6-й поединок 1/8 Зимнего кубка

18 января 2018 - Александр ПАН

ГОЛОСОВАНИЕ ЗАКОНЧЕНО

ПРОСИМ АВТОРОВ И ГОСТЕЙ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ДИСКУССИИ

 

 

Просто верь!

Нина Агошкова

 

«Каждый охотник желает знать, где сидит фазан» — почему-то постоянно всплывала в памяти эта фраза. Я не охотник, но тоже очень хотела бы знать, с кем на самом деле собирается праздновать Новый год мой благоверный?

Началось всё утром. За завтраком он проговорил с набитым ртом:

— Котик, я тридцать первого уезжаю в командировку, так что Новый год тебе придётся встречать с твоей мамой!

Подумав, что не так его поняла, я переспросила:

— С кем-с кем я должна отмечать?

— С мамой.

— Но у нас же заказан столик в ресторане на двоих?!

— Конечно, заказан! Вот там и посидите. Да не волнуйся, будет же праздничная программа, повеселитесь!

Как будто меня волнует какая-то там программа! Я вытаращила на него глаза:

— Что значит – «повеселитесь»? Ты в своём уме? В кои-то веки собрались посидеть вдвоём, а ты удираешь неизвестно куда?

— Почему неизвестно? Лечу в Екатеринбург по делам фирмы – первого числа испытание оборудования, которое мы там устанавливали.

— Да почему же прямо в Новый год?

— Это ты спроси у моего начальства, — выдал заключительный аккорд муж и умчался на работу.

И осталась я, как та бабка у разбитого корыта. Но у неё хоть был шанс выбиться в столбовые дворянки, а у меня…

 

В это время на мобильный пришло сообщение:

«Маетесь неизвестностью?

Хотите узнать больше?

Приходите к нам!

Мы ответим на все ваши вопросы!

БДУ, тел. 8 960 865 13 01»

Собираясь по привычке «удалить сообщение», я на минуту задумалась: «А вдруг это то, что мне сейчас просто необходимо?»

Пальцы уже сами набирали номер:

— Алло! – прозвучал в трубке приятный женский голос.

— Это БДУ?

— Да, слушаю вас.

— Что означают эти буквы?

— Бюро Добрых Услуг, сокращённо БДУ. Вам нужна наша помощь? Мы готовы оказать её за небольшую сумму. Приходите в наш офис по адресу: ул. Главная, дом 14, и мы непременно поможем вам!

— Так вы что, детективное агентство?

— Не совсем так. Мы Бюро Добрых Услуг, выполняем ВСЕ желания клиентов.

— Так уж и все? И можете даже узнать, где будет находиться человек в определённое время?

— Конечно! И где, и с кем.

— Вот вы-то мне и нужны, — удовлетворённо заметила я, — уже бегу. Напомните, пожалуйста, адрес!

Небольшое одноэтажное здание в глубине двора казалось крошечным рядом с обступившими его многоэтажками. Подёргав закрытую железную дверь и убедившись, что она заперта, я нажала кнопку звонка. Дверь тут же распахнулась. На пороге стоял древний дедок странной наружности. На нём были вытертые штаны, клетчатая фланелевая рубашка с надетой поверх неё жилеткой, синие нарукавники (я такие только в старом фильме видела. Обут он был в мягкие тапочки с загнутыми носами. Наблюдавшие за мной бледно-синие глаза прятались в сетке морщин, вокруг гладкой лысины лохматились остатки волос. А довершала облик длинная седая борода. На миг мелькнула здравая мысль: «Что я тут делаю?», но отступать было уже поздно, поскольку дедок проворковал внезапно густым басом:

— Входи-входи, голубушка, мне Марьяна сказала, что ты придёшь.

— Кто это – Марьяна?

— Да секретарша наша. Смышлёная барышня, — на ходу рассказывал старичок, буквально затаскивая меня в помещение.

Комната была на удивление большой и светлой. Никаких излишеств, обычная офисная мебель, непременный атрибут современности – компьютер – на столе.

За компьютером с задумчивым видом сидела та самая Марьяна. Оторвавшись на минуту, она кивнула мне и поздоровалась.

Мы прошли в следующую комнату, и я буквально застыла на пороге. Именно так в сказках описывали пещеру Аладдина: повсюду ковры, даже стены увешаны ими, по полу в художественном беспорядке разбросаны шёлковые подушки и подушечки ярких расцветок, на маленьких столиках – высокие кувшины на вид из чистого золота и серебра, в клетке под потолком распевает канарейка. И повсюду цветы, освещаемые причудливыми лампами и снизу, и сбоку, и сверху. Зрелище было завораживающим, но странный дедок совершенно не вписывался в антураж.

— Ну что, нравится?

Я очнулась от наваждения.

— Да, конечно! Так красиво! – не могла сдержать восторга.

— Ну, приступим тогда, — дедок сел за стол, которого я сразу не заметила, и жестом указал на кресло. Оно оказалось очень удобным.

— Рассказывай, в чём твоя проблема.

— Я хотела бы знать, где будет мой муж 31 декабря в 12 часов ночи! – выпалила я сходу.

— И только-то! – улыбнулся собеседник, лучась всеми своими морщинками.

Кого это он мне напоминает всё больше? Точно, Старика Хоттабыча! Надеть на него тюрбан и будет вылитый Хоттабыч. Так вот откуда эта восточная роскошь! Но как-то это всё не вяжется с городской суетой. Хотя… возможно, это у них имидж такой, чтобы больше клиентов велось на их предложения?

От раздумий меня отвлекли слова:

— О чем думаешь? Не лохотрон ли мы? – продолжая улыбаться, дед достал из стола фирменный бланк и какую-то толстую тетрадь. – Если есть желание, можешь почитать отзывы в нашей «Книге жалоб и предложений», – он подвинул тетрадь ко мне.

Я, странным образом повинуясь его взгляду, открыла «Книгу» посредине и прочитала:

«Как я счастлива, что обратилась к ВАМ, дорогое БДУ! Вы так помогли мне! Пусть будут долгими и счастливыми ВАШИ дни!» дата 12 марта 1937 года и чья-то неразборчивая подпись.

— Это что? Сейчас же 2014 год! Вы – точно лохотрон, и я уже жалею, что пришла сюда! – в сердцах поднялась из кресла и собралась уходить.

— Твой муж 31 декабря в 24 часа будет находиться по адресу: улица Ерёменко, дом 18 квартира 3.

— Но это же наш адрес! – резко поворачиваясь к нему, вскричала я.

— Ты хотела знать – я сказал. Так может быть, подпишем наконец договор? Не волнуйся, плата невелика, – хозяин был на удивление спокойным и поглядывал на меня с явным удовольствием.

Странные мысли теснились в моей голове. Если принять во внимание всю нереальность ситуации, дальше могло произойти всё, что угодно. Во-первых, никто не знает, что я пошла сюда. Во-вторых, СМС они рассылают – значит, не только мне. В-третьих, мало ли что на уме у этого странного Хоттабыча… лучше уж подписать, расплатиться и как можно быстрее удрать отсюда!

— Давайте ваш договор, — взяв себя в руки, я села и протянула руку, — только муж сказал сегодня, что едет в командировку, в Екатеринбург, по работе.

Дедок удивлённо воззрился на меня:

— Если он тебе сказал, что ж ты сюда-то пришла? А, понял. Подозреваешь его. Что не в командировку едет, а к зазнобе. Вот странные вы существа, женщины. – Он замолк.

— Продолжайте, не стесняйтесь, — я машинально подписывала второй экземпляр договора, искоса взглянув на старичка. – А как бы вы поступили на моём месте? Мы же собрались Новый год вместе встречать, а он… а он… — слёзы подступили к моим глазам.

Хоттабыч хмыкнул и подал неизвестно откуда взявшуюся упаковку влажных салфеток:

— Успокойся, голубушка. Всё будет в порядке, так, как я тебе сказал. Просто верь!

 

Как я оказалась на улице – помню смутно. Комнату в коврах и светильниках постепенно вытеснили из моей голове виды ярких витрин, украшенных гирляндами, ёлками и мишурой. Повсюду царило предпраздничное настроение, незнакомые люди улыбались друг другу, укладывая в багажники машин пакеты с подарками. Изредка то тут, то там взрывались петарды, но на подростков никто всерьёз не обижался. Что поделаешь – Новый год!

31-го в шесть часов вечера нарядная мама стояла на моём пороге.

— Дорогая, ты собралась? Давай скорее, иначе мы рискуем опоздать – везде такие пробки!

— Не переживай, мама, тут недалеко! Вполне можем и пешком добраться – погода позволяет.

И впрямь, в новогоднюю ночь, словно по заказу, пошёл крупный, пушистый снег. Мы неспешна шли по тротуару, мама о чём-то восторженно рассказывала, а я думала о своём. Муж уехал в аэропорт час назад, обещав позвонить, когда доберётся до места. Картины, которые я рисовала в своём воображении, были одна другой ужаснее: вот он спускается по трапу и устремляется к длинноногой блондинке, поджидающей его в зале аэропорта. Вот они на такси едут к ней домой и садятся за нарядно накрытый стол…. Вот… Силой воли отогнав наваждение, я прислушалась к тому, что говорит мать:

— И вообще, Игорёк так много работает, ты не находишь? Надо же когда-то и отдыхать! Поговорила бы ты с ним, ведь деньги – это не главное, вон ты какая хмурая. Кому это понравится, если в новогоднюю ночь…

— Мам, вот не сыпь мне соль на рану, а? – не выдержала я. – Приедет Игорь, сама ему всё это и скажешь, идёт?

Мать надулась и отвернулась. Но не в её характере было молчать слишком долго, потому вскоре она снова начала засыпать меня сплетнями обо всех своих знакомых.

 

Праздничное представление в ресторане было шумным, ярким и фееричным – организаторы постарались на славу. И блюда все были приготовлены замечательно – чего ещё желать? Неожиданно маму на медленный танец пригласил какой-то военный, сидевший в компании за соседним столиком. Потом ещё раз. А мои мысли находились по адресу: улица Ерёменко, дом 18 квартира 3. Наконец, я не выдержала, и сказала:

— Мам, ты тут развлекайся, а я домой! Что-то голова разболелась не на шутку.

Пытавшаяся возражать мать быстренько сдала позиции под взглядами бравого подполковника.

— Нуууу…. Если ты так хочешь… только выпей таблетку и ложись – с мигренью не шутят. А я уже большая девочка, без тебя не пропаду, — пошутила она, искоса поглядывая на своего кавалера за соседним столом.

Ну что ж, всё к лучшему.

Незаметно одолев три квартала, я поднялась на свой этаж. В голове крутилось:

«И чего тебе не сиделось в ресторане? Поверила этим лохотронщикам из БДУ? Он сейчас в самолёте, спит и сны видит. И будешь тут куковать одна, как дура».

В квартире царила тишина… Оставшись в вечернем платье, купленном специально для вечера с мужем в ресторане в новогоднюю ночь, я не стала переодеваться, а уселась на диван, включила телевизор и стала ждать.

Неожиданно навалился сон. Прервал его звонок в дверь.

«Странно, — подумалось в полудрёме, — если это Игорь, почему он не открыл своим ключом? Наверно, кто-то ошибся квартирой. В праздник такое бывает».

Посмотрев в глазок, я увидела розовощёкого Деда Мороза. Ну, точно – ошиблись квартирой!

— А вот и Дед Мороз к вам пришёл и подарочки принёс! – нараспев проговорил Дед за дверьми.

— Простите, но у нас нет детей, вы ошиблись!

— Зато есть прелестная женщина по имени Софья, — не унимался гость.

«Интересно, имя-то моё он откуда знает?» — мелькнуло в голове.

— И кто вас послал, если не секрет?

— А вот откройте и я вам всё расскажу!

Поставив дверь на цепочку, я приоткрыла её, упёрлась взглядом в бороду деда, затем взгляд скользнул ниже: куртка такая знакомая… и ботинки. И чемодан на колёсиках у ног точно не мешок Деда Мороза!

— Игоооорь! – я повисла у него на шее.

— Сонь, пошли уже в дом, а то соседи вылезут, будут и себе подарки просить, — шепнул он мне на ухо.

— Да все отмечают, никому до нас дела нет! – я не могла отвести взгляда от родного лица. – А подарок ты мне точно принёс, Дедушка Мороз?

— Точно-точно, сейчас достану.

Войдя в прихожую, муж расстегнул молнию на чемодане и достал коробку с новеньким телефоном.

— Ой, как здорово! – я опять повисла у него на шее. – А как ты тут оказался, вообще-то? Ты же должен сейчас лететь в самолете.

— Рейс отложили по метеоусловиям Екатеринбурга. А потом позвонил шеф и сказал, чтобы я поменял билет на завтра, раз такое дело, и ехал домой встречать Новый год. Так что, будем встречать?

— Конечно, будем! Вот только нечем, — смутилась я.

За всеми переживаниями и в надежде на ресторан, я совершенно ничего не готовила дома.

Из еды нашлись только пельмени в морозилке, сыр, оливки и полбатона. Да, ещё был суп, но мы решили, что это не слишком новогодняя еда.

Ближе к двенадцати позвонила мама и поздравила с наступающим, отметив, что Олег Петрович любезно согласился проводить её домой. Ай да подполковник! Времени даром явно не теряет.

 

На следующий вечер, вновь проводив мужа в аэропорт, я поехала в БДУ.

Смысл этой поездки ускользал даже от меня самой. Сделать запись в «Книге отзывов и предложений»? Сказать спасибо? А, какая в сущности разница!

Но сколько ни обходила квартал, никакого одноэтажного домика так и не нашла. Зато в голове сами собой всплыли слова странного деда с бородой, похожего на Хоттабыча: «Просто верь!»

 

 

 

С наступающим!

Илья Криштул

 

Вот и приближается самый долгожданный праздник года! Уже наряжены ёлки и закуплены продукты, спрятаны в укромных уголках подарки родным и пиво на утро, витает в квартирах мандариновый аромат и охлаждается в холодильниках шампанское с водкой. По стране идут, несмотря на кризис, корпоративы, на дверях ресторанов и клубов висят таблички «Закрыто на спецобслуживание», а изнутри доносится нетрезвое караоке-пение и звон рюмок.

Каждый телеканал зазывает провести новогоднюю ночь именно с ним, обещая что-то невероятное и неожиданное, а не как в прошлые годы. Но что может быть невероятней да неожиданней Галкина, Баскова, Киркорова и остального «голубого огонька»? Правильно – невероятнее, к счастью или, к сожалению, ничего быть не может. Они хоть и надоели, но «других артистов у нас для вас нет». И не будет же русский человек, даже с тремя высшими образованиями, в новогоднюю ночь «Щелкунчика» по «Культуре» смотреть, это ж никакого алкоголя не хватит. Так что – советские кинокомедии и по накатанной…

В эти предпраздничные дни принято подводить итоги прошедшего года. Ну что ж – год, как и любой другой, прожитый в России, был тяжёлым. Тяжёлым для всех – для курьеров и губернаторов, для режиссёров и генералов, для таксистов и министров…

Но если курьеры и таксисты ничего другого от уходящего года и не ожидали, то некоторые министры и губернаторы, да и режиссёры тоже, конечно, разочарованы. Трудно в солидном уже возрасте переезжать из благоустроенных хором в казённый дом без особых удобств. Или жить с постоянным ожиданием этого переезда. А кровожадный президент всё требует и требует посадок, и список посаженных обновляется уже чуть ли не еженедельно. Да что говорить – возьмите фамилии постояльцев отеля «Негреско» города Ниццы трёхлетней давности и сравните их с фамилиями нынешних постояльцев тюрем «Лефортово» и «Матросская тишина». Вы будете удивлены количеством совпадений…

Да, ещё три года назад мэр какого-нибудь российского города встречался с мэром другого российского города утром на Английской набережной Ниццы, они здоровались, выпивали по чашечке кофе и шли на виллу к губернатору какой-нибудь российской области пить шампанское. Теперь, случайно столкнувшись в тюремном коридоре, они не здороваются. Один становится лицом к стене, второй проходит мимо, стараясь не смотреть на бывшего товарища, а третий вообще в камере стихи пишет. Они все, как в тюрьму попадают, начинают стихи писать. И им совершенно не до кофе с шампанским. А мелкая шушера, типа вице-мэров и региональных министров, в это время «хату» моет. Туда ж после карантина должен настоящий министр заселиться, федеральный. Тот самый, который так экономически успешно развивал свою семью вместо России, что самолично по ночам ездил собирать взятки и вместе с последней долларовой сумкой получил восьмилетний срок.

И сидят все эти бывшие чиновники на своих «шконках», и пересказывают друг другу старую легенду о челябинском метеорите, который, хоть и упал в озеро, но успел по бумагам уничтожить пять школ-новостроек, три стадиона и тысячу двести пятьдесят километров прекрасных шоссейных дорог.

«И никого ведь не посадили, ни единого человека…» — вздыхает какой-нибудь бывший губернатор.

Ну, уважаемый экс-чиновник, ну не может же метеорит раз в году на каждую область падать! Не напасёшься метеоритов! Так что за свои ошибки приходится самому отвечать, без помощи из космоса. Хотя, конечно, трудно назвать ошибкой покупку личного самолёта вместо строительства детского садика…

А по тюремному коридору уже год водят на допросы простого полковника, который не знал, что у него в квартире лежит восемь миллиардов рублей. Он и про квартиру-то эту не знал. Человек сутками боролся с коррупцией, дома бывал редко, может и запамятовал, где какая у него недвижимость. И интересуется у него улыбчивый надзиратель, не забыл ли уважаемый полковник ещё про какую-нибудь «однушку» в Медведково, вдруг там под плинтусами ещё миллиона два лежат… Спрятанные от коррупции.

«Я бы сгонял туда-сюда» – говорит надзиратель и добавляет добродушно: «Вам-то деньги не скоро понадобятся, а я б вам по утрам свежих круассанов в камеру приносил…»

Но молчит полковник, потому что верит в дружбу между людьми. А если эта дружба ещё скреплёна деньгами… Вот его друзья попросили молчать, он молчит и надеется. Но разве может человек, пусть он и полковник, знать своё будущее?

Хотя некоторые знают, поэтому всё чаще и чаще задержания проходят прямо в аэропортах. В аэропорту Пулково, например, после первых уголовных дел по знаменитому стадиону на Крестовском острове, полицейские уже просто живут. Пока в их сети попадает только мелочёвка – облицовщик-плиточник, улетающий на свой остров в Тихом океане, установщик пластиковых сидений, пытающийся скрыться на собственном самолёте в Англию… Но полицейские упорно ждут крупную рыбу и уверены, что уже скоро в гостеприимно распахнутые двери «Крестов» зайдут прорабы, бригадиры и, если повезёт, несколько узбеков без разрешений на работу. А, может, если будет команда, то и… Но это вряд ли.

Странно, что арестовывают чиновников у нас не за совершённые уголовные преступления, а по команде.

«За что я задержан?» — спрашивает чиновник арестовавших его силовиков.

«Была команда сверху» — отвечают силовики.

А то, что у него в руках портфель со взяткой, так это дело обыденное и не уголовное. И вообще, «взятка в два миллиона долларов это уровень сельской администрации, а не крупного чиновника», как сказал какой-то антикоррупционер. Я боюсь даже представить тогда уровень министра. А премьер-министра… А… Извините, не туда занесло.

И хватит о плохом, пора о чём-нибудь другом.

Правительство устами то премьера, то президента, то мужа фигуристки Навки весь год успокаивало население. Всё, мол, идёт хорошо, планомерно и контролируемо, новая экономическая модель, которая предлагается, это амнистия оффшорных капиталов, происходит интеграционный процесс с постепенным наложением оттока капитала на падение компенсировавшего отток притока и взгляд на события даёт понимание движущих сил с той точностью, которая необходима для действий конкурентной степени эффективности, но необходимо в целях усиления действенности процентной политики существенно ограничить возросшие девальвационные и инфляционные риски…

У цыган есть закон – они говорят правду только на цыганском языке, что б никто из чужаков этой правды не знал. Поздравляю вас, сограждане – нами правят цыгане!

Работает обновлённая Государственная Дума. «Обновлённая», наверное, слишком громкое слово, но какие-то новые лица там появились. А насчёт работы — первое, что сделали слуги народа после избрания, это попросили платить им за каждого избирателя по сто пятьдесят рублей. Пришёл, проголосовал – сто пятьдесят из бюджета им. За то, что ты пришёл на участок и проголосовал! Они, оказывается, и за это получают деньги! А ты взамен получаешь повышение тарифов на жизнь в квартире, на сигареты, на проезд, парковку и так далее. Больше бесплатно голосовать я не пойду. Не хочу оплачивать здоровый сон депутатов на рабочем месте за хорошую зарплату. И коммунальные платежи оплачивать больше не буду. Я, в конце концов, живу в стране, где золото и алмазы, где нефть и уголь, где газ и древесина, где деньги… Где деньги?

Хотя я представляю, где они, если в судах взятки измеряют на вес, килограммами… Мне б грамм двести…

Спортсменов наших так и не простили, и сборная едет на Олимпиаду под нейтральным флагом и без гимна. Жаль, ушёл уже из жизни автор слов всех наших гимнов, он бы за полчаса наваял бы новый текст по старым лекалам: «Россия — нейтральная наша держава, Россия — нейтральная наша страна…» И припев: «Славься, Отечество наше нейтральное…». Но будем надеется, что мы там без флага, гимна и допинга что-нибудь выиграем. Хотя бы в хоккее…

Но в целом год был пусть и тяжёлым, но хорошим. Да, воровали, но, значит, ещё есть что воровать. Да, ругали правительство – значит, в стране есть правительство. Были межнациональные конфликты – значит, наша страна ещё многонациональна. Мир нам постоянно что-то выговаривает – значит, мы ещё сильны и нас уважают. Или боятся.

Да, мы сильны – только сильные люди могут жить в тридцатиградусный мороз в неотапливаемых домах без света. Только сильные люди могут лечиться у наших неулыбчивых докторов. Только сильные люди могут простоять несколько часов в очереди, что бы увидеть рёбрышко Деда Мороза. И только сильные люди могут молча смотреть, как рядом с их хибарой растёт трёхэтажный коттедж простого сержанта ГИБДД. Или пятиэтажный, но генерала из МЧС. Ведь для сильного человека главное не то, что рядом с ним живёт вор – главное, что б в сердце жило счастье…

А я вчера видел человека с абсолютным счастьем в сердце. Жизнь этого человека явно не зависела ни от цен на баррель, ни от курса доллара. Он был без одежды, он был сделан только вчера из звёздной пыли, он был непричёсан и небрит, у него были глаза-щёлочки над мешками, но он улыбался, пел какую-то добрую песню без слов и предлагал выпить. Потом, правда, пришла какая-то злая женщина и забрала этого счастливого человека, что-то ему выговаривая. Я видел это в ванной комнате, в зеркале и поэтому, наверное, эта заметка получилась не очень доброй и не очень праздничной. Надо сходить за шампанским в холодильник. Или найти спрятанное пиво. И никогда не начинать праздновать заранее…

Но главное, что у этого человека, то есть у меня, есть уверенность в завтрашнем дне! И если от этого дна оттолкнуться…

Так что — с Новым годом вас, россияне! Давайте встретим его так, чтобы первого января не пришлось начинать новую жизнь в другом городе и под другой фамилией! Меньше алкоголя, больше улыбок! И желаю вам в следующем году не изучать, бледнея и потея, котировки валют, нефти и золота. Здоровье дороже любой нефти. Смотрите лучше почаще на лица своих спящих детей. На лес за окном… На любимого человека рядом…

Ведь это и есть ваше золото.

Рейтинг: +7 Голосов: 7 674 просмотра
Комментарии (26)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования