2-й поединок полуфинала Зимнего кубка

16 февраля 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

 

Клубничный джем

Гузель

 

Легкий прохладный ветерок врывался в приоткрытое окно, принося с собой сладкий весенний аромат цветущей под окнами офиса сирени. Андрей наконец-то оторвал свой взгляд от компьютера, сцепив руки за спиной, с хрустом расправил уставшие плечи, и откинулся на спинку высокого кресла. Вздохнув, подошел к окну, поднял жалюзи и зажмурился от вечернего яркого солнца. Впервые за день он улыбнулся, подставляя лицо под теплые приветливые солнечные лучи. В последние годы работа отнимала у него все время. Жизнь проходила в какой-то суетливой агонии: планерки, встречи, контракты, банки, дни пролетали незаметно, казалось, только вернулся с работы, принял душ, проглотил ужин, коснулся щекой подушки, а уже звенит назойливый будильник – снова пора вставать. Он подумал, что последние три года даже не был в отпуске. В его жизни практически ничего не менялось, разве что пейзаж за окном офиса: зима – весна, лето-осень и так по кругу.

Тогда, три года назад, работа помогла ему пережить тяжелый развод с Ингой. Все считали их идеальной парой. Они поженились почти сразу после школьной скамьи, и первые годы были безумно счастливы. Он помнил то время, когда не спал ночами, разгружая вагоны, засыпал на лекциях, но институт все-таки закончил. Инга была заботливой, нежной, обеспечивала ему надежный тыл в карьере. Ему казалось, что жили они дружно и счастливо. Андрей души не чаял в жене и единственном сыне. В день сорокалетия Инги он был в командировке, с утра позвонил, предупредил, что вернуться не сможет. Однако через несколько часов заказчик перенес встречу на неделю, он успел заказать билет и вылететь домой. Инге звонить не стал, решил сделать любимой женщине сюрприз. Купил огромный букет ее любимых кремовых роз и красивую цепочку с кулоном в виде сердечка с россыпью бриллиантов, торт и бутылку хорошего вина.

Счастливый, вбежал в их загородный дом, но не увидел накрытого в столовой стола, гостей. Испугавшись, что жена заболела, и не хотела его расстраивать по телефону, поднялся в спальню…

Остальное Андрей помнил смутно, как в тумане. Только растоптанные кремовые розы на полу и разбитую бутылку красного вина… Убегающего по лестнице полураздетого Игоря и каменное лицо жены.

Объяснялись наутро. Инга даже не сменила сорочку, в которой была вчера с Игорем, его другом детства.

Он, собрав всю свою волю в кулак, хрипло спросил:

— Давно это у вас?

— Да, давно, я всю жизнь его люблю.

— Зачем же ты за меня вышла.

— Глупая была, молодая. Он мне сказал тогда, что любит Аню из параллельного класса, вот назло ему я и вышла первой замуж, за тебя…

— Не хочу больше видеть ни тебя, ни его…Славик останется со мной.

— Нет, не останется.

— Он мой сын, будет жить со мной.

— Прости, Андрей, Слава – сын Игоря.

Стакан с виски, который Андрей держал в руке, хрустнул и рассыпался на крупные осколки. В это утро на осколки рассыпалась его жизнь…

Когда он вернулся домой, ни Инги, ни Славика в доме уже не было. Так он остался один, впрочем, не один, вдвоем с работой.

А сегодня ему не хотелось вновь бередить душу воспоминаниями. Глядя, как за окном бушует весна, решил, что пора перестать оглядываться назад…

 

— Андрей Ильич, это отчеты за неделю, это ваш традиционный кофе без молока и сахара, но с печеньем, — звонкий, чуть визгливый голосок секретарши заставил его вздрогнуть и вернуться к реальности.

— Лена, забери кофе, отчет оставь, я уеду сегодня пораньше.

— Хорошо, — брови Леночки, досиня откорректированные татуажем, взметнулись вверх. В последние годы шеф уходил позже всех.

Андрей сделал вид, что не заметил вопросительного взгляда своей помощницы, молча, взял плащ из шкафа, закрыл кабинет и быстрыми шагами сбежал вниз.

Ехать домой не хотелось. Он припарковал свой автомобиль возле небольшого заведения со странным названием «Клубничный джем» и зашел в помещение. Официант любезно предложил ему столик у окна. На сцене тощая певичка в красном платье, неумело дергая частями тела, где обычно у женщины должны располагаться бедра, надрывно пела какую-то грустную песню. Сидящий за соседним столиком молодой мужчина с выражением лица, как у бультерьера, поедая стейк, постукивал под столом ногой в такт ее песне. Грустная женщина и интеллигентного вида старичок пили красное вино. Других посетителей не было.

Андрей заказал салат из креветок и любимую марку виски, потом повторил виски, потом попросил бутылку. Теперь ему казалось, что голос певички звучит где-то далеко-далеко…

— Простите, господин, мы закрываемся.

Андрей перевел мутные глаза на молоденького официанта. Зал опустел. Музыканты собирали свои инструменты. «Бультерьер» с молоденькой певичкой шли в обнимку к выходу.

— Нет, хочу остаться здесь, — хлопнул рукой об стол Андрей, — Жду продолжения. Почему не поют? Еще виски!

— Хотите я вызову вам такси, какой адрес? (Ишь, разошелся, не на шутку)

— К черту такси, неси еще виски!

— Вам уже хватило. Мы закрываемся.

Официант беспомощно огляделся вокруг. Уборщица Нина Ивановна, вздохнула.

— Что, Вадик, не желают убираться?

— Нет, теть Нин, ни в какую. Я прямо не знаю, как быть. Витька охранник в больницу побежал, зуб у него болит. Я один с этим не справлюсь. А меня Аля ждет.

— А ты иди, Вадя, пусть сидит пока. Я полы помою, а потом его разбужу, может к тому времени очнется или Витек придет от врача.

— А вы справитесь?

— А у меня есть грозное оружие!- Нина Ивановна потрясла в воздухе палкой от швабры, — Беги уже, а то твоя Аля другого найдет.

— Спасибо!

Уборщица закрыла дверь за убегающим Вадимом, принесла воды и начала протирать пол. Мужчина, по-прежнему, спал, положив голову на белоснежную накрахмаленную скатерть. Нина Ивановна перемыла полы в зале, в баре, подсобных помещениях. Охранник все не возвращался. Она пошла в подсобку, переоделась. Наконец появился Виктор, весь белый, с припухшей щекой.

— Как ты, Витя, работать сможешь?

— Ой, да, закроюсь и полежу на диванчике, все-таки зубные врачи – садисты, чуть челюсть не вывернули.

— А с этим что делать?

— Может, выставить его на улицу и все, дальше сам.

— Да жаль человека, одет прилично…

— Да он лыка не вяжет…

— Ага, только вдруг с ним что случится.

— Ох, Нинка, тебе сороковник уже, а ты все всех жалеешь. Они вон, гады, тебя не жалели, какая девка была, а сейчас полы моешь в забегаловках.

— Ладно, Вить, давай вытащим его на улицу, может, очнется, адрес вспомнит.

— Подожди, давай я его вынесу на улицу, посажу на лавочку возле набережной, а тебе машину вызову.

Витька с трудом выволок невменяемого Андрея и усадил на лавочку. Вскоре подъехало такси. Охранник попрощался с Ниной Ивановной и пошел спать.

Нина села в такси, но душа ее была не на месте. Она попросила таксиста помочь ей, и они вдвоем загрузили нетрезвого мужчину в машину.

— Муж?- понимающе взглянул таксист, — Часто квасит?

— Нет. Не часто.

Нина Ивановна жила на окраине, в частном доме. Женщина с трудом втащила пьяного мужчину в сени и уложила на диванчик. Сама отправилась поливать грядки. Вернувшись, приготовила суп, перемыла посуду. После полуночи, приняв душ, провалилась в глубокий сон.

Она проснулась, когда уже светало, услышав грохот в сенях. Набросив на себя ситцевый халат в горошек, выбежала из комнаты.

— Очнулся, алкоголик?

У Андрея страшно болела голова. Он, с трудом разлепив глаза, рассматривал стоящую перед ним женщину с растрепанными с сединой волосами, без макияжа, полноватую, с каким-то усталым, серым лицом.

— Сгинь, нечистая.

— Сам ты… Я его, можно сказать, спасла, а он обзывается.

— Лучше бы я умер по дороге, чем рядом с такой… бесцветной…теткой.

Нина вернулась в комнату, налила стакан воды, растворила две таблетки аспирина.

— Держи, полегчает.

Андрей жадно выпил стакан воды и начал звонить по сотовому. Он вызвал такси.

 

После отъезда спасенного ею и такого неблагодарного мужчины, Нина задумалась. Слова незнакомца ее задели. Она подошла к большому зеркалу в прихожей.

— А ведь он в чем-то прав. Давно некрашеные волосы, кое-как собранные в старушечий пучок, усталый взгляд, располневшая фигура. Слезы отчаяния вдруг брызнули из ее глаз.

Так рыдающей ее и застала подруга Вера. Нина совсем забыла о том, что пригласила подругу на выходные.

Час спустя, за чашкой чая с мелиссой и клубничным джемом она поведала своей единственной подруге о причине своих слез.

— Дура ты, Нинка, дура… Возьми и отмсти этому гаду.

— Как отомстить-то?

— Да влюби его в себя.

— Он и пьяный-то на меня не запал, а ты влюби… Пройду завтра мимо, а он и не заметит. Он такой… такой …видный… а я старая и толстая тетка, — снова зарыдала в голос Нина.

— Значит, сделай так, чтобы твои недостатки превратились в достоинства. Ладно, я к тебе приехала на неделю. С сегодняшнего дня начинаем план «Барбаросса». Ты хоть знаешь, что за перец у тебя ночевал? Кого охмурять будем?

— Когда я его тащила, визитка выпала «Компания «ЭСТРЕЛЛА» и адрес есть, видишь, Кузнецов Андрей Ильич, директор.

— Ладно, понятно. Одевайся.

— Куда?

— Поедем менять имидж – преображать тетку в женщину.

 

К вечеру, вернувшись от парикмахера, визажиста, маникюрши Нина себя не узнала. Подобранное подругой новое платье выгодно подчеркивало ее пышную грудь, красивые очертания бедер. Волосы мягкими волнами спадали на красивые плечи, а глаза сияли.

— Ну, вот… а ты говоришь, старая тетка…Завтра будем брать твою «ЭСТРЕЛЛУ» на живца.

 

Кузнецов вышел из офиса и зашел в кафе. Он любил тихую обстановку этого небольшого заведения. Заказал чашечку кофе. Вдруг он услышал чей-то смех. Две женщины у окна о чем-то оживленно беседовали. Он обратил внимание на одну из них, симпатичную брюнетку в васильковом платье.

Допив свой кофе, Андрей вернулся на работу. День прошел быстро и насыщенно: совещания, встречи, работа с документами. Вечером он вышел из офиса и пошел к своей автомашине. На выезде с территории офиса он увидел на остановке общественного транспорта ту самую женщину из кафе. Она одиноко стояла на остановке, нервно поглядывая на часы. Кузнецов осторожно припарковался неподалеку, купил в газетном киоске журнал. Проходя мимо незнакомки, вдруг сказал:

— Девушка, вижу, что торопитесь, давайте подвезу вас.

— Это неудобно.

— Мне совсем нетрудно.

Она села в машину, потянулась за ремнем безопасности. В это мгновение ее платье, натянувшись, приподнялось, слегка обнажив край черного кружевного чулка, туго обтягивающего стройную ножку в туфлях на шпильке. Судорожно глотнув, Андрей отвел глаза. Женщина нравилась ему все больше. Легкий цветочный аромат ее духов распалял воображение.

— Я — Андрей.

— Очень приятно, Нина.

— Приказывайте, Нина!

Она улыбнулась, немного повернув к нему голову. Распахнутые серые глаза лучились каким-то теплым светом. Поправила волнистую прядку виска.

— Юбилейная, 3.

— Знаете, Нина, у меня другое предложение. Давайте поужинаем.

— Не знаю…

— Я знаю … что не могу отпустить вас без ужина.

Женщина звонко рассмеялась.

Они засиделись в «Элегии» допоздна. Разговаривали обо всем. Когда шли от ресторана к автостоянке неожиданно полил дождь. Андрей улыбался, глядя как большие капли срываются с мокрых волос его спутницы и медленно стекают с шеи и пропадают в маленькой ложбинке на груди, едва виднеющейся в вырезе платья.

Кузнецов завел автомашину и поехал к своему дому.

— Куда вы меня завезли?

— Вам нужно обсохнуть, идемте.

Андрей дал Нине большое махровое полотенце и свой халат, проводил до ванной. Переоделся, достал из холодильника фрукты, сыр, разлил по бокалам кранное вино.

В мужском халате она показалась ему хрупкой, нежной. Нина посмотрела на него, вдруг спросила:

— А можно чаю?

Мужчина засуетился. Налил чаю с лимоном.

— Есть джем смородиновый, клубничный, какой?

— Конечно клубничный.

Он смотрел, как она с удовольствием ест клубничный джем, запивая маленькими глотками горячего чая и жмурится от блаженства, и вдруг почувствовал, как горячая волна желания охватила тело, как бешено забилось сердце и почти пропал голос. Кузнецов, молча, подошел к ней, подхватил на руки, и бережно понес в спальню. Ее волосы пахли дождем и майскими травами, а руки, обхватившие его шею, казались почти невесомыми. Андрей бережно положил женщину на кровать, чуть замешкался с поясом халата, а потом несмело коснулся ее груди, почувствовал, как откликнулись на тепло его ладони аккуратные соски, а на губах после каждого поцелуя ощущался сладковатый вкус клубничного джема…

Андрей проснулся рано утром. В раскрытое окно доносилась заливистая соловьиная трель. Мужчина давно не чувствовал себя таким счастливым. Потянувшись, протянул руку, но Нины рядом не оказалось.

Он вышел из комнаты, надеясь увидеть ее в столовой. На глаза попался листок бумаги, лежащий на банке с клубничным джемом: «Считай то, что случилось вчера, сном. Бесцветная старая тетка стала на один вечер принцессой, но в полночь ее карета вновь превратилась в тыкву. Прощай!»

 

Всю неделю Андрей не мог найти себе места. Кузнецов просыпался по ночам оттого, что ему казалось, что он чувствует запах ее кожи, упругую округлость груди, слышит горячий шепот. Это было каким-то наваждением, которое он пытался отогнать от себя, но чем больше старался, тем чаще думал о ней. И вдруг вспомнил адрес, который она назвала, когда села к нему в машину. Точно: ул. Юбилейная, д. 3!!!

Вечером он купил огромный букет роз. Подъехал по адресу. Странно, но эта калитка и кирпичная дорожка, ведущая к дому, показались ему знакомыми. Под цветущей яблоней у стола, накрытого в саду, хлопотала полная женщина в сером рабочем халате и белом платке на голове.

— Простите, пожалуйста.

Женщина повернулась к нему. В ее больших серых глазах застыло изумление и какой-то испуг.

— Нина?

Она взяла себя в руки.

— Да, Нина – та самая бесцветная тетка, рядом с которой ты даже с похмелья не хотел бы умереть.

Андрей смутился.

— А сейчас я жить без тебя не могу. Прости, я такой идиот… иногда…

Он подошел к ней и жарко обнял. Белый платок, соскользнул с головы и волосы мягкими волнами упали на плечи Нины. Женщина, пряча слезы, уткнулась в ему в плечо.

— А ты привез мне клубничный джем? — по-детски всхлипывая, вдруг спросила она.

Андрей рассмеялся и еще крепче сжал любимую в своих объятьях.

 

 

 

Охота, или компромат на меня

Александр Русанов

 

Эх, размахнись, рука, раззудись, плечо … Нет, не так …. Ух, пощёлкайте, пальчики, по клаве… Нет, тоже старо и избито. Как же начать? О, придумал! Будь что будет, но это я должен рассказать. На дворе весна, и я, как нормальный мужчина, в это время страдаю обычно избытком…как бы это помягче сказать…желаний. Память упорно возвращает меня в ту весну, когда я испытал самое невероятное приключение в жизни. Только ни слова моей жене, иначе она меня кастрирует, и подозреваю, что далеко не химическим способом. Да и не остановится она на этом, а продолжит чикать всё выступающее. Бр-р-р-р. Но я вам доверяю. Уж вы-то точно не проболтаетесь.

Итак, мне тогда было тридцать четыре года, на дворе стоял самый конец апреля. Уже неделю как была открыта весенняя охота, а я ещё никого не добыл и даже не нюхал запаха выстрела. Все мои друзья проявили подлое пренебрежение к мужскому развлечению, и я решил поехать один. В среду, ткнув пальцем в карту, выбрал место и, узнав, чьи это угодья, в четверг взял туда путёвку. Мой палец, хоть и тупой, но ткнул не сильно далеко, всего сорок минут на электричке и восемь километров пешком.

В пятницу утром я собрал рюкзак, достал из сейфа ружьё и двинул на платформу. Сев в вагон электропоезда, удивился практически полному отсутствию пассажиров. В вагоне были только я и ещё парочка старушек. И это в пятницу днём. Чудеса. Но это было только их начало. Через пару остановок в вагон зашло очаровательное создание. На первый взгляд я оценил её как совсем молоденькую нимфетку, совершенно оформившуюся и достигшую пубертатного возраста, но совсем недавно. По моей шкале восемнадцать килограмм весит — значит, можно влюбляться. (Отбросьте крамольные мысли о педофилии, я имею в виду, что восемнадцать ей исполнилось.)

Так вот, эта очаровашка вошла и осмотрелась. Что её привлекло в моей внешности, я понять не могу до сих пор, но в пустом вагоне она выбрала именно сиденье напротив. А надо сказать, что погода была довольно тёплая, и её одеяние состояло из лёгкой кофточки и обтягивающих джинсов. Аппетитная округлость, та, что пониже спины, медленно продефилировала почти на уровне моих глаз, затем развернулась и устроилась на скамейке. Пока она садилась, я успел оценить все формы и правильность линий её тела. Фантазия взорвалась, раскручивая сюжет, а павлиний хвост с жутким шелестом раскрылся. Весна всё же. В голове, помимо фантазийных сценок с участием прелестницы, начали лихорадочно рождаться слова для начала знакомства.

— Девушка, а вы знаете, что садиться напротив охотника можно только в коротенькой юбочке? — сказал я первую свою наиглупейшую фразу и добил второй: — Джинсы на красивой девушке это плохая примета.

Ангелочек хмыкнул, загадочно и оценивающе осмотрел меня с ног до головы и изрёк:

— А без юбочки и без джинсов можно? Это хорошая примета? — с этими словами она расстегнула нижнюю часть туалета и спустила её до колен.

Мой шок длился несколько секунд. Её розовые в голубой горошек трусики с кружавчиками вызвали во мне новый, более смелый поток фантазии, а красивейшие ножки прогнали мысли об охоте на задворки подсознания.

— Ну, без юбочки и джинсов можно и на коленки, — нагло нашёлся я, — эта примета ещё не проверена, но я готов рискнуть.

Опять смешок, и вот она у меня на коленях. Ну, и какая может быть после этого охота, когда так охота? Одна рука непроизвольно легла ей на колено, а вторая на талию. Ох, и эмоции я тогда испытал! До сих пор, вспоминая, дрожь идёт по телу. И вроде не мальчик давно, и потискал женского пола предостаточно, но в тот момент… Ох, дышать я перестал совсем, чтобы не спугнуть.

Так мы и доехали почти до моей остановки: она, прижавшись ко мне и обняв за шею, а я — обнимая её за талию и поглаживая ножку. Оба на взводе, но ещё не взорвавшиеся.

— Следующая остановка моя, — грустно констатировал я сей факт.

— А куда ты едешь? — изящно перейдя на «ты», спросила фея.

— Ну, вообще-то ехал на охоту, но готов нарушить планы, — с надеждой в голосе изрёк я.

— А можно я с тобой? — улыбнулась она.

Я чуть не задохнулся от радости. Такого продолжения не предполагала даже моя фантазия.

— Конечно можно! — чуть не подпрыгнул я. Но от станции восемь километров пешком.

— Ну, ты же будешь идти рядом?

— Я могу даже иногда нести. Только джинсы пока надень.

И мы вышли из вагона вдвоём. Перрон был пуст, единственная дорога уводила в лес. Мы обнялись и начали наматывать первые метры. Я не ощущал ни веса старенького рюкзака за плечами, ни ружья, висевшего на шее, только тепло её тела и лёгкость руки, обнимающей меня за место, где лет пять назад была талия.

Так мы прошли около километра. Асфальт сменился грунтом, и я увидел в лесу небольшую полянку, недалеко от дороги. Она проследила мой взгляд, и мы, не сговариваясь, изменили траекторию движения. Так быстро палатку я не ставил никогда, ни до, ни после этого случая. Дальше мы пошли только на следующий день, уже узнав имена друг друга, и став несколько ближе.

Её звали Ксюша. Неуёмная энергия и детская непосредственность сводили меня с ума. Просто идти по дороге она не могла. Я пытался удержать её в объятиях, но с таким же успехом можно было пытаться удержать полёт фантазии при виде её попки. Она постоянно забегала в лес, выискивала первые весенние цветы и разные кривые веточки и, вернувшись на дорогу, показывала их мне, затем, потеряв к ним интерес, целовала меня и опять убегала, а я потихоньку топал вперёд. Так мы преодолели ещё четыре километра. На этом наше терпение кончилось, надежды поохотиться растаяли. Да и какая к чёрту охота, мой трофей уже был рядом. Опять лихорадочная установка палатки и буря чувств и эмоций.

На следующий день мы отправились в обратный путь. Мысли об окончании этого весеннего приключения приносили печаль, и мы опять устроили стоянку на первой поляне, надеясь покинуть её к вечеру. Ага. В поезд мы погрузились только в понедельник, во второй половине дня. Она вышла на своей станции, не оставив мне даже телефона, а я поехал дальше. Больше мы не встречались. Я несколько раз ездил на ту станцию, где она вышла, но найти её так и не смог.

Так Ксюша и осталась моим наилучшим воспоминанием о весенней охоте, которая без единого выстрела принесла мне столько положительных эмоций…

 

 

 

 

Рейтинг: +4 Голосов: 4 446 просмотров
Комментарии (36)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования