2-й поединок полуфинала

5 августа 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Стёпка

Нина Агошкова

 

— У, зараза, как жжётся! – Стёпка помахал рукой, чтобы не так пекло, и осторожно обогнул крапивные заросли.

Папа прозвал его «главным по кормам» и этому званию нужно было соответствовать. А что делать, если хозяйство каждый день есть просит? Вот и ходит Степан, как взрослый, вместо детского сада на заготовку разной травы. Он уже знает, кто что любит. Свиньи – Манька и Пронька – обожают щерицу и лебеду, кроли – берёзку и веточки акации, а для утей приходится с мешком и сачком отправляться за посадку. Там и лужи, и канавы покрыты ряской, словно толстым зелёным ковром. Знай, собирай!

Степке скоро будет семь лет. Он давно считает себя взрослым. А родителей не поймёшь. То «Стёпка, подмети пол, ты уже большой!», то «Нечего тебе это кино смотреть, ещё маленький!». Но в его дела не лезут, некогда им. У папы — работа, у мамы – хозяйство. И хорошо! Можно спокойно ловить жабенят и ящериц, вместе с пацанами бегать на речку купаться и рыбалить. Правда, мамка сказала недавно:

— Утонешь – домой не приходи, лозины дам! Но это она так шутит...

Летом здорово! Гуляй хоть до ночи, только не забывай хозяйство кормить. Да ему и не трудно, а родителям помощь.

Сегодня вот полную авоську берёзки для кроликов нарвал. Теперь можно передохнуть чуток, а потом уже тащить её домой.

Стёпка залез ногами на толсто набитую сетку, покачался, удерживая равновесие, вытянул шею и удовлетворённо окинул взглядом раскинувшееся рядом поле цветущих подсолнухов. Они стояли стройными рядами, повёрнутые желтыми головками к солнцу.

«Получилось! Все правильно выросли!» Было приятно сознавать, что в этом есть и его, Стёпкина, заслуга. Ещё весной, когда они с мамкой сажали эти подсолнухи, он зорко следил за тем, чтобы все семечки ложились в лунки так, как нужно.

— Как ты не понимаешь, — ворчливо объяснял он смеющейся маме, – они же, когда вырастут, должны все на солнышко смотреть. А посадишь неправильно – как они тогда солнце увидят, а?

 

Из-за лесополосы раздался гул мотора и внезапно над верхушками деревьев появился настоящий самолёт! До этого Стёпка видел такой только в телевизоре. Тогда же он решил для себя, что вырастет и обязательно станет летчиком. И вдруг – вот он, настоящий, с пропеллером, гудя и качая крыльями, несётся прямо на Стёпку. Мальчик запрыгал, радостно замахал руками, закричал что-то, выплёскивая переполнявшее его счастье.

Самолёт вдруг выпустил белую струю и понёсся над полем. В конце его, натужно гудя, взмыл вверх, потом развернулся и полетел обратно, всё так же посыпая белым порошком ярко-желтые подсолнушки.

И тут… Стёпка, пристально, из-под руки следивший за мечтой всей своей жизни, вдруг с ужасом осознал: «Он же маленький! Я в нём уже не помещусь! Как же так? Выходит, мне уже поздно становиться летчиком? Что же родители меня раньше в летчики не отдали, когда я был меньше ростом?»

Это ощущение безысходной тоски было настолько сильным, что ноги отказались удерживать тело, мальчик упал в траву и залился горькими слезами. «Так не честно! Почему? Почему они мне не сказали раньше? Теперь я никогда не стану лётчиком…»

Самолет закончил кружиться над полем и улетел на свой далёкий аэродром. К этому времени Стёпка уже почти смирился с несправедливостью жизни и крушением своей мечты. Однако где-то в глубине души осталось чувство сожаления и разочарования.

Всхлипнув ещё раз, он поднялся, надел авоську с травой на плечи, как рюкзак, и пошёл домой.

 

А вечером, пропахший соляркой и степным простором, пришёл с работы папа и принёс… настоящего! живого галчонка! Топорща куцые крылышки, птенец смешно раскрывал клюв и хриплым голосом просил есть.

— Вот тебе забава, — сказал папа, — будешь кормить, а как подрастёт – научишь его летать.

Для крикуна они вместе сделали после ужина клетку из ивовых прутьев, и теперь помимо основной заботы у Стёпки появилась другая, поважнее – накормить птенца.

Взяв клетку подмышку, он целыми днями лазил по огороду и ловил для Гоши – такое имя получил питомец – кузнечиков, мух и жуков. Галчонок стал совсем ручным, давал себя гладить и радостно орал из клетки по утрам, видя приближающегося Стёпку.

«Ну и ладно, что я не стал летчиком. Зато Гошу научу летать!» — радовался мальчик, падая пузом на очередного прыткого кузнечика.

Птенец не подвёл: сперва порхал по огороду, невзирая на мамину ругань. Потом залетел на сарайчик. Через два дня уже кричал с крыши дома, приветствуя заспанного мальчика и требуя еды. А после кружил над двором, улетая с каждым разом всё дальше и дальше, пока не улетел насовсем.

И в сердце Стёпки поселилась другая мечта: «Вот вырасту, стану доктором, как в книжке, Айболитом. И буду лечить всех птиц, и учить их летать!».

Незаметно подошло к концу лето. Приближалось первое сентября, а с ним и неведомая школа. Но она не пугала. Мама объяснила, что после он сможет стать, кем захочет. Главное – выучиться.

Доброго тебе пути, Стёпка! И пусть сбываются мечты…

 

 

 

Уходи!

Александр Паршин

 

«Ну, пришёл вчера поздно, устал… Я же работаю!.. Всю ночь упреки…. И так каждый день. Что-то нужно решать».

Достал спортивную сумку, собрал все свои чистые трусы и носки. Зашел в ванную, забрал зубную щетку, бритву.

Из спальни вышла жена, минуту постояла, наблюдая за сборами. На лице появилась ухмылка:

— Собираешься?

— Достала ты своей руганью.

— Любовницу нашел? В шесть утра уходишь, в девять вечера приходишь.

— Нашел.

«По полтары-две смены вкалываю. За квартиру нужно рассчитаться. Полтиник-то всегда выходит. За ипотеку приходится половину отдавать. Но жить-то можно. А ей все мало, мало. Не могут же все быть крутыми бизнесменами».

«Да, нет у тебя никакой любовницы, придурок несчастный. Пашешь за пятьдесят тысяч целыми днями. Приходишь – ничего не шевелится. Не до жены, а мне и тридцати нет. Когда ипотека кончится – мне за сорок будет. Подойди ко мне, просто обними, поцелуй. Я ведь женщина».

— И топай к своей любовнице! Мы со Славиком и без тебя проживем.

— Ну, и живите!

«Нет, без Славки мне не прожить. И её, дуру, люблю».

Из спальни вышел сын:

— Опять ругаетесь.

— Сыночек, папа навсегда уходит. Он нас с тобой не любит.

— При сыне ерунду не говори.

— А разве не так? Он ведь уже в школу пошёл. Ты знаешь об этом? Сомневаюсь. Ты с двадцать пятого августа по первое сентября с завода не выходил. Конец месяца… Аврал...

— Для себя, что ли деньги зарабатываю?

— Папа… Мама...

— Сыночек, пойдем, я тебя накормлю, пока папа собирается.

Через минуту она выбежала из кухни:

— Еще не собрался?

— Ты при сыне-то не болтай что попало.

— О, про сына вспомнил! А он давно забыл, что у него папа существует.

— Подрастет, все поймет.

— Ты этого не увидишь. Мы другого папу найдем, который нас любить будет.

«Боже, что я говорю? Я ведь люблю этого болвана. Боже, сделай так, чтобы он остался!».

— Вот и прекрасно. Все вопросы решены.

— Папа, мама, — из кухни вышел сын, — не ругайтесь!

— Славик, иди, погуляй! — подтолкнула сына в прохожую.

Мальчишка зашел в кладовку, долго там чем-то гремел, затем вышел. Но родителям было не до него, они решали «более важные проблемы».

— На алименты не подавай. Все лишние деньги вам отдавать буду.

— Нет уж, подам! Любовнице это не понравится.

— Как ты дурой была, так и осталась.

«Дура я, дура!»

— Это тебе на сына наплевать, ушёл и забыл, а мне его расти надо.

«Родная, что ты говоришь? Я хоть раз дал повод, сомневаться во мне?»

— Расти. Надеюсь, что вырастишь из него нормального человека. А я уж как-нибудь один проживу.

Муж взял сумку и направился к двери.

«Вернись!»

— Ну, и проваливай! Без тебя проживем.

Хлопнул дверью и ушел. Она упал на кровать и заревела. Ревела долго. Встала.

«Не вернулся. Что я наделала? Надо бежать, догонять. Куда он ушел?»

Выбежала на балкон. Славик что-то писал на асфальте импортной белой краской, которую купили для ремонта. А отец, уронив сумку, заворожено смотрел на него. Вот сын поднял голову и бросился к папе. Тот одной рукой прижал его к себе, а другой провёл по глазам, убирая набежавшие слёзы. И вдруг они одновременно повернули головы к балкону.

Но она не видела этого. Её взгляд застыл на асфальте, где большими печатными буквами было написано: «Пусть всегда будет папа!»

 

Рейтинг: +8 Голосов: 8 468 просмотров
Комментарии (99)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования