3-й поединок 2-го этапа Осеннего кубка

6 октября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Волшебный мел

Дмитрий

 

Иван учился в начальной школе города N. На занятия он ходил с неохотой. Как-то не задалась у него в этом году учёба с первых дней. Озорной мальчишка никак не мог сосредоточиться на уроках после летних каникул. Был не внимателен, а потому домашние задания ему давались нелегко, но он их выполнял. Однако вызываемый учителем для ответа он терялся и путался. Пытаясь превратить свою растерянность в шутку, он только усугублял своё положение, поскольку учительнице приходилось успокаивать смеющийся над ним класс. Совсем перестало нравиться Ивану ходить в школу. Родители ругали его за двойки, не понимая, как он умудряется получать их за выученный урок. Они, как могли, помогали сыну разобраться с домашними заданиями, но Иван всё чаще стал уходить в какой-то свой, закрытый для всех мир.

Однажды, возвращаясь после уроков домой, Иван увидел в соседнем дворе девочку, рисующую мелками на асфальте. Ему захотел подразнить незнакомку, потоптав её «художества». Озорная улыбка предвкушения мелкого хулиганства расцвела на его лице. Он подкрался сзади, и уже было занёс ногу на асфальтовое «полотно» девочки, как замер. Красочный рисунок привлёк его внимание, остановив от намеченной шалости. Она так вдохновенно рисовала на шершавой поверхности, что не замечала за спиной замершего зрителя.

— Что это? — наконец спросил Ваня.

— Страна. Моя сказочная страна, — ответила девочка, — нравиться?

— Красиво. А, как ты, это..?

— Это всё волшебные мелки.

— Волшебные… Скажешь тоже, — недоверчиво хмыкнул Ваня.

— Они, как бы сами помогают мне рисовать, то о чём я думаю. И мне остаётся только водить рукой, — объяснила девочка.

— Ух ты! Мне бы так на уроках!

— Что на уроках?

— Да вот учу, учу, а у доски всё, что знаю, пишу с ошибками. Мне бы такой мелок волшебный, чтобы он не давал мне делать этих дурацких ошибок! Ведь я же знаю, как правильно...

— Вот возьми, — девочка протянула Ивану картонную коробку с мелками.

— Что? — отшатнулся он.

— Мелки мои, возьми!

— А как же ты рисовать будешь?

— Я уже нарисовала. Бери, — помогут!

Иван, растерянный от такого предложения смотрел, то на мелки, то на девочку и на её рисунок. Соблазн был велик. Ведь он действительно готовит все уроки дома. Родители его проверяют. Но в школе, перед классом, где все хихикают и строят рожицы, он пишет неизвестно что.

— Я только белый возьму, — решился мальчик.

Девочка улыбнулась, кивая ему головой. Иван взял из коробки белый мелок. С интересом рассмотрел его. Сел на корточки, доставая из портфеля тетрадку. Вынув из неё промокашку, завернул мел.

На следующий день учительница вызывала для ответа у доски учеников. Нужно было написать решения домашних задачек по математике. Иван был готов, однако сам поднимать руку, вызываясь отвечать, он не торопился. Желание опробовать волшебный мел в действии соперничало с боязнью очередного провала. Волнение в груди школьника было столь велико, что у мальчика вспотели руки. Его не вызвали, а на перемене он успокоился. Урок русского языка так же не дал ему возможности опробовать волшебную силу мела. Он радовался и негодовал одновременно. «Но завтра меня точно вызовут, — подумал он, — надо будет хорошенько подготовиться, ведь мел напишет то, что есть в моей голове».

Мальчик не ошибся, его вызвали на первом же уроке. Ивану предстояло показать решение домашнего задания. Он подошёл к доске.

— Бери мел. Запиши условие задачи, — сказала учительница, зачитывая задачу из учебника.

Ваня быстро сунул руку в карман, высвободил свой мел из промокашки. Чуть не выронил его, от чего сделал несколько несуразных движений, приведя весь класс в весёлое состояние.

— Ты опять за своё? — строго повернулась учительница к школьнику.

— Нет-нет! Я просто...

— Пиши, — прервала она мальчика, — в магазин завезли....

Иван повернулся к доске и стал писать. Записав условие он, не поворачиваясь к классу, подробно писал решение, объясняя каждое своё действие. Только поставив точку в ответе, он повернулся к классу. Учительница, внимательно слушавшая Ивана, следившая за тем, что он пишет, без дополнительных вопросов отпустила его.

— Садись, четыре, — в некоторой растерянности сказала она.

В классе царила тишина.

— А почему четвёрку? — раздался чей-то голос.

— Тишина в классе! — скомандовала педагог, — переходим к следующей теме...

Иван сунул мел в карман. Испачкав пиджак и вытирая руки, он сел на своё место.

— Молодец! — шепнул ему одноклассник с соседней парты.

На следующем уроке всё повторилось. Ваня, уже с меньшим волнение вышел к доске. Написал несколько предложений, вставив недостающие слова. Учительница, не скрывая своего удивления, вновь увенчала его ответ оценкой «хорошо». К концу учебных занятий Иван со своим портфелем, учебниками и тетрадками, были перепачканы волшебным мелом.

— Ты что со своим мелом ходишь? — заметила рыжая отличница с первой парты.

— А мне этот в руке держать удобнее, — не растерялся Ваня, — мне почерк красивый вырабатывать нужно.

— Ну-ну, вырабатывай.

После уроков Иван побежал в тот двор, где встретил девочку с мелками. Ему не терпелось рассказать ей об успехах её волшебного дара. Девочки он не нашёл. Но её рисунок оставался на асфальте. Прохожие бережно обходили его стороной. Даже дворник, подметая, старался не задевать своей метлой рисунка.

Прошло несколько дней. Родители Ивана радовались успехам сына в школе. Особенно было приятно видеть его возникшее желание учиться. В школе уже не смеялись, когда Ваню вызывали отвечать, а некоторые с облегчением выдыхали из себя напряжение. Его четвёрки сменились пятёрками. Вот только сам мальчик стал тревожиться. Он каждый день бегал в тот двор, где встретил девочку. Расспрашивал о ней прохожих, дворника. Оказалось, что она там не живёт, а приезжала с мамой в гости. Иван был почти в отчаянии, ведь его мел весь исписался. У него в кармане лежал маленький кусочек, которого едва хватит на пару дней.

Придя в школу, Иван волновался. Вызванный к доске, он с трудом выписывал арифметические действия крошечным остатком от волшебного мелка. Его «помощник» стёрся до едва удерживаемого двумя пальцами. И вот мел растворился в руке ученика, рассыпавшись крошками на пол. Иван замер.

— Что с тобой, уснул? — вмешалась учительница, — возьми другой кусок мела. Вот же перед тобой лежит.

Мальчик обречённо посмотрел на педагога. Перевёл взгляд на большой кусок мела. Медленно взял его в руку.

— Ну, что ты стоишь? Пиши! — учительница, видя замешательство Ивана, стала диктовать ему.

Иван робко начал выводить на доске диктуемые предложения. Ободряемый, он стал писать увереннее. Робость исчезла, а довольная правильным ответом учительница поставила Ване очередную пятёрку.

Из школы Ванька не шёл и даже не бежал. Он летел на крыльях радости. По привычке он забежал в соседний двор, где встретил рисующую девочку. На площадке, у качелей, сидела его знакомая незнакомка.

— Привет! — радостно крикнул ей Ваня.

— Здравствуй! — ответила девочка.

— Рисуешь?

— Рисую.

— Тебя зовут-то как?

— Аня, а тебя?

— Меня, — Ваня. Мелки, волшебные опять?

— Волшебные. Вот читай.

Девочка закрыла коробку с мелками откидной картонной крышкой, на которой было написано: «Волшебные мелки».

 

 

 

Енот, Ильич и Сашка

Артём Квакушкин

 

Провинция. 1975г. Сашка.

Утром понедельника Сашка, радостно размахивая портфелем, несся в школу. Несся навстречу со своей любимой учительницей Валентиной Ивановной. Он мысленно представлял, как поздравит ее с прошедшим в выходные праздником – Пасхой.

Сашка слабо представлял себе, что это за праздник, для чего он нужен и зачем нужно красить к этому дню куриные яйца. Но сам процесс окраски, последующий обмен ими и различные игры несли какую-то радость и ожидались потом целый год.

В портфеле у Сашки лежали два крашеных яйца. Он специально выбрал лучшие для любимой учительницы. Сначала хотел подарить одно, а второе – съесть. Очень уж хотелось. Но, переступив через хотение и укорив себя в жадности, решил отдать все.

Дождавшись перемены Сашка подбежал к учительнице и, протянув ей два ярко-красных яйца, радостно сверкая глазами произнес: «Валентина Ивановна, Христос воскресе!»

Валентина Ивановна вдруг как-то вмиг окаменела. Будто бы в нее внезапно влетел осколок разбитого зеркала из сказки про Снежную Королеву. Лицо учительницы стало вдруг резко меняться, одномоментно превращаясь в какое-то другое, совершенно незнакомое.

Рот ее вдруг широко распахнулся и оттуда, словно рассерженные дикие пчелы, стали вылетать непонятные для Сашки слова. Вылетать и стыдить. Стыдить и ругать. Они веером разлетались по классу, занимая все его пространство. Разлетаясь, они сталкивались с Сашкиными одноклассниками заставляя их краснеть и прятать глаза. Ведь у многих были в портфелях подобные подарки. Сашке вдруг стало неимоверно стыдно и горько. Стыдно от того, что он не только притащил яйца в школу, не только красил их накануне, но еще и ел!!! Зазвенел звонок на урок, но Сашка не слышал его. Он слышал лишь последние слова учительницы: «Выброси это немедленно!!!»

Он выскочил из класса и заметался по опустевшему школьному коридору. Ему очень хотелось, как можно быстрее избавиться от того, чему еще некоторое время назад он радовался.

В центре рекреации на высокой и широкой тумбе стоял огромный белый гипсовый бюст вождя. Ильич с прищуром и любовью смотрел на Сашкины метания и, казалось, хотел ему что-то сказать. Или чем-то помочь. Сашка посмотрел в эти добрые и чуткие глаза и вдруг его осенило. Он нагнулся и закатил под эту тумбу два крашеных яйца. Туда, куда с момента водружения тумбы не могла дотянуться ни одна рука человека…

 

Провинция. 1981г. Там же. Енот.

Енот быстро и беспокойно шел по школьному коридору. Шел в кабинет директора школы. У него было «окно» и он хотел обсудить важную проблему: что делать с 6-Б. А именно с этим естествоиспытателем и материалистом Сашкой. Сам Енот был начинающим учителем географии. Предмет свой он любил. Детей – тоже. Выпросив у директора в начале года кинопроектор, он был единственным учителем, который крутил детям на уроках познавательные фильмы. Беринг, Миклухо-Маклай, Беллинсгаузен и другие путешественники спускались с экрана и рассказывали ребятам об открытиях и приключениях. Все бы было хорошо и ровно, вот только с Сашкой не ладилось…

Кнопки и клей на стуле и натертая парафином доска были лишь цветочками на фоне вулкана из гидропирита и фиксажа, густой белый дым от реакции которого покрыл и класс, и школьный коридор и лестницу. Яркий луч кинопроектора разрывал клочья этого дыма. И в этом белом дыму слышались испуганные возгласы школьников и радостные крики команды корабля Витуса Беринга: «Земля! Земля-аа!!!»

Последней каплей стала газетная вырезка, пущенная Сашкой по рядам во время самостоятельной работы. Статья газеты «Труд» называлась «Бешеные еноты» и рассказывала о том, как бешеные еноты в Америке нападают на людей. Урок был сорван.

И вот теперь Енот шел к директору, чтобы как-то разрешить создавшуюся ситуацию.

«Господи, за что мне такое! Зачем я пришел в школу. Я же совершенно не умею ладить с детьми!» подумал Енот, проходя мимо широкой красной тумбы с большим бюстом вождя.

Ильич с прищуром и любовью смотрел на метания Енота и, казалось, хотел ему что-то сказать. Или чем-то помочь. Но не успел: учитель метеором скрылся в кабинет директора.

 

Провинция. 1986г. Там же. Енот.

Енот стоял в школьном коридоре и смотрел, как рабочие демонтируют в рекриации красную широкую тумбу, на которой раньше стоял бюст вождя. Сам бюст пока что стоял тут же, развернутый лицом в угол. Казалось, что Ильич обиделся на людей. Ведь он стоял на этом месте больше двадцати лет. Стоял и стоял себе тихохонько.

А Енот, ныне ставший директором этой школы, вдруг вспомнил тот день, когда он, будучи молодым педагогом, побежал к директору по поводу Сашки. «Где же он, интересно, сейчас? Как сложится его жизнь? Жизнь без Ильича…»

Вдруг он услышал громкозаливистый смех рабочих. Подойдя поближе Енот увидел, что под тумбой, на которой стоял бюст лежат запыленно себе два пасхальных крашенных яйца!

«И смех и грех!» — подумал Енот.

 

Москва. 2017г. Сашка.

Утром понедельника Сашка, радостно размахивая портфелем, несся в школу. Несся к своему любимому 6-му Б. Сегодня он обещал показать детям эксперимент с вулканом.

Он мысленно представлял, как раздавит таблетку гидропирита и белые клубы дыма покроют все окружающее пространство. И в этом белом дыму будут слышны испуганные возгласы школьников и радостные крики команды корабля Витуса Беринга: «Земля! Земля-аа!!!»

А еще, наверняка он знал, что ребята поздравят его с прошедшим в выходные праздником – Пасхой. И все будет хорошо.

Сашка вдруг вспомнил о Еноте: «Интересно, как он там? Где же он, интересно, сейчас? Как сложилась его жизнь? Жизнь без Ильича…»

Рейтинг: +8 Голосов: 8 526 просмотров
Комментарии (85)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования