5-й поединок 2-го этапа Осеннего кубка

10 октября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

К А К Я П Р О В Е Л А Л Е Т О

Илья Криштул

 

(школьное сочинение)

 

Лето я провела у бабушки в деревне. Мне там было очень интересно и весело. Вечерами мы с бабушкой сначала смотрели «Две судьбы», потом «Универ», потом шёл «Татьянин день» и до начала «Дома-2» у нас был ужин. Мы кушали, смотрели «Дом-2», затем сидели и ждали его ночной выпуск, который ещё интереснее. Иногда мы не просто сидели, а смотрели «Кодекс чести-3», но он нам не очень нравился, потому что четвёртая программа у бабушки не показывала. Утром мы сначала просыпались и смотрели повторы «Двух судеб» и «Татьяниного дня», а повтор «Универа» я не смотрела, что я, дура, что ли. Я шла к подружке и смотрела повтор «Агента национальной безопасности». Потом мы смотрели «Модный приговор» и бежали ко мне на «Ворониных», потому что дедушка подружки в это время смотрел «Улицы разбитых фонарей», а мы их смотрели два раза ещё весной. После «Ворониных» и до «Двух судеб» мы смотрели «Любовь мою» и «Любовницу». Однажды к нам приехала моя мама и разбила телевизор. Мы с бабушкой плакали, но к началу «Универа» успели уйти жить к бабе Нюре на другой конец деревни. Правда, баба Нюра вместо «Дома-2» хотела смотреть «Бальзаковский возраст» и они с бабушкой подрались. Бабушка её победила, но посуды совсем не осталось и мы кушали из ведра. А один раз во время «Возвращения Мухтара-2» баба Нюра умерла, но её всё никак не могли похоронить, только успели между «Солдаты-9» и «Бандитским Петербургом» отнести к калитке. Потом нас всё-таки нашла моя мама, долго ругалась и прямо во время «Пусть говорят» увезла меня домой, куда мы приехали к «Сексу в большом городе», но мне посмотреть не дали, а заперли в комнате, где не было телевизора и я скучала. Теперь я не знаю, что случилось с Олесей и нашла ли она своего отца, который ожил ещё в 134 серии. Я боюсь, что это помешает мне хорошо учиться и стать звездой в «Доме-3», куда я сегодня ночью послала 23500 SMS-ок с папиного мобильного телефона. Вот и всё, что я делала летом, до свидания, оставайтесь с нами, не переключайтесь, реклама пролетит незаметно.

Полина, а фамилию я за лето забыла.

 

 

 

Кому я родной?

Александр Паршин

 

Сегодня всё, как всегда. Последний урок, Галина Сергеевна кивнула головой Вике Сушковой, подождала, когда та возьмёт мел и стала диктовать:

— В городе «эн» статистика показала, что ежегодно количество автомобилей увеличивается на двадцать процентов. Во сколько раз увеличится количество автомобилей через пять лет, если его рост будет продолжаться прежними темпами?

Затем обвела взглядом класс и, улыбнувшись, добавила:

— Кто решит задачу – ставлю пятёрку за четверть.

Сейчас меня вызовет. Уже стали оборачиваться – значит, никто решить не может. А я ведь не гений. Такой же ученик четвёртого «А». И пятёрку мне не надо – она у меня есть, притом за год, и по всем предметам.

Не пойму, почему никто не может решить такую простую задачу. Хотя такие мы ещё не решали. Придется считать в уме – вытащу свой допотопный сотовый опять хихикать начнут. Учительница посмотрела на меня:

— Слава Шулепин, на тебя надежда. Сразу ответ не надо. Объясни ход решения.

Кто в этом сомневался? А сосчитать-то не успел. Ладно, попробую на ходу.

— Увеличение на двадцать процентов можно выразить как количество автомобилей, умноженное на одну целую, две десятых. Надо пять раз перемножить одну целую, две десятых. Получится, примерно, в два с половиной раза.

— Вот так нужно решать задачи, — на её лице улыбка, вдруг сменилась тяжёлым вздохом. – Жалко мне с вами расставаться, послезавтра последний звонок, и вы пятиклассники. А я ухожу на пенсию.

До звонка о математике никто не вспоминал. Грустно у всех на душе – четыре года Галина Сергеевна с нами.

Вот и звонок. Вышли из школы. За Игорьком отец на машине приехал. А у меня отца – нет. Тоска! У матери денег всегда не хватает. Телефон старый с клавишами. Дома даже компьютера нет. И кроссовки все расклеились.

Самое обидное, сегодня у меня день рождения. Одиннадцать лет. Мама купит торт и что-нибудь из одежды. Попьём чай. И всё! Я понимаю – маме тяжело.

 

Вот мой дом. На третьем этаже наша с мамой квартира, двухкомнатная. Уроков не задали. Все одноклассники сейчас в компьютеры уткнутся. А мне что делать?

Вот и наша квартира. Это что за пакет на дверной ручке весит? Открытка: «Владислав, поздравляю с днём рождения!» Но-ут-бук!!! Ле-но-во!!! О котором я мечтал! Он же тридцать тысяч стоит!? Ма-ма!!!

Дверь закрыта. Руки дрожат. Ключ в замок не попадает.

Что и говорить! До шести часов вечера я исчез из реального мира. К тому же там и «вай-фай» был подключён и пароль записан. Пока не зазвенел будильник на сотовом телефоне. Значит, через полчаса мама должна прийти.

Что-либо делать не мог, просто смотрел в окно. Вот и она с Юркой идёт. Это сосед в квартире напротив. Тот на десять лет младше мамы и у него жена Оля в декрет пошла. Юрка и моя мама в одном проектном отделе работают. Юра такой серьёзный – даже старше мамы выглядит.

— Мамка-а! – бросился ей на шею, едва она вошла в квартиру. – Спасибо!

— Сыночек! Родной мой! Денег совсем нет. Я тебе ботинки купила и тортик. Ты уж, извини!

— Спасибо, мама! – только и смог выдавить.

— Сейчас пойду, чай заварю. А ты пока ботинки примерь.

Я просто влетел в свою комнату. Не – это не сон! Ноутбук стоял на месте. Быстро сложил всё в коробку и затолкал подальше под кровать.

А кто его подарил? Такое только родным людям дарят. Кому я родной? Маме, конечно. Есть у меня ещё тётя Рита и бабушка Марина. Они вдвоём в деревне живут, очень бедно – у обеих нет мужей. Мама говорит: «Это напасть на наш род». Такую сумму они на подарок не потратят – у них таких денег никогда не было. И на дверь они подарок не повесили бы. А мама-то – тем более! Я как увидел подарок, обо всём на свете забыл и не заметил этих странностей. Здесь одни странности!

Что заставило поверить, что ноутбук купила мама? Открытка. Ой, она так на столе и лежит! «Владислав, поздравляю с днём рождения!» Так меня зовёт лишь мама. Остальные – Владик, Славик. Дядя Женя, Юркин отец – Владом, одноклассники – Славяном.

— Владислав идём чай пить!

Открытку, на всякий случай – в книжку.

— Иду! – изобразив на лице улыбку, захожу на кухню.

— Ботинки, как раз?

— Да! – а ведь даже не померил.

— Одень – я посмотрю.

Забегаю в свою комнату. Открываю коробку, надеваю ботинки. О, удобные! И как раз по ноге. Правда, такие никто в классе не носит. Ладно – мне не привыкать.

 

Уплетаю торт, разговариваю с мамой, а у самого из головы ноутбук не выходит. Теперь даже не сам ноутбук, а его загадочное появление. Выбираю момент и спрашиваю:

— Мама, а почему ты меня Владиславом зовёшь? Все – Владом или Славиком.

Лицо мамы стало грустным, взгляд застыл. Долго молчала, затем с трудом произнесла:

— Папа так назвал. Его Гришей звали. Говорил, что у него имя не звучит, а у сына должно быть красивое и звучное. И сказал, как к человеку обращаются, таким он и будет. Мы тебя с рождения Владиславом стали звать – по-взрослому звучит.

— Мама, а расскажи о папе. Только честно.

— Пойдём в зал!

Мы зашли в комнату, и мама достала с верхней полки шифоньера альбом. Из-под обложки вынула фотокарточку. На ней она, похожая на старшеклассницу, стояла рядом с крепким черноволосым мужчиной, который держал в руках ребёнка – меня.

Поднял глаза на маму, перехватил её задумчивый взгляд и спросил:

— Мама, ты его любила?

Она посмотрела на меня, словно в первый раз увидела:

— Владислав, а ты ведь у меня совсем большой, — долгая пауза. – Любила.

— А почему он от нас ушёл? Что, не любил?

— Любил. Квартиру эту для нас всех купил, и на меня записал.

— Мама, я ничего не пойму. Объясни!

— Работа у него какая-то странная была. Постоянно куда-то исчезал, иногда на целый месяц. Однажды вернулся с перевязанным плечом, но ничего не объяснил. Когда уходил последний раз, сказал, что вернётся не скоро. Проходили месяцы, годы, а он так и не вернулся.

Я видел на глазах у мамы слёзы и задал вопрос, от которого она вздрогнула:

— Мама, ты и сейчас его любишь?

Она уткнулась мне в плечо и заплакала. И я понял, что любит.

 

Этой ночью долго не мог уснуть. Думал. Такого загадочного случая в моей жизни ещё не было. И решил, во что бы то ни стало докопаться до истины. С чего начать? Поставлю себя на место этого незнакомца.

Решил я подарить кому-то дорогой ноутбук, но так, чтобы тот не узнал от кого подарок. Повесил пакет с ноутбуком на дверь его квартиры. Но в подъезд нужно ещё зайти – сейчас везде электронные замки. Ладно, подождал немного и зашёл с кем-то живущим здесь. Повесил пакет на ручку двери и ушёл.

Не-е-ет! Я должен убедиться, что подарок возьмёт тот, кому он предназначен. Что нужный человек подходит к подъезду увидеть невозможно, тот может пройти под окнами.

Значит – наблюдал откуда-то. Это можно сделать со второго этажа или с четвёртого. Со второго он не наблюдал. Я бы его неминуемо встретил, когда поднимался по лестнице. Только с четвёртого. Увидел, что я взял пакет и зашел в квартиру, затем спокойно спустился и ушёл.

Но на незнакомого мужчину, стоящего на площадке этажа могли обратить внимания жители тех квартир. Можно у них поспрашивать. Кто у нас там живёт.

В трёхкомнатной живут дядя с тётей и двумя детьми. Он постоянно на работе. Жена – всегда дому. У них маленький ребёнок. И девчонка мелкая – во втором классе учится в нашей школе. У неё надо спросить – может что видела.

В однокомнатной какие-то студенты квартиру снимают. Появляются лишь вечером – у них спрашивать бесполезно. Да и не станут они со мной разговаривать.

В квартиру над нами на прошлой неделе заселился новый жилец. Страшный дядька с лицом в шрамах. Здесь – совсем облом.

А на нашей площадке? Тётя Соня, которая рядом с нами живёт. Смотрит в глазок, едва услышав чьи-то шаги на лестнице. Если она видела, уже пришла бы и рассказала маме.

Напротив нас – дядя Женя с тётей Светой и Юрка с Олей. Они все не любопытные. Но с дядей Женей стоит поговорить – он всегда даст умный совет.

Долго вертелся в кровати, но в голову ничего путного не приходило. И тогда решил подойти к поиску разгадки с другой стороны. Кто мог это сделать?

Мама? Нет. Бабушка с теть Ритой? Тоже – нет. И тут мне в голову пришла ошеломляющая мысль. Папа!!! Какое-то время даже не мог нормально соображать, и слёзы на глазах выступили. Но когда успокоился – понял, что это лишь мечты.

Вернулся бы папа. Он просто зашёл бы к нам в квартиру… Поцеловал бы маму… А я обнял бы его за шею и никуда не отпускал.

Эта картина так ярко предстала перед глазами. А я смотрел, смотрел, смотрел… и не заметил, как заснул.

 

Ясно, что на следующее утро Галина Сергеевна ничего не задавала, не спрашивала, а всё вспоминала, какими мы маленькими пришли в школу четыре года назад и, какими сейчас стали большими.

А я сидел и мечтал. О папе! У всех есть отцы, и все считают так и должно быть. У Мишки Григорьева отец пьёт, с его мамкой ругается. Но ведь он и трезвый бывает. Ездит с Мишкой на рыбалку, вместе свой старый «жигулёнок» ремонтируют. У Игорька отец, конечно, круче он в полиции работает, майор. Часто в школу за ним заезжает. У Вики Сушковой – бизнесмен.

А какой, интересно, мой папа? На той фотокарточки красивый и высокий. Где он сейчас? Может какое-то секретное спецзадание выполняет? Послал друга, мне подарок передать. Кончится задание, и папа вернётся. Будем втроём жить.

 

Отпустили нас с уроков рано. Домой шёл быстрым шагом. До вечера посижу в Интернете. Как охота маме ноутбук показать. Но она больше расстроится, чем обрадуется. Не любит, когда малознакомые люди дорогие подарки дарят. А здесь – неизвестно кто подарил.

О, дядя Женя из магазина идёт! Надо поговорить.

— Здравствуйте!

— Привет, Влад! Из школы? Как учёба?

— Завтра последний день, но оценки уже выставили.

— И у тебя, конечно, все пятёрки.

— Да.

— Молодец! Что здесь скажешь?

— Дядя Женя, а можно вам вопрос задать? – решился я на серьёзный разговор.

— Задавай!

— Вот, допустим, у мужчины жена и совсем маленький сын. А он от них ушёл. Почему это могло случиться?

— Влад, взрослые немного по-другому мыслят. Может пил, денег не зарабатывал или характерами не сошлись.

— Нет, — я задумчиво покачал головой. – Он нас любил, и деньги зарабатывал.

Дядя Женя посмотрел на меня внимательно и всё понял, но продолжил, как ни в чём не бывало:

— У женщин нет ничего важнее семьи и детей, а у мужчин есть ещё работа и долг. Воины тоже любили своих жён и детей, но уходили на битвы. Возможно, и у того мужчины был долг перед Родиной, который надо выполнять.

Я задумался. С этим более-менее понятно. И тогда задал вопрос, который волновал меня сильнее первого.

— Дядя Женя, а если тот человек через десять лет вернулся, но не пришёл к жене и сыну. Какие могут быть причины? Он их сильно любил.

Дядя зачем-то потрепал меня по голове:

— Понимаешь, Влад, могут быть обстоятельства сильнее любви. Предположим, на той войне он стал инвалидом. Настоящий мужчина не станет портить жизнь жене и сыну. Вот и не стал возвращаться. Может быть, и более банальная причина. Увидел, что жена вышла замуж за другого. У его сына новый папа и они счастливы. Так зачем мешать их счастью?

Вновь потрепал меня по голове:

— Ладно, иди домой, а мне в наш магазин зайти нужно.

 

Подошёл к своему подъезду, а там баба Соня на лавочке сидит. Кстати! Подхожу, радостно улыбаюсь:

— Здравствуйте, баба Соня! Как ваше здоровье?

— Спасибо! Не плохо. Вот только спина болит. Врачи мазь выписали и посоветовали какой-то прибор купить….

Ну, это надолго! Нашей соседке лишь дай повод поговорить – не остановится. Похоже, ни о чём не знает. Зачем, только я с ней разговор затеял – теперь придётся стоять и слушать? Что-то замолчала.

А это страшный сосед идёт. Прошёл, взглядом со мной встретился. А глаза вроде добрые. И скрылся в подъезде.

— Вот ведь зыркнул! – воскликнула бабушка. – Точно уголовник. Морда вся исполосована, и ходит тихо, как приведение.

— Ладно, баба Соня, я пошёл, — как вовремя повод уйти нашелся. – Дома дел много.

— Иди, иди, милый!

 

До вечера устанавливал новые программы и регистрировался на различных сайтах. Пока мама не пришла. Быстро всё затолкал под койку. Неужели постоянно буду от мамы скрывать. Нет – нужно, как можно быстрее разобраться с этой загадочной историей.

После ужина сел в своей комнате за стол открыл первую попавшую под руки книгу и, уставившись в неё, стал думать.

Предположим, папа вернулся. Поставлю себя на его место.

Стою у подъезда и жду жену. Вот она выходит из-за угла, и я бросаюсь к ней. Стоп! Она идёт с Юркой и улыбается. Кто такой Юрка, папа не знает. И наверняка, подумал то, что сказал дядя Женя.

Но ведь можно подойти, и всё выяснить. А если папа без руки или без ноги, или весь обожжённый? Он точно подумал: «Зачем я, такой страшный, буду мешать её счастью».

И ко мне не стал подходить именно поэтому. Подарил на день рождения ноутбук. Выходит – помнит эту дату. Папка, папка, ну, вернись ты! Буду любить тебя, какой бы ты не был.

И в этот вечер заснул с придуманным образом моего папы.

 

Сегодня пятница. В школе последний звонок. Четыре класса позади. Жалко прощаться с Галиной Сергеевной. Осенью в пятый класс. Будет много учителей. Хватит о грустном. С сегодняшнего дня летние каникулы. Правда, особо интересного меня ничего не ожидает. К бабушке на месяц уеду. Буду помогать по огороду, ходить на рыбалку.

Подошла наша учительница, обняла:

— Слава, я на пенсию ухожу. Ты не забывай меня. Приходи в гости – всегда буду рада.

— Вы что, Галина Сергеевна, как я могу вас забыть? Вы моя первая учительница.

Она вновь обняла меня и заплакала.

 

Возвращаюсь домой. Настроение одновременно, и радостное, и грустное. Впереди каникулы, но и неизвестность. Что там будет через три месяца? Только что мама звонила, сказала, что сейчас придёт домой, и мы поедем к бабушке Марине в деревню картошку сажать. Но почему всё же не спокойно на душе?

Чем ближе подходил к дому, тем сильнее колотилось сердце, словно предчувствуя, что-то невероятное.

 

Поднимаюсь на свой третий этаж и вижу испуганное лицо бабы Сони, смотрящее куда-то вверх. На ручке нашей двери небольшой пакет с открыткой и дорогим «айфоном». А на открытке надпись: «Владислав, поздравляю с окончанием четвёртого класса!»

Я закрыл глаза и в голове замелькали картины. Мама… Фотография… Юрка… Дядя Женя… Страшное лицо… Четвёртый этаж… Баба Соня, смотрящая вверх. И вдруг всё соединилось.

Ещё не осознав этого до конца, повесил пакет на ручку и бросился вверх по лестнице. Подбежал к квартире над нами и толкнул дверь. Та бесшумно открылась.

Он стоял передо мной, высокий со страшным лицом. Я замер, словно перед обрывом. И чтобы не передумать крикнул:

— Ты мой папа!

Мой крик, словно ударил его. Он зашатался, сделал шаг ко мне, опустился на коленку и… обнял меня:

— Владислав, сынок!

Я чувствовал на спине его сильные руки, а на глазах слёзы и закричал:

— Папка, родной, ты вернулся! Я ждал тебя!

— Прости, сынок! Не мог вернуться раньше.

Он увидел в моих глазах немой вопрос, встал и подтолкнул меня в комнату. Подошёл к шифоньеру и открыл дверку. Я увидел чёрный парадный мундир, погоны с двумя синими просветами и тремя звездочками. И много орденов, и медалей.

С минуту я наслаждался эти зрелищем, улыбнулся папе и, неожиданно, даже для себя, спросил:

— Папа, почему ты не пришёл сразу к нам?

Он, как-то виновато пожал плечами. А я рассмеялся:

— Ты увидел, что мама шла с Юркой? – посмотрел на его удивленное лицо и добавил. – Это наш сосед, сын дяди Жени.

— Это Юрка? – поднял руку на уровне пояса. – Маленький, белобрысый?

— Когда это было? – и вновь рассмеялся. – Сейчас он из себя взрослого корчит.

Папа так и застыл. Пока не послышался крик бабы Сони и торопливый топот маминых каблучков по лестнице.

Она влетела в эту квартиру с испуганными глазами. Увидела моё счастливое лицо – взгляд стал недоумённым. Затем стал подниматься выше. И вдруг её глаза расширились до невероятных размеров.

— Григорий! – вскрикнула она и стала падать.

Мы с папой бросились к ней и не дали упасть.

 

Сегодня тридцатое августа, встреча с одноклассниками, знакомство с новыми учителями. Мы с папой едим в школу на нашем «Лексусе». Классная машина!

Подъехали, вышли. У нас с папой даже костюмы одинаковые и галстуки. Фамилия у меня теперь другая – Дружинин. Папа с мамой поженились – теперь у нас полная и крепкая семья. И кажется, через полгода у меня братик или сестрёнка появится.

Папа вытащил с заднего сидения огромный букет роз и протянул мне:

— Дальше иди один!

Я ударил по его протянутой ладони и пошел к своим одноклассникам. Не скрою, приятно, когда на тебя смотрят удивлёнными глазами. Подошёл. Вика Сушкова, не отрывая от меня зачарованного взгляда, спросила, кивнув на удаляющийся «Лексус»:

— Владислав, это кто?

Я выждал паузу и гордо ответил:

— Это мой папка!

Рейтинг: +8 Голосов: 8 366 просмотров
Комментарии (84)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования