4-й поединок отборочного этапа ЛК-18

18 июня 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

Кричащее молчанье

Денис

 

В одной семье родился ребенок. Мальчик. Сын. Наследник. Вся семья была без ума от счастья. Они отпраздновали, как следует, это событие, и пришли к общему выводу: наш ангел, наш любимец, достоин Рая, а земной Рай очень дорогой ...

И стали, мама с папой, усиленно работать, а бабушки с дедушками, с огромным удовольствием, растворились в наследнике. Родителям суток не хватало, работы набрали столько, что постепенно стали забывать ради чего всё это. Конечно у сыночка была и нянечка, да самая лучшая на свете! Дома, квартиры, машины росли, как грибы после дождя. Если игрушки, то самые модные, если одежда, то самая красивая и дорогая, да прямо из Европы или Дубая. И всё было бы великолепно в этой семье, если бы не одно НО ...

Будни — няня. Выходные — бабушки и дедушки. А родители Ангела, все больше и больше, уходят в материальный мир, постепенно превращаясь в строительный материал для сильных мира сего. Малышу уже три года, а он всё молчит, еще ни разу не сказал, ни мама, ни папа.

— Поздно начал говорить — Гений — Говорят родители и уезжают подписывать очередной контракт.

Малышу уже четыре — тишина, только чистые и красивые глазки с какой-то непонимающей, самоё себя, грустью, провожают своих родителей, на очередную сделку с совестью...

Еще год… Зловещая и уже болезненная тишина. Любимые, пухлые и самые красивые на свете губки, молчат...

Земной Рай — слишком дорогое развлечение!!!

— Малыш, нам уже пора, но ты, будь умницей и не расстраивай своих бабушку и дедушку, слушайся их, хорошо? Ты же у нас уже совсем взрослый.

— Малыш, слушайся свою любимую нянечку, в общем, будь умницей… Мы тебя очень любим ...

И только белоснежная, шерстяная снежинка, из пуха любимого котика, медленно опустился на головку малыша, застряв в его первых, и по тому еще редких, волосиках.

Были иногда и прогулки. Материализму тоже нужен свежий воздух.

 

Из дневника Ангела:

Каждый раз, когда я приезжал в парк со своими любимыми, я для себя решал:

— Все, сегодня обязательно им откроюсь! Хватит уже их мучить. Я уже давно всё умею и понимаю. Ну, вот такие они у меня, непутевые, но не я же их выбирал, хотя если честно, будь моя воля, я бы выбрал именно их. Я обязательно на этой прогулке закричу:

— Мама-а-а… Папа-а-а … Вы меня еще узнаете… я вам прямо сегодня весь алфавит расскажу… я прямо сейчас сделаю так, что вы наконец-то обратите на меня внимание и полюбите… — Мечтал малыш про себя, а на заднем плане слышал бесконечные телефонные мелодии, раздраженные голоса и ссоры ...

Тишина. Я иду и держу за руку маму и папу, все молчат, пора… Набираю в рот воздух и… тут же раздается очередной звонок, сначала папе, а за тем и маме. Родители прилипают к своим телефонам, а я замолкаю, так и не заговорив …

Мама, папа и я, идем от врача, лучшего в городе. Никто, кроме меня, не знает, что со мной. Скоро школа, а я еще ни ничего не сказал и не скажу, так как это никому не надо ...

Папа присел передо мной на корточки и смотря мне прямо в глаза, спросил:

— Милый мой, единственный, скажи, чего тебе не хватает?

— Любви… — ответил я совершенно взрослым голосом.

Тонкие, игривые ручейки, прозрачной змейкой, выбежали из глаз моего папочки… И так мне стало его жалко… И так я себя ругал… Я обнял папку, у него аж косточки хрустнули, тут же подбежала мама, я и её не жалел, сжимая в своих мужских объятьях ...

 

Удивительное дело, но после этого инцидента, мы с родителями стали лучшими друзьями, представляете? Любимая нянечка, конечно же, у меня осталась, мы с ней не разлей вода, но своих любимых, я стал видеть каждый день.

В том же году, я, как и положено, пошел в первый класс. Провожало меня туда, с соплями и причитаниями, всё семейство.

Говорю, читаю и думаю без малейшей запинки. Я бы сказал, делаю я это гораздо быстрее большинства в классе. Мне купили настоящий телефон, и все время на него звонят. Надоели уже… Шучу ...

Я уже далеко не Ангел, но ещё и не человек, но при этом я уже совершенно счастлив! Я еще очень многого не знаю и не понимаю, но при этом меня уже ценят, а главное любят… И делают это просто так, просто из-за того, что Я ЕСТЬ ...

 

 

Кукольная история

Наталья Эстеван

 

Её разбудило солнце, радостно сверкающее сквозь прозрачную, тюлевую белизну занавесок. Озорные лучики, ударяясь о хрустальные грани вазы с подснежниками, распадались на множество радужных бликов. Было предчувствие близкого чуда. Тут она вспомнила, что сегодня – 30 марта. День рождения. Ей исполнилось 8 лет.

Валюша спрыгнула с кровати и босиком, еще заспанная, прошлёпала на кухню, из которой веяло восхитительным ароматом горячих пирожков с капустой. Матушка, подпоясанная цветастым фартуком, с улыбкой посмотрела на Валентину:

— Что, милая, проснулась так рано? С днём рождения, доченька! Попробуй пирожки, пока горяченькие!

Она поставила перед ней любимую чашку с розами, кузнецовского фарфора, быстро наполнила ее крепким, как любила Валентина, чаем, из медного лужённого самовара, поставила рядом синюю сахарницу, присела рядом на табуретку.

— Слава Богу, выросла. В этом году уже пойдёшь в школу, счастье моё востроглазенькое. Совсем взрослая стала! Сходи умойся, и...

 

Вдруг в дверь постучали.

— Что-то рано для гостей, — мать, вытирая руки о край фартука, пошла открывать дверь.

Валентина еле удерживалась на месте от любопытства.

Вдруг мать позвала:

— Валюша, иди сюда!

Девочка стремглав метнулась в прихожую. Там стояла красавица барыня с большой коробкой, украшенной розовым бантом. В их маленьком городке все звали «Барыней» Лидию, молодую женщину, супругу старого купца, грозного Власа Андрияновича Чернеева, известного своим буйным нравом, пьянством и бесконечными гульбищами с цыганами и публичными девками, которых он частенько приводил домой на ночь, невзирая на молодую красавицу жену. А ещё бабушка рассказывала, что «старый ирод» носит в сапоге огромный нож, и в пьяном угаре даже поколачивает Лидию. Валентина краем уха слышала из разговора матери и отца, что замуж за купца Лидия пошла не по своей воле, а по принуждению родителей, бедных мещан.

Купчиха любила Валентину, ведь своих детей ей Бог не дал, частенько, подозвав, совала ей гостинцы – узелки с конфетами, леденцовых петушков на палочке.

 

Прошлым летом, собирая землянику в лесу, Валя увидела из-за кустов Лидию и своего дядю Николая, служившего приказчиком в лавке Чернеева, ладного 22-летнего парня, кудрявого, широкоплечего, с пронзительно синими глазами. Николай бережно целовал Лидию в красивые алые губы. Разрумянившаяся Лидия что-то шептала, среди солнечных бликов сверкали бриллиантовые капельки сережек в мочках ее маленьких ушей. Девочка уже не раз примечала, какими влюблёнными взглядами обмениваются красавица купчиха и ее дядя.

Валентине даже стало жарко от страха. Сердечко сильно застучало, казалось, готово было выскочить из груди. Вдруг их заметит ещё кто-нибудь другой?

Валентина никому не сказала о виденном в лесу...

 

— С днём рождения! Смотри, что я тебе принесла!

Валентина дрожащими от нетерпения руками потянула за розовую ленточку. В коробке лежала красавица кукла в розовом кружевном платье, как две капли воды похожая на барыню. Лидия потрепала холёной маленькой рукой по русой головке Валентины, поцеловав в макушку.

Девочка во все глаза смотрела на куклу. Фарфоровая, искусно расписанное личико, эмалевые голубые глаза с длинными черными ресницами, маленький носик, розовые губки. А волосы! Это было настоящее чудо! Шелковистые, светло-золотистые, кудрявились до пояса.

Конечно, до этой красавицы у Вали были куклы. Мать покупала в лавке фарфоровые кукольные головки, мастерила из тряпочек туловища, ручки, ножки, шила платья.

 

Жили они скромно, без особого достатка. Иной раз и обедали и ужинали лишь хлебом, да похлёбкой. Мать Валентины, дочь прачки, с рождения больная сердцем, подрабатывала изредка шитьем. Шила она мастерски. Все платья, ею сшитые, сидели великолепно, с каким-то необыкновенным лоском. Отец, бывший парнишка-рабочий с Путиловского завода, самостоятельно накопивший деньги, и выучившийся на учителя, служил в школе их городка.

Единственная роскошь, которую они себе позволяли – это книги. Отец, страстный книголюб, собирал их всю жизнь. Не у всякого богатея были такие редкие издания, как в их библиотеке. Отец берег книги, они были в прекрасном состоянии, как новые.

Как-то один приятель отца попросил у него почитать книгу. Через месяц приятель вернул её засаленную, истрёпанную, в грязных пятнах. Отец ничего не сказал. Лишь после ухода приятеля, потемнев лицом, с размаху бросил книгу в огонь печи.

 

Девочка повсюду таскала с собой куклу, и за стол рядом сажала, и спала с ней, и даже в туалет с ней бегала. Туалет у них был дощатый, сарай с круглой дыркой в полу и выгребной ямой.

Однажды Валентина присела над отверстием сортира, пристроив Лидию (так она назвала куклу), рядом с собой. А когда она поднималась, доски спружинили, и кукла плюхнулась прямо в зловонную жижу. Сердце Валентины ёкнуло, когда она увидела, как Лидия медленно погружается в пузырящиеся нечистоты.

С рыданиями она выскочила из уборной. Вдруг чья-то рука опустилась на ее плечо.

— Дядя Николай!

— Что случилось Валюша?

Сквозь слезы, Валентина рассказала все Николаю.

Дядя притащил откуда-то длинную палку с крючком на конце. Вытащил Лидию, подцепив за платье. Но играть с ней уже было невозможно. Она источала невыносимое зловоние даже после долгого отмокания в растворе мыла и жавелевой воды.

Валентина нашла на чердаке коробку из-под куклы, положила в нее Лидию и закопала в саду, под яблоней.

 

А на следующее утро по городку разнеслась весть о внезапной кончине купца Чернеева от удара, после бурной ночи, проведенной в публичном доме.

 

Через год положенного траура Лидия и Николай обвенчались.

Разумеется, Валя, вместе с родителями и бабушкой была на их скромной свадьбе.

На другой день, после свадьбы, «Барыня» подозвала Валеньку и провела в свою гардеробную. Достала из ящика резного комода синюю бархатную коробочку. Внутри, на черном атласе блестел ювелирный набор – цепочка с бриллиантовой подвеской в виде сердечка, такие же серёжки и колечко:

— Николай мне рассказал про историю с куклой. Но теперь ты большая, и тебе нужны другие игрушки.

 

Надо сказать, этот подарок спас Валентину, её мать и маленькую дочку Люсеньку от голодной смерти в годы Великой Отечественной. Но это совсем другая история…

 

 

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 378 просмотров
Комментарии (16)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования