Метание ума

Автор
Опубликовано: 12 дней назад (8 октября 2017)
Редактировалось: 1 раз — 15 октября 2017
Настроение: Озадаченное
Играет: тихая и тревожная
+5
Голосов: 5
Иногда вот думаю, что говорю про "брито", а понимаюсь людьми как "стрижено". И это все немного не украшает жизнь.
Особенно, когда начинаешь что-нибудь писать.
Вот, к примеру, текст:
"Маше не спалось. Она долго ворочалась в постели. Ворочалась до тех пор, пока не поняла, что хочет есть. Она встала, нашарила ногами ускользающие тапочки и шаркая ими двинулась к холодильнику"
Все вроде ясно и понятно. Обыденно и литературно. Ровно и четко.
Блин! Но меня совершенно не тянет так писать. Мне скучно! Я бы хотел например так написать про Машу:
"В темной и тихой ночи еле слышно дрожал холодильник. Дрожал от страха. Его внутренности, словно стучащие от холода зубы тревожно выстукивали ритм арии Фантома из "Призрака оперы". И в этой страшной ночной тишине раздавались шаркающие, приближающиеся неотвратимо шаги. Шаги голодной Маши."
Вроде бы всё о том же и написано. Правда же? Но ведь не скучно. Или нет?
А может быть всё дело в понимании? В понимании смысла? В желании понять смысл и не пробегать по диагонали, цепляясь лишь за
значимые в данный момент слова?
Однажды я дал студентам прочитать текст стихотворения Елены Благининой за тридцать секунд. Вроде для такого стиха и немало. Вот он:


Уморилась.

Солнце жёлтым косяком
Улеглось на лавке.
Я сегодня босиком
Бегала по травке.

Я видала, как растут
Острые травинки,
Я видала, как цветут
Синие барвинки.

Я слыхала, как в пруду
Квакала лягушка,
Я слыхала, как в саду

Плакала кукушка.

Я видала гусака
У цветочной грядки.
Он большого червяка
Расклевал у кадки.



Я слыхала соловья -
Вот певун хороший!
Я видала муравья
Под тяжёлой ношей.

Я такому силачу
Два часа дивилась...
А теперь я спать хочу,
Ну вас, уморилась...

А потом попросил рассказать мне, о чем это стихотворение. И тут же испытал страх холодильника:
Один сказал, что стихотворение про гусака, другой, про муравья, третий - про синие цветы и т д.
И только пару человек сказали, что стихи про девочку, которая долго гуляла. Гуляла так долго, что устала и захотела спать..

Тогда я понял, что, может быть дело не только во мне? Что каждый видит лишь то, что хочется и помнится? И совсем не важена эмоция в творчестве, и фантазия - тоже. Главное, чтоб не напрягаться. Так есть ли смысл бросать камни в центр пруда, пытаясь вызвать искусственные волны?
А потом я вспомнил свою давнюю миньку. И успокоился. Вспомнил и перечитал. Перечитайте и вы! ))))

Иногда вот прочитаешь людей пишущих, послушаешь разговоры и такая жуть охватывает. И сразу становится страшно. Страшно от того, что дурак. Да еще какой. А все - умные. И возникает чувство неуверенности. Возникает от того, что я понимаю, что во всей плеяде писателей я - самый глупый и недалекий. Что все - авторы, а я - как автор. Вернее даже самый настоящий какавтор. И хочется сразу стать умнее, прыгнуть выше жопы и совершить невозможное. Хрен там. Не получится. Поздно. Раньше надо было думать. В юности. А лучше в детстве. Или раньше. И начинается полоса ужаса самоистязания: вот я такой бесталанно немазанный сухой и недалекий.
И ничего в голову не лезет и из неё же не вылазит. Застой.
А тут еще братья писатели протягивают руку помощи:
"Он ничего не написал уже два дня! Стыдно должно быть!", Он написал слово "якорь", а надо было писать "якорь". Позор!", "У него эпиграф из трех слов! Это убого!"
И я понимаю, что если буду следовать в ногу с одними, то другие мне переломают ноги. Так где же выход?!
В переосмыслении. Так говорят психологи. "Измени отношение к жизни и жизнь изменится".
Попробую изменить. Начну с начала. Итак:

Иногда вот прочитаешь людей пишущих, послушаешь разговоры и такое благоговение охватывает. И сразу становится светло и даже тепло. Светло и тепло от того, что умный. Да еще какой. А все - дураки. И возникает чувство уверенности. Возникает от того, что я понимаю, что во всей плеяде писателей я - самый умный и глубокий. Что я - автор, а все другие - как авторы. Вернее даже самые настоящие какавторы. И хочется сразу стать умнее (хотя куда ещё уж), прыгнуть выше головы и парить. Парить в высоте. А я уже там. Давно. Всегда. С юности. Точнее, с детства. Или даже раньше.
И начинается полоса удивительности и недопонимания: вот я такой великий. Можно сказать, величайший светоч современности. Почему же опять ничего в голову не лезет и из неё же не вылазит. Застой.
А это значит - завистники писатели виноваты:
"Он ничего не написал уже два дня! Стыдно должно быть!", Он написал слово "якорь", а надо было писать "якорь". Позор!", "У него эпиграф из трех слов! Это убожество!"
За любую запятую готовы переломать ноги и вырвать все буквы из моего текста..
Блин. Снова не то...
Но, как говорят психологи: "Отбрось эмоции и все лишнее и останется суть". Пробую:
"...опять ничего в голову не лезет и из неё же не вылазит. Застой."
А-а-аа-аа-а-а! Опять всё по новой:
"Иногда вот прочитаешь людей пишущих, послушаешь разговоры и такая жуть охватывает. И сразу становится страшно...."
Комментарии (27)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования