3-й поединок отборочного этапа ВК-18

26 марта 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУСС

 

 

 

Затворница

Елизавета Разуваева

 

Когда Игорь встретил Иру, ему было двадцать пять лет, и он работал курьером. В тот день он выполнял очередной заказ – доставлял очередную посылку. Адресат жил на краю города, вечер был поздний, к тому же дом находился на окраине леса, и Игорь заблудился. Вдруг он заметил в лесу какой-то огонек. Игорь подошел поближе и увидел домик, в окне которого горел свет. Игорь решил спросить дорогу у тех, кто там живет. Он постучал. Дверь скрипнула, и на пороге появилась девушка. Она была немного младше Игоря, невысокая, с карими миндалевидными глазами и темно-рыжими волосами, в красном спортивном костюме и тапках, похожих на кеды. Поскольку район был незнакомый, Игорю было не по себе — он понимал, что в такой поздний час на него может кто-нибудь напасть, но девушка так смотрела на него, что он понял: бандит не самое страшное, с ним он хотя бы мог справиться. Но все-таки Игорь спросил у нее, где находится дом, который ему нужен. Но девушка почему-то молча смотрела на него и не собиралась разговаривать. Игорь подумал, что она возможно, глухая. Он написал записку, где повторил свой вопрос, и протянул ее девушке. Она внимательно изучила записку, кивнула, и показала направление. Игорь поблагодарил ее, и уехал. Там, куда она указала, действительно находился нужный Игорю дом. И все было хорошо, только почему-то Игорь никак не мог забыть об этой странной девушке. Кто она такая? Почему живет в лесу? И глухая ли она на самом деле?

***

Второй раз Игорь увидел свою странную знакомую в швейном магазине. Но покупала она там не ткани, иголки или нитки, а… игрушечные глаза! Он не мог понять, зачем они ей нужны в таком большом количестве. Казалось, она собиралась скупить все глаза, которые только там были.

Пока Игорь думал, девушка закончила покупать свой странный товар, и пошла к выходу. Им было по пути, и Игорь поехал за ней. Он решил посмотреть, что будет делать его знакомая.

Она вошла в дом, сняла куртку, и через какое-то время Игорь услышал… ее голос! Девушка сидела за столом, в руках у нее были две перчаточные куклы.

— Почему ты плачешь, маленькая принцесса?- говорила одна кукла — принц-лягушонок.

— Я уронила в колодец мой золотой мяч!- отвечала кукла-принцесса.

Хотя Игорь подозревал, что его знакомая не глухая, он все равно был шокирован. Она молчала весь день в швейном магазине. Почему она разговаривает только с куклами? Игорь решил это выяснить. В швейном магазине он искать не стал — во-первых, он находился достаточно далеко от ее дома, во-вторых наверняка она редко туда приходила. Почему-то он решил, что людей, которые могут что-нибудь знать о его знакомой, можно найти на рынке, тем более что он находился рядом с ее домом. Туда он и отправился. Рынок был большой, и первые покупатели приходили туда в семь утра, а закрывался он в девять вечера. Но почему-то на рынке никто ничего не знал о ней, там вообще никогда не появлялся кто-то рыжий. Игорь уже отчаялся, как вдруг услышал у себя за спиной голос:

— Ирочку мою ищешь?

Игорь обернулся. Рядом с ним стояла пожилая женщина в легком коричневом пальто, берете и темных очках.

— Ирочку ищешь?- снова спросила она — Ну так пойдем со мной, я ее бабушка.

Пришлось Игорю пойти за странной бабусей. Вскоре они подошли к небольшому желтому домику, который Игорь сначала не заметил, потому что из-за трех больших домов, стоящих рядом, домик просто не было видно. Домик был двухэтажный, и бабушка жила на первом этаже в маленькой двухкомнатной квартире. На окнах висели тонкие голубые занавески. Гостиная была обставлена просто: маленький диванчик, журнальный столик, телевизор в углу. Напротив дивана стоял большой книжный шкаф. На полке стояли две фотографии. На одной из них была забавная рыжая девочка-первоклассница. На второй — Ира с бабушкой после окончания школы. С первого же взгляда было ясно: странная девушка из леса и внучка этой бабушки Ира – один и тот же человек.

Тем временем бабушка начала свой рассказ. Ее звали Татьяна Михайловна. Ира — ее двоюродная внучка. Бабушка Иры, родная сестра Татьяны Михайловны, умерла, кода Ире было чуть больше года. У нее два брата – Валера и Вова. Валера старше нее на пять лет, а Володя — на три. Ей двадцать один год.

— Ты, наверное, заметил, Игорь — обратилась к нему Татьяна Михайловна — что моя внучка ни с кем не разговаривает.

— Я слышал, как она репетирует спектакль и разговаривает — вспомнил Игорь.

— Да, ты прав — улыбнулась Татьяна Михайловна — Ира разговаривает с куклами, но уже семь лет не разговаривает ни с кем, кроме меня, своих родителей и братьев.

Но почему?- удивился Игорь.

— Потому что только мы ее понимаем.

А почему ее больше никто не понимает?- удивился Игорь еще больше.

— Ира всегда была необычным ребенком — ответила ее бабушка — она всегда придумывала разные странные истории и много фантазировала. В четырнадцать лет Ира словно сошла с ума.

Однажды она проснулась, и всем начала рассказывать про какого-то своего жениха. Мы ничего не могли понять, ведь даже сейчас, в двадцать один год она никогда ни с кем не встречалась. Поняв, что ей никто не верит, Ира закатила истерику и билась в ней, пока не потеряла сознание. Мне пришлось забрать ее к себе и неделю выхаживать, потому что ее родители просто не знали, что с ней делать. После этого случая Ира перестала разговаривать с кем-то, кроме своей семьи. Кстати, ты хочешь с ней встретиться?- спросила она.

— Да — ответил Игорь.

— Тогда знай, что раз в две недели, в воскресенье Ира приходит сюда. Следующая неделя как раз «ее». Поэтому можешь прийти и увидеться с ней.

Игорь сказал, что придет. Татьяна Михайловна улыбнулась.

— Я вижу, что ты хороший, и не станешь обижать мою внучку. Но я должна научит тебя некоторым правилам общения с ней. Правило первое: Ира боится громких звуков, поэтому в ее присутствии нельзя кричать и хлопать дверью; форточку открывать тоже нельзя. Правило второе: если хочешь задать ей какой-нибудь вопрос, предлагай варианты ответов, иначе вгонишь ее в ступор. Третье правило: никогда не торопи ее.

Татьяна Михайловна хотела сказать что-то еще, но Игорь вспомнил, что у него важные дела на работе и убежал. Татьяна Михайловна посмотрела ему вслед и грустно сказала:

— Господи, что будет, когда он узнает о ней…

***

В среду в почтовое отделение, где работал Игорь, пришла посылка для Иры, которую он решил отдать ей в воскресенье. Когда он приехал к Татьяне Михайловне, Ира была уже там. Он сказал, что Ире пришла посылка, за которую надо расписаться, и добавил, что ему хотелось бы посмотреть, что в ней. Как ни странно бабушка Иры тоже понятия не имела, что там может быть. Зато сама Ира, похоже, правильно все поняла и открыла посылку. Внутри лежало… огромное лоскутное одеяло! Она сказала, что сама попросила маму о таком подарке. Игорь спросил, по какому поводу подарок. Оказалось скоро 29 сентября — День Рождения Иры. Игорь решил сделать ей какой-нибудь особенный подарок, но не знал, какой именно. Тут на помощь опять пришла бабушка Иры, которая рассказала ему, о чем мечтает ее внучка. И не ошиблась. Когда Ира открыла коробку, она была счастлива. Внутри лежал… пиратский пульт, подходящий к любому телевизору!

После этого случая они много времени проводили вместе. Веселая, любящая внимание Ира нравилась Игорю. Его настораживало только одно: каждый раз, когда он уходил, Ира была в слезах…

***

Игорь и Ира быстро стали друзьями. И наконец, настал день, когда Ира пригласила его к себе в гости. Там было уютно, только вот меню было довольно странным. Пили они «Мохито» и газировку, основным блюдом были финики, на десерт — пончики и немного винограда. Потом Ира предложила своему другу:

— Ты наверно, хочешь посмотреть на мою комнату? Пойдем, я покажу ее тебе.

Игорь вошел в комнату и огляделся. В углу, слева от двери стояла крошечная кровать, с балдахином, похожим на штору. Она была такая маленькая, что невозможно было поверить, что здесь может спать кто-то взрослый. Напротив стояли две книжные полки, на которых сидели, лежали и стояли… огромное множество кукол.

— Сколько их здесь?- спросил он.

— Девятнадцать — ответила его подруга. – Я делаю их сама. Большинство кукол я продаю. Этих я решила оставить себе. Я буду собирать кукол до тех пор, пока их количество не совпадет с моим возрастом. Здесь есть и заказные куклы, вот эти, например. Мне их заказали по интернету, и я даже не видела заказчика в лицо — сказала она, и указала в угол одной из полок. Там стояли пять кукол — героев «Войны и мира».

Игорь долго еще мог их разглядывать, но Ира вдруг стала куда-то собираться, и говорить, что «надо успеть до закрытия», но не говорила, куда. Оказалось, нужно было успеть… в парк до его закрытия. Ира даже не захотела объяснять, зачем ей понадобилось туда идти, а Игорь понимал одно: он к ней неравнодушен.

***

Через несколько месяцев они решили отправиться в путешествие за границу. Чтобы сэкономить на гостинице они решили найти кого-нибудь, кто сможет приютить их у себя дома.

В конце концов, они нашли в Венеции Энрику. Ире понравилось, что одна из комнат, которые были выделены для гостей, была «подводной»- выглядела как аквариум.

Вскоре после приезда выяснилось, что еда и жилье — единственное, с чем Энрика могла помочь своим гостям. Она была очень занятой, и ее целыми днями не было дома, и поэтому Ира и Игорь все время были вдвоем. О их отдыхе можно было бы и не рассказывать, если бы не одно неприятное происшествие…

***

Однажды Игорь застал Иру плачущей. Она сидела в зале, держала в руках рекламный каталог, рыдала и повторяла: мой Малыш…мой бедный Малыш… На обложке этого каталога была изображена гостиная с камином. В кресле-качалке сидела пожилая женщина в черном платье, а рядом, положив голову на колени хозяйке, сидел далматин.

Когда Ира успокоилась, она рассказала Игорю очень грустную историю.

— Когда мне было шесть лет — начала она — моему брату Валере подарили щенка далматинца, которого назвали Малыш. Я его обожала. Он был моим лучшим другом. Но через год Малыш исчез.

В тот страшный день мы с братьями пошли с ним на прогулку. Валера и Вова шли сзади, а мы с Малышом впереди. Вдруг раздался какой-то выстрел. Малыш вырвался и бросился бежать. Я бежала за ним и звала его, но он как будто не слышал. В конце дороги стояла открытая машина, в которой кто-то сидел. К моему ужасу, когда я добежала до этого места, и Малыш, и машина исчезли. У меня случился нервный припадок, после которого я упала в обморок. Домой меня принесли братья. Мама, когда увидела, в каком я состоянии, не стала ничего спрашивать. Она даже не спросила, где Малыш. Я лежала на диване и слышала, как родители ссорятся. Тогда я еще не поняла, почему. Вскоре после этой истории родители развелись, и мы переехали в другой дом. Отца ни я, ни братья больше не видели.

Когда мне было четырнадцать лет, я узнала, куда исчез Малыш. Отца по работе переводили в другое место, мы должны были переехать. Но в той квартире, которую выделили для нас, нельзя было держать животных. И тогда отец решил избавиться от собаки.

Я до сих пор не знаю, кто забрал Малыша, люди, которым он его обещал или кто- то другой.

Через некоторое время мне приснился принц-жених, который придет и поможет мне. Но когда я рассказала об этом, мне никто не поверил. И тогда мне стало совсем плохо. Я ни с кем не общалась, отказывалась выходить из дома — мне казалось, что все люди, кроме мамы, бабушки и братьев такие же эгоисты, как мой отец.

В девятнадцать я переехала туда, где живу сейчас. Я уже могла выходить из дома, но по-прежнему ни с кем, кроме родных не разговаривала.

Когда я увидела тебя, мне захотелось с тобой заговорить, но я не могла это сделать- по понятным причинам, и попросила бабушку с тобой встретиться. Мы решили, что ты будешь искать меня на базаре и не ошиблись. Она сразу тебя узнала, потому что все остальные знают, что на базаре уже много лет не появлялся кто-то рыжий. Чтоб ты знал, я туда вообще не хожу, все, что мне надо, я беру в больших магазинах.

Ты все сделал правильно, Игорь: написал свой вопрос на бумажке, когда я тебе не ответила, не испугался того, что я разговариваю с куклами и пришел ко мне после того, что тебе рассказала бабушка. Спасибо тебе за все.

Сказала она так и заснула.

А Игорь смотрел на нее и думал: Бедная Ирочка… как ты будешь жить, если с твоей бабушкой что-нибудь случится? Твои братья и мама далеко, они не успеют прийти на помощь, если тебе станет плохо…

После такого разговора Игорь решил ей помочь. И он решил сделать Ире сюрприз.

***

Это произошло уже после возвращения домой. Однажды вечером Игорь позвонил ей и попросил ее об очень странной вещи — не закрывать на ночь окно. Когда Ира проснулась, то едва не закричала от радости — возле окна сидел огромный белый плюшевый медведь!

На этом сюрпризы не закончились. Следующая просьба Игоря была еще более странной – он дал ей десять коробок, в пяти из которых что-то лежало, а в пяти – нет, и попросил угадать, в каких коробках что- то лежит, и описать, что это. Ира угадала почти все, и правильно описала, что лежит в коробках. Самой сложной оказалась пятая. Она была уверенна, что там что-то есть, но не могла понять, что. Единственное, что она могла сказать, там что-то маленькое и блестящее. Игорь улыбнулся и открыл коробку. Там лежало маленькое золотое кольцо с изумрудом!

***

Итак, они поженились. Но вскоре Игорю предстояло узнать главную тайну Иры и ее семьи.

***

Однажды Ира спросила его, слышал ли он когда-нибудь о внутреннем ребенке. Узнав, что у Игоря об этом очень смутные представления, она рассказала ему об этом во всех подробностях. Игорь все понял, но спросил жену, зачем она ему все это рассказала. Ответ его удивил.

Помнишь, у бабушки на шкафу стоят две фотографии?- спросила Ира. Игорь кивнул. — На одной из них я уже взрослая, а на второй мне семь лет. Так вот, эту фотографию поставила туда не я, и не бабушка. Ее поставила Малышка.

— Кто?

— Малышка — повторила Ира — это мой внутренний ребенок, ее так зовут. Когда она первый раз пришла, я жила у бабушки. Она пришла и стала требовать, чтобы мы нашли ее фотографию и поставили на самое видное место. Мы с бабушкой очень перепугались. Особенно бабушка — усмехнулась она.- Мы порядком намучились с ней. Часто она будила нас посреди ночи и требовала мягкую игрушку или конфету. Но постепенно мы привыкли. Кстати — добавила Ира – крепись, ты скоро с ней встретишься.

И не ошиблась. Через несколько дней Игорь проснулся от дикого крика жены.

— Господи, Ира, что случилось?!

— А я не Ира, я Малышка и я хочу мягкую игрушку или конфетку.

Игорь принес первую попавшуюся конфету и дал ее Малышке. Но та заорала еще громче.

— Что опять не так?!- разозлился Игорь.

— Я шоколадную конфету хотела!

Терпению Игоря пришел конец.

— Все, хватит, ты мне надоела! – закричал он – Я не знаю, кто ты такая, но забирай своего медведя, и чтобы тебя не было ни видно, не слышно до утра! Тебе понятно?!

К его удивлению, Малышка не только не испугалась, а еще и послушалась Игоря, и через две минуты сладко спала. Он абсолютно ничего не понимал.

***

Вскоре Малышка совсем раскапризничалась. Дошло до того, что она не разрешала своей «старшей сестре» есть ничего, кроме своей любимой еды. А именно: некоторые виды сыра и рыбы, креветки, некоторые фрукты — особенно нравились бананы, чипсы, консервы, колбаса и сосиски, отруби и соевое мясо. Картофель — только в супе или пюре. Из сладкого – только пирожные с кремом, пончики и сладкая картошка. Напитки — только коктейль и газированная вода «Мохито» и компоты. Все попытки Иры съесть или выпить что-то еще ни к чему хорошему не приводили. Несколько раз ее даже тошнило.

Успокаивалась Малышка, только слушая музыку. Договориться с ней тоже не получалось.

***

Однажды утром Ира сказала Игорю:

— Малышка сказала, что не будет больше нас мучить, если мы найдем Веру Яковлевну.

Игорь спросил, кто это – ни о ком с таким именем ему никто не рассказывал. И услышал странную историю. Оказалось, у Иры была няня, которая воспитывала ее с четырех лет. Веру Яковлевну наняли, потому что Ира не могла ходить в детский сад, а оставить ее было не с кем. Девочка на удивление легко приняла свою няню, и они быстро подружились. Вера Яковлевна проработала в семье Иры десять лет. У нее была дочка Маша, которая сразу после школы уехала в Израиль учиться и работать. Через три года Маша вышла замуж. Старшая внучка Веры Яковлевны Марта родилась 12 сентября 2006 года. Хотя Вере Яковлевне пришлось уехать к внучке, она обещала быть на связи со своей воспитанницей. Так оно и было. Она выходила на связь раз в месяц. Через два года 21 мая родилась Лиза, еще через два года 1 апреля – Дима. Но через три месяца после его рождения Вера Яковлевна исчезла. Ира пыталась ее найти, но все попытки это сделать проваливались. И хотя ей было грустно, ей пришлось смириться с тем, что ее няня пропала. Но теперь ее срочно нужно было найти. И они с Игорем начали поиски.

***

Два месяца поисков дали результат – им удалось выяснить, что Вера Яковлевна до сих пор живет в Израиле. И Ира с мужем поехали в Тель-Авив.

***

Теперь им нужно было найти няню. И вот тут-то и начались проблемы. Дело в том, что все русскоязычные няни, которых они находили либо жили в Израиле недавно – года три, а то и меньше, либо были слишком молодыми, либо наоборот им было уже под семьдесят. Некоторых они вообще не застали в живых.

В конце концов, уставшие Ира и Игорь зашли в магазин, чтобы взять там перекусить. На кассе Ира увидела, что за ними наблюдает какой- то старик. Должно быть, он слышал их разговор, потому что, как только Ира его заметила, старик подошел ближе и сказал, что у него есть знакомая, которая работала няней в России, и она очень похожа на няню, которую они ищут.

— Сколько ей лет? – спросила Ира.

— Не знаю — пожал плечами старик — Она выглядит так, что ей можно дать и сорок пять и шестьдесят.

— Но вы же понимаете, что если ей меньше пятидесяти, она не может быть той, кого мы ищем – заметила Ира тогда. Старик усмехнулся.

— Может быть я и старый, красавица, но я еще не дурак. И я знаю, что у сорокапятилетней женщины не может быть троих внуков. Тем более, что ее старшей внучке э-э… Марте восемь лет.

Услышав это, Ира чуть не упала в обморок и стала просить у старика адрес его знакомой. Он оставил им адрес, и вечером они отправились туда.Няня жила в "радужном"- желто-сине-зеленом девятиэтажном доме.Под стать хозяйке- улыбнулась Ира.

На месте их ждал неприятный сюрприз. Как только они подошли к названной стариком квартире, дверь квартиры напротив открылась, и оттуда вылетела старуха — консьержка с битой наперевес. С воплем «грабители!» она начала размахивать своим оружием.

— Успокойтесь!- закричал Игорь после того, как они с женой отскочили на безопасное расстояние.- Мы не грабители, мы ищем старую няню моей жены!

После этой фразы дверь заветной квартиры распахнулась, и раздался голос:

— «Старой» меня еще никто не называл.

Это была Вера Яковлевна.

***

Неприхотливые люди делятся на две категории. Первым действительно редко что-то нужно и поэтому они редко кого-нибудь о чем-нибудь просят. По крайней мере, делают вид. Милейшие создания. Люди из второй категории совсем не такие, однако, никогда не упускают возможности заявить: «Я неприхотливое создание». Так вот, Вера Яковлевна была такой же старой, как эти люди неприхотливые.

***

Итак, дверь открылась, и Игорь, который стоял впереди, заслонив жену от консьержки, увидел Веру Яковлевну. Она была высокая, с черными прямыми волосами до плеч. У нее было бледное лицо, довольно прямой нос и огромные серые глаза. Она была в черной кофте с коротким рукавом и такого же цвета брюках. На обеих руках у нее было четыре кольца. Когда Ира ее увидела, то сказала:

— Ой, я так волновалась, что видеть вас не могу!

Но потом все-таки выглянула и залилась смехом. Потому что, после этой фразы Вера Яковлевна наконец поняла, кто к ней приехал. Дело в том, что у нее была еще одна воспитанница – Настя, которая была на пять лет старше Иры. Вера Яковлевна растила Настю до девяти лет, пока та не уехала в другой город. Так что приехать могла как Ира, так и Настя.

Вера Яковлевна была хорошей няней и хорошо относилась ко всем своим воспитанникам. Но с первого же взгляда было ясно, что Ира – ее любимица. Потому что как только она поняла, кто к ней приехал, сразу бросилась на шею своей воспитаннице. Ира смеялась, а Вера Яковлевна обнимала ее и повторяла:

— Девочка моя… Моя дорогая девочка…

По ее щекам текли слезы.

***

В конце концов, Вера Яковлевна успокоилась, и они пошли пить чай. Квартира няни была трехкомнатной, причем в одну из комнат попасть можно было только через зал, где стояли диван, маленький(на вид очень старый) стол, и напротив него стенка с небольшим телевизором внутри. Еще в зале была дверь, которая вела на балкон. Тут они и разместились. Слушая рассказ своей воспитанницы, Вера Яковлевна вздохнула.

— Да, Малыш… Я его помню. Хороший был пес. Любил он меня.

— Конечно, вас все любят — улыбнулась Ира.

И действительно, она никого не оставляла равнодушным.

Спокойной Веру Яковлевну нельзя было назвать – она была все время на эмоциях. Но при этом, что бы ни случилось, она никогда ни на ком не отыгрывалась за свое плохое настроение. А еще она всегда выслушивала других и если не помогала, то, по крайней мере, пыталась помочь, если что-нибудь случилось. А самое главное – она принимала всех людей такими, какие они есть. Вообще, она была добрая душа.

***

Теперь следует сказать о том, почему плакала няня. На первый взгляд, кажется, что она соскучилась и плачет от радости, но не все так просто.

У многих на самом деле была такая няня или репетитор, а может быть в школе или в детском саду был кто-то похожий на нее. Но дети вырастают и забывают их, а даже если и продолжают помнить, то сделать, так как Ира, им просто в голову не придет. Хотя нужно всегда ценить и помнить тех, кто принимает тебя таким, какой ты есть. Так что слезы Веры Яковлевны были слезами благодарности девочке, которая выросла, но не забыла свою няню. Побольше бы таких людей!

***

— Да, Малыш был хорошей собакой – повторила Вера Яковлевна — У меня есть одна знакомая, у дочки и внука которой есть такой же пес. Его зовут Бонифаций. Сама она уже давно переехала в деревню, а Оксана и Ваня, которому сейчас семь лет, и сейчас живут в городе.

— А вы не помните, где они живут? – вдруг спросила Ира.

— Почему, отлично помню – сказала Вера Яковлевна и назвала адрес. Как только она это сделала, в шоке были все трое. Оксана и Ваня – те самые люди, которым Игорь доставлял посылку, в день, когда встретил Иру!

***

-А кстати,- вдруг вспомнила Вера Яковлевна – откуда у вас мой адрес?

— Нам его дал ваш знакомый – ответила Ира.

— Какой знакомый?- не поняла няня.

И только тут они поняли, в чем дело: когда старик дал им адрес няни, Ира поблагодарила его, и хотела спросить, кто он такой. Но пока она записывала адрес, старик исчез. Больше того выяснилось: ни прохожие, ни Игорь не видели, куда он исчез.

Все-таки надеясь, что няня вспомнит, кто это мог быть, Ира и Игорь описали ей старика. Вера Яковлевна внимательно их выслушала, и в конце сказала, что у нее есть похожий на этого старика знакомый, но это точно не он. Во- первых он был младше; во-вторых он, в отличие от старика знает, как зовут всех внуков Веры Яковлевны, сколько им лет, и уж конечно, знает, сколько лет ей самой; и в-третьих он уже давно живет в Америке, а если бы приехал в Россию или Израиль, она бы об этом знала. Но тогда кто дал им адрес Веры Яковлевны, и откуда он знает ее адрес, если они не знакомы?

***

Вот, пожалуй, и все, что следует рассказать о том, как они ездили к няне. За две недели, что они провели в Израиле, они часто виделись с ней. Через две недели после того, как они нашли Веру Яковлевну, Ира сказала мужу:

— Малышка говорит, мы можем ехать домой, но сначала нам нужно добыть фотографию Веры Яковлевны.

Так они и сделали. Но уже в аэропорту Игорь вдруг спохватился:

-Старик!

— Что?

— Мы так и не узнали, кем был этот старик! – повторил Игорь. Ира улыбнулась.

— Ошибаешься, я уже давно поняла, кто это.

— И кто же?

-Высшая сила. Волшебник, ангел-хранитель – зови его, как хочешь — объяснила она. Тут и сам Игорь не удержался от улыбки.

— Хорошая ты у меня — нежно сказал он – А хорошим всегда помогают.

Эпилог.

Приехав домой, Ира принялась за работу, и вскоре кукол в ее коллекции стало ровно столько, сколько ей лет. Малышка и ее питомец получились неплохо, но гордостью Иры навсегда останется кукла-двойник ее няни, которая больше не хочет теряться и может быть, даже приедет в следующем году. Еще она познакомилась с Оксаной и теперь у них с Игорем есть Герцог, щенок как две капли воды похожий на Малыша. Кстати сказать, они родственники. А старика так до сих пор никто и не нашел.

 

 

 

Мария – моя бабушка

Анна Григорьева

 

Бабушку и дедушку по отцовской линии я не знала и не видела даже на фотографии. Они были жителями Кубани. А родня мамы была с Дона.

Знала только бабушку Машу, дедушку Алексея, её мужа, мне не пришлось видеть.

Мария Афанасьевна родилась в хуторе Чернухино в 1880 годах, точно не знаю. Уже после революции 1917 года этот хутор переименовали в Алексеевку.

За свою жизнь бабушка родила восемнадцать детей, но не все выжили, осталось десять детей, в том числе и моя мама Марфа. Семья бабушки считалась по тем меркам зажиточной: у них была земли, скотина — коровы, лошади, волы, а также инвентарь – мотобойка (чтобы зерно не бить вручную), мельница. Они сеяли пшеницу, рожь. В период летней страды дед приглашал на работу батраков. Излишки зерна продавали зимой на рынке в городе Александровске – Грушевском. Сейчас это город Шахты. На рынке на вырученные деньги они покупали мануфактуру, так называли тогда ткань.

Бабушка с дедушкой жили не очень хорошо. Дедушка имел полюбовницу, которой делал подарки в виде красивых шалей. А бабушка получала тумаки. Нередко, когда возвращались с Александра -Грушевского рынка, дедушка до крови избивал бабушку. Прекратилось это только тогда, когда подросли сыновья и встали на защиту матери, по – взрослому поговорив с отцом.

В период коллективизации бабушку и дедушку вместе с детьми: тремя ребятами и девочкой выслали из хутора на Урал, в Пермский край, лишив их всего того имущества, а главное земли, которая их кормила и поила. Другие дети бабушки на тот момент имели свои семьи, жили отдельно, хозяйства не имели и к ним такие меры не применялись.

В Пермском крае дед с сыновьями работал на лесозаготовках. Бабушка работала по найму в людях. Еды не хватало, а посылку из дома могли прислать только один раз в месяц и то на имя деда. Продукты из посылки дед съедал сам.

Потом бабушка попросила, чтобы посылки направляли на её имя. Бабушка за работу в людях получала еду. Ей давали картофельные очистки и она их мыла, варила, делала мятку. В хлеб приходилось добавлять траву – лебеду. Вот примерно так бабушка с детьми выживала в ссылке. А дед остался там. Он заболел и умер под какой-то елочкой.

– Как под ёлочкой? – удивившись, спросила я двоюродную сестру Люсю.

– Да, вот так. Неизвестно, где он умер и похоронен. Поэтому так и говорили. Никто о нём не сожалел, так как сильно обижал бабушку, – сказала сестра.

Когда разрешили уехать из ссылки, бабушка с детьми вернулись домой в Каменскую область, при этом им пришлось ехать на крышах вагонов.

По возвращении в хутор бабушкиного жилья не сохранилось. Вернее, в их доме уже жили другие люди, и бабушке пришлось скитаться по родным.

Но насколько я помню себя, я всегда была рада, когда бабушка приезжала к нам в гости. Все внуки любили бабушку и почитали за честь, если она жила у кого-то из нас.

Из детства у меня в памяти остался такой эпизод.

Мне было примерно четыре годика. В конце лета родители отвели меня в хутор Алексеевка на неделю к бабушке, чтобы я там пожила.

Я помню, что в доме полов не было, они были глиняные. В доме стояла большая печка с заслонкой посредине. В ней на капустных листьях бабушка выпекала хлеб. К концу недели хлеб становился черствым и кислым, а от того и невкусным. Вкус этого хлеба я запомнила на всю жизнь.

И вот в конце недели бабушка замесила в большом деревянном корыте хлеб. А мне очень захотелось домой. Не могла я ждать еще один день до встречи с родителями.

Я стала уговаривать бабушку.

– Мария, ну, пошли домой, я очень соскучилась.

И услышала в ответ:

– Я же хлеба поставила!

«Скажи Ивановне (соседка Груня Ивановна Попова), пусть допечёт», – был мой совет.

Делать нечего, пришлось бабушке обращаться к соседке и вести внучку из хутора в город. Автобусы тогда не ходили, а это по прямой дороге, через балки, примерно шесть- восемь километров надо было пройти.

Мимо нас проезжал большой грузовой автомобиль. Он остановился и предложил подвезти до города.

Мы с бабушкой сели в кабину. Автомобиль тронулся и начал дребезжать. Мне стало так страшно, что я начала орать и водитель остановил машину. Остальной путь мы с бабушкой шли пешком.

Родителей дома не было, а когда они вернулись, удивились, что бабушка с внучкой уже дома.

Только любовью к внукам, к их интересам, я могу объяснить, что бабушка, несмотря на занятость, бросила все свои дела, отвела меня домой.

В последние годы бабушка жила постоянно в семье у меньшего сына Петра и помогала вести хозяйство и воспитывать внуков. Бабушка прожила долгую, трудную жизнь, около 100 лет.

В больницу к врачам она не обращалась, но у неё иногда шла кровь из носа.

Бабушка всегда была чистенькая, опрятная. Для каждого внука у неё было припасено лакомство.

Когда она приходила кому-нибудь в гости, она не сидела без дела. Она осматривала вещи и начинала штопать дырки. Двоюродная сестра рассказывала, что у них бабушка заставляла её братцев подметать двор, наносить воды, подмечая все, что нужно сделать по хозяйству. А однажды бабушка руками, без машинки сшила ей летнее платье, которое очень понравилось.

Я помню бабушкины натруженные руки. Они были сухонькие, вены просвечивались насквозь. Я жалела бабушку и гладила её руки. Мы сидели с ней в тени под деревьями, и она рассказывала мне, что раньше старые люди ей сказывали, что «вся земля будет в проводах, и по небу будут летать железные птицы».

Люди предвидели, что у нас по будут самолеты и по проводам «побежит» электрический ток.

Как бабушка перенесла тяготы жизни в ссылке, мне она не рассказывала, может быть не хотела расстраивать, или чтобы не было неприятностей, но на власть она никогда не жаловалась, не озлобилась на неё.

Вот сейчас я думаю, почему не интересовалась прошлым своей большой семьи, не расспросила бабушку о наших предках, о ссылке. Да и о том, что семья бабушки была раскулачена, я не сразу узнала. Молчали об этом, не было такого широкого обсуждения.

Последний раз я видела и разговаривала с бабушкой за несколько дней перед своей свадьбой.

Бабушка лежала в темной спаленке, была слаба, поздравила меня с предстоящей свадьбой. Она сказала: «вот бы пережить вашу свадьбу». Я успокаивала бабушку, что все будет хорошо, она ещё поправиться.

А через несколько дней бабушки не стало…

Рейтинг: +6 Голосов: 6 277 просмотров
Комментарии (15)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования