НАДЕЖНОЕ ХРАНЕНИЕ

15 июня 2017 - Анна Птаха
article13251.jpg
         Глава 1.
                                    
     День отъезда приближался семимильными шагами. О квартире он уже договорился. От ненужного хлама избавился. Всё необходимое на первых порах собрано и упаковано. На работе осталось уладить формальности, и вот она – новая жизнь. Его перевод на следующую ступеньку карьерной лестницы сопровождался сменой места жительства. Другой город, другие люди, другой мир. Или все будет хорошо, так же как здесь? Он слегка нервничал на пороге перемен. «Ладно, как Бог даст, ну а мы постараемся не оплошать». На всякий случай Кира решил подстраховаться и оставить квартиру в родном городе за собой. «Так, значит понеслось…» — вышел он из офисной столовой, где наскоро пообедав, просмотрел почту и договорился о завтрашней встрече, — «… так...» Кирилла не покидало чувств, что он что-то забыл сделать, или взять, или оставить? Что-то держало его и мешало спокойно и сосредоточенно думать о будущем.

— Хранение ваших самых ценных ценностей!!! – откуда-то издалека, прерывая пелену тумана, отделявшей его в данный момент от действительности, раздался голос мальчишки на углу бакалейной лавки – Храним надежно, с соблюдением инструкций по уходу, доступно для каждого! Гибкая система обслуживания каждого клиента!
Кира уже проходил мимо кричалы, когда тот безоговорочно впихнул ему рекламный буклетик и подмигнул.

     «Вот же…» — не успел возмутиться Кирилл, опустил глаза и увидел сказочную картинку: дворец, перед дворцом сидит огнедышащий дракон о трех головах, пускает из ноздрей пар, а из пасти — пламя, и надпись: «За нами — как за каменной стеной! Вверенное на хранение не подвластно ни времени ни инфляции! Гарантируется заботливый уход и возврат по истечению срока хранения!» и адрес. «Что за контора? Сейчас чего только не понаоткрывали, каких только услуг не оказывают. Одно дело на вокзалах — камеры хранения, — размышлял он по дороге,- но там, никто не за что не отвечает.  Или в банках – ячейки для ценных бумаг или еще чего, золота, брильянтов, к примеру, но там волокиты не оберешься. А здесь что-то новенькое.» А поскольку путь его пролегал как раз по указанной в адресе улице, то поравнявшись с резной калиткой с таким же красивым козырьком  номера дома 13, он с интересом шагнул за ворота и в два шага очутился на крыльце небольшого двухэтажного домика. Легко поддавшись дверь плавно пошла внутрь, и Кирилл очутился в комнате метров тридцати. В отдалении стоял стол и пара кресел. В комнате никого не было. Правее приоткрыта была дверь в соседнее помещение. Там в стойле стоял конь и вяло жевал. Вдруг перед Кирой откуда-ни-возьмись образовалась женщина средних лет и приятной наружности. Конь зажевал бодрее и весело стал помахивать хвостом.

— Дочь Змеи и Дракона, — представилась она,- чем можем быть полезны? Что хотели бы сохранить? 
     Женщина энергично увлекла Киру в глубь комнаты, пригласила его присесть, и в мгновение ока перед ним возникла изысканная чашечка кофе, и волшебный аромат заставил отодвинуться все мысли, снующие у него в голове с сегодняшнего утра на задний план. А женщина уже с энтузиазмом рассказывала Кириллу, какие удивительные вещи хранятся у них с незапамятных времен, и все целы и ухожены. Вот и коня он только что видел — Иван Царевич оставил на хранение, да  …бессрочный договор был составлен. Конь как новенький до сих пор, выезжен, вымыт, накормлен, грустит только немного. Или вот пример того, как хотел один Кащей жизнь свою на хранение оставить, да передумал в последний момент, не доверил, на себя понадеялся. И где теперь тот Кащей со своей жизнью, скажите мне?

     Аромат кофе проникал все глубже. Слух был полностью взят в плен рассказами симпатичной женщины. Глаза Кирилла блуждали по старым фотографиям висящих на стене. Вот Змейка ловко удерживающая кольцо на хвосте и надпись: «Сохраним Ваш брак навек!» «Да, брак уже поздно сохранять, уже и нечего совсем…» — пронеслось в голове у Кирилла.  Вот Дракон о трех головах, как на рекламном буклете и надпись: «Сохраним Ваш Дом в первозданном состоянии!» «И дома-то нет. Небольшая квартирка, доставшаяся от любимой тетушки, конечно имеет некоторую ценность, но дом — это нечто большее». Фото детеныша Кентавра – маленький взъерошенный полу-жеребенок, очень чем-то похожий на мальчишку на углу бакалеи, и надпись: «Сохраним Вашего ребенка от невзгод!» «Ребенка уже мамочка на хранение приняла по собственному желанию, без оспаривания прав.» Следующее фото: сама собеседница: милая улыбка, умный взгляд, сама доверительность и очарование и надпись: «Сохраним Ваше сердце с любовью!» «Да, — как во сне подумал Кирилл,- вот сердце – это у меня слабое место. Это я совсем не умею хранить. А может?..»

— Конечно, ответила Дочь Змеи и Дракона на его мысль. Наша компания -самое надежное место для хранения Вашего сердца. Мы предоставляем гарантию… конечно… Оплата по возвращении. Можете на год, можете на 10 лет. Как Вам удобнее. Полная сохранность, подпитка любовью, бережное отношение, гарантированная сохранность от уколов, сердечных ран, шрамов, инфарктов и прогрессирования врожденных заболеваний. Полная изоляция от печали, страха, боли и потери, а главное – никаких посягательств и краж!

     Очнулся Кирилл уже закрывая за собой калитку. Обернувшись, он увидел маленького кентаврика, резвящегося на заднем дворе, протер глаза. «Фу-у, и чего только не померещится…»

                              Глава 2

      Когда Кирилл подходил к дому, навстречу ему вышла соседка с первого этаже, тетя Таня: 
— Кирюша, миленький, подсоби мне, родненький.
Кира вежливо поздоровался с ней и, не замедляя шага, не дослушав, отправился в подъезд.
— Ох-хо-хох, — удивилась женщина, удрученно покачав головой, — надо же, какой бессердечный стал! А еще в прошлом годе-то… — причитала она так еще минут десять. Тетя Таня была уже в возрасте, и подобное лирическое отступление вполне было в её правилах. Наконец она увидела соседа с пятого этажа, доброго и отзывчивого малого, Костюшку, и моментально переключившись, поспешила к нему.

     В течение двух следующих дней перед отъездом все знакомые как сговорились: кто-то хотел его попросить об одолжении, кто-то приставал с просьбами о помощи. Ленка, совсем еще девчонка, без пяти минут студентка, живущая этажом выше, узнав, что он уезжает, пришла вдруг прощаться и напоследок оставила ему сопливое письмо в стихах.

   "Мир сошел с ума, — думал Кирилл. — Как хорошо, что я уезжаю из этого Богом забытого места, от этих надоедливых, никуда не годных людей. Хорошо. Спокойно. И совсем исчезло волнение по поводу переезда. Да здравствует новая жизнь!" С облегчением прислушиваясь к себе потянулся и завалился на диван. План дальнейших действий он уже заготовил и теперь мог позволить себе расслабиться перед дальней дорогой.

                                  Глава 3

   "Почему все эти людишки такие ничтожные? Что мешает им шагать прямо к цели, с гордо поднятой головой?" — размышлял Кирилл Владимирович, наблюдая за жизнью города с высоты десятого этажа. "Я встречал много разного народу. Ведь у многих есть хорошие мозги, где рождается куча сногсшибательных идей. Многие, не в пример некоторым сотрудникам среднего, а то и высшего звена, энергичны и напористы бывают. Многие чего-то хотят, пытаются осуществить, но им все время что-то мешает: то какие-то непредвиденные обстоятельства, то семья тянет, то с детьми проблемы. Кто-то влюбился не вовремя и все дела — в сторону! Влюбился…" Уже давно не вспоминал он этого слова.

    После переезда все как-то само-собой покатилось. Успех, напор, успех. И вот он уже управляющий филиалом международной компании. Шутка ли? Мужчина в самом расцвете лет, оправдывающий надежды иностранных коллег. Ему пророчат перспективы, которые даже и не грезились в самых заветных снах.

    Так что же не так? Чего-то не хватает. Грусть? Нет. Он давно уже забыл, что это такое. Он мог разозлиться, мог быть задумчив, но печаль и грусть — это осталось в прошлой жизни, в жизни "до", в родном городе. «А может там еще что-то осталось?" — Какое-то смутное воспоминание промелькнуло в голове и исчезло, — Я просто устал. Надо будет взять неделю и отдохнуть где-нибудь на островах. Все-таки живой человек, не машина."

   С этими мыслями Кирилл нажал кнопку вызова, дал секретарю поручение  по поводу своего планируемого отпуска, снял с вешалки пиджак и отправился ужинать в свой любимой ресторанчик, уютный, тихий, привлекающий своих клиентов изысканной кухней.

   «Устал, несомненно. Ничего не хочется. Ни девок, ни клуба. Даже работа, и та — поднадоела. Как же эти людишки живут без интересной, насыщенной событиями работы? А то и вовсе — без работы? Что их держит? Почему они до сих пор не умерли от осознания никчемности своего существования?» Это оставалось для него неразрешимой загадкой, на которую он обязательно хотел получить ответ. Эти вопросы возникали в его голове все чаще и чаще, иногда в самый неподходящий момент, не давая сосредоточиться, мешали работать. Устал…"
         
                                Глава 4

    На ближайшее время подходящий тур оказался в Южную Америку, и вот уже второй день Кирилл релаксировал в тропическом климате, греясь под лучами Перуанского солнца.  Настроение было приподнятым. Здесь он еще не бывал. Про Перу ходило много легенд, поэтому отдых обещал быть насыщенным и интересным. Местное население приветливо улыбалось и действительно, не наигранно, люди радовались твоему появлению. Большинство из них было занято в сфере обслуживания туристов, поэтому всегда искренне каждый из них старался сделать отдых приезжающих максимально приятным. Многие перуанцы кое-как владели английским, и общение было вполне возможно. При желании понимание присутствовало. Еще не совсем мысленно отойдя от дел, Кирилл вспомнил, что по приезду домой необходимо будет отметиться по негласной традиции у пары коллег и секретарши с мелкими сувенирами, привезенными с отдыха. С утра пораньше, до наступления жары наш турист решил отовариться, чтобы не забыть об этом потом — он не любил попадать впросак. Да и заодно стоило прогуляться и осмотреть окрестности.

   Чего тут только не было… По дороге пару раз попались странные люди, одетые в экзотические одежды с массой побрякушек и амулетов на шее и в руках… местные пояснили, что это шаманы, которые сопровождают людей в мир грез…  Зайдя в магазин музыкальных инструментов Кирилл был поражен разнообразием товара и его необычностью. Там продавались национальные  инструменты, глядя на которые никогда в жизни не скажешь, что данная конструкция издает звуки, которые складываются в мелодию. Застряв там на добрых сорок минут, не удержавшись, Кирилл прикупил себе флейту «шум дождя» сделанную из тыквы с семенами внутри, с неординарным звучанием, похожим на проливной ливень. В других лавках было полно керамической посуды, серебряных изделий кустарного производства, часто встречались целые выставки живописи современных перуанских художников..  По пути он приобрел также коллекцию бабочек ,  ожерелье из разнообразных полудрагоценных камней в серебряной оправе и пару серебряных фигурок Туми –  языческого символа в виде изогнутого кинжала.

    Уже решив отправиться в обратный путь, вполне довольный прогулкой, он вдруг обратил внимание на неброскую вывеску на английском языке: «Прокат сердец». Такое непривычное словосочетание заставило его зайти внутрь, а любопытство — завести разговор с парнишкой, вышедшим навстречу. Как на зло, туземец к английскому имел весьма отдаленное отношение, то и дело переходя на испанский. После длительных мучений Кирилл уяснил из разговора, что сердца натуральные (это что, контрабандные органы??), различных величин (от маленького, до огромного – это что, от разных живых существ?), различных по энергетическому окрасу (вот здесь вообще – темный лес), в различном состоянии: ледяном, горящем и т.д. (это, наверное,  срок годности!) Парень то и дело листал каталог с перечислением градаций качеств, возрастом сердец и ценой на предлагаемый в прокат товар.  Поскольку воотчию смотреть было в лавке не на что, Кирилл с некоторой досадой  быстренько ретировался к выходу. Выйдя на улицу он мотнул головой, но состояние омерзения не проходило. Внутри остался привкус дурноты и как будто подуло сквозняком. «Бред! И что меня туда потянуло?»

     Из головы не шел последний эпизод. Сам факт наличия такой возможности — «сердце на прокат» — немыслимым образом укоренился в голове, хотя хозяин головы твердо решил, что все это лишь байка для глупых туристов, с которых предприимчивые аборигены решили содрать денег по легкому. Не покидала его мысль о сердцах до самого вечера, когда уставший от впечатлений Кирилл присел за стойку бара в отеле и заказал писко-сур. Потягивая коктейль, он пытался отделаться от неприятного ощущения, забыть обо всем и, наконец, расслабиться, когда вдруг рядом с ним раздался приветливый голос: 
— Buenas noches.
Мужчина, на взгляд приблизительно его возраста, может, чуть старше, широко улыбаясь, приземлился на соседний стул. Это было несколько неожиданно, и Кирилл на автомате ответил по-русски:
-Добрый… 
Сосед заказал чилкано и заговорил на чисто русском: 
— Хамильтон Саутер, — передставился он, — Впервые здесь?
Кирилл кивнул и представился в ответ с интересом рассматривая собеседника. Тот имел ничем не примечательную внешность отдохнувшего, жизнерадостного человека, если бы не задорные, но вместе с тем очень внимательные глаза, которые вместе с очаровательной улыбкой придавали ему некий шарм. В последнее время вошло в моду брить голову, но, похоже, что незнакомец лишился волос естественным путем, что нисколько его не портило.

   Они проговорили всю ночь. Говорил в основном Саутер, а Кирилл Владимирович открывал для себя целый мир, нет, не мир, а множество миров. Информация для него была совершенно сногсшибательна и  невероятна. Но внимательно слушая, сопоставляя и делая выводы, он все с большим доверием относился к собеседнику. Разошлись они лишь под утро и Кирилл еще долго ворочался, перебирая в памяти мелочи, нюансы и имена. Проснулся он к обеду. Голова гудела, но после холодного душа стало полегче, а когда забросил в желудок суп-пюре из красной фасоли, все снова вернулось на свои места. Мозг начал функционировать привычно бодро и ритмично. К ужину он был твердо уверен, что ему просто жизненно необходимо пройти церемонию Айяуаски, суть которой состояла в том, чтобы очистить сознание, научится видеть мир таким, каков он есть в действительности, понять взаимодействия людей в мире и человека с миром. То есть, если говорить в общем – понять законы мироздания, что представлялось Кириллу очень заманчивым.

     Обстоятельства складывались удачно. Хамильтон как раз набрал группу для прохождения церемонии, и с началом следующего дня они двинулись в дорогу. Путь их пролегал через национальные парки Перу. На автобусе они доехали до города Пулькапа, затем пересели в лодку, и по реке добрались до селения, где группу ждал курандерос, который будет вести церемонию. Лагерь оказался на удивление комфортным и продуманным: бунгало с антимоскитной сеткой, чистые туалеты со сливом, душ, что было очень актуально, так как церемония принятия напитка часто сопровождается очищением организма и на физическом уровне, а также  приятная столовая и хорошая еда, которую не рекомендовали принимать за сутки до основного действия. Подготовка к процессу занимала 5 дней.
— О! Разгрузочный день! – посмеивались в группе, но рисковать и ослушаться никто не хотел. Всем было интересно, чтобы «все получилось».
Участников расселили по комнатам, ознакомили с дальнейшими действиями и дали инструктаж по очищению организма травяными ваннами.

                            Глава 5
 
      Курандерос (целитель или шаман) внешне не произвел на Кирилла ожидаемого эффекта. Это был обычный человек, роста чуть ниже среднего, крепкого, если не сказать полного, телосложения и неопределенного возраста. Ему можно было дать и 40 и 50 и 60. Одет он был просто: штаны, белая футболка и кепка. Ко всему прочему на носу его уверенно и привычно сидели самые обычные очки. Ничто не выдавало в нем шамана, от которого все ждали странных одежд, непривычных амулетов и многозначительных взглядов. Все оказалось гораздо проще. Кирилл даже как-то сник по поводу церемонии, но все-таки надеялся, что первое впечатление обманчиво. Ведь Хамильтон был учеником этого человека и отзывался о нем, как о мудром и истинном учителе, постигшего тайны бытия. По его отзывам – это был сильнейший шаман-целитель региона.

      Беседа, которую провел с участниками дон Альберто, а именно так звали учителя, накануне дня церемонии перекликалась с той темой, которой касался в разговоре Гамильтон при первом их знакомстве.

     Что мы знаем о жизни? Каким видим мир и себя в нем? Кто мы? Откуда пришли и куда идем? И идем ли вообще? Каждый человек, который хочет развиваться как личность, рано или поздно сталкивается со множеством подобных вопросов. И не один подлинный ответ не может он получить извне. Книга может направить мысль, учение может подтвердить смутные догадки, но никогда не заменит личный внутренний опыт. А уж тем более изменить мир. Это можно сделать только изменив себя. Бороться нужно не с внешними проявлениями, это всего лишь отражение нас. Важно понять: наш главный враг засел глубоко внутри, именно поэтому победить себя так сложно. Для начала нужно в корне изменить свое восприятие действительности. Существуют измененные состояния сознания, благодаря которым мы можем взглянуть на мир под другим углом. Заглянуть внутрь себя, постичь свои сильные и слабые стороны, перемешать их и воспринять в новом видении. Много есть путей достижения сути вещей: одни прибегают к восточным практикам – йогины, другие становятся на  путь духовного воина – монаха… Но большинству людей не по силам такой великий путь, но и для них существует возможность прикоснуться к неведанному, понять,  узнать и постичь хотя бы часть, которая зовется «Я» и «Я» в мире.

      Кирилл, с присущей ему ответственностью, готовился к церемонии. Все мысли были направлены на встречу неведанного и постижение сути. Он прислушался к себе. Ничто не мешало. Не было ни страха, ни тени сомнения, которые читались на лицах у некоторых участников, а слухи ходили среди присутствующих малоприятные и порою даже ужасающие.

      Все шло по плану. Всех рассадили вокруг костра на удобные дутые матрацы. Шаман начал читать что-то вроде заклинания (Это он приветствовал духов и готовил всех к встрече). Все безмолвствовали, вслушиваясь в его слова произносимые на местном диалекте. В это время помощником готовилась айяусака, напиток, который нужно было принять внутрь как проводник в открытое пространство, где обитают духи растений и животных. Пространство, где нет слов, и все понимают друг друга без них. Пространство, где поток информации не ограничен иллюзорным и чувственным восприятием нашего бытия.

     Но как это не прискорбно, дорогой читатель, но нам так и не суждено узнать, что же случилось с нашим героем в этом пространстве без времени и  материи. Ведь мы можем поведать только о том, о чем помнит Кирилл, что с ним успело произойти в нашем мире. Потому что – увы: приняв напиток, Кирилл просто выключился, и ничего не видел и не слышал. Одна лишь мысль сверлила мозг, когда дон Альберто выводил его их открытого пространства – "У НЕГО НЕТ СЕРДЦА!" 
 
     Остальные участники уже самостоятельно пришли в себя и каждый, пока молча, под впечатлением, переживал свой опыт, свои открытия и видения. После окончания церемонии все разошлись по бунгало и лишь Кирилл сидел, как истукан, и не мог не думать, не шевелиться, хотя осознавал все происходящее. Хамильтон о чем-то встревоженно разговаривал с доном Альберто. Они стояли неподалеку и до Кирилла долетали обрывки фраз. Целитель приблизился к нему, сел напротив, взял его руки в свои.

      Была уже глубокая ночь, и никого не было вокруг. Саутер принес две чашечки, наполненные какой-то жидкостью. Одну выпил шаман, другую Кирилл. Внутри теплело. Тяжесть, раскинувшаяся в голове, постепенно проходила. Через замкнутый хоровод рук неслась стая иголок, возвращая к жизни тело. Кирилл «вспомнил» как это случилось. Перед его мысленным взором пронеслись картины прошлого. Он плакал. Плакал от бессилия и осознания своей ущербности, плакал от той боли внутри, которую уже давно не испытывал, плакал от крупицы счастья, что эта боль сейчас есть. Придя в себя окончательно через некоторое время увидел дона Альберто, который очень серьезно и с неким состраданием смотрел на него.
— У тебя еще есть шанс, — сурово сказал тот по-английски, — много трудностей ждет тебя, но я дал на время частичку своего сердца. Она поможет тебе видеть происходящее без искажений. Это необходимо, чтобы вернуть твое сердце. И запомни, что без него твоя жизнь и твоя душа ничего не стоят ни в аду ни в раю, потому что сердце – источник жизни для души. Теперь твой мозг готов воспринимать события такими, какие они есть на самом деле. Не медли и отправляйся в путь сразу, как сможешь. Далее задерживаться для тебя опасно.

                                                  Глава 6

     Родной город встречал почти позабытыми улочками, на которых по пути следования то там, то тут выросли новые здания, разительно отличающиеся от всего, что их окружало. И не смотря на это, время здесь, казалось, остановилось. Все также проходящие поезда встречали старушки с ведерками солений и яблок. Их компанию зачастую разбавляли мужики потрепанного вида, подторговывающие то сушеной рыбой, то орехами, в зависимости от сезона. Деревья также шелестели листьями, нашептывая радостные приветствия вернувшемуся путнику. Ветер, теплый и ласковый, играл с ними, то прячась в их густую крону, то вдруг выпрыгивал из нее и начинал теребить одежды и прически прохожих.

     Только вот мальчишки куда-то подевались. Не звенели звоночки велосипедов, нигде не было слышно детских голосов, свиста или хотя бы топота ватаги. Теперь в войну играли в виртуальной реальности… В глаза бросались иномарки, которые активно потеснили на улицах отечественные автомобили. Благосостояние граждан росло, правда, явно — местами.

      Кирилл Владимирович не чувствовал волнения, но разумом понимал важность момента, в то же время осознавая всю несуразность и абсурдность ситуации. Поэтому, дабы поскорее покончить с ней, не теряя времени,  прямиком отправился той дорогой, которую увидел у шамана, будучи еще по ту сторону реальности. Каждый поворот, каждая скамейка, каждый дом были запечатлены в памяти лучше, чем реальность, которая окружала его здесь десять лет назад. 

      Подходя к цели, Кирилл оглянулся. Сзади нагонял красный ягуар. Автомобиль, обогнав его, резко затормозил у калитки через пару домов. Из машины вышел молодой парень, поставил авто на сигнализацию, посмотрел на Кирилла и вошел в калитку… по ту сторону от калитки к дому направлялся молодой и сильный кентавр. Кирилла прошиб холодный пот. Он был на месте. Вместо скромного двухэтажного домика во дворе возвышался шикарный трехэтажный особняк современного дизайна. На калитке стоял номер дома: 13.

     Дочь Змеи и Дракона ничуть не изменилась. Она посмотрела на Кирилла понимающим взглядом, и на ее лице появилось выражение озабоченности и участия. Кирилл не представлял себе, как начать разговор, но женщина его выручила:
— Здравствуйте, Кирилл!!! Быстро Вы вернулись! А у нас-то какое несчастье произошло! Можно сказать, сплошной форс-мажор!!! Нас ведь подожгли, голубчик, сгорело все дотла. Ни пня, ни… да что говорить, ничего не осталось! Все завистники лютые! Все людям тошно, когда кто-то живет лучше, чем он!
Кирилл впал в ступор. Такой концовки он никак не ожидал, ничего не говорил о возможности потерять следы своего сердца и шаман.

— Миленький, да Вы садитесь, — тараторила она не умолкая, — кофейку?
Кирилл мотнул головой, резко и безоговорочно отрицательно. В голову лезли бредовые мысли, что необходимо подать на них в суд, потребовать компенсацию за физическое увечье и моральный ущерб. Мозг возмущенно пульсировал.
— Вы знаете, Вы не расстраивайтесь, – вещала женщина,- Да уж, слава …, Дом застрахован был, да и бизнес заодно. Без крыши над головой чуть не остались! А ведь могли бы…
Он слушал, казалось, внимательно, но на самом деле мысль время от времени куда-то улетала. Он не мог сосредоточится на ее словах.
— … ничего, некоторые всю жизнь без сердца живут и счастливы! Главное, чтобы голова на месте была!!
При этих словах Кирилл возмущенно взглянул на усыпляющую его разум женщину. Взгляд этот, видимо, метал громы и молнии. Она тут же среагировала:
— Тише, тише, голубчик… 

     Голос ее все более походил на шипение… Мозг уловил плохо скрытую угрозу и запаниковал. Делая над собой усилие, уже как в тумане, Кирилл рванул к выходу. Ноги не слушались, но он знал, что останавливаться нельзя. Вывалился во двор, глотнул свежего воздуха и на миг обомлел: на улице был настоящий ураган. Ветер пытался вернуть его обратно. Превозмогая порывы мужчина пошел к калитке. Трава, растущая по обеим сторонам тропинки, так и норовила заплестись вокруг ног. Ветки деревьев наклонившись, хлестали его по голове, рукам. Они походили на дьявольски толстую паутину, которую приходилось рвать и сбрасывать с себя… Калитка не поддавалась. Он навалился на нее всем телом, пинал ногами, и вдруг в голову неизвестно откуда пришла мысль: «Идиот! На себя!!»  Быстро потянув калитку в свою сторону, Кирилл вывалился на улицу. 

     Здесь по-прежнему светило ласковое солнце, все еще яркое, но уже не жгучее; обдувал легкий ветерок и дружно шелестели деревья.
     Опустив голову, он шел не разбирая дороги. Не смотря на буйство красок молодой осени, мир стал черно-белым. Пружина, натянутая в голове лопнула. В пустоте не кстати прыгала мячиком фраза-напев. Она застряла на выходе и дергалась, как на старой пластинке: «Надо в дорогу, в дорогу, в дорогу мне торопиться, надо узнать, надо узнать…», — обрываясь на полпути и повторяясь заново: «Надо в дорогу, в дорогу, в дорогу…»

                           Глава 7

    Очнувшись, он услышал, что наяву звучит продолжение: «Надо узнать, надо узнать, что я за птица…» Ноги привели его во двор дома, в котором он когда-то жил. Кирилл рассеянно осмотрелся в поисках источника звука. В песочнице сидела тетя Таня и лепила куличики. Волосы ее были убраны в две косички, на которых красовались красивые резиночки с бабочками. Она напевала ту самую детскую песенку, слова из которой вертелись в голове.

     Кирилл подошел к песочнице и сел рядом с бабушкой на деревянную дощечку. Тетя Таня сначала ревниво закрыла рукой куличик и с недоверием посмотрела на мужчину, потом лицо ее просветлело и глаза наполнились добрыми искорками:
— Твой куличик сломали? Не плачь! – сказала она, — я помогу тебе слепить новый куличик. Я теперь лучше всех в мире леплю куличики! -И с гордостью показала свое творение Кириллу, отводя руку в сторону. -Только тебе надо попросить родителей, чтобы они купили тебе формочки. Тогда ты выберешь самую красивую и будешь учиться. 
Немного подумав, она добавила:
— … и совочек. Лучше маленький, чтобы удобно было.
— А где теперь взять формочки? – машинально спросил Кирилл.
Порывшись в кармане ветровки тетя Таня достала смятый листок бумаги и протянула ему.
— На! Дед Бабай сказал, чтобы я дала тебе его адрес. Он поможет тебе и твоим родителям найти формочки и совочек!

     Ничего не понимая, все так же машинально, Кирилл взял из ее рук бумажку, встал и пошел прочь. Его и без того тяжелое состояние усугубилось тем, что он только что увидел. Но, как ни странно, благодаря этому эпизоду мозг потихоньку начал возвращать свои способности к мышлению: судя по всему, тетя Таня потеряла разум и впала в детство…
— Да она не буйная, ты не бойся, — дружелюбно решил успокоить его парень, проходивший мимо с сумкой продуктов, — спокойная, хоть и блаженная, — засмеялся он, кивнув в ее сторону. – всем судьбу предсказывает, и еще ее обмануть нельзя: все сердцем чует, даром, что мозгов лишилась.

     По адресу деда Бабая Кирилл добрался, когда уже начинало смеркаться. Жил тот на самой окраине, где город плавно переходил в захолустную деревушку.  Сам Бабай был похож на лесовичка: невысокий и юркий, молчаливый и внимательный. Встретил его в дверях, как только Кирилл поднял руку, чтобы постучать. Как будто ждал его.
— Проходи, путник, — сказал он, не оставляя входящему времени ни на вопросы, ни на объяснения. Он усадил Кирилла за стол, поставил перед ним тарелку с дымящейся гречкой, разрезал помидор и, указав на угощение, пошел стелить постель.
— Утро вечера мудренее…

                              Глава 8

    Спал Кирилл словно убитый. Утром открыл глаза как-то вдруг. Уже рассвело. Воздух был свеж, бодрил и вселял надежду на то, что все будет замечательно. Хозяина дома было не видно. Кирилл встал, вышел на улицу. Спустившись со ступенек, и пройдя несколько шагов за угол дома, оказался в небольшом, ухоженном огородике, где местами росли цветы. Росли там, где их не ожидали увидеть и тем привносили очарование и некую неправильность в классическое понимание огорода. По другую сторону участка стоял небольшой сарай. Его дверь со скрипом приоткрылась, и сопровождая действие довольным кряхтением оттуда вышел дед, неся в руках пяток яиц. Кирилл умылся, наслаждаясь холодной водой, растер тело полотенцем, на которое указал Бабай, когда проходил мимо него, и вернулся в дом.

    Пахло ладаном…. Занавеска, разделяющая внутреннее пространство дома, была сдвинута в сторону, и Кирилл увидел скромный иконостас, сооруженный из деревянных дощечек, на которых ровным рядом были расставлены иконы. Горела лампадка и пара свечей. Дед принялся только что служить утреннюю. Кирилл встал как вкопанный, и не разбирая слов, просто смотрел на огонь. Слова доносились далекой заунывной песней. Но было в них что-то, что позволяло расслабится, погрузится в себя, одновременно растворяясь в звучании, в огне,  в запахе. Иногда взгляд его пробегал по иконам, иногда терялся в чудных словах, которые вылетали с ударением из уст Бабая, иногда останавливался в невидимой точке бытия. Разум молчал. Внутри было тепло и ласково-спокойно, хотя непонятно… да, почему-то этого и не требовалось – понимания. Когда дед поднимал руку для крестного знамения, Кирилл вторил ему. Когда тот кланялся, кланялся и Кирилл. Окончив службу дед повернулся и с улыбкой позвал своего гостя к столу.
— Бог милостив….

    Ели снова молча. Незамысловатая пища казалась вкуснее всех изысканных явств, что довелось попробовать Кириллу. В душе был мир. Хотелось остаться здесь навсегда. Ощущение благодати, царствующее в этом доме было непривычно для него и давно забыто. Оно будило те далекие воспоминания, граничащие с фантазией, когда мама, еще совсем маленького, купала в ванночке, когда ласкала его еще нежными руками, когда мир был удивительно прост и дружелюбен.

    Впервые довелось рубить дрова. Приноровился он быстро, дело ладилось. Он снова чувствовал себя молодым и сильным, отдохнувшим и полным сил. Будто и не было этих десяти лет. Как-будто НИЧЕГО не было… С каждым взмахом топора кровь разбегалась по жилам и бурлила в полную силу. Кирилл уже почти забыл о своем несчастье, почти… Тревожная мысль лишь однажды пробежала по его радостному лицу, но в это время внимание его было отвлечено.
— Дед, получи почту, де-еед!!!
Услышал он звонкий девичий голосок. Выпрямился, выглянул из-за дерева, увидел деда, идущего навстречу молодой женщине.
— Спасибо, Леночка, спасибо, милая.
Елена глянула на Кирилла и через секунду бумаги высыпались из ее рук. На лице ее отразилось счастье и печаль одновременно. Она чуть вскрикнула и начала оседать… медленно и как бы играя.

--------------------------

— Ой, Кирилл Владимирович, как же Вас долго не было!!! Я уж и надеяться перестала, что когда–нибудь  придется увидеться… Хотя, что я говорю?.. конечно надеялась… вопреки всему надеялась… Это я сейчас только понимать начинаю…- щебетала Ленка, то распаляясь, то смущаясь своих слов,- И стихи сохранила, которые Вам тогда писала. Ой, глупая была! Молодая!

     Дед слушал с хитрым прищуром, удивляясь и радуясь про себя: «Эко, девка, тебя угораздило..»
— Ведь бессердечный же он, сама говорила, — поддел ее Бабай.
— Это я раньше так думала, только разве возможно чужое сердце слышать на расстоянии как свое? Когда ему тяжело, душно, больно? Вот когда он уезжал, очень холодно было. Нет, дед, не собьешь меня… Я сейчас точно знаю, что у Кирилла сердце есть! Посмотри, посмотри на него – ведь он живой, смотри – улыбается так тепло и взгляд такой растерянный, как у ребенка, у которого казус случился…- не умолкала она радостно, — смотри, дед… ведь он – самый лучший! Разве самый лучший человек может быть бессердечным?

   Она смеялась, а Кирилл сидел совершенно обалдевший от происходящего и отчетливо слышал, как робкий звук внутри все нарастал, набирал силу и уже гремел по всему телу, подобно отбойному молотку:
— ….ТУК-ТУК… ТУК-ТУК… ТУК-ТУК...

Похожие статьи:

Мистическая лирикаТолько так...

Гражданская лирикаСверхнасыщенный, сверхбыстрый

Гражданская лирикаУлыбка

Гражданская лирикаОт птицы - птица

Мистическая лирикаЛето моего духа

Рейтинг: +3 Голосов: 3 98 просмотров
Комментарии (4)
Новые публикации
Шотландское счастье лисы Алисы
вчера в 18:52 - Kolyada - 0 - 3
Тикай
вчера в 18:25 - Таманцев Алексей - 4 - 16
Сказ о хиппи
Сказ о хиппи
вчера в 17:45 - Валерий Цыбуленко - 1 - 14
Надеяться, верить, любить...
Надеяться, верить, любить...
вчера в 17:42 - frensis - 0 - 6
Тюмень
Тюмень
вчера в 16:41 - Серж Хан - 7 - 17
Один из тысячи
Один из тысячи
вчера в 16:12 - zakko2009 - 4 - 12
Ремейк
вчера в 14:19 - Александр Русанов - 40 - 70
Этот рассказ я написал специально для второго тура осеннего Кубка. Не пропадать же. )))))
Змеиный узел. Эпизод 3
вчера в 13:26 - Костромин - 0 - 9
Лето 1991 года. В деревне Карловка жестоко убивают подростка. Местные правоохранители, впервые столкнувшись с подобным, просят помощи в области. Неожиданно, для раскрытия преступления присылают...
Ты полагаешь...
вчера в 10:57 - Валерий Цыбуленко - 3 - 20
Новосибирская инициатива
22 сентября 2017 - Kolyada - 2 - 10
Мегрэ в юбке
Мегрэ в юбке
22 сентября 2017 - Рина Сокол - 0 - 17
Новолетье
Новолетье
22 сентября 2017 - Александр Асмолов - 7 - 29
Уроки самообороны для нападающих
22 сентября 2017 - Дмитрий - 19 - 65
Вниманию Доброго маньяка, и других маниакально настроенных. Но главное, их жертв!)))
Пуля
21 сентября 2017 - Серж Хан - 2 - 27
Русский кореец
21 сентября 2017 - Таманцев Алексей - 6 - 24
Секретный агент действует
21 сентября 2017 - Kolyada - 0 - 9
Воланд
21 сентября 2017 - Александр Русанов - 11 - 56
Рассказ финала Весеннего Кубка
К Пушкину
К Пушкину
21 сентября 2017 - Надежда Шаляпина - 11 - 43
Клубы
Рейтинг — 99940 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования