1-й поединок отборочного этапа Зимнего кубка

2 декабря 2017 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Безголовый не гадит

Sharki

 

Современная жизнь интересна и разнообразна. И чем дальше мы по этой жизни идем, тем ярче и разнообразней она оказывается, словно в сказке. Сегодня утром по телевизору, после ураганов, наводнений, и извержений вулканов, показывали преступника. Ведущая с азартом комментировала.

– Вы только подумайте уважаемые телезрители, этот злоумышленник уже сидел за аналогичное преступление. Да, да! Отсидел, вышел и снова совершил аналогичное преступление.

Прямо не преступник, а ванька-встанька, какой-то.

– Ну почему с утра пораньше, перед началом трудового дня, нельзя рассказать населению о чем-то хорошем, – недовольно подумал я, отхлебнув кофе. – Например, коротко о погоде. В субботу будет аномально тепло и солнечно. Можете целый день жарить шашлыки, пить холодное пиво и вам будет аномально вкусно и очень аномально приятно. Или, вести с полей. В этом году ожидается немыслимо богатый урожай картошки и брюссельской капусты. Девать некуда, а потому будем раздавать даром. Хорошее настроение с утра никому не помешает.

Ну, я и решил, дай-ка сам о хорошем подумаю. Помню, летом в деревне у тети гостил. Домик, дворик, куры кудахчут, поросята хрюкают. У нас-то кур не было, моя тетя учительница, в школе русский язык и литературу преподает в старших классах. Своих непосед хватает. А вот у соседей за забором целый табун. На улице жарко, суетливо, а в комнате тихо, прохладно, марлевые занавески в проеме раскрытых дверей висят, чтобы мухи не беспокоили. Благодать. Сижу в комнате на мягком диване, яблоки кушаю и «Даму с камелиями » читаю. Можно сказать культурный досуг провожу. У тети неплохая библиотека. Вдруг слышу.

– Ко-ко-ко.

Курочка соседская через дыру в заборе к нам во двор перелезла, по ступенькам крыльца прыг, прыг, в комнату шлеп ну и цокает лапками по полу. Головку скосила, на меня так хитро смотрит и самое интересное гадит зараза в процессе движения. Арман Дюваль дарит Маргарите Готье букет камелий, дрожащим голосом в любви признается, а эта сволочь пернатая гадит прямо на пол. А тетя этот пол, между прочим, перед уходом вымыла горячей водой с хозяйственным мылом. Я где-то читал, что бывают твари, которые помогают осознать радость жизни своим отсутствием. Отложил книгу и таким строгим воспитательным тоном вежливо обращаюсь к ней.

– А ну кыш отсюда! Паршивка.

Ну, она видимо свою вину осознала, крыльями замахала, и бегом обратно на крыльцо, оттуда во двор и давай деру, в смысле улепетывает. На второй день та же самая история. Прыг, прыг, да цок, цок и снова гадит. Я «Над пропастью во ржи» читаю, чувства переживательские испытываю, сливы ем, а тут курица прямо передо мной испражняется и ехидно так кудахчет, будто хвалится.

– Ко-ко-ко, ко-ко-ко.

Тут уж я не на шутку рассердился. Схватит ее и вышвырнул бесцеремонно во двор.

– И чтоб больше не возвращалась! Стерва!

На третий день все повторилось. Цокает да гадит. И главное гадит очень активно, можно сказал интенсивно. А я детектив читаю. На самом интересном месте сюжета. Банду обезвреживают — стрельба, погони, взрывы. Кровищи немерено. Главарь банды в следователя целится. Я весь изволновался. Ох, думаю, неужели грохнет его. Следователь умный, расторопный. На протяжении всего рассказа старательно выслеживал этого головореза, а тут бац – курица. Опять эта тварь наглая гадит. Да так основательно, будто территорию метит. И еще смотрит на меня нахально, глазки от удовольствия прикрывает, мол, хорошо мне. Будто издевается.

– Сколько же ты жрешь, – возмутился я и, присмотревшись, добавил – Жирная, небось.

Тут, я ее схватил, голову оторвал, подержал над ведром, крепко сжав руками, чтоб не дергалась, подождал, пока кровь стечет и стал ощипывать. Бульон получился замечательный, наваристый. Бульон вообще очень полезен для организма. Он легко усваивается и способствует пищеварению. Но самое интересное, эта зараза с того дня больше не появлялась и не гадила. То есть абсолютно. Ну вот, подумал о хорошем, теперь можно и телевизор посмотреть. Преступнику дали пять лет. Обещал, – выйду, опять буду гадить.

 

 

Белые ромашки

Андрей Кудряшов

 

Пятница, последний день трудовой недели. Приятно после утомительной рабочей маеты осознавать, что у тебя впереди два выходных. Стряхнуть с себя офисную шелуху, и ни о чем не думая отдохнуть, где-то подальше от города, на природе, на берегу лесного озера, в обществе прекрасной дамы. Только ты и она. Романтический ужин под открытым небом, когда звёзды висят над головой так низко, что кажется, протяни руку и сможешь ухватить за хвост Большую медведицу. Костер, временами потрескивая искрами, завораживает своим пламенем, но вот и он прогорел. Угольки, как небесные звездные россыпи подмигивают нам, теряя своё тепло и покрываясь серой золой. Костёр потух, осталась одна лишь зола, теплая серая зола, но и она вскоре остынет и будет холодна, как холоден блеск далёких звёзд, которые вечно, изо дня в день, из века в век зажигаются на небесах и равнодушно взирают на нас. А мы сидим у потухшего костра и в восхищении любуемся их красотой. Тем временем ночная черная шаль окутывает нас, своим прикосновением она остужает разгоряченные тела. Мы сближаемся, обнимая друг друга и уже звезды всей вселенной нам безразличны, так же как и мы им.

Станислав, весь в предвкушении встречи с Ириной мчался по улицам города, не обращая внимания на остальных участников движения. Охваченный одной всепоглощающей страстью он желал только одного — поскорее оказаться на даче своего приятеля Павла, который любезно на выходные предоставил свой лесной домик для их свидания. Им не в первый раз выпал удачный случай встретиться наедине, да к тому же провести вместе целых два дня. Никаких забот и тревог по поводу того что их могут увидеть вместе чьи-то любопытные глаза.

Они будут одни: он и она, а кругом бескрайние российские просторы — поля, леса. Правда всё это будет за высоким каменным забором, но это даже лучше. Не забыть бы только, отключить видеонаблюдение, как в прошлом году. Какой шум тогда подняла Пашкина жена, когда просмотрела записи. Дорого в ту пору обошлась встреча, — шикарного колье стоил, всего-навсего, один единственный вечер, иначе на стол жене легло бы целое досье. Тогда была Марта, недолго они с ней встречались, уж очень доставала она своей темпераментной натурой. Молодая кобылка, необъезженная, однако цену себе знала.

 

Машины, светофоры, пешеходы, всё колышется в расплавленном воздухе, — скорее бы выехать за город, хотя и там, в пятницу вечером, не протолкнуться. Полгорода выезжает на дачи-огороды, просто на природу, насладиться поэзией деревенских мотивов. Ну что ж, стоит немного попотеть в дорожных пробках ради удовлетворения собственных потребностей.

 

Последние месяцы внутри Станислава происходила борьба между страстью и рассудком. Он хорошо понимал, что проявляет слабость, и, что эта слабость толкает на измену, заставляет врать, изворачиваться, вести двойную жизнь. Но она была сильнее его, ибо другие женщины, такие же сластолюбивые, как и он, разжигали в нём то, что угасло в семейной жизни. Последнее увлечение появилось недавно, несколько месяцев назад, а семье уже десять лет. Жена у него, спокойная, тихая женщина, работала в детской библиотеке и с энтузиазмом занималась своим делом, устраивая для детей всевозможные викторины, выставки и утренники, прививая любовь к книге. Сильно любила сынишку и мужа, Станислава. За все эти годы она ни разу не повысила голоса на своего мужа, жили они без ссор и конфликтов. Такая жизнь, казалась Станиславу, не интересной, бесцветной, поэтому он искал ярких фейерверков на стороне, втайне от жены.

 

Он продолжал двигаться по улицам с недозволенной скоростью, пренебрегая всеми правилами, усмехаясь в ответ на всевозможные проклятия водителей, машины которых он отжимал к обочине, подрезая им дорогу. Он вклинивался в любой промежуток между разноцветными авто, перескакивая из ряда в ряд. Все уступали место хамившему водителю в грязном «лендкрузере», несшемуся, как сумасшедший.

Город остался позади, с его шумным многоголосьем, сутолокой и изнуряющим зноем. Станислав вдавил педаль газа до полика и, выскочив на встречную полосу, закурил. Встречное движение было вялое поэтому многие пользовались этим, лихо перестраиваясь из ряда в ряд. Чья-то красная «мазда» выскочила у него перед носом, так что он едва успел притормозить, грубо выругавшись, а та подмигнув поворотником вновь юркнула вправо вставая на своё место. Он набрал обороты и ушел далеко вперёд. «Мазда» сделав несколько перестановок по рядам, догоняла его. Вот она поравнялась с ним. Кто за рулём — не видно, тонированные стёкла скрывали водителя. Заголосил мобильник.

 

Ирина нервничала: «Alfa Romeo» отъехав от стоянки с полсотни метров заглохла на светофоре и не заводилась. Объезжающие автомобилисты сигналили на разные лады и крутили пальцем у виска. Недолго думая она вызвала эвакуатор и через час её машина стояла в мастерской у знакомого механика.

Ирина пересела в красную «мазду» своей подруги, которая ни в чём ей не отказывала, и сейчас без лишних вопросов уступила на пару дней своё авто. Выехав за город, она безмятежно повела машину, торопиться ведь незачем, всё равно придётся ждать Станислава с ключами от дачи, а он не любитель приезжать вовремя. Так уж лучше насладиться загородной прогулкой пока не слишком много попутчиков, чуть только запоздай, плетись тогда в колонне жаждавших дачных удовольствий. Она включила музыку, раскрыла окна и вдруг заметила в зеркале мчащуюся машину Станислава, он ехал как обычно, не считаясь ни с какими правилами и законами. Его грязный «лендкрузер» нёсся по встречной полосе, уходя вправо лишь по необходимости. Ирина набрала номер его телефона, но он не ответил. Тогда и мелькнула мысль разыграть его. Она подняла тонированные окна и надавила педаль акселератора.

 

Вот она лесная красавица — дача у озера. Станислав не стал загонять машину в гараж, оставил у раскрытых ворот. Разгрузил багажник и всё привезенное для пикника перенёс на кухню. В деревянном доме было прохладно и уютно, мягкий полумрак располагал к отдыху и мужчина, поддавшись нахлынувшей усталости, усевшись в кресле — задремал.

Очнулся он часа через два, лишь взглянув на часы, быстро вскочил с мягких подушек. Ирина запаздывает: возможно из-за пробок на дороге, или задержали на работе, но почему не звонит. Можно же предупредить! Взяв телефон, открыл пропущенные звонки — последний звонок от неё около трёх часов назад, когда он был в дороге, дальше тишина. Станислав раздраженно набрал номер — абонент вне доступа связи. Что за чертовщина! Утром конкретно обо всём договорились.

В недоумении он вышел на двор и подставил разомлевшее от сна лицо свежему вечернему ветру.

Вечер. На звонки никто не отвечает. Фиолетовые сумерки затемняют сознание, неизвестность разжигает ярость. С заходом солнца раздражение достигает предела. Неудавшийся бойфренд раскупоривает бутылку виски и прямо из горла выливает в себя изрядную порцию.

 

Приподняв голову, Станислав обнаружил, что спит на крыльце и солнце уже ластится к зениту. Расшвыряв ногами пустые бутылки, он перебрался в дом и, поставив чайник на газовую плиту, включил телевизор. Думать ни о чём не хотелось, тем более о не состоявшемся рандеву. Не приехала, ну и махни на неё рукой.

Вытирая ладонью пот, проступивший на лице от горячего чая, он слушал новости дня. Вдруг в разделе происшествия он увидел разбитую красную «мазду», снятую проезжавшими водителями по N-скому шоссе. Как объявили: ДТП произошло по вине водителя «лендкрузера», который скрылся с места происшествия в неизвестном направлении. Номер машины из-за сильного загрязнения никто не определил. Погибла молодая женщина двадцати семи лет, Ирина Н.Н. По всей видимости она не являлась владелицей автомобиля. Всех участников дорожного движения, видевших случившееся, просили сообщить, что либо им известное по представленному телефону. Так же была показана фотография с водительских прав погибшей. С экрана телевизора на Станислава взглянули черные глаза Ирины. В голове, будто освещенный вспышкой молнии, мелькнул вчерашний эпизод на дороге, и страшная догадка тягучим комом застряла в горле, не давая вздохнуть.

 

«Мазда» догоняла его всякий раз, как ни старался он от неё уйти, и как бы насмехаясь над ним, вставала впереди. В конце концов, ему надоело это преследование, и он серьёзно решил проучить наглеца. Телефон тем временем продолжал, с небольшими перерывами, трезвонить. Выскочив на встречную полосу он заметил, что «мазда» пристроилась за ним и не желала отставать. Обойдя несколько машин, он продолжил двигаться по встречке, пока не увидел встречного джипа, летевшего с зажженными фарами. Расстояние между ними катастрофически сокращалось. Максимально сблизившись «лендкрузер» ушел влево на обочину. Водитель встречного джипа, в последний момент угадав этот маневр, пытался увильнуть от сумасшедшего водителя, крутанув руль влево и, они шаркнув друг друга правыми бортами, разъехались. Но «мазда», не предвидя данных действий, не имея возможности встать в свой ряд, чтобы избежать лобового столкновения круто вывернула руль влево и, потеряв управление на галечной обочине, вылетела с дороги в глубокий кювет, перевернувшись, несколько раз, она застыла, утонув в белоснежных ромашках.

Станислав выплюнул сигарету с закусанным фильтром и закурил новую. От кондиционера вдруг повеяло холодом, выключив его, он открыл окна, воздух упругой струёй резко ворвался в салон и растрепал длинные русые волосы. Взглянув на часы, прикинул сколько времени он в пути и сколько еще осталось до назначенного свидания. Он даже не обернулся, а продолжал катить по шоссе всё с той же скоростью.

 

Стоя у окна он скользнул глазами по вмятине и царапинам на боку «лендкрузера» и вышел на улицу. Смыв грязь со своей машины он немедля вернулся в город, но уже другой дорогой. На окраине в его гараже стояла любимая старенькая «девятка», за рулём которой не сидел с лихих девяностых, но теперь придётся вспомнить молодость; пока местные умельцы шлифуют «лендкрузер», да и пару месяцев ему не мешало отстояться в гараже.

 

В цветочном магазине Станислав выбрал большой букет роз и, положив его на заднее сидение «девятки», выехал за город. Почему-то жать педаль до упора ему не хотелось, и все светофоры он терпеливо выстоял. За городом, проезжая вдоль лугов он остановился на обочине, чтобы выйти на свежий воздух; было душно в салоне машины даже с открытыми окнами, что-то давило его виски и теснило грудь. Выкурив сигарету, он спустился в канаву и, не обращая внимания на протекавший в ней ручей, шагнул в мокрую траву, переходя на другую сторону. Не выбирая, нарвал в луговине охапку полевых ромашек и вернулся в машину.

Место аварии было заметно издалека, хотя исковерканную машину убрали. Станислав сошел вниз и, где валялись выпавшее лобовое стекло, покрытое мелкой паутиной трещин, и искорёженная дверца водителя, срезанная спасателями, опустил букет полевых цветов. Постояв какое-то время, он поднял голову и увидел бескрайнее море белых ромашек, разливавшееся до самого горизонта. Казалось, земля дышала своей огромной грудью и, от этого дыхания белоснежное море колыхалось, то вздымая огромные валы к небу, прославляя его величие, то припадая к земле, в поисках зашиты и помощи. Что-то повлекло его в эту природную пучину, и он шагнул в неё. Он шел и шел, глядя куда-то за горизонт, утопая по пояс в белокипенных волнах. И как бы услышав чей-то зов, вдруг остановился. Еще не поняв, что с ним происходит, ощутил, как по его небритым щекам потекли слёзы. Одна, другая, глаза защипало, и влага горького раскаяния обильно залила лицо. Он упал на колени, вырвал с корнями несколько белоснежных пучков, поднёс их к глазам и там, среди измятых цветов, узрел задавленного лугового мотылька случайно попавшего к нему в руки, тот судорожно трепыхался, прощаясь с белым светом. Глаза Станислава заволокла пелена, выплеснутая душевным страданием. Прижав цветы к лицу, он упал на землю и зарыдал.

Рейтинг: +9 Голосов: 9 536 просмотров
Комментарии (102)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования