5-поединок 1-го этапа Осеннего кубка

10 сентября 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

Когда сбываются сны

Сантехлит

 

Да нет никаких секретов!

И желания самые обычные, можно сказать житейские:

— хочу встретить женщину, в которой растворился бы без осадка;

— хочу, когда время придет, подвести черту жизни с улыбкой и именем ее на устах;

— хочу разом вдруг разбогатеть, как граф Монте-Кристо, чтобы одарить друзей и наказать недругов;

— хочу в космос слетать туристом за двадцать лимонов баксов – зря, что ли заканчивал аэрокосмический факультет?

Это на перспективу.

А прямо здесь и сейчас хочу разгадать тайну Берега Заветных Желаний.

Закончилась миссия его прошлым веком или продолжается до сих пор?

Как стать ее лауреатом?

Я так понимаю, волшебными спичками или бабушкиным платком из сундука здесь не пахнет. Накрайняк – рыбка золотая, исполняющая желания, или дева подводная, кою Садко своим пением обворожил. Мне его подвиг не повторить – нет ни гуслей, ни слуха музыкального, да и голоса тоже. Вот если не петь, а болтать – я бы эту вертихвостку чешуйчатую возможно очаровал.

Или вот с бреднем по берегу носиться в поисках золотой рыбки – занятие весьма непристойное.

И потом, почему это я должен сказкам верить?

У меня есть конкретный и неизученный феномен – Животворящая Сила Земли, выходящая на поверхность в этом месте. Какого рожна еще искать? Надо ее изучать.

Вот надо чем заниматься! Только с чего начать?

Наверное, с того, что я тоже когда-то был ребенком и любил помечтать. О, как я тоскую по тому времени! Надежды той романтичной поры с переездом в эти места возродились вновь. Но по-прежнему не могу выносить суеверий и ворожбы – только научный подход! Годы не остудили меня. Мне претит замкнутость домашнего мирка, чаепитие у телевизора и вечные сплетни о том: кто, где, кого и как. Хочу наслаждаться жизнью во всей ее полноте – понимать непонятное, открывать неоткрытое, постигать необъятное, мерить ногами родную землю.

Я частенько сижу в беседке на берегу Подборного, которая будто «ласточкино гнездо» прилепилась на высоком холме у самой воды. Здесь всегда меня даже при не очень сильном ветре охватывало пьянящее ощущение полета, сбивавшее с мыслей о таинствах Берега Заветных Желаний. В такие минуты готов верить в Бога. В такие минуты готов верить в себя – я еще не потерян для полноценной жизни.

Но даже когда ветра нет, свежесть воды как утренний бриз ласкает лицо, и необыкновенное ощущение мира и покоя наполняет мое существо, словно оно после долгих скитаний вернулось к родному очагу. Просто какое-то наваждение!

Такая вот на Берегу Заветных Желаний беседка есть.

Я с радостью сюда прихожу, подолгу сижу и ухожу с неохотой.

Порой сижу бездумно, блаженно улыбаясь и жмурясь от солнца, накренившегося к горизонту. О, какое чудесное ощущение свободы, как приятно озерный воздух своим запахом щекочет ноздри! К черту все тайны! Да здравствует свобода праздных мыслей!

Вот и ночь подошла. Звезд на небе становится больше – кажется, какой-то волшебник зажигает их в темном небе одну за другой. Горизонт сузился до ближайших деревьев, и противоположный берег растворился во тьме.

Откуда-то в памяти всплыло: «Смысл жизни в ней самой, но мы того не замечая, бездумно шествуем к могиле».

Внезапно к горлу подкатил комок. Тысячи лет стоит это озеро. Поколение за поколением люди приходят к нему. Кому-то везет в жизни, кому-то не очень. Но всегда идут перемены – в одежде, обычаях, даже взглядах. Жизнь не может не меняться – это объективная истина. И не стоит бояться перемен. Возможностей тысячи на земле, как сделать карьеру, разбогатеть – перед каждым открыты любые пути. А что делать человеку, задавшемуся целью открыть всего лишь одну тайну природы?

День проходит за днем. Я все хожу в беседку на Берег Заветных Желаний, а исполнений нет. Может, не там ищу? Может, не то шукаю? Может, не ключик мне нужен, не Емелина щука и не золотая рыбка. Может, Берег сам по себе исполняет желания, стоит только о нем подумать.

Попытка не пытка – что я хочу?

Ну, скажем, космос может и подождать – никуда он не денется.

Сундук Монте-Кристо пусть полежит в земле – если до сих пор не нашли, что ему сделается?

А вот женщина, растворяющая чувства в себе круче, чем «царская водка» — в самый раз! Теперь, когда Маришка в очередной раз заневестилась, как-то тоскливо стало на душе – никакого намека на праздник, сплошное творческое вдохновение. Самое время осуществиться мечте о той разъединственной женщине, что предназначена только мне и никаких соперников.

Желание встретить не вдруг возникло – мечта, можно сказать, выстраданная десятилетиями.

Вот говорят, у незамужних женщин особый взгляд – оценивающий – так смотрят еще менты и начальники.

Думаете, у холостых мужчин такого взгляда нет? Есть и даже у женатых.

Оценить женщину, проходящую мимо, взглядом раздеть, мысленно овладеть – это вам чуждо, мужики?

Ну, значит, я какой-то особенный!

Даже встречаясь с Маришкой, поглядывал я на женщин и оценивал их пригодность:

— эта красива, но глупа;

— эта умна, но некрасива;

— эта всем удалась, но замужем, черт возьми!

Где, как ни в санатории, где женщины и работающие, и отдыхающие позиционируют себя невестами, такие оценки производить?

Кому как ни охраннику? – все барышни на виду.

Но я приглядывался в основном к персоналу: отдыхашки, они как бабочки – прилетела-улетела – проку с них?

Приглядывался и отсеивал, приглядывался – и круг избранниц сужался.

Наконец, осталась одна-единственная, та, что стала всех милее на свете.

Красивая? Привлекательная. Фигурка – закачаешься!

Умная? Не глупа. Для женщины – в самый раз!

Добрая? Ласковая? Нежная? Это все на взаимности.

Что бросается в глаза – порядочна не по-женски.

Я ведь не первый год на свете живу и не первый раз увлекаюсь женщиной – много их было у меня, так что опыт имеется. И он мне подсказывает – чтобы в крайности не впадать, не жди от женщин привязанности. Жди ласки, любви, нежных слов про любовь, но помни – всегда и везде женщина гуляет сама по себе, как Киплинга кошка.

Это не вина и не беда ее – это суть природой заложена.

Кроме рождения детей и продолжения рода человеческого женщине присуща еще одна функция, заложенная в ней природой: она – катализатор эволюции.

Самый наглядный пример – мусульманский брак.

Имеешь возможность – имей сто жен, сто детей – плоди умные головы!

Не имеешь возможности – нет тебе женщины: либо сотвори что-нибудь, либо умри бесплодным в непригодности.

Неприглядный пример – христианский брак.

Женщина – мерило успешности мужчины.

Пока на коне ты, пока при деньгах, она готова разделить с тобой все тяготы и лишения обеспеченной жизни. Лишь споткнешься, она уйдет, детей заберет – и поминай, как звали!

Любопытная:

Странно. У меня нет ни ласки, ни любви, ни нежных слов про любовь, а есть привязанность. И не гуляю, как кошка. Или я совсем неправильная женщина или вы заблуждаетесь. Или оба исключения из правил. И опять же, если так думать, то именно эти мысли и материализуются. И другая рядом просто не окажется.

Что сказать Вам, уважаемая?

Три версии ответа:

— может быть, Вы – исключение из правил (такое бывает);

— может быть, в окружении Вашем, нет мужчины успешнее Вашего мужа;

— а, скорее всего, Вы лукавите – в этом у женщин нет исключений.

Но продолжу о своем – о самой порядочной, по-моему мнению, женщине на свете.

Я так и сказал ей однажды – мол, женщины есть прекрасные, покоряющие своей красотой, добротой, любезностью и загадочностью; вы пленили мое сердце вашей необыкновенной порядочностью.

Не тайком на ухо, а при всех и вслух.

Она улыбнулась – приятен был комплимент.

А кумушки из нашего окружения на меня набросились:

— У тебя нет ни одного шанса. Ты раньше умрешь, чем покоришь ее сердце, а уж ласки добиться, тем более не надейся. Жалки твои надежды. Своим вниманием к ней ты доказываешь глупость и беспросветный авантюризм. Так что лучше оставь все попытки.

— Зря вы так, — говорю, испытывая легкую боль в сердце. – В любви важен не результат, а сам процесс. Пока любит, сердце живет – а как пройдет любовь, оно умрет.

— Однако, ты совершаешь ошибку.

— Конечно, ведь я живу!

— Ты не понимаешь положение дел. Женщина посвятила себя детям и внукам. Посторонний мужчина в ее жизни? – да это бред! Что вы на это скажите?

— Для любви это не преграда. Я буду просто сидеть и смотреть на нее, приходя в восторг, зная, что она есть.

— Идиотизм! Есть на свете другие женщины – некоторым даже вы сгодитесь.

— Согласен – есть. И, может быть, будут в моей пастели. Но в сердце моем только она!

— Во всяком случае, это глупо – надо любить ту, которая полюбит тебя.

— Ошибаетесь. Просто женщина – это женщина, женщина в сердце – это мечта.

— Чепуха! Это все равно, что влюбиться в портрет или фотографию, или в ту, которой на свете нет.

— Но она есть. Она в сердце и мечтах. И я верю, что мы будем вместе, не смотря ни на что!

— Блажен, кто верует!

Жизнь поддакивала моим оппонентам.

Каждое утро – мы частенько работали вместе – она встречала меня, как малознакомого человека. Каждый раз мне приходилось вновь и вновь топить лед в ее глазах. Лишь к вечеру, может быть, подустав немного, она забывала о напускной неприступности – подходила ко мне, заводила простой разговор ни о чем.

Я был счастлив, она отдыхала и относилась ко мне… как к охраннику.

В следующую встречу все начиналось с начала.

Я был счастлив и несчастлив одновременно.

Потом администрация санатория сменилась. И такой дебил пришел начальником в охрану, что я тут же написал заявление на увольнение по собственному желанию.

На вопросы посвященных в сердечные дела мои отвечал:

— Стыдно признаться, но такого испытания психики не вынесла даже моя любовь.

— А мы говорили, что это у тебя ненадолго.

— Любовь моя не умрет. Просто видеться будем реже, меньше возможностей поговорить, но сердце мое принадлежит ей – в этом нет перемен.

— Нет никого на свете страшнее влюбленного идиота!

— Но я интеллигентный и воспитанный идиот – предмету моего обожание не грозит ничего.

— Думай, как тебе хочется.

Любопытная:

Несвоевременность — вечная драма любви.

Может я и ошибаюсь. Кто ж поймёт, что это за чувство такое? Может оно и есть, но осознаём только, когда теряем. А иногда и нет, а грезится, что вот оно, то самое, единственное и неповторимое. Потом оказывается, что это просто два одиночества, иллюзия, мираж. Поди, разберись… И да, когда внутри огонечек горит — хочется жить. И больше ничего не нужно.

Я попробую Вам объяснить, а Вы постарайтесь меня понять.

Вам не стоит заморачиваться над тем, чего нет. Любить дано только мужчинам – женщина позволяет себя любить. Вспомните классическое: «… слева кудри токаря, справа – кузнеца…». Хотя, может, наоборот – дословно не помню. Но и ей безразницы – она с обоими готова замутить, лишь бы не упустить. А пока страдает, бедняга – кого выбрать-то, мол, сердце, подскажи. В каком месте здесь любовью пахнет? Правильно, от мужиков.

Так вот. Про единственное и неповторимое….

В основе всего либидо – половое влечение мужчины к женщине. Отношения с женщиной простой мужик, без затей, называет перепихоном. Но мы-то ведь утонченные, нам хочется чего-то большего, чем, скажем, коту на крыше. Мы убеждаем себя, что нам не нужны все кошки подряд, мы хотим одну-единственную, которая лучше всех.

Итак, первый этап – мы выбираем женщину, которая лучше всех.

Второй этап – нам мало одного перепихона с одной-единственной женщиной, но и другие нам не нужны: наша-то лучше всех. Мы убеждаем свою плоть, каждую клеточку существа, что жаждем ее и только ее – женщину, которая лучше всех. В принципе, это уже страсть. То есть ревности, обиды, погони, перестрелки, поединки с соперниками и т. д. и т. п., а, в конце концов, обязательно перепихон.

Третий этап. Как-то один мой приятель, в принципе малограмотный, заметил:

— Знаешь, почему женщины рядятся в платья из тонких тканей? Потому что мужик хилой пошел. Раньше он на бабе шкуры бизоньи рвал, а теперь гипюр не по силам.

Разумно?

От слабосилия ли мужика, от дальнего ли прицела – наступят лета, когда и на перепихон сил не станет, а женщина вот она, женщина хочет… и что с нею делать?

Лютню в руки и петь о любви. Природа пошла к мужикам навстречу и научила женщин любить ушами (это расхожее – я бы заменил слово «любить» на «внимать мужской любви»).

Третий этап подразумевает, что духовная близость выше телесной. И снова затея мужиков – женщины просто ведутся.

Так вот, любовь дана мужику, чтобы жизнь во все времена не казалось кислой.

Это ведь здорово! это по-рыцарски! – любить так до гроба! любить навсегда!

Но по большому счету любовь – это такой же блеф, как дружба, религия и прочая-прочая…. как книги, картины, стихи и песни. Но согласитесь – было бы скучно на свете жить без всего этого. Так что….

Добиваясь той женщины, о которой уже говорил, я решил, что ни слова ее, ни интим, ни даже отметка в паспорте ничего не скажут о том, что я достиг цели. Только глаза, ее счастливые глаза, обращенные на меня, могут свидетельствовать, что я не напрасно потратил время.

Чтобы не случилось после с нами, вспоминая меня, она с гордостью скажет:

— Я любима была.

Ведь жизнь богаче, если есть, что вспомнить.

А любить может только мужчина – женщина позволяет себя любить! Но она может гордиться тем, что ее любили. Или не гордиться ничем. Как карта ляжет. А сердце должно подсказать ей, кто из кудрявых будет любить сильней.

Вы не обижайтесь, милые дамы, у вас других забот полон рот – дом, работа, семья, дети, муж, скотина…. И очень часто последних два слова пишутся через дефис.

Любопытная:

Мы — точно инопланетяне. Как порою трудно понять друг друга.

С чем-то согласна, с чем-то нет. Да, у нас разные задачи. И все не так прямолинейно.

У понятия «Любовь» много значений. В каком — то смысле вы правы: женщины создают поле любви, они – сама любовь, как цветы, как солнце. Начиная с любви к себе (первый круг), а затем согревая своих близких заботой, нежностью, теплом.

А мужчины, как пчелы, летят на аромат, красоту, греются в этих лучах, готовы оберегать и поддерживать, наслаждаться и защищать свою розу от других посягательств. Поэтому мужчина любит, а женщина позволяет это делать. Не всякому, а достойному, близкому себе. Ее проявления любви – не слова, стихи, картины – ей некогда, она растит детей, создает уют, кормит и обихаживает членов своей семьи, ставит задачи для своего мужчины. А он ради любимой готов горы свернуть, чтобы она была счастлива. Его внешний мир, ее внутренний. И выбирают женщины из тех, кто прилетел на аромат. Не дело цветам гоняться за пчелами.

Но женщины также как мужчины — влюбляются, страдают, ревнуют, обижаются, желают….

Ждут, хранят верность, жертвуют собой, своей карьерой, заботятся о больных мужьях – это ведь Вы не будете отрицать? Примеров море. И предают, и изменяют, и бросают, и выходят замуж по расчету, также как и мужчины. И не думаю, что здесь уместно говорить, кто больше, а кто меньше. Как бессмысленный спор — «стакан наполовину пуст или наполовину полон?».

Re:

Все было бы так, если бы не мусульманский брак.

Мужчина вкалывает, а женщина… ну, понятно.

Если бы религия не заставляла стучатся в землю головой, я бы и обрезание принял как должное. Но пойдем дальше….

Итак, после ухода с работы надежды мои на сближение с любимой женщиной превратились в фантазии. Но фантазия, как и поэзия, заслуживает внимания – не так ли? Решить проблему свою через другую ипостась – то есть с помощью Берега Заветных Желаний.

Непорядочно – скажите – противоестественно.

Назовем это вынужденным экспериментом.

Спросите – этично ли экспериментировать с любовью?

Что вы от меня ждете? Чтобы я попустился и утешался мечтами в одиночестве?

Один простой вопрос – вмешательство сверхъестественных сил может понравиться вашей избраннице?

Этот вопрос решает все. От ответа зависит моя мечта. Можно ли мне соврать?

Я не причиню ей вреда. Только с мыслью об этом приступаю к эксперименту.

Снова я в беседке на Берегу. Снова я повторяю просьбу тому, кто исполняет Заветные Желания. Пусть я убежища его не открыл, но я знаю, что грибные места навсегда остаются грибными – а значит, если он был, то он есть, и я твердо уверен, что он мне поможет. Вера в это придает силы. Скажу больше – для меня это вопрос жизни и смерти.

До какой степени? – спросите.

До такой – я хочу эту женщину сделать счастливой.

Успокоив себя, отбившись от внутренних оппонентов, я сидел в беседке, воспринимая ее большой лампой Аладдина – какую дощечку тут поскрести, чтобы джин явился и все уладил? Думал, что с ней (беседкой-лампой) нужно уметь обращаться – это только в былые времена (когда и беседки-то здесь не было) все желания исполнялись одним желанием. Теперь все стало гораздо сложнее.

Желая чуда, смотрел на уток, кормящихся из рук отдыхающих, и это помогало сохранять трезвость мысли. Однако день клонился к концу. И от этого накатывала волна отчаяния. Никаких признаков, что я услышан, что над исполнением моего желания кто-то уже работает – значит, ничего и не будет. По крайней мере, сегодня – успокаивал сам себя.

Отдыхающие пошли ужинать, и я остался на берегу в одиночестве. Смотрел на блики воды, машинальным жестом сплетая и расплетая пальцы, и не услышал, как в беседку поднялась старушка.

Бабка как бабка, старомодная, лицо в морщинах, спина согбенная. Она сказала всего три слова:

— Поторопись, тебя ждут.

И я, ускоряя шаг, ринулся вниз из беседки.

Шел берегом и не к санаторию. А, можно сказать, в обратном направлении. Прежде, чем врубиться, куда и зачем иду, думал, что за бабка-то странная – прежде не видел. Уж не… Готов был перекреститься и поверить в живых мертвецов.

Странно как-то, лицо же я видел, а вспомнить черты никак не могу.

Впрочем, я всегда узнаю людей лишь по одежде – есть такая беда в организме.

В принципе я не против, чтобы Тот, Который Исполняет Желания имел облик волшебницы. С женщинами у меня всегда все лучше получается.

С опозданием пожалел: сорвался и не посмотрел – на месте ли деревянный идол знаменитой целительности. Она с кувшинчиком на пеньке сидит и смотрит на озеро чуть поодаль от пункта проката. Рукою резчика изображен исторический момент, когда Чокориха принесла молоко бултыхающемуся у берега в поисках своих сокровищ изболевшемуся купцу Зотову. Очень так мне сдается, что эта бабка и поднялась в беседку, только без кувшина.

А я молока и не просил.

На пляже не было хода за ограждение с северной стороны, но была дырка в заборе чуть дальше – напротив футбольной коробки. Я пролез в нее, вернулся к берегу и посмотрел на санаторий – за верхушками деревьев возвышался белый корпус, чем-то напоминающий лебедя. Потом автомобильной колеей пошел в сторону пансионата «Лесное озеро».

Заход солнца за озером и кромкой леса – красочное, но печальное зрелище. Сумерки застали меня на территории пансионата. Я обошел его забор через камыш и жесткую траву, в которой прятались куски «егозы» — колючей проволоки ограждения. Надо было смотреть под ноги, так что свинцовым пурпуром закатного неба не любовался.

От мостика пляжа пансионата выложена плиткою дорожка пешеходная – так что споткнуться можно лишь от усталости. Ноги уверенно привели меня к одному из ряда двухэтажных коттеджей. И так же уверенно рука достала из кармана ключ, который подошел к замку двери. Внутри тишина, запах цветов и мокрого кафеля – будто только что в помещении сделали амброзией влажную уборку.

Странно, подумалось, хотя в то же время и зловеще – кой черт принес меня сюда?

За окнами растаяли последние остатки света, но на привычных местах были выключатели. За прихожей обнаружил большой гостиный зал с камином в малахитовой облицовке. Здесь же кухонные причиндалы – духовки, плиты, шкафчики, холодильные камеры во всю стену. Короче, студия… так-так-с.

Стол в центре – большой овальный, вокруг мягкие стулья. Возле камина кресла. На стенах картины и канделябры под старинный стиль. В отдельном помещении большая ванна с коморкой сауны и стиральный автомат.

У противоположной стены лестница, ведущая на второй этаж. Там коридор во всю длину дома, слева – четыре двери в комнаты, справа – в центре рекреация (зона отдыха) с выходом в застекленную лоджию и две двери в комнаты с обеих сторон. В конце коридора лестница в мансарду. В комнатах размещены спальни, кабинет, тренажерный зал – все экипировано по высшему разряду. К спальным комнатам примыкают санузлы – туалеты с душевыми кабинами.

В мансарде стеклянная крыша с раздвижным окном, большой телескоп и пара винтовых кресел. Столик в углу с ноутбуком и мягкий стул.

Все чинно, все к месту и с большим вкусом.

Странно, но я чувствую себя здесь как дома.

Нашел бар, налил чего-то там из початой бутылки на дно бокала и выпил – оказался коньяк. Глубоко выдохнул вместо закуски и сел у холодного камина размышлять – ночь сегодняшняя полна неожиданностей. Надо было понять – откуда все это и для чего. Или, как знающие люди говорят – не спрашивай Господа за что дары его, поинтересуйся для чего?

Обошел все комнаты, но и намека не нашел на чье-либо здесь проживание – хотя ухожено и не запущенно. В шкафу одной из спален висит на плечиках набор мужской одежды. На глаз прикинуть – мой размер.

Еще налил, еще выпил, потер подбородок и кивнул кому-то – благодарю, мол. Потом громко крикнул:

— Есть кто дома? Что, даже домового нет?

Откуда-то со второго этажа донесся легкий цокот когтей по паркету – кошка? Оказался пудель – маленький, беленький, подстриженный – с ухоженными хвостиком и гривой. Нахально запрыгнул ко мне на колени, бесцеремонно ткнулся раза два лобиком в мою ладошку – добился ласки и калачиком свернулся, притиснувшись к моему животу. Вот тунеядец!

Снова вернулся к своим мыслям – откуда это и для чего. Просто волшебством несет! Есть только один ответ – все это мне дано… точнее нам с любимой мною женщиной для счастливой жизни. В съемную однокомнатную коморку она бы не пошла, а сюда – другой вопрос.

Дом был красив. Даден мне по воле волшебства – значит, исполняется мое желание?

Вскоре я допил коньяк, и захотелось спать – глаза слипались, голову кружило.

Ну, хорошо – сказал себе – раз я дома, пойду-ка в спальню, не на диване же ночевать. Сказал и сделал.

Теория теорией, а практика практикой. Я был почти уверен, что проснусь в своей задрипанной полуторке, с замызганными обоями, а не в том роскошном доме, в котором уснул. Но увидеть себя утром в комфортной спальне было подобно шоку – словно электрический заряд пробежал по спинному мозгу. Настал момент, которого ждал всю жизнь – я богат! Однако, необходимо взять себя в руки и надеть маску равнодушия – будто все идет так, как и должно быть.

Интересно, откуда у меня эти богатства? Надеюсь я не наркоторговец и не контрабандист. Новая жизнь была постелью из роз, и не хотелось бы, чтобы во сне ко мне являлись толпы убитых или ограбленных людей. Не хотелось бы и криминальных знакомств. Не нужно быть слишком прозорливым, чтобы предусмотреть наступление плохих времен, если богатство нажито нечестным путем.

Я размышлял, обдумывая эти вопросы, и между делом совершал туалет – побрился, зубы почистил, принял душ. Зная, что трусость может отравить любую жизнь, успокоил себя тем, что дом и деньги на пластиковой карточке, которую нашел на столе в кабинете, все это дары Берега Заветных Желаний.

Я человек не медлительный, но осторожный. Обдумав все, пришел к выводу – все это дадено мне, чтобы исполнилось заветное мое желание. В этом доме (не в моей же полуторке!) расцветет наша любовь с женщиной, которая лучше всех.

Я сразу вспомнил ее улыбку, в которой не меньше двух тысяч вольт. Жар очей ее выжигал на теле моем иероглифы. Ее лицо было прямо передо мной, а голос бархатный говорил:

— Мы будем жить здесь вдвоем – ты и я… вместе всегда.

— Обязательно!

Бывает, когда словами все не скажешь, и тогда говорят тела. Это был тот самый случай. Мои руки обняли ее, прижали к себе, мой рот приник к ее губам. Она ответила тем же – ее руки лежали на моих плечах, губы были ласковыми….

Теплота внезапно исчезла, все стало плохо.

Она не боролась со мной, не пыталась оттолкнуть, но губы ее стали безжизненными, а глаза совершенно пустыми. Она так и стояла, пока я не опустил руки.

— Что случилось?

— Хорошенькое личико – это все о чем вы мечтаете? – спросила она с рыданием в голосе. Страдание исказило ее лицо. – Все мужчины похожи…. все одинаковы.

И тут же растаяла, поскольку была видением.

С одной стороны, я должен быть в восторге: она наконец-то поцеловала меня. Но что означает ее внезапная холодность и упрек? С другой стороны, это все же было видением – стоит ли придавать значение?

И тут я понял, что непроходимо глуп. Ведь я уже на полпути к осуществлению своей мечты. Но любимая женщина дала мне понять, что новый дом и я в нем – это еще не все, что требуется от меня. Однако пойми ее – чистая любовь ей не нужна, достаток предложишь – где же любовь? Вечная, как вселенная, женская непоследовательность.

Как жить, когда к счастью или несчастью, Бог наделил меня острым наблюдательным умом, который все видит и осознает, делает неутешительные выводы, мучается от знаков отвращения? Мужик попроще на моем бы месте – ага! она в объятиях моих, целует меня! срывай с нее одежду! вали ее на кровать! плевать! – улыбается она или плачет: потом все равно спасибо скажет. Я, к сожалению, не такой….

Я так напряженно думал, что не мог усидеть в своем новом доме – позавтракал холодными деликатесами, что нашел в холодильнике, и вышел на свежий воздух.

Близился полдень. Немногочисленные отдыхающие пансионата совершали променад. Я решил спуститься на пляж, надеясь не застать никого на платформе у берега и посидеть в одиночестве.

Работник пансионата поливал из шланга лежаки с шезлонгами и саму платформу – поприветствовал меня, как давно знакомого. Я поднялся на второй ярус, облокотился на ограждение и стал смотреть на санаторий, чей пляж находился неподалеку.

Мне нужно было набраться решимости.

Я пришел в санаторий.

Она стояла ко мне спиной и беседовала с маленьким мальчиком и его мамой. На ней были белая блузка и черная юбка, подчеркивающие соблазнительные линии тела. Не видел ее милого лица, а только черные как смоль короткие волосы. Прежде они были гораздо светлей и свободно падали локонами на плечи. Прежде я любовался ими – смотрел, как зачарованный. Она замечала это и порой бросала на меня короткие недовольные взгляды – куда ты так пялишься? вот же я!

Я представил себе сценку под названием «Если бы мы были женаты».

— Привет, — сказала она.

— Ты сегодня заканчиваешь как обычно? Хочешь, смотаюсь в город и куплю что-нибудь вкусненького к ужину?

— Что, например?

— Ну, не знаю. Закажи. Впрочем, пусть будет сюрприз. Сейчас сгоняю в ресторан и закажу что-нибудь для двоих – на их выбор. И какого-нибудь хорошего винца. Давненько у нас с тобой не было романтического ужина.

— Да уж очень давно.

— Я заеду за тобой.

— Я люблю тебя.

— Пока….

Ничего не сказав, я прошел к банкомату – интересно было знать, сколько средств хранит моя карточка. Снял полста тысяч на пока – замучился считать ноли в квитанции о проделанной операции.

Отсюда мне уже было видно ее лицо – она по-прежнему разговаривала с мамой и мальчиком. Я махнул ей рукой, и она улыбнулась в ответ. Подошел, присел на диванчик, всем своим видом выражая – я тебя жду для общения. А пока думал о ней.

Интересно, она сознает свою привлекательность? – совсем не кокетка, хотя одевается со вкусом, двигается сексуально, и вообще очень фотогенична. Мужики отдыхающие – все же происходило на моих глазах – часто подкатывали к ней вроде как для общения, а в глазах горела похоть. А в ней возникают желания? – столько поклонников вьется вокруг. Обычно я подмечал за ней притворный холод и безразличие в ответ на горячие, восхищенные взгляды, которыми одаривают ее мужики.

И я был в числе тех мужчин, но так и не смог выдавить из себя признание.

Наконец она освободилась – мы одни.

— Приветик, — сказал я. — У тебя все в порядке?

— Привет, — отозвалась она и села рядом со мной на диванчик. – Что нового?

— Пришел работу тебе предложить – без отрыва от основного производства.

— Какую?

— Горничной частного дома в пансионате «Лесное озеро». Платят прилично.

— Сколько?

— А сколько ты здесь получаешь?

Она назвала сумму.

— Там в два раза больше, — не раздумывая, сказал я.

— Интересно, — сказала она, — но ходить далеко.

— Тебя будут возить на такси.

— Откуда ты знаешь?

— Так хозяин-то я.

— Ты внезапно разбогател?

— Почему внезапно. Я же тебе говорил – у меня столько книг написано, нужен только толчок к известности, и деньги рекой потекут.

— Если не врешь, поздравляю!

— Домик купил в два этажа – нужен пригляд. Ты согласна?

— Деньги всегда нужны – с ними сложности. Только не верится мне что-то – так не бывает.

— Надо просто поехать и посмотреть.

— Ну, хорошо, после смены.

— Я буду ждать тебя на такси, а потом домой отвезу.

Я нанял такси и у ворот санатория поджидал, волнуясь – придет, не придет? Я слишком много поставил на кон, чтобы просто так бросить игру. Можно сказать – душу дьяволу продал. От волнения готов был расплакаться.

Подошла она:

— Давно ждете?

Я уже выскочил из авто и открыл ей заднюю дверь.

— Садитесь.

Сам обошел к другой двери и сел с ней рядом.

— В пансионат «Лесное озеро», — приказал водителю.

 

Вот уже год почти, как мы вместе не работаем, но она часто приходит ко мне во сне. После таких встреч просыпаюсь воодушевленный, но словно одурманенный. Обычно даже не помнил, о чем говорили, но чем занимались – очень даже прекрасно. Ощущения радости сна всегда сменялись печалью бытия. От сна до сна я скучал по ней. А теперь вот рядом сижу, почти касаясь бедром ее бедра. Силы небесные! – сны сбываются иногда.

По дороге почти не разговаривали: я готовился к самому важному в жизни признанию, а она, возможно, устала за время дежурства. Вместе с тем, у меня присутствовало такое чувство, что я совершаю нечто предосудительное: никогда прежде не завлекал женщин деньгами. Мне казалось, что я совершаю ошибку, обращаясь не к сердцу ее, а рассудку. Ведь речь шла не просто о романе мужчины и женщины – я встал на путь, с которого не свернуть, и придется идти, пока дорога не кончится, и мне придется остаться там, куда она приведет.

У таксиста в машине работало радио, и звучало что-то весьма популярное. Мы сделали вид, что внимательно слушаем. Да и не хотелось общаться при постороннем.

У ворот пансионата, я попросил водителя подождать нас.

Я предложил ей руку, и она сунула свою ладошку под мой локоть. Одному Богу известно, сколько часов провел, мечтая пройтись с этой женщиной подруку. Женщиной, в которой хотел бы раствориться весь без остатка. У меня холодок прошел по спине при мысли, каково же это – встретиться с реальностью лицом к лицу. Одно дело – пастельные сцены во сне, и совсем другое – стать ее выбором при разности наших возрастов в двадцать лет.

— Вот и пришли, — сказал я, когда мы остановились у двухэтажного из зеленого камня сложенного коттеджа с лоджией и мансардой на крыше. Мне почему-то с трудом дались эти слова. Глаза увлажнились, в носу закололо. Хотел, было сказать, что дом у нас будет красивый, но вовремя сообразил, как глупо и неискренне это прозвучит.

Она пожала плечами и покосилась на меня – мне показалось с некоторым смущением.

— Неплохой дом. Буржуйский….

С тех пор, как я его покинул, отправляясь в санаторий, в нем мало что изменилось. Мы обошли его не спеша, посмотрели все комнаты и расположились у камина в студии на первом этаже. Два бокала я наполнил «мартини».

— Признаться, Анатолий Егорович, меня удивляет, что вы обратились ко мне.

— Что же тут удивительного?

Она опять пожала плечами.

— Видите ли, я ведь знаю, что я вам нравлюсь, поэтому представляю, что меня ждет здесь. Мне конечно нужны деньги, но я вынуждена отказаться – и вам, и мне будет лучше от этого. Найдите себе молоденькую с ногами от ушей. Уборки она будет делать некачественно, зато все остальное – закачаешься.

Она отхлебнула из бокала и продолжила:

— Возможно, мне придется жалеть об отказе, но… извините. Я знаю, что вы очень умны. Возможно, намного умнее меня, и вам не составит труда понять почему – но я не могу у вас работать.

В принципе что-то подобное я ожидал, поэтому сразу же предложил другой вариант.

— Отлично! Все карты раскрыты – нас стоит повысить ставки. Я предлагаю вам пять санаторских зарплат, но к обязанностям горничной вам добавятся функции моей любовницы.

 

 

 

Кот и Белка (идиллия)

Капиталина Максимова

 

Давно это было или недавно. Сейчас уже никто не припомнит. Только чудеса быстро случаются, но не быстро рассказываются. А пишутся ещё медленнее. Как-то в таёжный посёлок забрела из-за границы случайно Белка Сучковская. А, может, не случайно, а специально прибежала из заморских краёв, чтобы уму-разуму учить кошачий народ. Дескать, кошачье племя надо отучить валерьянку пить, воровать мышей – и, вообще, навести порядок в мелкокотино-тигрином рыжем царстве – государстве. Сей год осень была тёплой, да лето было холодным. Орешки, ягоды не созрели. Оказались все беличьи дупла пустыми, а на носу, гляди, вот зима нагрянет. Она завьюжит, заноет, землю забелит. Пашня поседеет, да озимые согреет.

А чтобы Белке согреться в своих дуплах, надо сильно летом попотеть: грибы насушить, орехи нарвать, из ягод по-своему варенье наварить, шишки еловые припасти. Вот она твёрдо решила: «Сбегаю-ка я в Северный посёлок к Савелию Кефирычу в амбар. Наверняка у него что-нибудь найдётся в деревянном расписном «под гжель» ларчике. Да видит Тризор на серебряной цепи сидит. А ошейник весь брильянтами, смарагдами и яхонтами нанизан, да намордник рядом лежит чудо из чудес весь из янтаря, сапфира и нефрита. Пёс весь из себя такой! Пыжится, как ёж в клубочке. Пасть свою с метр шириной и высотой, зевая, открывает, да зубы фарфоровые показывает. А про клыки? Рассказывать страшно, не то, что глядеть на них – жуть жуткая. Щёлкнет, как щипцами, и нет Белки.

Сообразила Белка, что сегодня не забраться в клеть к Кефирычу. Жить-то хочется, детишек малых, бельчат, кормить надо, которые навзрыд рыдают по дуплам, как — никак усыновлённые и удочерённые от всяких суррогатных матерей, ибо царство Беличье на каждого ребёнка по сто килограммов кедровых орех дают. А что там драки происходят на базарных сайтах из-за этих, никому не нужных, бельчат — это чепуха в сравнении с Мировой цивилизацией. Тут уж не до жиру, быть бы живу.

Гавкнул, тявкнул Тризор, а Белка с испугу – шасть! И на тоненькой берёзе, на самой вершине, танцующей от ветра, оказалась. Сидит ни жива, ни мертва. Хвост, как у павлина дрожит. Волосики хвоста и кисточки на ушах ходуном ходят, словно ветерком раздуваются. Душа Белки в самые коготки ушла и спряталась в пушистом серебряном хвосте – руле «БМВ». А сердечко и, вообще, готово наружу выскочить и кинуться в озёрный омут головой.

Сидит, значит, Белка на самой верхушке, качают из стороны в сторону, как в зыбке, ветки её и приговаривают: «Держись, заморская красномордая красавица с серебреными волосами. Смотри далеко, видь глубоко!» Слезть или спрыгнуть боится, так как по карте находится почти у Северного полюса. Вдруг можно оказаться в Бразилии или Аргентине. Мало ли ещё где? История не сказывает и упорно по политическим мотивам умалчивает.

И только задумала она с берёзки слезть по белоснежному стволу, но не тут-то было. Глядит и видит: на пеньке, под самой берёзой, Кот Золотой, а по-русски рыжий, сидит и песню поёт в свои усищи. Он-то сразу добычу заприметил. Сидит песню «Интернационал» мурлычит, усами шевелит туда – сюда, сюда-туда. Белку сторожит, когда та спустится. Жирный весь, как Мурза Татарский. К такому в рот палец не клади, моментом отгрызёт и ещё скажет: « Так и было!»

Как только Белка сиганула на верхушку берёзы, — и он тут, как тут, будто с Тризоркой на серебряной цепи который, договорились поиметь Белку на пару. Сидит, значит, Белка, дрожь её пробирает, шкура ходуном ходит, как кухонные ходики, температурит, словно от гриппа и думает: «Что же предпринять?» И поскольку ушки у Белки с кисточками, а значит и хитрости больше, в которых ума палата, нежели у Тризорки с Мурзой Татарским. Покачивается она на ветке, да как запоёт славянские песни на татарский мотив. Тут, кто хочешь, заслушается.

— Мурза, ты такой красивый, шёрстка твоя, так и отливает золотом, что погладить тебя хочется. Лезь ко мне поближе. Я тебя обласкаю.

— Я бы рад, отвечает Мурза Татарский, да отяжелел малость в чужой стране, будучи. Откормился там на оффшорных харчах. Пузо моё мешает, на колени ложится.

— Чем же кормили тебя в гостях? Поди, на пицце так раздобрел.

— Ой, Белочка, не сказывай. От шашлыков крысиных отказывался. А мышиные окорока даже на нюх не терпел.

— Ну, уж всяко не тяжелей меня будешь? Видишь, я сижу на самой высокой ветке – и ничего. Не гордись, Золотые Усики, взбирайся медленно, но верно!

— Да нет. Если бы ель или сосна, тогда и рискнуть не страшно. Пальма Северная, хоть носорога вес выдержит, не то, что мой, закусив свой ус, промяукал Мурза татарский. А сам зорких глаз, охровых не спускает с Белки, облизывается – всем закускам – закуска! Что там мыши – полёвки? Крысы и те ещё, будучи за лесным кордоном, обрызгли. А вот, Белка?

— Да не страшись! Лезь смелее Мурзюша! Ты не только Татарский, но ещё и золотой. И, давай, Белка нахваливать кота, что он и такой умный, и что усы у него не такие, как у всех зверей, что и когти, как у медведя – шатуна. Схватит мышь, – и нет Серушки Полевой. Что, дескать, и крысы ему нипочём! Полки котов ему водить на битву с серыми разбойниками – волками. Хвалит и хвалит из последних сил Белка. Она давно бы сиганула на другое дерево в тайге. А тут? Одна — одиношенька берёза, на которой и оказалась в палисаднике у Кефирыча. Вот ведь, как в западне оказалась, – ни шагу, ни прыжка не сделать на другую ветвь, другого дерева. Только по стволу на пенёк спуститься нужно, чтобы покинуть это страшное место. А там кот, Мурза Татарский. И думает про себя Белка: « Ну, ладно я – воровка, а Мурза-то, кот, вообще, разбойник из Орды заморской. Попади к нему? Не поглядит на мою красоту – оторвёт башку, – и конец мне, и моему счастью таёжному в чужострании. И снова давай маслить кота всякими ласковыми словами.

— Лезь ко мне, Мурзишка! Давай усами померяемся! Узнаем, у кого они длиннее?

— А не проще ли тебе спуститься Белка – Стрелка? Не ты ли по деревьям скачешь, как стрелы Чингачгука. Метнёшься и,- оп! На земле! А мне под тяжестью золотой шкуры, сама понимаешь? Усы золотые не поднять, не то, что хвост, кстати, тоже золотой.

— А ты ползком. Лапа за лапой, так и одолеешь ствол берёзки. Она тяжесть твою и не почует. Не медлий же! Чем быстрее ты со мной на вершине встретишься, тем быстрее мы с тобой и познакомимся.

Не быстро сказка сказывается, да ещё медленнее пишется. Сидит кот Мурза – Хитруль Мурзовский, по отчеству, то ли по фамилии Татарский на пне под берёзой. Глаза у самого сверкают. Языком себя облизывает, шёрстку золотую расчёсывает, да Белку ждёт, когда она спустится. А белка сидит себе и сидит на ветке, вцепившись коготками. И снова давай расхваливать Мурзу, Хитруля Мурзавского, по фамилии Татарский.

— Что-то ты друг мой долгожданный, долго думу думаешь, а законов никаких не пишешь? Позволь, хоть твои топазы — глазоньки хорошо рассмотреть? Ты всёвидящим оком всё созерцаешь, что надо и не надо. Покажи свои жёлтые глаза – бусинки – они сродни брильянтам. Я своими бусинками смоляными на них посмотрю, чтобы увидеть, есть ли у тебя совесть в них. Всё разорил. Гнёзд человеческих не оставил. Поголовье народа сократил. Крыс, мышей днём с огнём не сыскать. Поди же ты, до меня теперь добрался.

— Так милая, Белочка, мы с тобой сродни как бы получается, одна в поле ягодка. Ты воруешь, а я граблю. Спускайся, милая, на пенёк! Дай поглядеть на твои глаза – жемчуга внимательно и с большой любовью. Одари ты меня своим прекрасным взглядом.

А берёзка между тем под напором ветра ветками друг о дружку лязгает, словно скрипка расстроенная. Самыми нежными басами ветка с веткою разговаривают и думу про себя думают: «Кто кого? Кот умнее или Белка?» Блестят у кота глаза, как масло масленое из подсолнухов. Близка добыча, да не укусишь!

Долго сидел и думал Мурза – Хитруль Мурзовский, по отчеству Татарский, что ему делать? Никто времни не засекал. Может, день думал. Возможно, неделю? Как знать? Быть может, и месяц? Кот, особенно Мурза и год может караулить свою добычу. Кто его знает? Ему одному это известно.

Не быстро сказка сказывается, а ещё медленнее пишется.

И наконец, Мурза Татарский решил вскарабкаться к Белке – Стрелке.

— Ползу, Белочка, к тебе. Ты меня только дождись! Очень хочу смерить и узнать, чьи же усы длиннее и богаче?

— Конечно, распрекрасный, писанный в полоску, дождусь. Ты даже в этом не сумняши, перейдя на славянский язык, молвила Белка, почёсывая свою мордочку лица своими малюсенькими лапочками. Хвостом своим клянусь! Жемчугами тебя обласкаю. Не трусь! Мужик ты, аль не мужик? Лапа за лапой и глянь ты уже около меня.

— Не предашь ли ты меня Белка – Серебрушка.

И давай они ещё пуще друг друга расхваливать. Точь-в-точь, как послы и дипломаты иностранные. Ни дать ни взять дипломаты курьерские, может, и эмиссары, направленные по специальному заданию. О пользе сей политики говорить не приходится. Кто и зачем явился в чужую страну. Может на полное разграбление…

— Ты красива, подобно платку из китайского переливчатого шёлка, снова царапая исцарапанную берёзу, молвил Мурза, Хитруль Мурзавский по фамилии Татарский.

— А ты, Мурзюша, как райский цветок! Что ж ты сидишь на пне под берёзою, как сорный вьюнок? Тебе надо давно на верхушке берёзы быть! Думаю, что друг дружке будем верны до гробовой доски. Не трусь!

— Белочка, клятва твоя, как треск еловой шишки.

— Ну-ну! Посмотрим, кто уступит, а кто вскарабкается быстрее на берёзоньку?

Ничего не оставалось Мурзе, как карабкаться по веткам берёзоньки. Чем выше он приближался к Белке – Стрелке, тем выше она забиралась к небу. Вот уже лапой подать до Белки – Стрелки. Как вдруг… ветка качнулась под напором ветра, — и сдуло Белку на другой кустик. Такие пируэты выдавала Белка, как балерина Большого Лесного театра. И Мурза Татарский, Хитруль Мурзавский, своим острым оком бегал по стволу дерева. Куда Белка метнётся, туда и Мурза. Никак не успеть за ней, она, как волчок: Фигаро там Фигаро тут. До чего допрыгался, да и не заметил, как шмякнулся оземь. Долго неподвижно лежал в коме. Отошёл от беспамятства, и снова за своё.

— Батюшки, Мурзюша! Ты упал что ли? Да не страшись, сочти это за массаж в салоне красоты. Посмотри на меня, как я прыгаю, так и на землю могу упасть на лапы и ничего, Конечно, с первой попытки плохо получится. Но ты на то и Мурза Мурзович, хан, по отчеству Татарский. Неужели мы с тобой усами не померяемся?

А кот жалок. Уличный бродяга, бомжующий, нечейный человек. Если в подвале место найдётся, то это счастье и благо, но там своих котов и кошек хватает. Вид у него архиаристократический. Глянешь на него, тоска из тоски берёт, плакать хочется без слёз. Изголодался милый, но никак не удаётся ему взобраться на ветку сразу. Скрепив всю свою волю, ждёт и не дождётся, когда Белка сама спустится померяться усами.

— Эх, Мурза Мурзович, нет у меня мышки, даже захудалой землеройки нет,- молвит певучим голосом Белка, — я бы скинула тебе, чтобы чуть-чуть сил ты набрался. Я бы тебя орехами угостила и шишками, так ты их и на нюх не терпишь – вот в чём вопрос! Да главный лесной Белун налогами обирает, пенсионный фонд – плати, квартодупло тоже подорожало, за лишнюю ветку – плати, которая в лютые морозы согревает, или ненароком квартодупла касается – вот такие новости, Мурза Мурзович! Тебе совет такой: « начни со своих Хитрулей – Мурзичей налоги собирать – в миг разбогатеешь и раздобреешь. Заживёшь богато – ни фунт понюшки! Песни будешь петь на своём посёлке таёжном Рублёвом. Наш Белун так обогатился, что ног своих не видит, как пивопузо отросло.

— Не смейся! Слезай! Красавица живописная, в чёрных и серых жемчугах. А про себя подумал: « Дай-ка снова прыгну, попытка – не пытка, авось догоню Белку. На крайний случай – не догоню, так согреюсь». С такими добродушными мыслями медленно лапа за лапой пополз, царапаясь, к Белке – Стрелке. Но… Белка прыг!- на другом сучке сидит, на этой же берёзке. Пока Мурза — Хитруль Мурзовский, по фамилии Татарский вновь прицеливался, да не рассчитал свои силушки. Только хотел было прыгнуть, совсем осталось на одну лапу, но… — бабах! И снова Мурза-Хитруль Мурзовский сорвался, да и шмякнулся о пенёк, на котором на свидание Белку поджидал. Лежит, не дышит. Капут Мурзе! Все рёбра поломал, хвост «павлиний» поник. Лежит, не шевелится. В кому пал! Народ кошачий рассказывает, что долго отходил. А покуда приходил в кошачье сознание, Белка тем временем улизнула за Таёжный кордон, то ли в Африканские страны, то ли в Северную Америку, теперь уже плохо помнят люди кошачьи, когда это было. Русскому Мурзе, Хитрулю Мурзовскому, по отечеству Татарский больше не хотелось жениться на Белке – Стрелке. В раз она его проучила. Остановился кот Мурза на русских мышах и крысах, которые сами в пасть усатую лезли. А уж за Белками охотиться и, вообще, желание пропало. Так что по Сеньке и шапка. По авоське – выбирай товар!

Тут и сказке конец, кто прочёл, тот молодец!

Рейтинг: +1 Голосов: 5 330 просмотров
Комментарии (23)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования