2-й поединок полуфинала Осеннего кубка

5 ноября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Полтергейст

Александр Русанов

 

— Хосяин, ми захончили, – произнёс бригадир узбекской бригады строителей-гастарбайтеров. – Всё сделано, как ви хотели, все розетки работают и лампочки включаются.

— Хорошо, ребята, – ответил владелец новой двушки. – Я сейчас всё проверю и рассчитаюсь.

Как только Виктор зашёл в дверь своей новой квартиры, недавно купленной и отделанной бригадой узбеков, он сразу почувствовал себя очень неуютно. Появилось не свойственное ему раздражение, непонятный, холодящий страх, и накатила усталость. Это был первый звонок. Но в тридцать лет не придаёшь особого значения внезапным переменам в состоянии организма. Накатило, ну и Бог с ним. Энергии в теле через край, и маленькие недуги воспринимаются как досадная, но небольшая трудность, на которую можно пока не обращать внимания. Так и наш герой не придал значения изменившемуся состоянию и, проверив работу строителей, не найдя недостатков, рассчитался с ними и отпустил. Переезд на новое место жительства намечался на субботу, а она наступит послезавтра.

Когда семья, в составе главы, его жены, дочки шести лет, сына четырёх и кошки неизвестного возраста, приблизилась к своему новому жилищу, то первой, по традиции, решили запустить четвероногую рыжую бестию. Ключ открыл замок, и дверь распахнулась. Коробка с кошкой, и так ходившая ходуном, разлетелась на кусочки, а получившее свободу животное в ужасе бросилось от нового места обитания. Второй звонок прозвучал набатом, но опять не был услышан хозяевами.

Домашнюю питомицу, конечно, поймали и занесли в квартиру на руках, но она забилась под диван и оттуда больше не вылезала, а семья начала готовиться к завтрашнему празднику новоселья… Жена Виктора, Лена, всегда готовившая изумительно, с душой, на этот раз сожгла всё, что можно, а что нельзя — недоварила и недожарила. Результат её бдений у плиты ужаснул даже дочку, которая заявила:

— Мама, это есть нельзя.

Вечером, на семейном совете, было принято решение перенести новоселье на следующие выходные, подготовившись за неделю к приёму гостей. Но празднику так и не суждено было состояться. Уже на второй день обитатели двухкомнатного чуда строительного прогресса чувствовали себя разбитыми и больными. Более того, ночь они провели без сна — по причине появления в комнатах непонятной невидимой субстанции, которая по-хозяйски разгуливала по помещениям, не обращая на обитателей никакого внимания. Не верящий во всякую магию Виктор был вынужден найти газету с объявлениями и отметить несколько, где различные экстрасенсы, маги и колдуны предлагали свои услуги. Что больше всего добило хозяина, так это изменение состояния его организма, когда он выходил на улицу за газетой — вне квартиры он опять чувствовал себя молодым и здоровым парнем.

В этот же день жилище опустело, его обитатели вернулись в старое жильё, до выяснения причин недомогания и их устранения.

Первый же маг, зайдя в квартиру, начал лихорадочно крутить головой и через минуту просто сбежал, крикнув: «Я тут бессилен!» Второй колдун был более смелым. Правда, отвагу ему прибавляла двойная оплата его услуг, обещанная Виктором. Он трясущимися руками ощупывал каждый сантиметр стен коридора, но когда открыл дверь в ванную, храбрость оставила и его. Забыв все свои атрибуты в прихожей, со словами «В гробу я видал ваши деньги», он пулей вылетел из помещения и даже забыл про лифт. На чёрной лестнице ещё минуту были слышны его причитания, а потом всё затихло.

Следующий экстрасенс, выйдя из лифта, сразу остановился. Ему было обещано вознаграждение, превышающее то, что он запросил, в четыре раза. Но повернув голову в сторону нужной двери, он молча развернулся, задержал закрывающиеся автоматические створки подъёмного устройства и, шмыгнув в него, нажал кнопку «1». На горизонте замаячили проблемы с продажей неудачной квартиры.

Следующим служителем неизведанных возможностей магии стал северный шаман. Как его отыскал Виктор в Питере, не понятно, но это произошло. Узкоглазый колдун зашёл дальше всех. Он обследовал всю квартиру и остановился в ванной. Там он попытался устроить маленький костёр, но через несколько минут не выдержал и он. Ничего не сказав хозяевам, шаман ретировался, бросив на полу прихваченный (видимо, на память) кусок мыла и бормоча под нос только ему понятную скороговорку.

Я попал в эту квартиру, когда уже восьмой покупатель, привлечённый малой ценой, в очередной раз позорно сбежал. Мне позвонил Виктор и попросил помочь.

— Саня, я знаю, что ты увлекаешься экстрасенсорикой, — заявил мой знакомый. – У меня проблема с новой квартирой, помоги! Я уже не знаю, что делать…

— Да из меня экстрасенс, как из глиста мудрец, — засмеялся я. – Немного вижу и всё, но давай попробуем.

Так ваш покорный слуга оказался в «проклятом» жилище. Надо сказать, что я по основной профессии — строитель-отделочник, и всегда беру с собой на осмотры новых помещений «нехитрые» инструменты: лазерную рулетку, электронный уровень и искатель проводки. В этот раз я ещё прихватил с собой недавно приобретённый прибор. Зачем я его купил, даже и сам не знаю, просто захотелось и всё, по принципу – «пусть будет». Это был измеритель уровня шума.

Как только открылась металлическая входная дверь, я сразу почувствовал холодок в области груди. Виктор даже заходить не захотел, но меня врождённое любопытство потянуло вперёд.

Электронный уровень, приложенный к полу, показал отклонение «0», но цифры на индикаторе неуверенно дрожали, пытаясь показать что-то другое. Я включил измеритель шума, и мои глаза вылезли из орбит. Шкала в 100 децибел зашкалила. Переключив на другой диапазон, зафиксировал — 108 дб и, почесав затылок, начал искать источник, по увеличению показаний. Пять минут блуждания по коридору привели меня к ванной, а потом к вентиляционному стояку. Более детальный осмотр показал, что ультразвук идёт из розетки, установленной на канале для отвода запахов. А надо сказать, кроме маленьких электронных помощников, я всегда таскаю в сумке мелкие инструменты: набор отвёрток, маленькую стамеску, карандаш и всякую другую мелочь. Сняв крышку с электрической точки, я почувствовал внезапное облегчение. Измеритель шума показал норму, а волосы на голове перестали шевелиться, правда, я бритый, но корни волос перестали пытаться сбежать от меня и из квартиры.

Заглянув внутрь розетки, я увидел маленький кусочек изоляции, оставшийся на проводе и болтающийся свободно. Так … маленький волосок, не срезанный электриком. Отключив в щитке розетки, вынул внутренности прибора из коробки и увидел, что стенка вентканала пробита насквозь установочным стаканом, и поток воздуха с приличным напором свистит через щели пластмассовой коробки. Причина полтергейста стала ясна. Поток воздуха создавал свист, заставляя вибрировать волосок изоляции. Когда розетка была закрыта, создавались уникальные условия для образования ультразвука достаточно высокой мощности.

Вернув всё на место и опять почувствовав недомогание, я вышел из квартиры.

— Витька, давай ключи от квартиры и вали отсюда на пару дней, – сказал я. – Послезавтра можешь заказывать ресторан и приглашать девушек в новую квартиру, будем её обкатывать.

— Так ты сможешь мне помочь? – с надеждой в голосе проскулил мой приятель.

— Я же сказал, заказывай ресторан!

— Сколько я тебе буду должен? – взмолился хозяин жилплощади. – Я заплачу любую сумму, лишь бы… Тебе сотки хватит?

— Сотки чего? – удивился я. – Сотки баксов, сотки водки?

— Нет, ста тысяч.

— Совсем крыша поехала.

— Мало? Ну, я через недельку получаю бабки, могу двести.

— Сейчас в дыню дам. Я же сказал, готовь ресторан, а чтобы отстал с деньгами, давай штуку на проезд… Нет, давай две, на такси к тебе поеду, — засмеялся я, – и мы в расчёте.

— А ты точно избавишь квартиру от этой напасти? – На глазах моего приятеля показались слёзы.

— Слушай, хватит изображать влюблённую девку! Фиг с тобой, сегодня избавлю твою жилплощадь от нечисти… Поехали ко мне за инструментом, а потом обратно сюда. Хотел немного отдохнуть денёк, но коли такие страсти, хрен с тобой.

Дорога туда и обратно заняла час. Ещё пара часов ушла на демонтаж розетки и плитки, в которой она стояла, а также на замазывание дырки в стене канала и на вставку новой плитки, целой.

— Заходи, — сказал я по телефону, ожидающему в машине Виктору. – Всё готово.

Через пару минут дверь в квартиру медленно приоткрылась, и испуганное лицо моего приятеля появилось в проёме.

— Ты уверен, что всё? – со страхом спросил он.

— Заходи, не бойся. Не чувствуешь, что ли?

Несколько неуверенных шагов собранного в комок человека, затем плечи потихоньку расправляются, на лице появляется счастливая улыбка… Я еле отбился от страстного поцелуя взасос.

На следующий день семья решилась на переезд. В этот раз кошка смело переступила порог, обнюхала всё, что можно, и спокойно улеглась на диване. Четверо остальных членов семьи радостно заорали и запрыгали. Рыжая питомица испугалась и опять забилась под диван, но этого уже никто не заметил. Жилище обрело своих хозяев, а через год в семье стало на одного малого больше…

Вот так одна неудачно поставленная розетка может привести к весьма большим неприятностям, а экономия на строителях — к солидным расходам и испорченным нервам.

 

 

 

Ты мне послан судьбой

Александр Паршин

 

«Вот и кончился медовый месяц. В сорок два – третий. Это которые официальные. Ну, уж теперь точно – последний».

Тяжело вздохнув, направился к двери.

— Что, Серебров, кончился наш медовый месяц? – в её глазах легкая грусть.

— Он будет продолжаться вечно! – нежно обнял своё сокровище и поцеловал в губы.

— Вечно не надо, — она ответила на поцелуй, слегка подтолкнула к двери и тоже вздохнув, добавила. – Послезавтра и мне на работу.

— Валя, а почему по фамилии?

— Привыкаю. Красиво звучит, не то, что моя бывшая – Дурушева.

Понимал, что нужно переключиться на работу, но думал о своей Валентине и когда шёл в гараж, и когда сел в свой «Ниссан».

«Что я в ней нашёл? Сорокалетняя, упитанная. Кругом столько девчонок молодых, которые на шею бросаются. У моей Вали душа есть. С ней так спокойно.

А начиналось всё так шуточно. Мне тогда какая-то очередная справка в налоговой понадобилась, но срочно».

 

Что, что, а завоевывать расположение женщин я умел, поэтому подошёл к первой появившейся в коридоре.

— Помогите, пожалуйста!

Первой появившейся оказалась она – высокая, нескладная и немолодая. В её глазах блеснули грозные молнии, но через секунду глаза превратились в чистое, но ещё холодное голубое небо. На губах появилась улыбка. Не сказал бы, что очаровательная. Первым, кого очаровала хозяйка этой улыбки, был я. Вот никогда бы не подумал.

— Секундочку, — промолвила она и скрылась за дверью кабинета.

Прождал не более минуты. Дверь отворилась и моя новая знакомая кивнула:

— Зайдите.

Зашёл. Сидевший там начальник бросился ко мне, как старому знакомому.

— Мне подписать надо…

— Пожалуйста! – он выхватил из моих рук бумагу, не читая, подписал и поставил печать. – Доброго вам здоровья!

Со своей спасительницей столкнулся в двери:

— Вон мой «Ниссан», я вас довезу.

— Куда довезёте?

— Хоть на край света. Возражения не принимаются.

— Хорошо! – лёд в её глазах стал таять.

— Вы не торопитесь? – в голосе моём интрига. — Мы едем в ресторан.

— Тогда у меня два вопроса, — она осмотрела меня, как-то оценивающе. – Могу я поехать туда не переодевшись? И второй. Это не слишком будет для вас обременительно в финансовом отношении.

— Отвечаю сразу на два вопроса, — в моём голосе уже гордость. – Мы едем в ресторан, который принадлежит мне.

— Тогда поехали, — в голосе безразличие, даже обидно.

 

Через месяц я уже не представлял жизни без неё, а ещё через месяц – свадьба. Скромная, в моём ресторане. Она так пожелала. Я готов был весь город пригласить, но были лишь мы с Серёгой и она с подругой, которая за весь вечер и двух слов не вымолвила. Родственников ни у меня, ни у неё особо близких нет. Обижаться некому.

До сих пор не знаю, кем моя Валя в налоговой работает. Самое главное – и она обо мне ничего не спрашивает. А это меня, ох как устраивает! Кроме бесчисленных любовных приключений, было и пару криминальных. Пришлось в обоих случаях раскошелиться. Три года в милиции работал опером. Выгнали оттуда за мои научные методы расследования преступлений.

 

Открыл «бардачок», взгляд упал на сотовый. Тот был рабочим и две недели назад я его «забыл» в машине, дабы не портит «медовый месяц». Больше всего непринятых от зама, Сергея Бояркина.

— Роберт ты совсем с ума сошёл? Куда исчез? — крикнул он без всякого приветствия. – Так вот слушай! У нас неприятности с пожарной, санитарной и ветеринарной инспекцией. Устроил их, конечно же, Пётр Степаныч Уваров. Сейчас он сидит с двумя телохранителями у нас в зале и жрёт «цыплёнка табака». Сейчас и тебя сожрёт.

«Да, неприятности начинаются, — положил сотовый в карман и выехал из гаража. – Уваров мой главный конкурент и сожрёт он меня без вариантов. У него брат в городской администрации работает и лучший друг полицейский в звании майора. Как бы ни пришлось ресторан ему продать. Меньше, чем за два миллиона долларов не отдам, а лучше евро. А так всё хорошо шло».

 

Первое, что увидел при входе в свой ресторан, перевёрнутый стол и ошарашенный вид Сергея.

— Что случилось-то? – спрашиваю с улыбкой.

— Представляешь? – кивал он головой, словно больной. – Только что врываются люди в масках. Уварова с бодигардами – мордой в пол. Надевают наручники и увозят.

— Так у него же в полиции друг работает.

— Сам ничего не пойму.

— Серёга, знаешь, что? – голова стала работать в усиленном режиме. – Дуй в пожарную, санитарную, ветеринарную… Пока Уваров в полиции может удастся с ними договориться.

— Понял. Бегу.

Он исчез, а я крепко задумался. Опером-то ведь работал, а в душе так и остался детективом.

«Что-то здесь не так. Город у нас немаленький, областной все-таки. Ресторанный бизнес процветает. И вдруг в лидеры выходит никому не известный, но пробивной парень. Это я про себя. Господин Уваров вне себя от бешенства и решает уничтожить наглого конкурента. Когда он приходит ко мне для решающего разговора, появляются ребята в масках и вяжут его. И именно у меня в ресторане. Мол, и с тобой будет то же самое! Не успокоюсь, пока не разберусь, что к чему. Ритка до сих пор на работу не пришла. Администратор хренов. Надо Толяну позвонить, омоновец всё же и одноклассник».

— Толь, привет! Как поживаешь? – Дань вежливости, давно не виделись.

— Всё по-прежнему. Ловим бандитов.

— А Уварова, зачем сегодня повязали?

— Уварова мы не трогали. А что случилось-то?

— Всё нормально. Пока.

«Ничего себе! Кто же его взял? К нашим конкурентам можно отнести Зураба Беридзе и Лёню Рыкова. Зураб – человек неплохой, но чужая душа – потёмки. Лёня с криминалом дружит. Это сомнения не вызывает. Дай-ка им позвоню. Прощупать надо».

 

— Здравствуй, Зураб, дорогой!

— Здравствуй, здравствуй, дорогой! Какие дела ко мне? Так ведь ты не позвонишь.

— Слыхал, что тебе машину «Табаани» пригнали.

— Не только «Табаани», — в его голосе звучала гордость. – Там и «Телави», и «Свири», и «Цоликаури», и много ещё чего.

— Ты бы мне ящичек продал.

— О чём разговор? Сейчас отправлю всех по ящичку, — как-то он, вмиг все решил, значит, будет и ко мне вопрос. – Да, Роберт, а что там у тебя сегодня в ресторане произошло.

«Нет, не он. В голосе откровенное любопытство».

— Кто-то Уварова повязал, а кто не пойму, Может, ты знаешь?

— Не знаю, но…, — голос стал очень уж радостным, — Роберт, думаю, мы особо сожалеть не будем, если его закроют. С тобой, надеюсь, воевать не будем?

— Ты, что, Зураб? – в моём голосе тоже зазвучит радость. – Я всегда тебя другом считал.

— Спасибо, дорогой, спасибо!

 

«Позвоним Рыкову».

— Привет, Лёня!

— Что надо?

— А что так грубо? – уголовников я никогда не боялся. – Хоть бы поздоровался.

— Уварова ты ментам сдал?

— О-паньки! – невольно вырвалось у меня. – Это что за наезд?

— Не хрена себе! У тебя в ресторане вяжут Петю Уварова, а ты не сном, не духом.

— Думал, ты организовал.

— Не хрена себе! – вновь вырвалось у Рыкова.

— Ладно, отбой!

«Похоже и этот не причём. Но откуда они так быстро об этом узнали? Ритка пришла».

— Роберт с выходом! – подходит и целует в губы. Вот стерва, знает ведь, что я женился.

— Ты почему на работу опаздываешь? – спрашиваю строгим голосом.

— Роберт, что ты прям…

— Ладно, слушай: позвони своему отцу. Спроси: за что Уварова взяли? Он у тебя хоть и в другом отделе, но менты всё обо всех знают.

Она отошла в другой конец зала долго о чём-то и с кем-то разговаривала. Наконец, вернулась и сообщила.

— Не трогал никто вашего Уварова.

«Вот это, да! Куда же он пропал?»

 

До самого обеда просидел в своём кабинете, пытаясь разобраться в этой детективной истории, а после обеда вернулся Серега и добил меня окончательно.

— Роберт, держись за стул, а то упадёшь! – лицо его просто сияло. – С пожарной, санитарной, ветеринарной всё «О, кэй!»

— Сколько отдал?

— Ни рубля. Никто из них никаких нарушений у нас не нашёл. Одним словом, мы – самое примерное заведение в городе.

— Да-а-а! – единственное, что произнёс.

Работать в этот день уже не мог. Сидел в своём кабинете, пил кофе с коньяком и пытался найти хоть какое-то объяснение произошедшему. Даже забыл, что домой пора.

Об этом напомнила всё та же Рита. Зашла в кабинет, обняла, поцеловала в шею, что-то мило проворковала и полезла рукой под рубашку.

— Рит, ты забыла, что я женат? – спросил, пытаясь вырваться из её объятий.

— Ну и что? – и бешенные поцелуи.

Когда-то они вкупе с неповторимым ароматом духов сводили меня с ума, но сейчас просто отстранил её руки и строго спросил:

— В зале всё в порядке?

— Да, — грустно и растерянно.

— Я домой пошёл, жена ждёт.

Она зло повернулась и выбежала из кабинета.

 

Домой вернулся вовремя, трезвый и с букетом цветов. Счастливая жена обняла меня, поцеловала, и тут в её глазах мелькнуло подозрение, всего на миг. Её нос дёрнулся, рука как бы невзначай провела по шее.

«О, чёрт! Идиот же я! Запах от Риткиных духов и на шее помада. С первого дня подозрения».

— Я тебе такое приготовила, — глаза жены вновь стали счастливые. – На работе всё в порядке? Ты какой-то задумчивый.

— Валечка, не вникай, ради Бога, в этот чёртов бизнес. Это лишь с виду всё красиво, а на самом деле все друг друга сожрать готовы, — и улыбнувшись, добавил. – Но пока ты рядом, не сдамся.

— Иди ужинать, бизнесмен мой любимый!

«Такими» оказались блины с деревенской сметаной. Голода я в последние годы не чувствовал, сказывалась специфика работы, и блины мои повара лучше готовили, но с каким удовольствием ел эти!

Затем ночь, полная любви.

 

Хоть и удалось поспать часа два, но едва утром вышел за дверь квартиры, мысли о вчерашних происшествиях роем ворвались в голову. К тому же не покидало чувство, что наступивший день готовит новые сюрпризы, и они не заставили себя ждать.

Не успел мой ресторан к десяти часам открыться, как вошёл в сопровождении телохранителя и седого старика… Уваров.

— Что, гад, глаза вытаращил? – зло выдавил он после приветствия.

— Жрать будешь? – ответил ему в тон.

Погибать, так с музыкой. Но после следующей фразы неожиданного гостя, трезво мыслить и членораздельно говорить не мог до вечера.

— Я свой ресторан продаю, — произнёс Уваров тем же злым голосом. – Тебе, за миллион долларов. Вот мой адвокат, тащи своего и готовь миллион. Сделку нужно сегодня оформить.

Что могла ответить на это каменная статуя, в которую я превратился. Перед моими глазами стоял его ресторан, лучший в городе, стоимостью, по крайней мере, миллионов в десять. Уваров, между тем, подозвал официанта и приказал:

— Притащи выпить, самое дорогое, что у вас есть и побольше. Серебров сегодня угощает.

Я машинально кивнул, затем ещё несколько раз вслед ушедшему официанту и, наконец, выдавил:

— Ты, это, серьёзно?

— Хватит дурака из себя строить, — злоба просто струилась из его глаз. – Я на воле жить хочу.

До обеда нашел миллион наличными и пригласил своего адвоката. Уваров к тому времени был пьян, но, тем не менее, сделка была оформлена по всем правилам.

 

Направился в свой кабинет, приказав принести туда кофе с коньяком, но раздельно. Рухнул на кресло и уставился в стену. Я все время боролся за своё место под солнцем, прошибая лбом стены и двери. И вдруг все препятствия исчезли, а недруги встречают тебя с распростёртыми объятиями и осуществляют все твои сокровенные мечты.

«Так! Кому это нужно? И главное: зачем? Устранён мой конкурент. Но ведь он в городском масштабе легко решал все проблемы. Предположим, кто-то более могущественный решил прибрать ресторанный бизнес к своим рукам. Зураб и Лёня, думаю, здесь не причём. Этот могущественный убрал Уварова. Скажем, с целью объединения бизнеса в одно целое. Мне это под силу. Я это делаю, и затем берутся за меня. Но кто?»

Додумать не успел. Дверь открылась и ворвалась Рита, бросила мне на стол листок бумаги.

— Что это? – спросил растеряно.

— Увольняюсь.

— Что-о-о?

Ритка увольняется? Да её палкой из ресторана не выгонишь.

— Увольняюсь я, — крикнул истерично. — Не хочу с тобой, сволочью, работать.

— У тебя с головой всё в порядке?

— Всё. Подпишешь заявление, и пусть кто-нибудь расчёт принесёт. Тебя больше видеть не хочу.

И ушла, хлопнув дверью.

Пошёл в свою бухгалтерию к Дарье Сергеевне, она всё и обо всех знает.

— Что с Риткой? – спросил сходу.

— Сама не пойму. Она вчера вечером домой поздно вернулась. На неё отец наорал, он у неё в милиции работает, о карьере мечтает, а дочь распутная. И велел ей уволиться из нашего ресторана, как из рассадника зла.

— А я здесь причём?

— Ты? Не знаю.

 

С каким настроением должен вернуться домой человек, ставший главой городского ресторанного бизнеса? Он должен лететь на крыльях. Но крылья у меня сегодня, что-то не прорезались. Не сомневался, что меня впутали в какую-то странную историю, которую должен разгадать, во что бы то ни стало.

— Опять ты задумчивый? – на лице жены тревога.

— Ты что, Валя? Сегодня у нас с тобой счастливейший день. Мы стали олигархами, правда, пока городского масштаба.

— В самом деле? – на её лице радостная улыбка.

— В самом деле.

«Любимая моя, будь всегда такой милой и нежной. А я приложу все силы во имя счастья нашего и будущих детей».

И тут она словно услышала мои мысли.

— Я сегодня ходила в женскую консультацию. У нас будет ребёнок.

— Валя, родная! – поднял, закружил.

— Отпусти, я сто кило вешу.

«Жёнушка моя ненаглядная. Всё сделаю, что бы дом был полной чашей, и что бы ты и не догадывалась об моих проблемах. Никогда мои заботы не тронут тебя».

 

***

 

— Всё иди, работай! – оторвалась от его губ и слегка подтолкнула к двери. – Мне сегодня тоже на работу.

Подошла к окну помахала мужу рукой. Как приятно сознавать, что ты замужем. А ещё три месяца назад думала, что старой девой останусь. Никто на меня как на женщину и не смотрел.

Зачем я тогда сама припёрлась в городское налоговое управление? Видно судьба направила. Уходить уже собралась, злая как собака, и вдруг:

 

— Помогите, пожалуйста!

Стоит передо мной ни мужчина, а картинка из журнала, а в карих мужественных глазах наглость вдруг сменилась растерянностью, не перед грозной начальницей, а перед женщиной. И первый раз в жизни слышу, как сердце моё каменное застучало.

— Секундочку, — говори и ватными ногами в кабинет начальника налоговой захожу.

Он вскакивает из-за стола:

— Валентина Ивановна, что с вами?

— За дверью мужчина стоит. Ему какую-то справку надо, — поворачиваюсь, выхожу и киваю ему. – Зайдите!

Иду к выходу, медленно иду. Понимаю, что дура, надеяться не на что! Чувствую, догоняет и таким уверенным голосом:

— Вон мой «Ниссан» я вас довезу.

— Куда довезёте? – произношу своим дурацким командирским голосом.

— Хоть на край света. Возражения не принимаются.

— Хорошо! – подою знак своему водителю, он понимает и исчезает в служебном «Ланд краузере».

— Вы не торопитесь? Тогда мы едем в ресторан.

— Тогда у меня два вопроса, — голосом, словно допрос веду. – Могу я поехать туда не переодеваясь? И второй. Это не слишком будет для вас обременительно в финансовом отношении.

— Отвечаю сразу на два ваших вопроса, — в его голосе гордость. – Мы едем в ресторан, который принадлежит мне.

— Тогда поехали, — мой ответ его обидел, до меня просто не доходил смысл нашей беседы.

 

Николай приехал на моей служебной без водителя. Пора выходить. Быстро собираюсь и выхожу.

— Здравствуйте, Валентина Ивановна! – галантно раскрывает передо мной дверь.

— Здравствуй, Коля! – сажусь, машина плавно трогается с места.

— Говорят: вы замуж вышли? — а глаза хитрые-хитрые.

— Ой! Для тебя это новость? – не могу удержаться от смеха. – Небось, знал, какое нижнее белье было на мне в брачную ночь.

— Валентина Ивановна, это совершенно случайно получилось? – лицо становится слегка растерянным.

— Ты, о чём? – тоже в недоумении.

— Про нижнее бельё. Я тогда просматривал, список дамской одежды, пришедшей из Италии, ну и…

— Ох, и гад же ты, Колька! – произношу беззлобно.

— Валентина Ивановна, вы же меня всегда хвалили за осведомлённость.

 

Вхожу в свой кабинет после месячного перерыва. И совсем не соскучилась! Первый раз со мной такое. Раньше ведь и выходные без работы с трудом переживала.

Мой Роберт так и не знает обо мне ничего. И не спрашивает, боится, что узнаю о его прошлом. Родной ты мой, знаю обо всех твоих любовных приключениях, даже о тех которые ты забыл. И то, что два раза чудом избежал суда. Оба дела изъяты из полицейских архивов и уничтожены. Никто больше не доставит тебе забот. А любая смазливая малолетка, подошедшая к тебе, горько об этом пожалеет. Ты мне послан судьбой и никому тебя не отдам. Ох, и дура я! Он всё равно, когда ни когда узнает.

— Валентина Ивановна! – не заметила, как вошёл мой главный сыщик.

— Да, Николай!

— Уваров, взял билет на самолет. Через неделю убывает в Красноярск на постоянное место жительство.

— У тебя, действительно, на него что-то есть.

— Нарыл я ему лет на пять. Если ещё раз даст о себе знать, отправлю. И на Рыкова кое-что есть.

— Рыков? Это…

— У него ресторан «Дунай».

— Ладно, Коля, мне оперативку пора проводить.

Взяла микрофон и включила связь:

— Внимание всем руководителям городских отделов федеральной службы безопасности! Начинаем оперативное совещание. Веду его я, заместитель начальника областного управления федеральной службы безопасности полковник Дурушева… Ой извините! – с трудом убрала улыбку и предала голосу властный оттенок, — … Сереброва Валентина Ивановна.

 

Рейтинг: +7 Голосов: 7 250 просмотров
Комментарии (55)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования