.




Когда Высоцкий первый раз в жизни пришел пробоваться и спел, над ним посмеялись и сказали, что с такими характеристиками (хрипотца и т.д.) он не будет петь никогда. Однако он продолжал ходить на пробы. Когда Владимир Семенович пришел в другой театр, один преподаватель его спросил:

— Что ты умеешь?
— Я песни пишу.
— Мне надо бежать, но минут 30 я тебя послушаю.
В итоге эти 30 минут растянулись на 2,5 часа.





Высоцкого отличала фантастическая работоспособность: за 42 с половиной года — более 800 стихотворений, пластинки (и у нас, и на Западе), проза, два сценария, режиссёрский замысел фильма «Зелёный фургон», радиоспектакли, 27 ролей в кино (последняя — Дон Гуан в «Маленьких трагедиях»), песни к десятку фильмов. И, конечно, роли в театре. Иногда — эпизоды, но их по 4-5 в одном спектакле. И концерты, концерты... Иногда — по 5-6 в день! Он отрабатывал их честно — до сбитых в кровь пальцев и сорванных голосовых связок.




Концерт Владимира Высоцкого в Харькове, 1978 год



""





Когда Высоцкий однажды прилетел на самолёте из очередного путешествия, трап обступила огромная толпа народа и все тянули к нему фотографии, или, что окажется под рукой для автографа. Один человек протянул партбилет. Высоцкий, увидев это сказал:
«Зачем? Вас же выгонят из партии».

На что тот, немного подумав, ответил: «А, и хрен с ним, распишитесь».





Высоцкий и Марина Влади, 1969 год


""



""




У Высоцкого за всю его жизнь было огромное количество романов и отношений. Однако ни Иза Жукова, ни его вторая жена Людмила Абрамова, ни молодая артистка Лариса Лужина, ни актриса Татьяна Иваненко, ни его последняя любовь Оксана Афанасьева не дали поэту столько вдохновения и поддержки как Марина Влади. Именно ее Высоцкий будил по ночам, чтобы спеть только что написанную песню.
Свои письма Марине Высоцкий подписывал «от Тебя», потому что существует такая легенда, про невесту, которая не пускала в дом жениха, когда на вопрос «кто это?», он отвечал «это я», и открыла ему только тогда, когда он сказал «это ты».





Высоцкий после клинической смерти, 1969 год


""




Жизни после смерти нет.
Это все неправда.
Ночью снятся черти мне,
Убежав из ада.





Летом 1969 года у Высоцкого был тяжёлый приступ, и тогда он выжил только благодаря Марине Влади, которая в это время была в Москве. Проходя мимо ванной, она услышала стоны и увидела, что Высоцкий кровоточит горлом.
Она вспоминает: «Ты больше не говоришь, полуоткрытые глаза просят о помощи. Я умоляю вызвать „скорую“, у тебя почти исчез пульс, меня охватывает паника. Реакция двух прибывших врачей и медсестры проста и жестока: слишком поздно, слишком много риска, ты не транспортабелен. Они не желают иметь покойника в машине, это плохо для плана. По растерянным лицам моих друзей я понимаю, что решение врачей бесповоротно. Тогда я загораживаю им выход, кричу, что, если они сейчас же не повезут тебя в больницу, я устрою международный скандал...Они, наконец, понимают, что умирающий — это Высоцкий, а взлохмаченная и кричащая женщина — французская актриса. После короткого консилиума, ругаясь, они уносят тебя на одеяле...»

К счастью, врачи привезли Высоцкого в Институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского вовремя, ещё несколько минут задержки — и он бы не выжил. Врачи боролись за его жизнь восемнадцать часов.





Владимир Высоцкий и Марина Влади в Сан-франциско, 1976 год



""





Когда в 1979 году Высоцкий приехал в Америку, его сразу же окружила толпа журналистов. Первым же вопросом был вопрос об «ужасах советской действительности» и о «бесчеловечности коммунистического режима».
— Но неужели вы думаете, — отрезал Высоцкий, — что если у меня есть проблемы с моим правительством, то я приехал решать их здесь?

Больше его не провоцировали.





Прощание с Владимиром Семеновичем Высоцким, 1980 год



Ты жил, играл и пел с усмешкою,
Любовь российская и рана,
Ты в черной рамке не уместишься,
Тесны тебе людские рамки.



""





Владимир Семенович умер в самый разгар Олимпийских Игр, проходивших в Москве. Советские власти всячески пытались скрыть этот факт от народа.

О том, что страна лишилась великого поэта, артиста, барда и актера, свидетельствовали лишь два небольших некролога в газетах «Вечерняя Москва» и «Советская Россия» и скромное объявление над окошком кассы Театра на Таганке: «Умер актер Владимир Высоцкий». Тогда ни один человек не сдал обратно билет, сохранив его у себя как реликвию.

Через пару дней за публикацию заметки о смерти Высоцкого был снят с должности главный редактор «Вечерней Москвы». И несмотря на все препятствия, возле Театра на Таганке собралась огромная толпа, люди не расходились на протяжении нескольких дней. В день похорон многие стояли даже на крышах близлежащих зданий. Проститься с артистом пришли около 40 тысяч человек.



P.S.

В честь Высоцкого названо десятки улиц в разных городах мира, современный небоскрёб в Екатеринбурге, астероид, перевал и перевальное плато, каньон, ледник, перевалы, одна из скал горы Качканар, одна из Пинежских карстовых пещер в Архангельской области, плато в архипелаге Огненная земля, пассажирский теплоход, танкер, катера, яхты, самолёт Airbus A330 и даже два сорта гладиолусов….






""












Я стою, как перед вечною загадкою,
Пред великою да сказочной страною,
Перед солоно - да горько-кисло-сладкою,
Голубою, родниковою, ржаною…(c)



yunona +2 12 комментариев
Поэтический лабиринт-2
Стихи современных авторов,
стихи, от которых сжимается сердце…







Саша Кладбисче, 2011



Муттер и Фатер гордятся Отто. Рост за два метра, глаза как сталь,
Тело, осанка, манеры — что ты, впору сниматься у Рифеншталь.
Он побеждает на скачках конских, Вагнера темы поет на бис,
Даже стреляет по-македонски. Белая бестия, as it is.
Но каждую ночь
из тумана глядя
черными дырами мертвых глаз
Отто является фройлян Надя в платье сатиновом.
Был приказ -
Каждый изловленный партизайне должен висеть на суку. И вот,
Отто с улыбкой «Jedem das seine» пойманных русских к допросу ждет.
В двери Надежду впихнули грубо. Отто глядит на нее свысока.
Наде семнадцать, разбиты губы, кровь на сатине, в глазах тоска.
Делу, увы, не помочь слезами.
Слышно — солдаты копают рвы.
Отто вздыхает — йедем дас зайне. Милая фройлян, мне жаль, увы.
Вдруг исчезает тоска во взгляде, зал погрузился на миг во тьму.
Прыгнув, на Отто повисла Надя, в ухо гадюкой шипит ему:
«Что, офицер, не боишься мести? Нынче я стану твоей судьбой.
Мы теперь будем цузаммен, вместе. Слышишь? Отныне навек с тобой.»
Надю за волосы тащат к вязу, в бабушкин, с детства знакомый, двор,
Где ожидает, к суку привязан, быстрый веревочный приговор.
«Шнапсу бы... Водки бы... Не иначе — стопку с товарищем вечерком».
Отто стирает рукой дрожащей Надину кровь со щеки платком.
Водка ли, шнапс ли, исповедальня — все бесполезно. Опять в ночи
Надя из курской деревни дальней смотрит на Отто, а он молчит.
Наденька шепчет «Jedem das seine!» Отто хрипит, воздух ловит ртом.
Дойче овчарка глядит на хозяина, длинным виляет, скуля, хвостом.
Был же приказ и была задача... Йедем дас зайне. В окне рассвет
Надя уходит. А Отто плачет
Семьдесят долгих кошмарных лет.






Анна Долгарева (Лемерт)



в осажденное десятилетие не завезли любви,
по телевизору диктор, жирен и безволос,
уговаривал: мол, без паники, дескать, общество оздоровим,
дескать, кто не любит, тот менее уязвим.
говорил, потом вещание прервалось.
ныне ее выдают по карточкам,
главным образом малым сим:
детям,
калекам с перебитым хребтом,
старикам светлоглазым и тем, кто неизлечим,
иногда матерям и душевнобольным,
ну а мы, молодые, и так проживем.
проживем.
как же мы любили, раскаляясь изнутри добела,
как же тратили мы ее бездумно, когда была,
как дарили щедро прохожим и городам,
котятам, щенкам,
причудливым облакам,
людям, которые боль приносили нам.
в осажденном десятилетии, где падает черный снег,
где человек человеку хуже, чем волк, — человек,
где пытаются строить новый мир на крови,
я живу на старых запасах любви.
я пытаюсь не ненавидеть ни тех, ни тех,
улыбаться в отравленной темноте,
ну хотя бы не бить в ответ.
я не знаю, как близко я к последней черте,
я не знаю, когда я пойму, что запасов нет,
я не знаю, как долго мы сможем пробыть людьми,
но, пожалуйста, если надо,
возьми.
возьми.





Кот Басё


Расскажи мне сказку о том, что я все смогу, что однажды ночью, стоя на берегу, руку твою сжимая в своей ладони, я увижу, что мир не рушится и не тонет, что не рвутся цепи, не падают якоря... Расскажи мне сказку, правды не говоря, расскажи мне сказку сильнее того, что есть... Не бывает чудес иных, кроме тех чудес, что мы сами себе напишем и создадим...
Расскажи мне, что я остался здесь не один.






Аля Кудряшева, 2007



Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать.
Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять.
В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско,
солнце оставило в волосах выцветшие полоски.
Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы.
Витька с десятого этажа снова зовет купаться.
Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят.
Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый.
Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник.
Витька научит меня нырять, он обещал, я помню.
К речке дорога исхожена, выжжена и привычна.
Пыльные ноги похожи на мамины рукавички.
Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки.
Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки.
Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна.
Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно.
Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели.
Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.


Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен.
Солнце облизывает конспект ласковыми глазами.
Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета.
В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это.
Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен.
Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе.
Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме.
Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма.
Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки,
только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше.
Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее,
мы забираемся на крыльцо и запускаем змея.
Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд.
Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс.
Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу.
Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.


Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье.
Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле.
Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите.
Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите.
Пусть это будет большой секрет маленького разврата,
каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата,
горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона,
все друг при друге — и все одни, живы и непокорны.
Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик,
Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях.
Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки.
Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку.
Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться.
Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...


Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета.
Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах.
Сонными лапами через сквер, и никуда не деться.
Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве.
Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу,
я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы.
Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене.
«Двадцать один», — бормочу сквозь сон. «Сорок», — смеется время.
Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу.
Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза-бойницы,
ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку,
кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь — на десятом.
Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать.
Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять.
Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...
Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.





Дана Сидерос, 2009



Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.
Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося в ладони...


Я, кстати, заботливый сын и почетный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.
Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.





Елена Касьян, 2008


Юзек и Магда


Юзек просыпается среди ночи, хватает её за руку, тяжело дышит:
«Мне привиделось страшное, я так за тебя испугался...»
Магда спит, как младенец, улыбается во сне, не слышит.
Он целует её в плечо, идёт на кухню, щёлкает зажигалкой.
Потом возвращается, смотрит, а постель совершенно пустая,
— Что за чёрт? — думает Юзек. — Куда она могла деться?..
«Магда умерла, Магды давно уже нет», — вдруг вспоминает,
И так и стоит в дверях, поражённый, с бьющимся сердцем...
Магде жарко, и что-то давит на грудь, она садится в постели.
— Юзек, я открою окно, ладно? — шепчет ему на ушко,
Гладит по голове, касается пальцами нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт воду, возвращается с кружкой.
— Хочешь пить? — а никого уже нет, никто уже не отвечает.
«Он же умер давно!» — Магда на пол садится и воет белугой.
Пятый год их оградки шиповник и плющ увивает.
А они до сих пор всё снятся и снятся друг другу.





Ася Анистратенко, 2007



Говоришь сам себе, что прошла зима,
пережил то, что смог; что не смог, — оставил
так, как есть; не сошел до конца с ума,
закалился в процессе не хуже стали,
вышел в мир, осмотрелся, раскрыл ладонь -
подкормить голубей у седой скамейки,
рассказал им, что свил сам с собой гнездо
там, внутри, где прописан до самой смерти,
рассказал им, что видел плохие сны,
что на кухне пригрелся у батареи,
но зимы не растопишь ничем земным,
а земное в тебе, говоришь, стареет...
рассказал бы еще, но в ушах свистит,
и карман обмелел, и ладонь пустая...
иногда для того, чтобы всех простить,
одного воскресения не хватает.




Ксения Желудова, 2011


Памятка


прочитай и выучи наизусть:
тьма имеет предел, и любая грусть
преодолима, если построить мост;
боль исчерпаема, горе имеет дно,
если осмелиться встать в полный рост,
дотянуться до счастья, ибо оно
досягаемо, и рецепт его крайне прост.
запиши и бумагу затем сожги:
люди — концентрические круги,
у всех одинакова сердцевина.
память — вбитый в темя дюймовый гвоздь,
научись прощать, он выйдет наполовину.
обиды и скорбь созревают в тугую гроздь,
выжми до капли, получишь терпкие вина.
взрослей, но и не думай стареть,
смерть существует, но это всего лишь смерть,
дань закону контраста.
не стоит пытаться нумеровать страницы,
ибо время тебе неподвластно.
в твоих силах помнить слова, имена и лица,
рушить стены и презирать границы,
любить, покуда сердце не задымится,
и знать, что всё это не напрасно.


***




Катя Цойлик, 2012



Мальчик приходит домой, расшнуровывает ботинки,
Старенькое пальтишко вешает на крючок,
Бережно вынимает из рюкзака свой альбом с картинками,
Радостно убеждаясь — ни капельки не промок!

Ставит на плитку чайник со ржавым носиком,
Из холодильника сыр достает, колбасу, батон,
Шепчет себе: Вот я и взрослый...Ну ладно — взросленький...
Кошка выходит из комнаты, трется о стул хвостом.

Мальчик сидит у окна и глядит: вечереет, синь,
Тихий снег, дворник курит, ребята бегут куда-то...
Что-то тянет внутри: вечереет, а он у окна один,
И часы угрожающе движутся стрелками циферблата.



Мальчик щелкает светом, берет карандаш и листок альбомный
И рисует: вот рыцарь, вот солнце, а вот и принцесса в башне,
Когда просто сидишь и рисуешь — не холодно и не больно,
Даже если ты дома один, все равно — не страшно.

Мальчик слышит, как торопливо вращается ключ в замке,
В животе сотни радостных бабочек теплятся, рвут дыхание,
«Вот и мама пришла!», запах улицы, мягкий мех на его щеке,
Вот и кончились все волнения, все терзания.

— Ты поел? Как уроки? Что делал? Скучал? Замерз?
Мальчик радостно сыплет ответами, чайник опять горячий.
Каждый вечер понятен, вполне ожидаем, любим и прост,
И, казалось, что будет всегда так, и никогда иначе…

* * *

Мальчик приходит домой, расшнуровывает ботинки
Чуть задевает светильник нестриженой головой,
Вспархивают над абажуром оранжевым крошечные пылинки,
Мальчик принес с собой сыр, колбасу, Playboy.

Фоном на кухне включает телек, ставит на плитку чайник,
Тишь непривычную прочь изгоняя, как едкий дым.
Тишь до сих пор ему кажется страшной, чужой, случайной,
Не привыкает к ней, хоть и живет много лет один.

Можно бы было жениться, когда был в цене и спросе,
Но не срослось, не слюбилось, судьба не скрестила и не свела...
Входишь домой, тишина, пустота, и никто не спросит,
Где ты так долго, и с кем, и зачем, и вообще — как твои дела.

Так и сидит, дым пуская по кухне, на кромке ночи...
И, говорит вдруг скороговоркой, обнявши себя за плечи:
— Я поел, на работе завал, я замерз и скучаю очень... -
Говорит, говорит, говорит... И становится как-то легче.
yunona +5 14 комментариев

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования