700 граней (3 серия) – Желтый снеговик и зубы дракона

11 марта 2018 - Костромин

Этот снеговик беспокоил Мэлиссу. Казалось бы, толстенький, в очках, с красным шарфом в синюю полоску, и даже с бородой, немыслимо похожий на отца, он должен вселять уверенность, ан нет. Мэлиссу он беспокоил, и немудрено. За окном был июль. В чашке плескался двойной латте с медом и орехами. Снеговик стоял на лестничной площадке и пялился на ее дверь. В разбитое лестничное окно влетел сокол и врезался в голову снеговика. Снеговик начал желтеть, а после плавиться.

            – Бред какой-то, – сказала Мэлисса и выплеснув остатки кофе на бетон, вернулась в квартиру, играть на висящей на стене гитаре песню «Голубая мечта!» о приятелях Виджее и Стиве.

            Из-за снеговика выглянул десятилетний мальчик с небольшими нашлепками на плечах, обернутым вокруг шеи хвостом саблезубой кошки и не спеша застегнул ширинку.

            – Отечество в опасности! – произнес он. – А они тут на фей охотятся, придурки! – он закурил, насвистывая «How Much is The Fish» SCOOTER-а, пошел по лестницы вниз.

            Из обитой кожзамом двери напротив выглянул покрытый холодным потом доктор ван Бонцен. Брезгливо ковырнул мохнатым лиловым тапочком кучу желтого снега, оставшуюся от снеговика, выковырнул сокола.

            – Х-м… птичка… интересно, рыбы там нет?

            Дальнейшие раскопки привели только к мокрым тапкам и находке надкусанной морковки и шарфа.

            – Бред какой-то, – доктор брезгливо понюхал шарф и посмотрел в окно, на более низкие, чем их небоскреб, стеклянные строения. За окном был июль. – Пора завязывать с миксом кокаина и высушенной темной материи, я не Шерлок Хаос и даже не доктор Хаус, – сказал он и скрылся за дверью.

            Накинул шарф, завис в прихожей перед зеркалом, изучая свое отражение. Если долго всматриваться, кажется, что меняются черты лица, что-то движется… Брр, лучше бросить все это. После кошмара, спросонья, лезет в голову всякая чушь… Надо нюхнуть…»

            Шаги за спиной, будто матерый перепоночник шлепает по лужам. Доктор резко обернулся – никого.

            – Решительно, мне пора с этим завязывать, – вслух решил он и звучно почесал живот, ища пупок, которого у него с рождения не было.

            В дверь позвонили. Доктор, воровато сдернув шарф и бросив его в комнату, приоткрыл дверь, не забыв накинуть на нее цепочку. За дверью стояла сморщенная женщина в космическом скафандре с открытым забралом.

            – Я одна из корифеев космической программы. Не желаете прослушать презентацию?

            – Чего???

            – В течение многих лет звезды манили землян. К сожалению, это перестает быть правдой.

                – Что вам от меня надо?!

            –  Есть неплохая мысль. Запустим пять парней и пять девушек в нашу колонию на Луне. Пусть они там поживут. Устроим конкурсы. Например, кто первым поимеет девушку в скафандре.

            – Какая колония на Луне??? У нас нет колоний на Луне!!!

            – Тогда запустим их в Южное Бутово или на мусорный полигон, так еще прикольнее.

            – Идите к Хаосу! – Бонцен захлопнул дверь. – Откуда берутся эти психи? И почему консьерж их пропускает?

            В дверь позвонили. За ней стоял молодой мужчина с бородкой.

            – Здравствуйте, я Фай. А Фабиолла дома?

            – Вы ошиблись.

            – Извините, – Фай пошел к лифту, доктор закрыл дверь.

            Не успел отойти, как вновь раздался звонок. Доктор неохотно открыл. На площадке стояли мальчик с чубом, смешно торчащим на темно-русой макушке и одетый в белый хитон мужчина с пышной рыжей бородой. В руках они держали по тому «Капитала» Карла Маркса.

            – Чего надо? – неприязненно спросил Бонцен.

            – Скажите, доктор, а вы верите в социализм? – задушевным голосом спросил мужчина.

            – Чего?!

            – Пошутил я, – мужчина швырнул книгу в лестничный пролет. – Я твой пра-прадедушка. Будь хорошим мальчиком и зачни этого смышленого мальчика, – он показал на мальчишку.

            – Гребаный Хаос, – пробормотал доктор, – все никак не отпустит.

            – Что ты бормочешь? Беги к соседке напротив и действуй!

            – У нее же есть парень, – покраснел доктор, который давненько, давая волю правой руке, представлял соседку.

            – Кто? Джеф-барриста? Так он гей.

            – Правда?

            – Конечно, сам посуди, – мужчина достал из-под хитона пачку «Беломора» и закурил, – разве мужчина станет барристой?

            – Ну…

            – Гну! Смотри, какой мальчишечка, прелесть просто.

            – Дед, оставь пятку добить, – попросил паренек и тоже выбросил «Капитал». – Библии интереснее разносить.

            – Вырастешь, разноси что хочешь. Хоть Библии, хоть Ирак.

            Паренек хмыкнул и, достав непонятно откуда маркер начал рисовать на стене разные символы.

            – Чего это он?

            – Будущий Лейбниц, – улыбаясь, объяснил бородач. Блеснул медный зуб.

            – Дед, ты опять все перепутал, – мальчик, сосредоточенно высунув язык, схематически рисовал мужской половой орган с насадкой из гайки, – не я Лейбниц, а дом старухи Лейбниц. Там я встречу Аду и задам ей аду, – он хрипло захохотал. – А помогут мне Ян, Саша и Рита, ха-ха-ха.

            – Знаете, – заторопился Бонцен, – я еще не готов… я подумаю… мне пора… – он захлопнул дверь и неумело перекрестился.

            – Не прокатило, – сказал мужчина в хитоне и протянул мальчику «пятку».

            – Я тебе говорю, надо с Библиями ходить, – басом ответил мальчик, – так больше шансов.

            – Пошли выше, – решил бородач и они ушли наверх.

            Бонцен пошел в ванну, плеснул в лицо холодной водичкой из ведра. С тех пор как поставили счетчики на воду, он набирал ее по каплям – ставил на ночь ведро под кран. Чтобы успокоиться, решил немного поонанировать. Но стоило ему представить соседку в платье, насквозь промоченном морским ураганом, как в дверь опять позвонили. Чертыхаясь, пошел открывать. Нависая яично-желтым рожком, над ним возвышался огромный банан!  

            – Купон! На посещение нашего кафе. Все за счет заведения, дружище! – просипел банан.

            – Оставьте меня в покое!!! – заорал бедный доктор и попытался захлопнуть дверь, но банан помешал.

            – Извини, брат, я слышал, ты имеешь виды на Мэлиссу? – прошептал он. – Вот тебе сувенир, – протянул пачку презервативов. – Банановые.

            – Подите к черту!!!

            – Чего орешь?

            – Чего ты с ним цацкаешься, Джеф? – произнес вдруг противно шамкающий голос. – Он же сторонник ГМО, сеет зубы драконов на наших благодатных наделах. Мочи козла, а то вдует Мэл.

            – Ах ты падла!!! – закричал банан и начал полосовать доктора перчаткой со стальными когтями. – Фредди Крюгер теперь банановый! – кричал он. – Вот тебе, мракобес!!! Только овощи на чистом навозе!!! Только честный чистый навоз!!!

            Мужчину в хитоне и басовитого мальчика догнал мужичок в поношенном пиджаке.

            – Граждане, это вы выбросили? – помахал «Капиталом».

            – Дядя, тебе чего? – развязно спросил хитононосец, воинственно топорща бороду.

            – Я мусорный детектив! – мужичок продемонстрировал удостоверение цвета детской неожиданности. – Это ваш мусор?

            – Нет.

            – А чей?

            – Я откуда знаю? Вам вообще какое дело?

            – Согласно постановления муниципалитета за № 216 весь мусор подлежит сортировке и раздельной утилизации, – начал  детектив, – у меня есть подозрение… – мальчик прервал его, точно пнув ногой в пах.

            – Достали эти фискалы, – добавил ногой  в лицо согнувшемуся, – уже даже в говне копаются!

            – И не говори. Чую, тут нам не выгорит. Пошли лучше в «Игдрассиль», покурим с Криспианом.

            – Пошли, заодно у Чернокнижника книжек перехватим. Сейчас рэперы их хорошо берут.

            – До чего мы дошли! От Пиндара к рэпу, о темпора, о морес.

            – А чего ты ожидал от общества, жрущего ГМО-овощи и заваривающего чайные пакетики по три раза?

            – Действительно… – они уехали в лифте.

            Исполосованный Бонцен пришел в себя в заплеванном баре, где кипела драка. Громила и заморыш с подносом мочили двоих жлобов.

            – Господа, – разбрызгивая кровь, пролепетал доктор, – где я? Это Ад?

            – Нет, – хлопнул в потолок револьвер в руке старика, – это Ползучий город, а ты, след, тут на правах «духа». Всосал?

            – Позвольте, но…

            Бывшего доктора ударом подноса вразумил заморыш.

            – Сказано «дух», значит «дух»! Чеши сортир скоблить, пока тут новый след не появится, тогда тебя повысим.

            – Так ему, Нолик, – рассмеялся старик, – врежь последышу!

            Бонцен уныло потащился в сортир. Когда вернулся, увидел Нолика, складывающего кривую птицу из бумажного полотенца.

            – Ари-гами, – подняв на бывшего доктора глаза, важно пояснил он.

            – Дурь, – фыркнула летающая над стойкой девчонка. – Тебя как звать, «душара»?

            – Ван Бонцен.

            – Будем звать тебя Бим-бом, – сказал верзила, который дрался. – Я Креп, это Нолик, это Вакса, а тот мощный старикан – Сморчок.

            – А как я тут оказался?

            – Сие тайна великая есть…. – понизил голос верзила, – но чует мое сердце, что при жизни ты поклонялся Онану.

            Троица довольно заржала, а доктор почувствовал исходящее от Крепа тепло. Пол заходил ходуном, с потолка посыпалась крошка, лампочки лопались одна за другой.

            – Что это?! – закричал Бонцен.

            – Вива ля революсьон, вашу мать, – ответил дед из-за стойки. – Добро пожаловать в Матрицу!

            –  Какую Матрицу???

            –  Я пошутил, это озены, народ населяющий побережье моря Теныз, произошедшие от Великой богини, покровительницы морских существ, Балык, приехали выразить почтение нашему мэру, Убайсу.

             В бар вломилась ватага людей с жабрами и чешуей, на ходу вынимающих из раскрытых, словно книги, тел связки переливающихся, как мокрые гальки, внутренних органов.

            – Сморчок, почем требуху возьмешь? – крикнул один из них.

            – По таксе, как скажет Вакса, – заржал Сморчок.

            Пришельцы сложили органы в холщовый мешок, который достала Вакса. Мешок тут же покрылся красными пятнами.

            – Хиленькие какие-то, – процедила Вакса, – по фунту возьмем.

            Все посмотрели на Сморчка.

            – Я услышал, хай, – он поднял руку подобно индейскому вождю на совете племени, – да будет так.

            Бонцен понял, что с него хватит и потерял сознание.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 61 просмотр
Комментарии (0)
Новые публикации
Charlie Hebdo-мне не страшен!
сегодня в 14:53 - Kolyada - 0 - 5
Устало облако скитаться...
сегодня в 12:01 - Лариса Тарасова - 3 - 22
Когда ты от рожденья колченог
сегодня в 11:28 - А. Ладошин - 4 - 17
Три дня
вчера в 19:08 - Куприяна - 2 - 27
Старик Хоттабыч-в думах о пенсии
вчера в 16:15 - Kolyada - 0 - 8
Жизнь
Жизнь
17 июня 2018 - frensis - 2 - 13
Дед Судьба
17 июня 2018 - Елизавета Разуваева - 0 - 11
Не нужно мне Таити!
17 июня 2018 - Kolyada - 0 - 8
Расцвели засохшие сады...
Расцвели засохшие сады...
17 июня 2018 - gavrds57 - 2 - 18
Дельф – корабль рожденный природой.
Дельф – корабль рожденный природой.
16 июня 2018 - Михаил Зосименко - 3 - 34
При всем разнообразии машин и механизмов, созданных человеком, наиболее эффективными являются те, которые подсказаны природой.  Для привидения в движение кораблей лодок и других плав средств...
Медведь гуляет по Москве
16 июня 2018 - Kolyada - 0 - 11
Карты в студию!
Карты в студию!
16 июня 2018 - Артем Квакушкин - 7 - 141
Кризис
15 июня 2018 - Таманцев Алексей - 0 - 25
Ленин и футбол
Открытием чемпионата мира навеяло.  Очень правдивая история. 
ЧМ-2018 окончание
ЧМ-2018 окончание
15 июня 2018 - nmerkulova - 0 - 17
И у Фортуны существуют предпочтения
15 июня 2018 - Kolyada - 0 - 16
Заря
14 июня 2018 - Татьяна - 0 - 31
Туман
14 июня 2018 - Куприяна - 6 - 54
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования