Солнце в бокале

7 августа 2018 - Триэн

      — … И не забудь надеть шапку, Джейми, а не то Ледяной Джек отморозит тебе уши!
      — Ледяной Джек? А кто это, мама?
      — А, никто…

      Вот так вот. И это он слышит каждый день на протяжении более трехсот лет.
      Джек уже хотел по-настоящему обидеться, и даже мысленно прочертил путь для мамы Джейми — недлинный, ярдов в пять. Чтобы вдоволь насмеяться над ее неуклюжими попытками пройтись по скользкой дорожке (ух, как аллегорично!). Но не успел: увидел, как Джейми Беннет, мальчишка, что ни разу не слышал про Ледяного Джека, бежит к своим друзьям, и машет на ходу какой-то книжкой.
      «Йети совсем рядом» — гласила надпись на обложке и, заинтересованный, Джек вытянул шею, пытаясь прочесть, что же могут писать про йети люди.
      — Поиграем, Джейми?
      Ребятня. Им весело играть в снежки. Они вместе.
      «И они видят друг друга», — мрачно подумал Джек, одновременно примериваясь, в чью из детских голов он пустит снежок.
      А его никто не видит. И не слышит. И даже не знают некоторые.
      Огорченный, он полетел над городом, прочь от равнодушных людей.

      Его отчаяние было велико: не иметь возможности даже просто поговорить с кем бы то ни было — из людей… Других Стражей* дети знали, видели и даже общались с ними. А он по-прежнему оставался для всех невидимкой.
      Кошмар прямо.
      Он услышал детский всхлип, когда, болтая босыми ногами, сидел на крыше какого-то дома. Не удержавшись, слетел вниз, заглядывая в окна. В одном из помещений плакала светловолосая девочка.
      — Мама! — звала она, судорожно вздыхая, вцепившись маленькими пальчиками в стеганое одеяло. — Мама! Ты где?
      Джек присмотрелся внимательней: похоже, девочка находится в больнице?
      Облетев здание вокруг, он убедился в правоте своих мыслей: это была городская больница. И, кажется, девочка находилась на этаже, откуда вывозят только в морг.
      Чем же она больна, эта малютка, и почему находится одна в палате?
      Больше всего на свете Джек не любил слезы. А уж девчачьи слезы — тем более. Он вспомнил, что когда-то давным-давно плакала вот так же его сестренка Оливия. Она слетела с качелей и разбила коленку. Пустяк, а больно. И тогда Джек стал рассказывать ей какую-то шутку. Уже через несколько минут слезы в глазах сестренки высохли, и она весело смеялась…
      Может, попробовать и в этот раз? А вдруг у него получится?
      «Тебя не видят дети, — вспомнил он слова Пасхального Кролика, — потому что они в тебя не верят».
      «Ну и что? — упрямо подумал Джек. — Пусть не видят, зато я узоры на стеклах лучше всех рисую!»
      Он ненадолго задумался, затем набрал побольше воздуха в грудь и подул что было силы на окно госпиталя. После того, как узоры покрыли все стекло, ему пришла в голову еще одна мысль.
      Боясь, что девочка ничего не увидит, он начал быстро разыгрывать на стекле целое представление.
      Там была Золушка, которую не любили мачеха и злые сестры, но которая очень хотела попасть на бал. А еще там был прекрасный принц, влюбившийся в незнакомку и протанцевавший с ней всю ночь…
      Джек так увлекся рисованием, что не сразу и сообразил, почему стало вдруг тихо.
      Самозабвенно рисуя все новые и новые детали, он даже язык высунул от усердия…
      — Ты забыл туфельку, — звонко сказали за спиной.
      Джек вздрогнул и обернулся. От неожиданности он даже забыл, что стоит с высунутым языком.
      — Ч-что, прости?
      — Ты забыл туфельку для Золушки, — повторила девочка.
      — Ты уже не плачешь? — наконец удивился он.
      — Нет. Я за тобой наблюдаю.
      — И? — теперь Джек растерялся: так с ним еще не заговаривал ни один человек.
      — И еще нарисуй Золушке в руках бокал с соком, — попросила девочка.
      — Ладно, — Джек решил, что выяснять, видит ли его девочка на самом деле, или все это кому-то из них кажется, он будет позже. Он изобразил хрустальные туфельки и пышное платье, а в руку Золушке, смущенной и счастливой, вложил хрустальный же бокал. — Какой сок мы туда нальем?
      — Апельсиновый, конечно, — девочка пожала плечами так, будто подразумевала: «Ты что, не знаешь?»
      Джек улыбнулся и узором пририсовал в бокале сок. А чтобы было понятнее, добавил на стенки бокала солнце.
      — Это зачем? — удивилась девочка.
      — Это солнце. Оно яркое, почти оранжевое, как апельсин. А сок апельсиновый. Поняла?
      Девочка улыбнулась.
      — Поняла.
      — Как тебя зовут и почему ты плакала? — спросил ее Джек.
      — Я Эйра, и я заболела, — серьезно ответила девочка. — Я все время кашляю, а доктор говорит, что это обычная простуда, и не нужно бояться. Правда, лечить он меня сможет только тут, и поэтому я должна побыть здесь какое-то время. А мама вышла за еще одним комплектом постельного белья. Ее долго нет, и я начала беспокоиться: вдруг ее украли?
      — Так ты испугалась за маму? — догадался он, пытаясь задвинуть куда-то непонятное чувство, от которого защемило сердце. И широко улыбнулся: — А я подумал, что ты плачешь, потому что совсем-совсем одна.
      — А ты кто? — с любопытством спросила Эйра. — И как ты меня нашел?
      — Я Джек. Все зовут меня Ледяным, потому что я могу рисовать ледяные узоры на окнах. Я случайно услышал твой плач и решил, что тебе нужна помощь.
      — Нет, спасибо, мне ничего не надо, — Эйра произнесла это с таким серьезным видом, что Джеку пришлось приложить немало усилий, чтобы не расхохотаться: уж очень забавно она выглядела. — Ты здорово рисуешь, я тоже так хочу. Научишь меня?
      Джек услышал шаги в коридоре и голоса.
      — Обязательно научу. Завтра будет первый урок. А сейчас давай ложись спать, уже поздно.
      Он помахал ей рукой и растворился в воздухе.
      С крыши соседнего дома Ледяной Джек понаблюдал, как в палату вошла женщина с заплаканным лицом, как Эйра что-то ей говорила, все время указывая на окно, и как они обе присели в обнимку на кровати. Затем мать уложила девочку и прилегла рядом. Тогда Джек слетел к их окну, стер все узоры и нарисовал новые.

      Утром следующего дня Эйра проснулась и сразу посмотрела в окно.
      Вместо Золушкиной истории там красовался огромный бокал на массивной ножке. Выглянувшее из-за туч солнце светило ей в глаза, удачно попадая в середину окна, и от этого казалось, будто оно находится прямо в бокале, посылая оттуда свои лучи.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 20 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
ПРОБЕЛЫ
сегодня в 15:30 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 10
ПО СТРОКАМ СТИХА, НА ВОЛНЕ ГРЕХА
сегодня в 15:03 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 7
Август
вчера в 14:29 - Kin - 0 - 8
Гад летучий
вчера в 11:41 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 13
Хвала Всевышнему
вчера в 11:40 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 8
Пока тружусь я в огороде
вчера в 11:39 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 12
Вороны
Вороны
12 августа 2018 - nmerkulova - 0 - 16
Кабан.
12 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 18
ВДРУГ... ПАЛЬМА
12 августа 2018 - Иосиф Латман - 0 - 15
Удивительный ребенок.
11 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 19
Мастер радостных снов
11 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 20
Как в сказке
Как в сказке
10 августа 2018 - Эль-Селена - 0 - 24
Чем меньше, тем лучше.
10 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 23
Гера
Гера
10 августа 2018 - Александр Асмолов - 0 - 22
детектив "Гера"  первая глава
Высокомерие
10 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 17
Портофино
9 августа 2018 - Артем Квакушкин - 3 - 50
Вроде как стих. Или нет. Отпуску посвящаю...
Черные грачи (казнь)
Черные грачи (казнь)
9 августа 2018 - nmerkulova - 0 - 19
Продолжение следует
Рыбий жир.
9 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 24
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования