9- й поединок отборочного этапа ЛК-18

28 июня 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Одноклассники. Точка… или Во всём любовь виновата

(Записки школьного друга)

Фрида Шутман

 

Давид кричал о своей любви на каждом перекрёстке. Клянусь вам, я не лгу. Вся школа знала, что он влюблён в Орну. Сначала над ним посмеивались. Мол, не в первый и, даст Б-г, не в последний раз. Но, год сменялся новым годом, а Давид всё ещё во всеуслышание заявлял о своей любви. Мы, его друзья, поражались такой перемене. Зная его с детского сада, мы наивно считали, что такого не бывает. Давид и – однолюб, это просто смешно. Он даже с одной игрушкой не мог играть больше часа. А тут, с одной и той же девчонкой дружить столько ЛЕТ! Фантастика, да и только.

Но, факты опровергали наши предположения. Давид дружил с Орной и дружил, дружил и дружил. Наверное, излишне даже писать о том, что служить в Армию Обороны Израиля они пошли вместе. Всё вместе. Мы вынуждены были поверить тому, что видели и уже ждали, когда они вдвоём отслужат и пригласят нас на весёлую свадьбу. Признаюсь, в душе мы все немного завидовали нашему другу, потому что считали Орну замечательной девушкой. Мечтали, что и у каждого из нас будет такая же.

 

Не знаю, может мы закрутились в какой-то момент и что-то пропустили, т. к. вдруг во время очередной побывки Давид пришёл на вечеринку с другой. Вы понимаете, что это означало?! Давид пришёл НЕ с Орной! Хотите верьте, хотите – нет, но в тот вечер мы все как по команде стали тереть глаза, чтобы проверить, может, что-то в глаз попало и мы все дружно не узнали Орну. Да нет, с глазами у нас всё было в порядке. А у Давида?

Короче говоря, мы быстро смекнули, что Орна свободна и самый шустрый из нас занял место Давида. Недаром говорят, что свято место...

Везунчиком оказался Рон. Хороший парень, свойский такой. Орна сначала ходила мрачная как туча, потом отошла. Тут и свадьбу сыграли и Давида не позвали.

 

Прошло, промчалось, пролетело лет десять, пятнадцать. Все такие солидные стали. Обзавелись семьями, домами, машинами. Дети в школу пошли. Юношеские страсти будто поутихли. Как-будто...

И пошли разводы. Несколько наших развелись, включая меня. Опять проблемы. Раздумья: да что и как, где ошиблись? Зачем и почему? А дети страдают.

 

А у Рона с Орной всё в порядке. Тихо, спокойно. Дети хорошие.

Но, Рон оказался фруктом с червоточинкой. Видите ли, не мог в душе простить жене, что много лет она любила другого. А вдруг всё ещё любит?! Прямо заболел парень. Весь извёлся. А виду не показывал. Решил сам проверить, любит ли Орна Давида по-прежнему или нет. Может, она тоже задумала мужа бросить, как другие жены наших товарищей.

Что же придумал этот доморощенный Шерлок Холмс? Он решил спровоцировать Орну встретиться с Давидом. Нет, к настоящему Давиду Рон её бы не допустил, но к виртуальному...

 

Уже давно в Израиле, как и в других странах, в моде сайт одноклассников. Здесь он называется «Друзья». Наш детектив изощрился писать Орне сообщения от мнимого Давида. Сам он тайно следил за их перепиской, т.е. за своей с Орной. Орна действительно отвечала «Давиду», но письма были абсолютно невинными. Она писала о своей семье, проблемах и т.д. О своей обиде на него она ни разу не написала.

А Рон-Давид разошёлся не на шутку. Он стал просить Орну о встрече. Намекал на прошлые чувства. Писал о своей вновь разгоревшейся страсти. Порочил свою жену… Орна не выдержала, сдалась. Она решила пойти на встречу. Но, т.к. она боялась, что может наделать глупостей, попросила меня как верного друга её подстраховать.

Я, естественно, не знал, что Давид не придёт. И не знал о трюкачестве Рона.

 

Каково же было моё удивление, когда я его увидел, сидя в уголке одного уютного кафе, где «Давид» назначил встречу. Сижу я, посматриваю на Орну, на часы и, вдруг, в углу напротив вижу Рона. Сначала я испугался за Орну, а потом смекнул, в чём дело.

Звоню Рону по мобильнику и тихо спрашиваю:

— Рон, что это за фокусы?

А он мне тоже тихо отвечает:

— Молчи, не вмешивайся. Видишь, Орна пришла на свидание! Разве так замужние женщины поступают!?

— Я не понял, с кем свидание?

— С Давидом, с кем ещё!

— А ты откуда знаешь? А где же он? Ты уверен, что он придёт?

— Это не важно, самое ужасное, что она пришла!

— Подожди-подожди, я что-то не понял. К кому она пришла, к Давиду или к тебе? Так, хватит дурить. Тут что-то не так. Пойдём вместе к Орне.

 

Когда Орна увидела нас вдвоём, первое, что она, бедняжка, подумала, так это то, что я Рону всё рассказал. Они оба были очень бледны.

Что вам сказать? Жаль, что вы не видели, как божился, извинялся Рон, обещал Орне больше не дурить. Пытался объяснить, что он всё это придумал, чтобы проверить её на верность. И всё это из-за его безумной любви к ней. Во всём любовь виновата...

Орна сидела, широко раскрыв свои и так большие карие глаза. По мере излияний Рона её глаза наполнялись слезами. Слёзы стекали на щеки, потом капали на столик и в чашку с остывшим кофе.

А Рон не мог остановиться. Так обычно ведут себя люди, чувствуя за собой вину. Когда он всё-таки остановился, вероятно, чтобы набрать в рот побольше воздуха перед следующей словесной тирадой, Орна тихо сказала:

— Так ты боишься, что я тебя брошу? И правильно делаешь.

Встала и ушла.

 

В тот же вечер она собрала вещи и ушла от Рона. А он месяца два ходил плакаться по друзьям и всё повторял:

— Я так и знал, что она меня бросит.

Не скрою, что у некоторых наших опять появилась надежда.

А потом, что было потом? А потом Орна вернулась.

 

 

 

Привет, Любонька!

Александр Русанов

 

— Привет, Любонька! – мальчик лет двенадцати улыбался, глядя на девочку, которая лежала в кровати. – Ты сегодня как, в настроении поиграть в пятнашки?

— Ну сколько раз можно тебе говорить, – с раздражением в голосе ответила одиннадцатилетняя Любонька, – не могу я двигаться.

— А ты и не пробовала, – ответил улыбающийся знакомый. – Со мной у тебя получится.

— Да я знаю, что ты меня любишь, но это невозможно.

После этих слов девочка заплакала и проснулась. Вот уже два года она была прикована к постели. А всего-то споткнулась на перемене, когда играла в пятнашки… Бетонная лестница, перелом позвоночника, и приговор врачей: паралич. Вся нижняя часть тела была в наличии, но …

Любонька вытерла слёзы и разозлилась на себя. Этот сон преследовал её уже полгода. Каждый раз, просыпаясь, она жалела, что не согласилась с мальчиком и не встала, ведь во сне можно всё. И каждый раз она давала себе слово, что завтра она обязательно побегает с ним, во сне.

— Доченька, массажист скоро придёт, просыпайся, – мама, улыбаясь, зашла в её спальню. – Как спалось?

— Хорошо, мамочка. Мне что-то снилось, но уже не помню.

— Ну и ладно, сегодня среда, и сон до обеда, а если не помнишь, то и сбываться нечему. Вот завтра сон на неделю, а если сбудется, то и на всю жизнь.

День тянулся долго. Сначала массаж, потом завтрак, затем уроки с несколькими репетиторами и самостоятельные занятия. После обеда из окна начали раздаваться детские крики и смех. Вторая половина дня была самая трудная. Слышать, как твои знакомые, сверстники и соседи играют во дворе и радуются жизни, было невероятно трудно. Мама всё понимала и окружала её заботой и любовью, но одиннадцатилетний ребёнок — это переполненный энергией сосуд жизни. И улыбка крайне редко появлялась на губах Любоньки.

Настал вечер, за ним ночь. Девочка лежала с закрытыми глазами в попытке заснуть. «Если сегодня мальчик опять придёт, я встану и пойду с ним. Хоть во сне ощутить радость движения», — с этой мыслью она засыпала каждый день. Но сегодня ей пришла в голову ещё одна: «Если сегодня не решусь, то мальчик может больше не прийти, ему просто надоест упрямая и глупая девчонка, и он найдёт другую подружку».

— Привет, Любонька, – услышала она знакомое приветствие, но продолжение её не порадовало. – Ты и сегодня не захочешь со мной поиграть в пятнашки?

— Мальчик, но как же я могу встать? У меня ведь парализованы ноги.

— А ты просто захоти этого — и встанешь.

— Да я хочу, но ноги всё равно ничего не чувствуют.

— А давай я тебе помогу, – мальчик неожиданно подошёл к кровати и сдёрнул одеяло…

Любонька посмотрела на себя и увидела, что она лежит совершенно голенькая. Непроизвольное движение, и она свернулась в калачик, прикрываясь руками и ногами.

— Ну вот видишь, а ты говорила, что у тебя ноги не двигаются, – засмеялся мальчик.

Девочка подпрыгнула от радости и встала на ноги. Она чувствовала каждый пальчик, каждую клеточку своего тела. Непонятно как, но она уже была одета в пижаму, и мальчик взял её за руку.

— Побежали играть, – потащил он её, – я давно хотел побегать с тобой в догонялки.

— Подожди минутку, я маме покажусь, хочу, чтобы она за меня порадовалась.

Любонька сделала уверенный шаг и — проснулась. Она стояла посередине комнаты. Ноги, пока слушались очень плохо, но покалывание и боль говорили, что она их чувствует.

— Мама, мама, я стою! – закричала она во всю мощь своего детского горла. – Я чувствую ноги!

В этом крике чувствовалась вся неиспытанная радость двух лет, неистраченная энергия и стремление жить. Через пару секунд мама и папа уже стояли рядом и поддерживали её с двух сторон за руки. Из их глаз текли слёзы счастья.

Днём папа вынес её на руках во двор и поставил на ноги.

— Доченька, а теперь попробуй сама, – сказал он, поддерживая её сзади под локти. – Ты сможешь, я знаю.

Неожиданно к ним подбежал незнакомый мальчик лет двенадцати.

— Привет, Любонька. Пошли, поиграем.

У неё всё поплыло перед глазами. Нет, голова у девочки не закружилась, просто выступили слёзы. Перед ней стоял Он, мальчик из сна. Она обернулась и вопросительно посмотрела на папу.

— Иди, конечно,– ответил он на её немой вопрос.

И она, сделав шаг, взяла мальчика за руку…

Так они и идут, уже сорок лет. Идут по жизни вдвоём, с любовью, заботой и благодарностью, поддерживая друг друга. У них уже внуки, которые наизусть знают историю знакомства своей бабушки с дедушкой. А те каждый день, в одно и то же время, выходят на улицу, берутся за руки и просто идут по двору, как сорок лет назад.

Рейтинг: +6 Голосов: 6 221 просмотр
Комментарии (36)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования