Беспокойные стихи (книга). Петрозаводск, 2015.

14 января 2015 - Николай Почтовалов
article5683.jpg

http://magru.net/pubs/6003/Bespokoynye_stihi

 

Кому-то север — как за пазухой,

а мне – ворчлив, предельно густ...

Никто не верит, что у лабуха

так много — и любви, и чувств…

 

Николай Почтовалов

БЕСПОКОЙНЫЕ СТИХИ

Лахденпохья – Первомайск — Петрозаводск

                                       2015

 

Беспокойные стихи /Николай Почтовалов.

Лахденпохья – Первомайск — Петрозаводск,

2015. — 80 с.

Сборник содержит стихи русского

поэта Николая Почтовалова.

Обложка – Мария Павлова.

Фотография – Александр Кочевник.

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

     А ведь этот лопушистый снег и есть самое главное в жизни. И капля дождя, размазанная по щеке, удивляет и радует. И нет ничего проще, чем жить и радоваться рассвету и закату, солнышку и луне, дождю и снегу… лежать одинокой песчинкой на краю Земли, пошевеливаясь и перекатываясь, набираясь живительной влаги, и взлетать с порывом ветра, и лететь, лететь, лететь… 

     А в небе появляются и исчезают такие прекрасные фигуры — облака… хочется их потрогать, но… нельзя… Многое в нашей жизни нельзя потрогать, пощупать, осмыслить...

     Говорят — жизнь игра. Играть в жизнь?.. Не хочется, не могу… А может все-таки играть?.. Нет, без всяких сомнений — нет. Играть скучно. Жить – весело, даже, если трудно и не очень счастливо… Жить хочется: везде, всегда, в любом возрасте.

     А за окном снег — почти первый в этом году… И окна светятся как-то весело и трогательно. И люди чему-то радуются, еще не зная, даже не предполагая, что их ждет впереди…

     А весна придет, непременно придет: надо только уметь ждать.

 

***

А сегодня солнце звонко

вдруг прошлепало по лужам…

и ушные перепонки

пропищали: ты нам нужен…

Где-то ждут и даже верят,

что бессонными ночами

жизнь не будет просто стервью

среди боли и печали…

Все останется навечно:

и любовь, и счастье в меру….

Я навечно обеспечен

тем, что был когда-то первым…

 

АПРЕЛЬ

 

Прольется дождь, не превратившись в снег...

Апрель вдохнет и выдохнет натужно

все, что зиме теперь уже не нужно,

и на губах оставит только смех...

Он не случайно вышел погулять ...

Он знал, что без него совсем бездарна

жизнь эта и поэтому опять

свалился с крыш капелью календарной...

 

О СЕВЕРЕ

 

О севере нельзя с прохладцей…

Тепло разумно прячется под снегом,

а стылость ветер выдувает в небо,

и нам не надо даже и стараться

жить в своем холоде без мысли,

что солнце не у нас, а где-то,

где не зима, а вечно лето

в высоком небе пледом виснет

и укрывает от ненастий —

от ветра, снега и метелей…

 

А в наши души вмерзло счастье!

Ведь вы же этого хотели?

 

***

 

Ах, эти звездочки на белом

снегу… Теряются слова…

и кто-то шепчет где-то слева:

да, ночь, ты, как всегда, права…

Лечу в неведомые дали…

Не ждали?.. Прозвучит вдали:

мы жизнь еще не прозевали…

А ведь, наверно, и могли…

 

ЛЮБОВЬ

 

В кого влюбился и во что?...

Родился без надежд на прибыль…

Был не при чем, и знал, что прибыл

не вовремя,  но чье плечо

приладилось так плотно без

малейшей видимости шва?…

И связь немыслимо права,

что так нужна мне позарез…

Живу несмело и смешно,

не жду разведанных объятий,

не верю счастью на закате,

но знаю — не любить грешно…

Люблю открыто и взапой —

без волокиты и сомнений…

Не объяснить любви значенье,

но я всегда, любовь, с тобой!

 

ХОЧУ ВЕРИТЬ

 

В твоих глазах —  бесконечность

любви, восторга, желаний...

Злость, бессилие — не вечны...

Не сидеть же пнем на диване —

ноздри раздувать в угаре

неуемных страстей странных...

Нельзя же кому-то впарить,

что мы не люди, — бараны...

Какие нужны потери,

чтоб слезы в разлив — рекою...

Хочу твоим глазам верить!

Хочу я Земле покоя!

 

***

 

Вот и все: ничьей не будет...

будет смерть — протри глаза...

Кто мы?.. Неужели люди?...

Слезы — не одна слеза...

На кону не жизнь, а мера...

просто мера… Есть она?...

Кто-то должен быть и первым...

Чья-то быть должна вина…

Чья?.. Не сотвори кумира.

Не надейся на авось.

Нет на свете лучше мира!

Лучше вместе, а не врозь.

 


***

 

Не хотелось, но… вырвалось просто,

развлекая усталую медь…

захотелось, не следуя ГОСТам,

выждав, — выразить, может, и спеть…

и сказать, и спросить, и поверить,

и забыть, и скучать неспроста,

и любовь виртуально измерить,

и понять —  жизнь предельно густа...

 

***

 

По снегу шаркают старушки

и не устало, не смешно —

от ног до самой до макушки

уже забытые давно —

но… распоясывают время,

летят в заоблачную высь…

и мы летим туда же с теми,

кто в прошлом веке родились…

и ждем ответов на вопросы,

и верим —  просто и легко…

Судьбу опять оставим с носом…

ведь старость очень далеко…

 

СОМНЕНИЯ

 

Так хочется соврать, что я не весел...

Не верьте —  рвется сердце из груди,

а мир вокруг невероятно тесен...

и смех, увы, не радует, — вредит...

Смеются все, а грусть так одинока,

что кажется — наступит тишина

и станет слышно из открытых окон —

сошла с ума веселая страна.

 


***

 

В потустороннем закулисье

мелькают тени… воздух чист…

Все чаще заползают мысли,

что я в нелепости завис.

Живу, но… как-то несерьезно…

Болтают много… Быт уныл…

И новый царь — пока не грозный –

в умах и в памяти застыл…

И жду беды… Слезлив отчасти…

Раздумья мучают… Пусты

карманы и… одни напасти,

и никого, где раньше тыл

так согревал своим участьем…

Курю до одури и жду —

накроет всех лавина счастья,

а я… в сторонку отойду…

 

***

 

Беспечность запоздало одинока —

на грани смысла, даже… бытия,

и ждет чего-то, может быть, — истока,

но нет истока, — только ты и я…

А мы всегда бездумно откровенны:

отчаянно не веря в западню,

все разрушаем, как ломаем стены…

и… ночь предпочитаем дню…

 

***

 

Душа расколота… Не жди,

что кто-то склеит...

Все, что прошло, то позади,

хоть боль сильнее…

Забудь дежурные слова

в простом прочтенье...

Судьба, конечно же, права:

нет нам прощенья...

 

НАСТИГНУТ...

 

Настигнут затвердевшим бытом ...

Забыта суетность дорог…

и колея уже разбита,

и выщерблен родной порог,

и тень, распластанная рвано,

и звон в ушах, и пустота -

в ней ни малейшего изъяна -

и вечность —  стыла и густа ...

 

***

 

Когда на Родину опустится беда, -

застынут наши замороченные души…

и так захочется тихонечко предать…

и свои души и не слышать, и не слушать…

И Землю звонкая накроет тишина,

как в предрассветье сон неумолимо душит,

и не увижу я из своего окна,

что улетают мною преданные души

в бездонность черной от утраты пустоты,

в такую даль, – не выразить словами…

И остаемся вместе только я и ты…

и — подлость, подслащенная стихами…

 

***

 

Мне стыдно в заданном режиме

бежать куда-то с кем-то в такт...

В принципиальности прижимист,

я в душу не пущу экстракт.

Я ветром неуемным полон -

живу без меры на успех

и жизнью злой не перемолот,

и пью с надеждою за тех,

кто верит в чудо! Дай вам Боже

родиться, выжить и прожить

с любовью, а не с кислой рожей...

среди своих, а не чужих...

 


***

 

В твоих глазах я вижу не печаль,

а радость встреч на стыке дня и ночи:

душа бурлит и тоже счастья хочет...

Так, может, стоит в этот день начать?..

Но —  как успеть развеять тишину

и раствориться в голосе желаний...

ведь счастья миг неуловимо странен:

вся жизнь стоит как будто на кону…

 

НЕЗАКОНЧЕННОЕ…

 

Выла ночь в трубе печной,

ветер ставил на колени,

дождь осенний — неврастеник

слезы лил над всей страной...

и звенела тишина —

в ней загубленные души,

чтобы сон мой не нарушить,

вылетали из окна…

 

ВНЕ КОНТЕКСТА

 

На что мне осень золотая,

когда в болотной тишине

Россия слышать не желает

что я опять, как на войне...

Что замусолили свободу

в угоду жирным "первачам"...

и я кажусь себе уродом,

вот эти строчечки строча...

И… расцарапывая душу,

опять смолчу в который раз,

чтобы баланса не нарушить —

грустящих и веселых глаз...

 

***

 

Не бродите в темноте,

не волнуйте вашу старость…

не срывайте дверь с петель,

не желайте, чтоб осталась

ваша молодость в углу

заповедным раритетом,

не завидуйте теплу

песни, что еще не спета…

не ворчите невпопад—

даже время раздражая,

не берите  напрокат

приЗаветные скрижали…

Все случится — верь… не верь…

и останется не с нами -

неизбежностью потерь

в треснувшей картинной раме…

 

НАЧАЛО…

 

Начало… Есть ли в этом прок?..

Наверно, — нет, ведь нет причины

опять мотать по жизни срок

мальчишки… юноши… мужчины…

опять любить и навсегда

забыть конец — намек начала…

сгорать дотла не от стыда,

а от обид, что не настало…

в слезах не чувствовать судьбы,

не верить в знаки зодиака,

не знать, что можно и забыть

о том, что спор, отнюдь, не драка…

не ждать ответа на вопрос,

а раздвигать пространство звука…

Вопрос, конечно же, не прост…

Ответ — не истине порука…

В начале есть, бесспорно, — боль

и невозможность отторженья…

В конце начало не неволь…

и не ищи в конце прощенья…

 

ВСЕ БУДЕТ

 

Не рвется ниточка судьбы,

но продолжение незримо:

и очертания грубы,

и даты пролетают мимо…

Но стылый вечер за окном

не окончанием тревожен…

Все будет, только… кверху дном…

Как этот мир безумно сложен…

 

***

 

Разве гулкое пространство

не оставило в запасе

яркого протуберанца,

чтобы жизнь мою украсить?..

Разве не было причины

жить по совести и верить:

не войне нужны мужчины —

беспричинные потери…

За утратою рассудка

жизнь безмерно одинока…

Даже смерть —  как чья-то шутка,

не щадящая истока…

 

***

 

Нащупать звук, услышав тишину...

поймать звезду и удержать в ладошке...

отвадить зиму… пережить весну...

три летних месяца сложить в лукошко...

и задохнуться запахами трав...

опять влюбиться пылко в бабье лето...

и… все законы бытия поправ,

оставить в лете навсегда планету...

 

ПЕРЕМЕНЫ

 

Голос тонкий, одинокий…

рваное межоблачье…

Ветер надувает щеки…

стылость — горло обручем…

И в кружении усталом

одинокого листа

ощущение провала —

жизнь весома, но… пуста…

 

Прошуршу, неспешно вызрев,

каблуком вминая грязь…

В голове — как будто выстрел:

жизнь идет и… удалась!

 

***

 

Хриплый ветер не беда,

а забота о пространстве,

у которого всегда

не хватает постоянства...

Различаются в пути

только сладостные звуки,

но до них ведь не дойти...

Взять бы радость на поруки

и заигрывать всегда

только с легкостью и с ленью...

но… тогда ведь от стыда

встанешь крепко на колени,

и в грязи своих утех

не проснешься… Было дело...

Слезы капают сквозь смех

так легко, но… неумело...

 


***

 

Жить бы, да, не тут, а где-то…

чтобы в тишине рассвета

плыть куда-то не  спеша —

не ворча и не греша,

чтобы сладкий воздух таял,

провожать бы птичьи стаи

в лето странное до слез,

не боясь ни бурь, ни гроз…

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ

 

Хлопну стопку на прощанье:

нет ни горя, ни беды,

просто велено с вещами

да не в первые ряды…

Просто не было ответа

на расстрельный на вопрос,

просто вывели до света,

потому что перерос

жизнь, а смерть уж у порога:

отдышись, — куда спешить,

 ведь от Бога и до Бога

ни единой ни души...

 

***

 

Зима ворует вдохновенье…

Слова пустые на ветру —

как чье-то жалкое уменье

всегда поддакивать перу…

Молчу все чаще… За удачу

не пьется… Дом уныло рыж…

Того гляди — опять заплачу

я в унисон с капелью крыш.

 

***

 

Не торопись… Поверить трудно...

Не время у тебя в долгу...

Его паек, конечно, скудный

и ты споткнешься на бегу,

и не поймешь… А привкус боли

придет потом, ведь так всегда:

кто знал, кому, какие роли

приносит общая беда...

 


***

 

Хруст как будто в Земле чудится:

ломается что-то или в запое

какое-то непонятное чудище

от бессилия ревет или воет...

Я в ночь просто камнем падаю,

рассыпаясь частичками радости…

Нет во сне запаха падали

и некому нашептывать гадости…

 

***

 

Невозможно ждать, не дожидаясь...

говорить кому-то ни о чем...

раздражаться, пробуждая зависть,

и толкать небрежно жизнь плечом...

и рубить сплеча — смешно и глупо,

и нудеть без пользы, без нужды,

жить без мира, меры, без уступок —

пополнять бездумников ряды....

и висеть дежурно над землею,

черствым хлебом сохнуть на ветру...

оставаться на щеке слезою,

исчезать, как в черную дыру...

А в прицеле бьется чье-то сердце,

рвется голос с жизнью пополам...

В смерти мы с тобой единоверцы

и… ответим по своим долгам...

 


КОРОТКИЙ РАЗГОВОР С ВЕСНОЙ

(почему-то осенью)

 

Не дождь, но… капало… В окне

висел бездумно шарик лунный

и раздражал гитары струны

в ответ подброшенной весне…

Давай — посвистывай, звени,

неугомонная подруга…

Я удивлен, но… не напуган,

ведь я давно тебя дразнил.

 

***

 

Не шуми, безумный ветер…

выдуть душу не стремись…

Я хотя любовь и встретил,

но совсем не знаю жизнь.

Я не верю, я не верю,

хоть и знаю наперед —

будут боли и потери,

но… пока не пройден год,

смысла нет считать убытки:

надо верить и любить,

каждый день встречать улыбкой,

жить и человеком быть…

 


***

 

Невольно катишься к позорному столбу,

рассчитывая быть неуязвленным,

и жизнь летит в незримую трубу,

и ты в ней рвешь пространство пустозвонно…

Открыто сутками бездонное окно

в мир несвободы, лжи, стыда и бредней…

И, вот, оно — уже и рядом — дно…

И ты уже не первый, а… последний…

 

ОКТЯБРЬ

 

Октябрь — по статусу умело —

про душу мне наговорит…

Я помню — осень песню пела,

а песня, как всегда, бодрит…

и я в углу бездарной лести

пою ей тоже песню в такт,

она —  мой неизменный крестик

на шее голосистых врак…

Лежать и слушать?.. Безупречен

наивный голос изнутри…

Я тоже все пою о вечном,

хотя пока что не старик…

Не вру, но… холодок открытий

ворчлив, но верен… Нет причин

бескомпромиссно честно выть ей

о безутешности в ночи…

 


***

 

Внахлест судьба на жизнь мою

прибита твердою рукою.

Но… нет и не было покоя —

я жизнь свою еще крою…

Иду с отечеством вразрез,

не жду бездарно унисона…

ведь унисон — почти что зона,

а мне свобода позарез

нужна, и звонкости оков

уже не верю, как и чуду,

что жить в стране свободной буду —

без воровства, без дураков…

 

***

 

Забыть легко, а вспомнить трудно…

В глазах замшелая печаль…

Сличай: мы — близнецы подспудно…

зови—  как будто бы на чай…

И я приду, хоть и простужен,

опять прощу — прощать горазд…

и буду жить, коль жизни нужен…

в тиши стихов… не напоказ…

 

Вру себе я постоянно:

в мире мир и миру мирно...

в мире мирном даже дыр нет...

Только жизнь течет бездарно...

 

НЕ ГУГЛИ

 

Не гугли… Вреден смысл ответа…

Не промелькнет наивно суть

в слепую щелочку просвета,

насквозь простреливая грудь,

а… растревоженная звоном,

прольется дождичком с небес

не громко и не монотонно,

неся в себе подспудно крест,

и, расцарапывая душу,

вонзит нежданно в сердце боль…

Не гугли… Просто душу слушай…

Она поговорит с тобой.

 

НОВАЯ БЕДА

 

В мою палату номер шесть

входить без спроса:

в ней пропивают ум и честь матросы...

Мы наследили на века —

не жалко...

Возьми любой пустой стакан

и алкай...

А если что опять не так,

чекисту

продай ум, совесть за пятак… Неиствуй

со мною вместе, а душа…  

совсем пустое...

Дышать? Зачем же нам дышать? –

Не стоит.

А слушать? Нет такой нужды —

чего там?

Живем среди такой вражды...

Как током,

пронзает век… и, как всегда, -

плачу за счастье!

На Землю падает беда...

И снова — здрасьте...

 

БЕЛАЯ НОЧЬ

 

В июне ночь белеет полотном,

трещит кузнечик, расставляя звуки,

и куст сирени тает под окном,

и расплавляет огоньки разлуки,

и капельки дождя, — прости, -

не могут дать сейчас благословенья

на то, что выбраны тобой пути,

которым нет ни капельки сомненья…

Я слышал где-то и… поймал мотив…

слова летали, залетали в уши…

по крыше дождь стучал свое «прости»

и исчезал, ответа не дослушав…

Я слушал дождь: в наивной тишине

моя бессонница утрачивала силы…

и видел я, что кто-то там в окне

все звал меня… Все это было… было…

 

КРУГ

 

В саду, где яблоки лежали на земле,

где не желтели листья беспрестанно,

где так вкусна была картошечка в золе,

где не было ни поздно и ни рано…

где в слепоте своей не верил никому…

где верил всем, зализывая раны…

где не было копейки на кону,

а ждать конца — невыносимо странно…

где у любви восторженная суть,

где поворот желанен постоянно,

где был резон к тому, чтоб не вернуть,

быть нереально ветреным и странным;

где не было отчаянья и зла,

где у добра развесистые уши,

где был лимит на долгие дела,

где ни намека, что когда-то струшу…

где голоса не раздражали слух,

где проще жить — бесстыдно не по праву,

где не квадрат судьбы, а непременно круг,

где на желанье верить нет управы…

где нет причины быть под каблуком,

где у невест в глазах восторг и свежесть,

где я пока и с жизнью не знаком,

и где разлуки встреч буквально реже…

 

 

Там было все! Сегодня все не так...

Курю отчаянно, не веря в смерть до срока...

Эх, быть бы умным, но пока… дурак...

А дураку никак не избежать пороков...

 

Все будто так, а будто бы и нет...

и жизнь давно не кажется мне стервой...

и годы уж давно не горсть монет...

Последний год уже как будто первый...

 

ОКНО

 

Окно… Оно все смотрит вдаль…

Не жаль ему разбитых стекол,

в которых чьи-то отраженья

имели главное значенье…

И к добродетели, к пороку

имело мнение едва ль

окно… Оно прощает стыд…

обид не помнит… Сколько было

невинных фраз больнее действий —

особенно, конечно, в детстве —

когда слова тебе в затылок…

и ты, как пулею, пробит…

Окно… Открытость напоказ —

для глаз чужих и, может, даже –

для тех, кто прячет в них проклятье,

считая лакомым занятьем

в пылу немыслимой продажи

души… быть простаком на час…

Окно… Кому-то в тишину,

кому — в бедлам… но нет причины

жить в безоконности по сути…

Жизнь даже это все прокрутит,

поздравив вас с таким почином

и возложив на вас вину…

 


ПРАВДА

 

Легкость шепота пугает...

Дунет легкий ветерок

Шепоток вдали растает,

не оставив правды впрок...

И обветренные губы

промолчат в который раз...

На естественную убыль

спишут нераскрытость глаз...

 

***

 

На зов судьбы не побегу —

уже давно болят суставы:

рукой лениво и устало

махну, хотя… еще могу.

 

Хромает день устало, тяжело...

а к вечеру понять не просто...

Душа опять, как будто дню назло,

потребует высот и… роста...

 

Неловкость чувствую, но… хочется запеть,

вонзаясь в небо первородным звуком,

как будто на бегу весной застукан

в желании весь шар земной согреть.

 

ОСЕНЬ… ЗВУКИ… И… ЧУДАК…

 

Желтый лист в окне маячит…

осень… голость на дворе…

в луже одинокий мячик,

не желающий стареть…

пятна черных туч над крышей

и … ворона на суку —

будто тоже осень слышит,

добавляя звук в строку…

Хлопнет форточка и… вздрогнет

одинокий гитарист…

он ведь музыкою обнят —

в жизни слаб — душою чист…

Эх, ему бы… Запоздало —

этой осени не в такт —

нота в комнате летала…

Осень… звуки… и… чудак

 

***

 

Сезон усталости и злости...

холодным душем, без обид,

прольется в дом незваным гостем,

наивно потерявшим стыд,

бесцеремонно и бестактно

в проулках не своей судьбы

надежно проутюжит танком,

об осторожности забыв...

А мне оставит пыль и грохот

в ушах… Наверно, — не сезон

не слышать это слово — плохо...

Но… даже в этом есть резон...

 


***

 

Не холодная вода…

даже теплая,

если горе и беда

не притопали…

Посмотрю себе в глаза —

не двоится ли?..

даже если путь назад

и не снится мне…

А в весенней полынье

отражение —

мир в нечаянной войне

и… прозрение…

 

***

 

Как можно переспорить море?...

Распластанное пространство

беспечно с океаном спорит

на фоне бесконечных странствий...

и жаждет за ветрами шторма,

и рвет, и скулит, и плачет...

а жизнь не меняет формы

и только выдает на сдачу

щепотку счастья на человека,

а человеки не понимают,

что на исходе века

им не дождаться рая...

 

Устанет визжащий город

и ночь утолит печали...

Он будет надежно вспорот

безжалостными врачами —

из лечащих наши души,

уверенно — шаг за шагом

кормящих нас всякой чушью,

обманывающих всех разом...

 

А море все наши боли

смешает с песком и илом,

добавив щепотку соли

к тому, что когда-то было...

И солнце вспорхнет нежданно —

согреет постылость мига...

и я скулить перестану,

и стану для всех — амиго!

 

РОДОССКИЕ КАНИКУЛЫ…

 

Как ртуть, перетекают мысли

без направленья, без усилий

и солнцев шарики зависли,

как будто их висеть просили

мои неведомые братья,

которых не было на свете…

а, вот, — желание истрать я,

так никого бы и не встретил…

Я вновь ответственен за море:

глубин не чувствуя, предвижу —

не быть содому и гоморре —

мои печали море слижет…

 

ПОСЛЕДНЯЯ СЛЕЗА

 

В ладошке соль слезы… последней…

Так верить хочется наивно,

что было горе, но… намедни…

Сегодня вспоминать противно…

А счастье, вон, — не за горами…

И быть бы этому, но где-то

вновь кто-то водружает знамя,

а душам быть полураздетым…

А где уверенность в обратном?..

Холодный пот… безумства речи...

И только — будто подвиг ратный

все наши раны и залечит…

Эх, нам бы жить под знаком веры

в прощенье… в стыд… и в совесть тоже…

Но, видно, снова сдали нервы —

слеза последней быть не сможет…

 

***

 

Уходит век, с ума сошедший,

в воронку времени вонзив

вопрос немой: «камо грядеши?»

Ответ, невидимый вблизи,

с пространством в споре экономя

причастность к верности уму,

на чувства давит, — значит кроме

них нет и пользы никому…

 

МУЗА

 

Вот она плывет — невесома…

а в глазах ее — будто омут…

Утонуть бы в нем на рассвете,

чтобы по ночам песни петь ей…

 

Чтобы под луной одинокой,

проплывающей мимо окон,

заплетать косу дивной ночи

и вплетать слова вместо точек…

 

МОЛЧАНИЕ

 

Вы сказали, что умеете молчать...

Странно… ведь казалось — безнадежна

мысль о том, что жить безмолвно можно...

разве что — ворчать, стонать, кричать...

 

А молчите вы прекрасно… За окошком

дождик моросит и… тишина...

Только где-то там не понарошку

улыбает извергов война...

 

Хоть молчанье — золото, невольно

до крови сожму немой кулак...

Нет давно молчанием довольных...

В тишине молчанья нет тепла...

 

***

 

Только снег по весне вдруг заплачет,

отраженьем в окне — уж не мальчик…

Все проходит,  увы, — все проходит…

вот и жизни длина на исходе:

сантиметры… скорей — миллиметры…

дни сдувают беспутные ветры…

но… летят облака в поднебесье

бесконечно восторженной песней!

 

О СЧАСТЬЕ

 

Сегодня оттепель внутри…

вчера — морозец…

Не забывай любить, старик, -

назло угрозе

жить с занавешенным окном

и… с паутиной…

Пусть за окном еще темно

и ломит спину…

Но рассветет… теплом согрет, -

начнешь сначала…

Там, где любовь, там смерти нет, -

есть путь к причалу…

 


ЧЕЛОВЕКОМ БУДЬ

 

В монашьей рясе весельчак

будил во мне земное чудо…

и струпья бытового блуда

уже висели на плечах…

и голос чей-то в тишине

гудел печально и тревожно…

Я чуял — даже и подкожно,

что нет прощения вине…

Качался крест, втыкаясь в грудь

монашью… Грех густел… Тревога

росла быть непрощенным Богом…

А голос: Человеком будь!..

 

ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС

 

Я сирота… Ни родины… Ни бога….

Устал просить не искушать судьбу…

Моя душа безрука и безнога

и злится часто, прикусив губу…

Пустых забот авоська… Мысли голы…

Мечты в загоне… Дети на пайке…

А чтобы вдруг не допустить прокола,

сжимаю крепче совесть в кулаке…

Очнись, дружище… Родина в запое…

Не помогает колокольный звон…

Давай за власть — не… чокаясь и… стоя…

Пусть будет только основной Закон!

 

***

 

Никогда не поверю… Прощанье

вспоминается с привкусом встречи…

Даже странное просто молчанье

души наши безропотно лечит…

Не войду — отступлю на пороге…

Оглянусь — нет разлуки в помине…

А за дверью… бездонность дороги…

Никого та дорога не минет…

 

***

 

Рассеян свет на пятачке

судьбы… Волнительно и… пусто...

Молчу… у жизни на крючке,

ведь смерть не пробуждает чувства...

Но… растворится ли печаль?..

Она, как прежде, одинока...

и не исчезнет невзначай —

ни к сроку и никак — до срока...

Нет, не пронзить пространство… Сны,

мечты и будни — взвейтесь к небу!

Есть только позывной ВЕСНЫ!

В объятьях с ней давно я не был...

 


СТРАННЫЕ МЫСЛИ ЗА УЖИНОМ

 

Куриные сердечки в грибах… в сметане…

Хочется есть, но… такая жалость…

Вкус их сердечный немного странен…

Сколько ж им на тарелке жить осталось?..

А ведь было время — сердца стучали

и верилось — будет… и было ж, братцы…

А теперь — конец, забудь о начале:

кому-то плакать, кому-то смеяться…

Не хочется думать о смерти, поверьте,

но думаешь, глядя на такое блюдо…

Сердечко куриное круг очертит

и все… жизнь навсегда забуду…

 

***

 

Ночь поглаживала нежно,

рассыпая звуки в уши...

только… разверзалась бездна,

чтоб спокойствие нарушить...

И взлетал я, и парил я

над Землей, и камнем падал...

и сгорали мои крылья —

видно, так кому-то надо...

Если нет дорожки лунной,

значит, быть к земле поближе...

Если жить легко и… умно,

будет жизнь полней, но… жиже...

 

***

 

Смотрю и не дышу:

на лепестке цветка — слеза

висит, подрагивая телом,

как на пружинке,

словно между делом —

забыла,

что упасть должна…

 

ВАРЗУГА*

 

Разинув рот и глаза тараща,

без устали щелкая аппаратом,

среди куполов и глаз собачьих,

которые мне бесконечно рады,

хрипя от восторга, ком глотая,

оторопело сжимая мобилу,

в старую Варзугу я врастаю,

как будто сердце она мне пробила

насквозь… Пусть нечаянно… Осколки

летят из прошлого, а значит — живы!

Мы все — как ниточка за иголкой,

как слово, которое здесь не лживо…

 

* Древнее поморское поселение на юге Кольского полуострова.

 

СЕВЕРНОЕ СОЛНЫШКО

 

Как солнце вылупилось звонко

и на ветру вдруг засверкало,

как наше вечное начало,

скользя лучом по снегу тонким

и вырисовывая смело

на белом темные прожилки,

и на лету рыхля снежинки,

оно тихонечко горело,

как все на Севере — без фальши,

без фарисейства, без обмана…

Своей работой филигранной

здесь солнце ближе,

хоть и… дальше.

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

 

     Как-то странно неуютно… Ждешь чего-то… Ночь… Легкое дуновение ветерка в открытое окно… Кто-то где-то тоже чего-то ждет… Просто чуть-чуть что-то не совсем получается...

 

     А ведь было же всем так весело!.. Рассматривали треснувшую гитару и… не думали даже, чтобы найти виноватого — обсуждали план очередной реставрации нашей страдалицы за семь с полтиной...

 

     Любимый преподаватель подал заявление об уходе в пятьдесят девять лет и… казалось — вовремя… А сегодня в шестьдесят четыре думаешь, что… рановато забросил любимое дело… но… стихи и песни — тоже любимые!

 

     Осень… Слабо верится в то, что через полгода ошарашит весна… А уж лето… Чур меня, чур… Верю, но… не до конца… Умыкнет осень мое лето — не успею вспомнить четыре радуги подряд в июле… Пыль… Кузнечики… Терриконы… Донбасс...

 

     В пустоте помыслов — глубина мысли… Верил и ощущал на полную катушку… Это потом пришла злость — неуемная и… бестолковая... 

 

     Наивно думать, что ты вечен, но… хочется… Память взбивает сливки прошлого, а осадок забывается… Глупо… Не очень… Штатно!   

Похожие статьи:

Философская лирикаМы мелочь под ногами мирозданья

ДругаяОктябрь

Городская лирикаМуниципальный урбанизм

Неопределённый жанрЕрофей Хабаров

Пейзажная лирикаВладивосток. Весна ли?

Теги: стихи
Рейтинг: +3 Голосов: 3 473 просмотра
Комментарии (6)

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования