10-й поединок 1-го этапа Осеннего кубка

20 сентября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Пустой пробег

Влад Костромин

 

Много забавных персонажей было в нашей деревне. Так как она была относительно молодой, то по тогдашней правоприменительной практике в нее присылались бывшие зеки. Многие там и оседали, пополняя ряды сельских чудаков. А некоторые и не только чудаков. Кроме того и своих, урожденных, так сказать, зеков в деревне хватало. Не кривя душой, можно признаться, что большая часть населения деревни были отсидевшими. Об одной такой преступной парочке вкратце и поведаю.

Дед Бутуй был осужден по малолетке еще при Никите Сергеевиче Хрущеве за кражи колхозного имущества. Отсидел, вернулся в родные места. Подвизался на ниве охранной деятельности – служил совхозным сторожем, на вымирающей ферме деревни Берливка. Имени его уже никто не помнил. Бывало, заходили к нему по зиме погреться по пути с охоты. Он всегда сидел слегка подшофе и закусывал жареной на электрическом радиаторе отопления картошкой. По комнате низко стелился удушливый аромат валенок, которые он носил в любое время года. Когда на строящейся к деревне асфальтовой трассе начались массовые хищения строительных материалов, Бутуй был нанят в качестве дорожного сторожа. Это дало ему возможность торговать не только песком, щебнем и асфальтом, но и топливом, которое сливал из техники.

Вторым членом этого криминального дуэта был матерый вор-рецидивист, балагур и весельчак Леня Бруй. Кстати, когда младший брат отца – Леник отсидел и целое лето жил у нас, то оказалось, что в свое время они с Бруем встречались на одной из пересылок. Бруй был мозгом этой небольшой по размерам, но поражающего масштабами преступной деятельности «коза ностры».

Осень – в эту пору душа бывшего заключенного часто просит выпить. Впрочем, выпить она просит в любую пору, но осенью этому желанию открывается больше возможностей для реализации. Леня Бруй вальяжной походкой прогуливался по деревенским улицам, расталкивая импозантными штиблетами апельсинового цвета замерзшую грязь и думал, как выпить. Свежий воздух бодрил тяжелую после вчерашнего голову и навевал легкую грусть по ушедшей молодости. В таком минорном настроении цепкий взгляд его упал на крепкие кочаны капусты, украшавшие собой опустевший огород нашего соседа Кольки Лобана. В преступном мозгу, подогретом вчерашними винными парами, как ослепительная вспышка молнии возник дерзкий план. Довольно ухмыляясь, Леня развернулся и почесал в сторону Берливки, за прохлаждающимся на ферме Бутуем.

Темнеет осенью рано, что было мошенникам на руку. Проникнув через забор на огород Лобана они, сноровисто орудуя ножами, быстро нарезали два мешка капусты.

– Хорошая капуста, хоть сам ешь, – похвалил Бутуй. – Куда понесем?

– Зачем куда-то нести? Надо экономить время и внедрять новое мышление! – понесло политически подкованного Бруя. – Новое мышление! Ускорение, перестройка, гласность!

– Ты потише, а то Лобан сдуру шибанет картечью. И так собаки лают.

– Пошли, – Бруй, закинув мешок на плечо, через калитку уверенно направился к дому Лобана. – Не должно быть пустых пробегов!

– Найда, хорош лаять. Свои, – успокоив собаку, он поднялся на крыльцо и постучал в дверь веранды.

На шум выглянул жующий жареную картошку Лобан с деревянной ложкой в руке.

– Здорово, Николай!

– Здорово!

– Николай, тут такое дело… У Бутуя гля какая капуста уродилась. Ядреная! Купи два мешка.

– Зачем мне капуста, у меня и своей полно.

– Ты посмотри, какая капуста. Отборная! Кочан к кочану! Любо дорого поглядеть. А хрусткая какая! – он с силой сжал кочан. – Ты послушай, как хрустит! Как свежий снег под сапогами на Белом море!

– Капуста и, правда, на загляденье, – Лобан покопался в мешках. – Почти как у меня. Сколько просите?

– По-божески просим. Две бутылки всего.

– Пойду с Нинкой посоветуюсь, – Лобан пошел в дом.

– Спрячь под крыльцо, – Бруй стремительно метнулся на веранду, зацепил оттуда и сунул Бутую пустую алюминиевую флягу. – Не должно быть пустых пробегов!

Вернулся Лобан и протянул прохиндеям две бутылки с самогоном.

– Выпьем за твое здоровье, – передавая мешки, пообещал Леня.

Дед и Леня спустились с крыльца.

– Суй в карманы, – Бруй передал Бутую бутылки, которые тот засунул в карманы своего волглого тулупа.

– Пошли теперь флягу пристроим, – закидывая похищенный предмет на плечо и, пинком открывая калитку на улицу, продолжил он.

– Кому?

– Пошли к Бырику. К нему брат вчера приехал как раз.

– Давай только сначала накатим.

– Не вижу мешающих причин!

Они остановились за углом сеновала Лобана и, достав мутные граненые стаканы, выпили. Закусили капустным листом, заначенным хозяйственным Бутуем. Выпили еще по одной и двинулись в дальнейший путь. Через десять минут ноги принесли их к дому Федора Бырика.

– Гость в дом, Бог в дом! – радостно заблажил Бруй.

– Здорово, – мрачно ответил отперший дверь Бырик. – Чего надо?

– Федь, тут такое дело…

– Какое?

– Да вот Бутуй флягу продает.

– С фермы спер? – осматривая предложенный лот, мрачно поинтересовался Федор.

– За кого ты меня принимаешь? – возмутился дед Бутуй. – Сроду с фермы ничего не взял!

– Откуда тогда фляга?

– Дочки это, Вальки.

– С фермы сперла?

– А я откуда знаю?

– Ты брать будешь или нет? – вклинился в диалог Бруй. – Недорого отдадим.

– За поллитру? – поинтересовался Бырик. Получив утвердительный кивок, он продолжил. – Но если ко мне с фермы за ней придут, то вам не поздоровится. Усекли?

– Усекли. Не боись, с фермы не придут. Зуб даю!

– Ладно, сейчас принесу, – Федор потопал в дом за поллитрой.

– На, и иди! Я догоню! – Бруй ввинтился в прихожую и сорвал с вешалки кожаное пальто, принадлежащее приехавшему брату.

Вышедший Бырик, подозрительно косясь на Бруя, передал бутылку и забрал флягу.

– А Бутуй где?

– Да у него что-то живот прихватило, и он до посадки побежал.

– Закусывать надо! Ну, бывайте, – дверь перед лицом Бруя захлопнулась.

Он вприпрыжку устремился вдогонку за подельником.

– Бырик нас поубивает, – испуганно высказался Бутуй.

– Не очкуй, не поубивает, – отмахнулся Леня. – Пошли пальто сбагрим.

– Давай только сначала накатим.

– И вновь не вижу мешающих причин!

Посредством уже знакомых читателю стаканов была выпита вторая бутылка из полученных за капусту.

– А пальто кому понесем?

– Пальто вещь солидная… Пошли к директору. У него шляпа и пиджак есть, а пальта и нету. Некомплект получается.

– Пошли.

Два негодяя, слегка пошатываясь, притопали к нашему дому. Для того чтобы войти во двор надо было сначала нажать кнопку звонка и ждать, пока откроют калитку. После раздавшегося звонка расслаблено лежащий на диване батя послал меня разобраться с пришедшими.

– Сходи, посмотри, кого там нелегкая принесла.

– Что надо? – открыв калитку, поинтересовался я.

– Виктор Владимирович дома?

– Да.

– Позови.

– А что сказать?

– Скажи, что дело есть важное.

Я отправился к папаше.

– Слышь, там Бутуй и Бруй приперлись. Говорят, что дело важное.

– Валь, сходи и узнай, что там важного.

Мать потопала к калитке. Через несколько минут она вернулась.

– Вить, они пальто кожаное продают.

– Пальто? Кожаное? – папенька был известный щеголь, и ради пальто решил поднять свое грузное тело с облегченно вздохнувшего дивана. – Схожу, взгляну.

– Ну что, алкоголики, тунеядцы, лоботрясы? – поприветствовал он продавцов. – У кого сперли?

– Это Бутуй у цыган купил.

– У цыган? – папенька зацепил пальто из рук Бруя и стремительно напялил на себя. – Ну как я?

– Прямо как Ален Делон! – льстиво заметил Бутуй.

– Бельмондо Жан-Поль! – внес свою лепту и Бруй.

– Определенное сходство, как говорится, имеется. Ладно, я схожу перед зеркалом примерю, – решил отец. – Сколько, кстати, хотите?

– По-божески возьмем…

– Сколько?

– Два пузыря.

– Сколько?

– Да всего две поллитры…

– Однако…, – он поскреб лысину. – Но учтите, я лучше Делона. От Делона вы даже одеколона не дождетесь, а я вам две полновесные спиртные единицы дам. Наверное, – жадность боролась в нем с пижонством. – Пойду, со шляпой прикину. Ждите.

Он тяжело потопал, скрипя гравием дорожки, в дом. В доме начал примерять пальто со шляпой, пальто с пиджаками, пальто с трениками, пальто с галстуками. За это время наши герои осушили еще одну бутылку.

– Валь, ну как тебе? – Он крутился вокруг зеркала как мартышка в очках.

– В любом костюме без изъяна ты обезьяной обезьяна! – неожиданно выдала мать.

– Да ну тебя! Что ты понимаешь в современной моде? Тебе только салоп носить.

– Влад тебе как? Паш, как тебе батя? Стильно, по молодежному?

– Да вроде нормально.

– Он прекрасен! Беру! Живи да радуйся! – папенька достал из бара пару бутылок и задумчиво посмотрел на них. – Я просто неподражаем в нем! Ай молодца!

– Принеси литровую кружку воды, – приказал он мне.

Я принес холодной воды в железной кружке со сколотой голубой эмалью.

– Обмыть бы надо это дело, – он налил себе двухсотграммовый стакан самогону и ловко его замахнул.

– А это чтобы дольше носилось, – аналогичная судьба постигла и вторую бутылку.

Папаша взял воронку и налил в бутылки воды. Взболтал.

– Так ловоче будет, а то жирно две поллитры за пальто.

Он вышел к продавцам и вручил им оплату.

– Вы, ежели еще что у цыган купите, то сразу приносите. Сами видите – не обижу. Столкуемся.

– Само собой! Будьте покойны Виктор Владимирович! Даже не сумлевайтесь! – на два голоса заверили его обрадованные забулдыги.

– Безмерно вам благодарен, – изысканно высказался Леня Бруй.

Отец закрыл калитку и вернулся в дом. До поздней ночи он крутился в пальто перед зеркалом и распевал итальянские песни.

– Что, пустой пробег получился? – уныло поинтересовался дед Бутуй.

– Без паники! Давай-ка двор обойдем.

Прохиндеи пошли в посадку, пересекли ее и вышли к нашему новому сеновалу.

– Вот что мы сделаем…, – отрывая доску задней стены дровяника, сказал Леня Бруй. – Сбегай к ветврачу. У него дров нет. Предложи ему сани дров.

– Если согласится?

– Если согласится, то возьми напрокат у него лошадь и сани.

– Сани по земле?

– Ничего страшного. Проедут. Зато пробега холостого не будет.

Утром мы увидели проломанную стену дровяника и то, что пропала одна поленница дров. Отец вызвонил участкового Степаныча, который в течение часа раскрутил сложную цепочку дерзкого преступления. Оказывается, эти алкожулики не ограничились кражей и продажей наших дров, а еще и сани ветврача продали некоему Капитану. Разбуженные и страдающие похмельем злоумышленники отпирались недолго и быстро сдались под напором неопровержимых улик и физического насилия, примененного рассерженным отцом. Пришлось папеньке расстаться с полюбившимся пальто, Бырику с алюминиевой флягой, Капитану с санями, а ветврачу с дровами. И только Колька Лобан сохранил капусту, с которой вся эта история и началась.

– Главное, я же знал, что у самого капуста хорошая, но вот бес попутал и купил, – смущенно признавался он. – Вот расскажи кому – не поверят, что свою же капусту купил. Бывает же такое!

 

 

 

Тепло

Ирина Голынская

 

"Тепло"

До боли хочется верить,

Что сбудутся вдруг мечты,

Сквозь вьюгу звонок у двери -

И вот на пороге ты!

Эдуард Асадов «Зимняя сказка»

 

Хмурый осенний день уходил медленно, нехотя; с некой брезгливостью тяжело ступал по слякоти улиц и растворялся в вечерней темноте. В комнату осторожно вползали мрачные сгустки сумерек. Они, зловеще, жирными тенями ложились на пол, стены, потолок, мебель, наполняя собой все пространство, пока не заняли всю комнату. Стало совсем темно. Сквозь щели неплотно закрытых окон завывал холодный северный ветер. Казалось, он проникал не только в помещение, но даже в чувства и в мысли, выхолаживая их. От этого становилось неуютно, тоскливо и зябко.

Леночка нервно повела, внезапно продрогшими плечами, съежилась: "Бр-р-р..." Она, словно к спасательному кругу потянулась к электрическому шнуру настольной лампы и, знакомым движением, немного пошарив в темноте, щелкнула кнопкой. Радостно, подмигнув желтым огоньком, зажглась лампочка и выхватила из темноты журнальный столик и удобное кресло. Комната посветлела. Черные тени недовольно расползлись по углам, затаились в них, создавая приятный мягкий полумрак. А пушистый плед, в который укуталась Леночка, наконец-то, согрел ее тело.

Девушка раскрыла книгу в сладком предвкушении встречи с героями любовного романа — привычного женского чтива для романтично настроенных особ, наивно полагающих, что еще существуют принцы на белых конях. "Почему в романах все так красиво и возвышено?! М-м, а какой накал страстей! А в жизни..." И она погрузилась в тот замечательный искусственный мир, в иное время, в иную жизнь...

***

… Главная героиня потеряла семью, мужа, осталась одна с тремя детьми, унаследовав имение и землю. Ей приходится самостоятельно вести хозяйство и бороться с навалившимися проблемами, чтобы хоть как-то сохранить для своих детей родной дом...

Уже так близка черта безысходности...

Но вот на пороге ее дома появляется бродяга, согласный на любую работу. Женщина дарит ему шанс на нормальную жизнь...

Он становится помощником на ферме.......

***

Леночка оторвала взгляд от страницы и задумчиво уставилась куда-то в пустоту. Пустота была темной и холодной… Лампа, мягко струящая желтизну электричества на открытую книгу, не могла подарить ожидаемого света ее чувствам. Катастрофически не хватало тепла! Нет, не физического тепла, а какого-то необъяснимого, доселе неведомого, которое ощущается на уровне подсознания, которое пробирается к, заледеневшему от скудной однообразности эмоций, сердцу, которое вползает в замерзшую душу и греет, греет, греет..., заполняя каждый темный, холодный и пустой уголочек сущности своим волшебным ласковым жаром. Что же олицетворяло собой это тепло, какой за ним притаился сентимент? Любовь, дружба, благодарность, вера в чудо?.. И что побудило вдруг так трепетно желать погружения в эту живительную энергию: роман, вечер, ветер или одиночество?

Неожиданно тишину взорвал резкий звонок в дверь. Леночка вздрогнула всем телом. Бросила взгляд на часы. Пятнадцать минут десятого. "Кто так поздно, без предупреждения, да и вообще — КТО?!" — озадачилась девушка.

Подруги знают, что без предварительного телефонного звонка к ней, лучше, не забегать в гости, иначе Леночка будет недовольно пыхтеть и вздыхать, не известно по какому поводу, ведь ее и, вправду, не отрывали от важных дел: детей нет, мужа нет, любовника нет, даже кота и того нет. Живет одна-одинешенька. Дом, работа, дом, работа… Иногда встреча с подругами, которые повыскакивали замуж, обзавелись детьми, а она одна… Всегда одна...

Второй звонок вывел Леночку из ступора, в который ее ввел первый. Она нехотя подошла к двери и глянула в глазок — цветы. Что за шутки?

— Кто? — спросила Леночка.

— Я к имениннику! — послышался бодрый приятный мужской голос.

— Вы ошиблись, здесь нет именинников.

— Как это нет?.. — голос было смутился, но потом рассмеялся и сказал: — Да, ладно вам меня разыгрывать. Открывайте!

— Кто Вы такой? — спросила Леночка, ошеломленная наглостью неведомого гостя.

— Старый друг Андрюхи. Я, понимаю, что поздно и без приглашения, но так получилось… Я проездом в городе. Да, откройте же, наконец, а то неудобно через дверь говорить.

— Я уже сказала, что Вы не туда попали. Здесь никакой Андрей не проживает.

— Ну как это не проживает? Мы с ним с детства дружим и я в эту квартиру заходил не один раз, и даже не десять. Хм, я не мог ошибиться!

— А Вы не подумали, что Ваш друг мог поменять место жительства?

Голос помолчал. Потом шумно выдохнул:

— Не-ет. Даже в голову не приходило… Что же это он так?

— Да, я откуда знаю! — возмутилась Леночка, — Вот его и спрашивайте!

— А как я у него спрошу, если не знаю где он сейчас живет? — не унимался голос, — А вы давно здесь живете?

— Давно, пятый год уже!

— А до вас здесь Федоренки жили… Мне, просто, для себя уяснить. Как давно они отсюда съехали? Или вы снимаете у них квартиру? Если есть какие-нибудь их координаты, поделитесь, пожалуйста. Чего Вы молчите?.. Вы еще здесь?..

И снова раздался резкий звук звонка.

— Да, прекратите это безобразие! Я же уже сказала, что эти люди здесь не проживают. Уходите! А то полицию вызову!

— Постойте, не сердитесь. Просто я в таком положении… Не знаю что делать. Я к другу детства зашел поздравить с днем рождения. Вот торт, вино, цветы… Проездом я здесь. Специально крюк сделал, что бы повидаться. На завтра уже билет куплен. Что делать? Ума не приложу… — голос звучал искренне и растеряно.

Леночке стало жаль бедолагу. Она снова выглянула в дверной глазок.

Хорошо одетый симпатичный мужчина с букетом и пакетом, в котором угадывалась коробка с тортом, а у ступенек большая дорожная сумка. Он просто стоял, опустив голову.

— А как Вас зовут? — неожиданно для самой себя спросила Леночка.

— Дима… Дмитрий, — удивился мужчина, — А Вас?

— Лена, — последовал смущенный ответ. И щелкнул замок двери...

Они встретились взглядом друг с другом.

— Леночка… — прошептал задумчиво Дима, вручая цветы.

Она приняла букет, улыбнулась и как старому приятелю просто сказала:

— Проходи на кухню. Я чайник поставлю. Будем пить чай с тортиком.

Вползал несмелый рассвет. По прежнему сквозь щели неплотно закрытых окон завывал холодный северный ветер. Но он уже не вызывал чувство холода. Им двоим было комфортно и весело. Эти две души, два одиночества наполнились до краев тем, неведомым им доселе, ласковым жаром. Им было… тепло! Что же это: вера в чудо, благодарность, дружба, любовь?..

Время даст ответ!

 

Рейтинг: +6 Голосов: 6 388 просмотров
Комментарии (64)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования