1-й поединок полуфинала Осеннего кубка

5 ноября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Авантюра

Владислав

 

У калитки, разгребая лапками землю, копошились две хохлатки. Внезапно, распугав курочек, калитка резко распахнулась, и во двор вошел высокий, плотного телосложения мужчина. Одет он был в спортивный костюм и кроссовки. Повернув голову, он с недовольным видом оглядел замызганную грязью сельского бездорожье «Тойоту» и быстрым шагом направился к двухэтажному домику с мансардой, стоящему в глубине двора. Поднявшись по скрипучим ступенькам крыльца, мужчина постучал.

– Входите, дверь не заперта, – послышался женский голос.

Молодой человек, вошел в просторную комнату. За столом сидела хозяйка дома и перебирала какие-то травы. На вид ей было лет семьдесят пять. Седые волосы были аккуратно зачесаны и скреплены гребешком. Поверх ситцевого платья надет белоснежный фартук. На ногах вязанные тапочки, на лице небольшие очки. От нее веяло спокойствием и уютом. Это была типичная бабушка из сказок Андерсена. У стены, напротив окон стоял застекленный шкаф, на полках которого лежало множество бутылочек и склянок с жидкостями разного цвета.

– Это вы занимаетесь приворотом? – голос вошедшего был резок

– Кто это вам сказал? Я людей лечу, – доброжелательно улыбнулась знахарка. Пожалуйста, садитесь. Расскажите, что вас беспокоит.

– Некогда мне с тобой рассиживаться, карга старая! – лицо гостя было искажено злобой и ненавистью. – Ты мне всю жизнь испоганила стерва!

Схватив старуху за волосы, он повалил ее на пол и стал бить ногами. Несчастная пыталась сопротивляться, но что могла сделать старая немощная женщина против здорового мужика. Нежданный гость бил методично и сильно и видимо перебил ей все внутренности, потому что она стала захлебываться в крови. Изо рта обильно потекла красная пена. Она стала биться в предсмертных конвульсия и наконец, судорожно дернувшись, притихла. Мучитель пнул ногой неподвижное тело и выбежал во двор, вновь распугав кур. Вскоре послышалось урчание двигателя, визг покрышек и шум отъезжающей машины.

 

Глафиру в селе уважали и почитали. Она лечила травами и как целительница была известна далеко за пределами области. Помогала всем, кто бы к ней ни обратился. Из родственников у Глафиры была только внучатая племянница Зоя, которая жила в городе. Они практически не общались из-за разногласий в методах целительства. Зоя была ведьмой.

Первой тело обнаружила соседка и тут же сообщила в милицию. Весть о происшествии мгновенно облетело все село. Вскоре прибыл местный участковый и следователь из районной прокуратуры. Надеясь найти хоть какую зацепку, Геннадий, так звали следователя, обзвонил нескольких ее последних клиенток, номера которых были обнаружены в мобильнике. Личная беседа с ними не дала результатов, но одна из них, Светлана, все же заинтересовала следователя. Выяснилось, что ее бросил муж. В отчаянии она готова была наложить на себя руки. Подруги посоветовали обратиться к целительнице.

– Она сотворила чудо! – с жаром рассказывала Светлана Геннадию. – Выслушав меня, знахарка дала выпить настой из трав, потом зажгла какой-то порошок и предложила вдохнуть аромат. Мне сразу полегчало, а после беседы с ней на душе стало спокойней. Я к ней приезжала несколько раз. У меня появилась уверенность в себе, а главное желание жить. Вскоре я выздоровела и почти забыла о свое бывшем. У меня появился молодой человек. А недавно он сделал мне предложение.

 

Бывший муж Светланы, Николай, занимался продажей сантехники. Фирму он основал сразу после выхода из тюрьмы, куда попал из-за драки в ресторане. Нрава он был крутого, любил выпить и клеился к каждой молоденькой юбке. Недавно его фирма обанкротилась. Мало того, он застрял в долгах, а его молодая сожительница отказалась от него. Да еще он попал в аварию, и чудом остался жив. Узнав от ее подруг, что Светлана ходила к знахарке, он видимо решил, что в его бедах виновата она и затаил злобу. Подозрение пало на него, но тот утверждал, что в день убийства был на рыбалке. Улик практически не было. Следствие зашло в тупик.

 

– Здравствуйте. Можно войти?

– Конечно, проходите, – Зоя одарила Геннадия очаровательной улыбкой. – Садитесь, пожалуйста.

Геннадий присел на диван и оглядел комнату. На стенах висели картины с изображениями странных знаков. В углу, на тумбочке стояло множество свечей, разного цвета. На столе в хрустальной вазе лежали четыре колоды карт Таро, а рядом небольшой шар из зеленого стекла. Геннадий перевел взгляд на девушку и невольно залюбовался ею. Длинные, черные волосы, большие черные глаза, изящные губы делали ее неотразимой.

– Из-за таких раньше стрелялись, – вдруг подумал Геннадий, а вслух спросил.

– Скажите, у вашей бабушки были враги?

– Насколько мне известно – нет. Она была доброй и всем помогала.

– А почему вы не общались?

– Мои родители были потомственными колдунами. Раньше это запрещалось, теперь все легально. Я продолжаю их дело. Бабушка хотела передать мне свои знания, но я выбрала магию. Она была этим недовольна, так как с недоверием относилась к оккультизму.

– И что, вы можете изменить судьбу?

– Судьба, это пристань наших стремлений. Я лишь направляю, помогаю выбрать правильный путь.

– Уговариваете?

– Раскрепощаю подсознание. Ну а право выбора суверенно.

– Что, и духов можете вызвать?

– Если они того захотят.

Геннадий посмотрел на нее с недоверием.

– Простите, но вы сами-то верите в сверхъестественное, в магию. По-моему все это обычное представление, самодеятельность, – усмехнулся он.

– Если нельзя объяснить, это не значит, что не существует, – сухо, с каким-то металлическим оттенком в голосе произнесла Зоя. – И потом, любая магия это самодеятельность.

Почувствовав неловкость, Геннадий встал.

– Что ж, мне пора. Не буду вас задерживать. Если будут новости, я позвоню.

– Всего вам доброго, кстати, как вам мое новое зеркало?

Геннадий взглянул мельком на себя в зеркале, висящее в прихожей. – Симпатичное. Попрощавшись, он вышел.

Лифт пополз вниз. Стена кабинки была размалевана фломастером. Геннадий уныло глядел на эту мазню, как вдруг в мозгах у него сверкнула молния. Ошарашенный, он быстро нажал кнопу «Стоп» и «5».

– Вы что-то забыли? – удивилась Зоя.

Ни слова, ни говоря, следователь влетел в комнату и уставился на стену. Вместо зеркала, на ней красовалась картина со странными знаками.

– А куда зеркало подевалось? – взволнованно спросил Геннадий.

– Оно было там, пока вы верили в его существование.

– Это гипноз?

– Нет, – улыбнулась Зоя. – Это …

Геннадий опешил и ни слова не говоря, вышел. После его ухода Зоя потушила свет, села за стол, зажгла свечу и прикоснулась к стеклянному шару. Пламя замерцало и заполнило бликами прозрачную сферу. Она задала всего один вопрос.

 

– Магия? Она так и сказала? Бред все это.

– Я бы и сам не поверил, но в зеркале было мое отражение. Все до мельчайших подробностей. Еще она добавила, что я хотел его там увидеть, а она просто помогла мне.

Сергей, начальник РОВД, хмыкнул и, встав из-за стола, подошел к окну. Во двор въехал «Уазик». Из него полицейские вывели пьяного, упирающегося дебошира и завели в отделение.

– Ты главное ребятам не рассказывай, подумают, что спятил. Вечером в ДК премьера, может пойдешь. Лиза в главной роли, она будет рада.

– Нет, хочу еще два адреса проштудировать, Геннадий встал и, помедлив, добавил. – А твоя сестра талант.

В это время его мобильник зазвонил. Это была Зоя.

– Здравствуйте, я вас не побеспокоила?

– Нет, что вы. Пока новостей, к сожалению нет.

– Дело в том, что есть свидетель убийства.

– Что-о-о? Свидетель! Кто это?

– Приезжайте завтра в полдень и привезите подозреваемого, – мобильник отключился.

Геннадий растерянно уставился на Сергея. Тот прищурил глаза и усмехнулся.

– Ты главное будь готов ко всему. Помни, она ведьма.

 

Николай тупо уставился на экран телевизора. Сериал сменился рекламой, но ему было все равно. Бутылка была почти пуста. Затянувшись, он пустил под потолок струю дыма. Кажется следователь не очень то ему поверил, но и доказать ничего не сможет, свидетелей не было. Николай налил остаток водки в стакан и залпом выпил. Ничего, он и со Светкой разберется, надо немного подождать. Зазвонил телефон, Николай вздрогнул. Ничего хорошего он не ожидал. Так оно и было, на утро его вызывали к следователю.

 

Зал захлебывался в овациях. Зрители несколько раз выходили на поклон. Лицо Лизы, восходящей звезды областного театра светилось от счастья. Ее первая роль и такой успех. А ведь совсем недавно ей доверяли только эпизоды в местном драмкружке самодеятельности. В костюмерной ее ждала красивая девушка с длинными черными волосами.

– Привет! Как же я тебе рада!

– Поздравляю, ты играла потрясающе.

Подружки обнялись.

– Я тебе так благодарна, ведь если бы не ты…

– Перестань. А он не приходил?

Лицо Лизочки стало грустным.

– Мне так хотелось, чтобы он увидел мою премьеру.

– Он ее увидит, – прозвучал твердый голос.

 

Ровно в двенадцать часов к дому подъехал «Уазик». Из него вышли Геннадий и Николай. За ними два оперативника. Николай был слегка взволнован, но старался держать себя в руках. Мужчины вошли во двор. Геннадий с Николаем вошли в дом, а сотрудники остались снаружи. За столом сидела Зоя.

– Вы одна? – удивился Геннадий. – А где же…

– Садитесь, – спокойно произнесла Зоя. Некоторое время она пытливо оглядывала Николая. Тот стал заметно нервничать.

– Зачем вы меня сюда притащили! – его голос чуть не сорвался в крик.

– Сейчас узнаете. – Голос Зои стал вдруг каким-то металлическим. Геннадий вспомнил зеркало.

– Скажите, она вам знакома …

Лестница, ведущая на второй этаж, заскрипела. Послышались шаркающие шаги, Кто-то спускался. Сначала появились ноги, обутые в мягкие вязанные тапочки, а затем …

Мужчины застыли, словно пораженные молнией. Геннадию это чувство уже было знакомо, Николай же затрясся, будто увидел призрак. Перед ними стояла… Глафира. Лицо в крови, шея неестественно искривлена. Старуха подняла на Николая свои водянистые глаза и дребезжащим голосом произнесла.

– Это он! …он!.. он убил меня! – вытянув вперед дрожащую руку, она стала медленно подходить к нему. Николай весь затрясся, лицо покрылось красными пятнами, глаза расширились от ужаса. На него страшно было смотреть.

– Это не может быть!.. Как ты ожила?.. Я ж тебя по полу катал!

Вскочив со стула, он с криком бросился к выходу. Геннадий кинулся за ним, но на выходе убийцу уже скрутили сотрудники. Тот был еще в шоке и выкрикивал что-то бессвязное.

– Так вы признаете, что причастны к убийству?

– Да! … Да! … — завопил он плачущим голосом. – Уведите меня отсюда!

Надев наручники, его усадили в машину. Выключив диктофон, Геннадий нерешительно открыл дверь. В голове у него был туман. Зеркало еще куда ни шло, но материализовать человека, да еще умершего, это уж слишком.

– Она действительно ведьма! Хватит с меня сверхъестественного.

Но на это неожиданности не закончились. Войдя в комнату, он обомлел. За столом сидели Зоя и Глафира и мирно беседовали. Увидев растерянного Геннадия, Зоя тихо произнесла.

– Ты же хотела, чтоб он увидел твою премьеру.

– Опять магия? – вздохнул Геннадий.

– Самодеятельность, – вдруг неожиданно молодым голосом произнесла старуха и, сняв парик и очки, начала вытирать влажной салфеткой с лица грим. Геннадий от неожиданности отпрянул и чуть не упал со стула. Наверное, в таких случаях персонажи стандартных американских боевиков произносят фразу.

– Мне надо срочно выпить!

Перед ним сидела восходящая звезда областного драматического театра Лизочка.

 

После признания в тяжком преступлении Николай пробыл в изоляторе всего несколько дней. Ночами его мучили кошмары, просыпаясь со страшным криком, он вскакивал и забивался в угол камеры. Охранники рассказывали, что у него был такой испуганный и отрешенный взгляд, будто он увидел призрак.

Умер в психиатрической клинике, от кровоизлияния в мозг.

 

 

 

Озеро Забвения

Нина Агошкова

 

— Какая красота! – выдохнула Аня, останавливаясь. Идущие позади чуть не налетели на неё, но тут же и сами застыли изумлённо: в небольшой, около километра в диаметре, долине, как на блюдце, лежало идеально круглое озеро с прозрачной голубой водой. Даже отсюда, с высоты, были заметны тени рыб, скользивших в глубине.

Первым пришёл в себя Никита и тут же полез в кармашек рюкзака:

— Странно, этого озера нет на карте!

— Не может быть, — отозвался Антон, заглядывая ему через плечо, — мы же взяли самую точную.

— На, смотри сам, — Никита протянул листок другу.

— Действительно, нет. И в Гугле его не было?

— В том-то и дело…

— Ребята, вы что, карты не видели! — прервала их диалог вторая из девушек, Настя, — пошли скорее, я хочу искупаться!

— Да ну тебя! Вода, небось, холоднючая! – отозвалась Аня, но тоже невольно ускорила шаг.

— Ладно, Ник, пошли. Потом разберёмся! – Антон двинулся вслед за девушками.

 

— Так, девчонки, не расслабляемся, скоро стемнеет, нужно обустраиваться — прервал дальнейшие охи и ахи Никита. Видно было, что он в этой компании за старшего, — мы ставим палатки, а вы – за дровами!

— А купаться когда? – почти хором спросили подруги — так их манила вода.

— Успеете, мы можем и завтра тут задержаться, — друг был непреклонен.

— Пошли, Аня, — вздохнула Настя и, оглядываясь через плечо на манящую глубину, направилась в сторону от лагеря.

— Далеко не заходите, — напомнил уже Антон.

— Знаем, не маленькие.

Они и впрямь были «не маленькие» — у каждого за спиной занятия в секции спортивного ориентирования, множество походов по всей стране, участия в соревнованиях. Но в эту сибирскую глушь забрались впервые, захотелось испытать себя на прочность в условиях суровой тайги. Нет, никакого экстрима – маршрут был выверен «от и до», неожиданностей не предвиделось, и тут вдруг это непонятное озеро…

Неторопливо переговариваясь, подружки шли, собирая в охапку хворост.

— Ой, смотри! – воскликнула вдруг Аня, бросила ношу и устремилась влево.

— Куда ты? Что случилось?

— Малина!

Тут бросила ветки и Настя. Поход длился уже неделю, но им до сих пор не попадались такие густые заросли дикой малины: ветви клонились до земли под тяжестью крупных, словно матовых, ягод, запах которых мог поспорить сейчас с ароматом самых дорогих духов.

Забыв обо всём на свете, девчонки наслаждались этим лесным подарком.

— Слууушай, они же нас ждут! – первой очнулась Настя, — сейчас получим от Ника по первое число!

— Странно, почему это нас до сих пор не зовут, — задумчиво произнесла Аня, подбирая с земли забытую ношу, — давно должны были заволноваться. Мы уже столько здесь объедаемся…

Невольно забеспокоилась и Настя:

— Пошли быстрее, вдруг что-то с ними случилось?

— С обоими сразу? Нереально, — отмахнулась Аня, но поспешила вслед.

 

На стоянке их опасения подтвердились: ребят нигде не было видно.

— Интересно, куда они подевались, — Настя заглянула в обе палатки, обошла кругом приготовленное ребятами кострище.

— Анто-о-о-н! Ники-и-и-та! – хором закричали подруги. Далёкое эхо вернуло их голоса.

— Слушай, может быть, они утонули? — высказала предположение Аня.

— Не выдумывай! Да и вещей на берегу нет.

— Но их тоже нет! – не успокаивалась девушка.

— Это ещё ничего не значит. Так, Анька, хватит истерить. Давай заниматься делом. Найдутся наши мальчики, никуда не денутся. Пошли разводить костёр и готовить еду.

— Какая ты жестокая, Настя, — Аня проглотила подступившие слёзы и пошла за подругой к палаткам.

 

— Ну, и что нам делать? Теперь они в озеро не полезут. Ждать до следующего года? Предлагал же – давайте дождёмся, когда вернутся эти девчонки! Нет, терпения у них, видите ли, не хватило….

Спрятавшийся в кустах мужчина ворчал в полголоса. На нём были холщовые серые штаны – язык не повернётся назвать их «брюками», такая же рубашка; длинные, до плеч, белокурые волосы стянуты в хвост синей лентой. Лицо открытое, ясные глаза. Но общее впечатление портило выражение угрюмости и неудовольствия. Второй, одетый так же, не отрывал глаз от берега: там две девушки что-то резали, чистили, крошили – в общем, занимались извечной женской работой – приготовлением пищи. Наконец, ему надоело слушать своего напарника.

— Ты заткнёшься когда-нибудь? Всё же идёт нормально. Ия с Вассой уже при деле, скоро и нам счастье привалит.

— Привалит, жди… Как ты заставишь их залезть в воду?

— Пусть это тебя не волнует.

— Сивер, ты не забыл, что сказал Старец? Они должны нырнуть в озеро только добровольно! Нет, ну, придётся ждать ещё год, чует моё сердце! А сил-то нет уже!

— Не скули, Борей. Всё получится, я тебя уверяю! Лучше скажи, ты уже имя придумал для своей?

— Давным-давно, ещё год назад, на посвящении: Любава.

— Даёшь! У нас же пол села Любав!

— То чужие, а эта – моя будет! – не унимался Борей.

— Только учти, рыженькую я себе беру, — предупредил Сивер.

— Да пожалуйста. Мне чёрненькая больше нравится.

И двое молодых мужчин погрузились в созерцание и ожидание.

 

Весело трещат ветки, охваченные пламенем; смолистый запах разносится вокруг – по склону растут, в основном, сосны, это их ветки собрали девушки для костра. Вверх устремляются искры, небо над озером кажется более тёмным, чем на самом деле.

Двоим у костра не до веселья.

— Что делать-то будем? – в который уже раз спрашивает Аня, зябко кутаясь в штормовку.

— Аня, я не верю, что они могли утонуть. И просто так пропасть тоже не могли. Обязательно найдётся какое-то разумное объяснение происходящему.

— Мы уже три часа тут сидим. Где бы они ни были, уже давно должны были объявиться, — почти в истерике проговорила Аня.

— Послушай, до утра мы всё равно ничего не сможем сделать. Рассветёт, начнём с тобой обходить окрестности – кто знает, может быть, они провалились в охотничью яму.

— Оба?

— Мог один. А второй выручать кинулся. Они же друзья.

— Но покричать, позвать-то нас они могли?

— Значит, не могли. Ладно, всё. Ложимся спать. Утром разберёмся.

 

… Их за глаза, да и в глаза, называли «группа НАНА», по аббревиатуре имён. Но ребята не обижались, поскольку их дружба была проверена временем. И не только дружба. Аня любила Никиту. Ей импонировала его сдержанность, физическая сила, доброта. За ним, как за каменно стеной, а этого хрупкой девушке так не хватало в жизни. И он отвечал ей взаимностью.

Насте нравился бесшабашный Антон, который вечно попадал во всяческие приключения. Но они ещё не всё выяснили в своих отношениях. Иногда ей казалось, что он просто «прожигает» жизнь, рискуя, где не следует, гоняясь за острыми ощущениями. И это немного отпугивало разумную Настю.

Долгой была эта ночь. Прокрутившись без сна, девушки с первыми рассветными лучами вылезли из палатки, дрожа от холода, стали разводить костёр. Походная мудрость гласит: неизвестно, как пройдёт день, потому завтрак должен быть полноценным.

Поели каши, запили её чаем, вымыли посуду. Сложили вещи. Решили двигаться от лагеря по спирали, расширяя зону охвата.

 

Проснувшись, двое мужчин в прибрежных зарослях продолжили наблюдение. Опасение вызывало только то, что девушки решили искать своих друзей, а это служило дополнительными осложнениями. Нужно было этого избежать, во что бы то ни стало.

— Есть идеи? – спросил Сивер.

— Пока нет.

— Тогда слушай меня, — худощавый Сивер наклонился к самому уху Борея и что-то зашептал.

— Угу… так… да… понял… — односложно откликался тот. Выслушав инструкции, он неслышным шагом скользнул в сторону и мгновенно растворился среди деревьев. Оставшись в одиночестве, Сивер продолжил следить за девушками, чтобы не случилось нежелательной встречи.

 

Бревенчатые избы, рубленые «в лапу», примыкающие к ним хозяйственные постройки, перед каждым домом – заботливо ухоженный палисадник. По пыльной улице носятся босоногие ребятишки, одетые в длинные, холщовые рубахи. Такие рубахи и на девочках, и на мальчишках. Но никого это не смущает, видно, что это их привычная одежда.

Женщины заняты хозяйственными делами; издали, украдкой провожают взглядами идущего по улице Борея. Но никто не задаёт ему вопросов. Раз идёт человек – значит, так ему нужно.

Эта изба выделяется в ряду добротных построек своей внушительностью и основательностью. Изба Старца. За что ему дано такое имя? Ведь сидящему на крыльце кряжистому мужчине на вид едва ли можно дать пятьдесят лет.

— Здоров будь, Старец! – приветствует его подошедший мужчина.

— И тебе здоровья, Борей! – отвечает тот. – Что-то случилось?

— Совет нужен.

— Ну, пойдём в дом, что на улице лясы точить.

Через некоторое время на крылечко выскочил вихрастый паренёк. Кроме рубахи, на нём были и брюки. Видимо, он уже вышел из того возраста, к которому принадлежали малыши, носившиеся по дороге.

Вскоре он вернулся, а следом к избе приблизился… Никита!

Что привело его сюда? Что общего было у него и этих странных людей? – такие вопросы могли возникнуть у Ани и Насти, если бы они видели своего друга и руководителя. Но девушки были далеко. Никита вошёл в избу.

Через некоторое время события повторились в обратной последовательности: вначале вышел Никита в сопровождении паренька, потом Борей почти сбежал с крыльца и устремился вдоль по улице в противоположную сторону; следом вышел и сам Старец, задумчиво глядя ему вслед.

 

Встретившись с Сивером, Борей перекинулся с ним парой слов:

— Ну, как они?

— Ищут.

— Далеко отсюда?

— У кривой сосны. Успеешь, если поторопишься. Принёс?

— Да, всё нормально.

— Ну, действуй.

Борей спустился в лагерь и приколол ножом к дереву, росшему неподалёку от кострища, небольшой листок бумаги. Затем бегом вернулся к товарищу.

— Теперь ждём. Недолго уже осталось.

 

Измученные безрезультатными поисками, Аня и Настя вернулись в лагерь, сбросили принесённые охапки веток и сели на бревно, вытянув вперёд уставшие ноги.

— Ничего. Слушай, Настя, а ты всё проверила? Ну, вещи их.

— Нет рюкзаков, это точно.

— Давай поедим чего-нибудь, отдохнём и продолжим.

— Давай. — Аня встала, со вздохом потянулась и тут же застыла, изумлённо глядя куда-то за спину Насти.

— Ты что там, приведение увидела?

— Нож! Там нож Никиты. И бумажка какая-то, — на бегу прокричала Настя.

Сорвав бумагу с дерева, подруги прочитали:

«Нужно кое-что проверить. Ждите нас два дня. Если не появимся – возвращайтесь домой тем же маршрутом. Никита».

— Почерк его, это точно! – от радости в голосе Ани зазвучали слёзы.

— Ну, слава богу. Вот всё и разрешилось. Только как это мы с тобой записку вчера не увидели, да и утром? Она же висела на видном месте.

— Расстроенные были, вот и не заметили. Фуууу… Ну, слава богу, всё теперь понятно. Вот только что у них за дело? Вроде, ни о чем таком речи не было. И почему нас не дождались?

— Хватит, а? Всё равно мы не найдём ответов на эти вопросы. Вот вернутся ребята, у них и спросим. Давай обед готовить.

 

Пообедав и вымыв посуду, девушки решили поспать – ночь была бессонной и недосып чувствовался. Полог палатки сомкнулся за ними.

— Тьфу ты! И что же это такое? Интересно, мы с тобой одни такие невезучие? – бушевал в полголоса Борей.

— А как ты думал? Жёны так просто не даются. Терпи, — с усмешкой ответил Сивер, — когда-то же и проснутся, и искупаются – больше дел-то у них не осталось.

 

Он оказался прав. Хватило пары часов, чтобы силы подруг восстановились, и вот уже, потягиваясь, из палатки вылезла Аня.

— Настя, вставай! Посмотри, как красиво! Пойдём купаться, а?

Настроение, благодаря записке Никиты, у неё было отличное, хотелось петь и безобразничать, а купание в прохладной воде подходило для этого как нельзя лучше.

— Пойдём. Только сначала костёр разведём – нужно же будет нам отогреться после купания.

Минут через пять костёр разгорелся. Подбросив побольше веток, подруги переоделись и пошли к озеру.

— Вода здесь, конечно, чистая, не то, что на городском пляже, но мало ли, кто в ней водится, — задумчиво разглядывая водную гладь, сказала Настя.

— Боишься крокодилов? – в Анином голосе слышался смех.

 

Двое в кустах замерли, шепча:

— Ну, смелее!

 

— Давай с разбега, Ань! Тут вроде глубина нормальная. На раз-два-три! – предложила Настя.

— Ну, командуй.

— Раз! Два! Три!

Две стройных фигуры в ярких купальниках с разбега нырнули в прозрачную глубину, вода сомкнулась над их головами.

— Ура, получилось! – раздалось из прибрежных кустов и мужчины устремились к костру.

 

— Ну вот, а ты боялся! — кричал на бегу Сивер, — Озеро Забвения ещё никого не подводило. Старец сказал, что важно только заманить их в воду, а уж перекодировку оно проведёт само.

— Наконец-то, наконец-то у нас есть жены! – Борей быстренько вешал на жердь над костром котелок с готовой ухой. – Я уже думал, что бобылём проживу весь век. И что за мода – ждать милостей от Озера? А вдруг бы не пришли эти чужаки, что тогда?

— Старец говорил, что Озеро само их к себе приманивает, правда, как, я не представляю.

— Мне вот наша Агния нравится, например. Почему я не могу на ней жениться? – не успокаивался Борей.

— Ты же знаешь обычай нашей деревни: мы женимся, а наши девушки выходят замуж только за пришлых. Так уж заведено с давних пор, и не нам что-то менять. Давай, зовём их! Да, нужно ещё не забыть принести жертву Озеру, отблагодарить его…

 

Вынырнув из воды, Любава услышала крики с берега:

— Любава, Дана! Вылезайте, хватит плескаться! Уха уже сварилась.

Рядом показалась голова Даны. Отфыркиваясь, она поплыла к берегу:

— Ну, надо же! Заждались муженьки-то!

— И не говори, — отозвалась Любава, — не захотели нам компанию составить, а водичка-то здесь такая тёплая.

 

Первая звезда робко засияла на небе. Сокрытая в глухой тайге деревушка живёт своей, никому не известной, жизнью. Вот на крыльцо опрятной бревенчатой избы вышла молодая женщина с грудным ребёнком на руках и позвала:

— Дарий! Пойдём, ужин стынет!

— Иду, Ия! – Молодой мужчина, в котором мы без труда узнаём Никиту, запирает двери в хлев, взбегает по ступеням, обнимает жену и уводит её в дом.

Где-то в глубине, под землёй, под корнями могучих сосен, дремлет Озеро Забвения, чтобы в нужный момент вновь появиться среди тайги и осчастливить ещё кого-то из этой странной деревни, а «пришлых» навсегда лишить памяти о прошлой жизни…

Рейтинг: +6 Голосов: 6 185 просмотров
Комментарии (30)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования