Форс. Цена и плата. Гл.12

10 июня 2014 -
article3683.jpg

фото из интернета

Глава 12. Розовый город

                        1.

    -Ой! — сказал Ирруор, который ждал девушку снаружи, уже оседлав железного «коня».
      И улыбнулся.
      Он привык видеть Иру не накрашенной.
   У неё были чёткие чёрные брови и большие ярко-голубые глаза, она не нуждалась в дополнительных ухищрениях. Тем не менее очень тёмные тени с металлическим блеском подчеркнули размер её глаз, алая помада — изящный рисунок губ, а макияж в целом сделал лицо ещё выразительней. И старше. Что, по мнению Иры, как раз и соответствовало облику маура, эффектному и зрелому.
     Поверх герлона, сегодня сделанного прозрачным, она надела алое шёлковое платье в латино-американском стиле, с широким воланом по вороту и подолу и скромным декольте — «лодочкой». В край волана была вставлена леска, и  потому длинный, лёгкий, сильно расклешенный подол топорщился, словно кринолин. Алые туфли-балетки, остроносые и мягонькие, специально предназначались для танцев.
     Он соскочил с мотоцикла, подошёл к ней, наклонил голову и предложил руку, чтобы помочь спуститься с трапа. В ответ она захотела сделать книксен, в результате чего попросту упала прямо ему в руки. Вертикальный трап для этикетных телодвижений не годился. Оба засмеялись и подошли к мотоциклу. Ира примерилась, как подобрать подол, чтобы он не попадал в колесо, и собралась усесться.
    Мотоцикл был хорош — большой, чёрно-золотистый, блестящий. Ей пришли на память кадры из репортажей с соревнований по мото-фристайлу.
    -Подожди, слезь пока, — сказал Ирруор с улыбкой. — Я давно не делал трюки, поэтому вначале погоняю один.
     Она только молча распахнула глаза в весёлом изумлении и врубила инфор на полную громкость. Зазвучала начальная тема из кинофильма Люка Бессона «Такси». Взревел мотор, Ирруор прыгнул в седло.
     Танцующая мелодия как нельзя лучше соответствовала тому, что творил на  машине маур.
     Возле корабля была свободная площадка вполне достаточных размеров, кахурианин нёсся по кругу на блестящем байке и танцевал под музыку вместе с ним — несколько поворотов вокруг своей оси на заднем колесе, на переднем колесе, прыжок вперёд, назад, вправо и влево, волчок машиной в целом и рулём в отдельности. Ирруор ехал зигзагами, покачивал байк со стороны на сторону, на поворотах почти клал его на бок, кроме того, маур резвился, вспоминая элементы джигитовки, ложился навзничь поперёк седла, делал стойку на руках, плясал на багажнике что-то среднее между степом, хип-хопом и сиртаки...
     Недлинную мелодию пришлось включать несколько раз, а маур всё плясал и плясал вместе с мотоциклом.
   -Жаль, что здесь нет хотя бы небольших препятствий для начала — через них можно было бы прыгать вместе с машиной, — сказал он весело, когда наконец завершил свой фристайл.
   -Очень хорошо, что здесь нет препятствий. Прыгать опасно, — с улыбкой проворчала Ира и позволила ему усадить её на переднее сиденье.
     Взревел мотор, зазвучала тема «Такси», и, сверкая на солнце, чёрно-золотая машина с двоими седоками понеслась в город сперва по краю посадочного поля, а затем по одной из полос широкого шоссе.
     Маур вёл мотоцикл аккуратно, разве что слегка покачивал его с боку на бок.   
   Трава у обочины дороги была разноцветной — зелёной, синей, бурой, золотой, рыжей, сиреневой, фиолетовой… Серебристые и разных других цветов диски, шары, эллипсоиды космических кораблей на фоне зелёно-сиренево-голубого слепящего полуденного неба, меловые утёсы и свободные участки светло-охряной равнины проплывали мимо. Подол Ириного платья прохладным пламенем обливал колени Ирруора. Хорошо, что прикосновение нежной ткани не ощущалось сквозь герлон, так же, как и тепло маленького изящного тела девушки. Жаль, что не ощущалось.

                                 2.

     Когда посадочная площадка космопорта осталась далеко позади, и на горизонте стали видны здания города в дымке розово-сиреневого тумана, Ира что-то спросила.
     «Не старайся перекричать ветер, я слышу тебя и так».
     Она засмеялась.
     «Хотела сказать — какой розовый город! Как он называется?»
    «Так и называется — Зарингар — Розовый Город в переводе с тайрианского».
     «А теперь — сюрприз», — внезапно передала девушка, привязала к рулю конец тонкого троса и взлетела.
     «А фиг ли я пол-ночи тренировалась с этой штукой, которую ты мне дал, если её не применить немедленно? Теперь у тебя есть воздушный шарик. Можно дёргать за верёвочку, и шарик будет нырять на лету».
      Она засмеялась, паря на грави-поясе над летящим по шоссе мотоциклом, и в очередной раз врубила тему «Такси».
   Ирруор засмеялся тоже и прибавил скорость. К городу помчался лихой байкер на приплясывающем, как норовистый конь, мотоцикле, с приплясывающей над ним в воздухе, словно весёлый комарик, девушкой в развевающемся платье.
    На них смотрели, останавливая встречные и попутные машины, или наоборот, ускоряя движение, чтобы поспеть за ними следом. Им кричали вслед, свистели и аплодировали.
     При въезде в город Ира стремительно спикировала вниз и уселась на заднем сиденье за спиной у Ирруора, крепко обняв его руками за пояс, а маур сбавил скорость. Музыку девушка выключила, и они поехали чинно, не привлекая дополнительного внимания, кроме того, которое провоцировали чёрно-золотой облик и маура, и машины, а также Ирино алое платье. Но мотоцикл по-прежнему слегка кренился с боку на бок в ритме мелодии из земного кинофильма.
     Ира прислонилась щекой к широкой спине, обтянутой пятнистым герлоном. Покачивался мотоцикл, под её руками двигалось сильное тело кахурианина, а поза, в которой девушка восседала на машине, упорно наводила мысли на конкретные ассоциации. Необычные чувства начали охватывать её. На память пришли вполне определённые сцены из дамских романов, которые ранее не вызывали подобных эффектов, во всяком случае, с такой силой. Наверно, это было сейчас не очень вовремя. Она включила музыку в наушниках, которые Ирруор вмонтировал для неё в золотистые ажурные каффы, и перенесла своё внимание на город, здания, а также прохожих и проезжих.
   Байк внезапно перестал пританцовывать, маур замер за рулём и повёл машину очень ровно. Но не обернулся. Вероятно, потому, что был занят, явно кого-то высматривая. Вскоре покачивания мотоцикла возобновились.
     Не услышал постыдных мыслей, не заметил? Ира вздохнула...
   Здания, разной величины, от огромных до небольших, затейливых форм и всех цветов радуги, перемежались дорогами, эстакадами, островками зелени, небольшими водоёмами.
     «Кто в городе живёт?»
     «В основном те, кто здесь работает — в порту и различных службах; народ с самых разных планет».
     Проносящиеся мимо машины были не менее разнообразны, чем здания, а что касается прохожих и проезжих, то тут встречались представители стольких видов и рас, что глаза разбегались. Ира вертела головой, пытаясь разглядеть сразу всех...
     Кахурианин и землянка подъехали к громадному зданию с прозрачными галереями. Ирруор припарковал мотоцикл на специальной площадке, подвёл девушку к одному из деревьев, растущих рядом с тротуаром, сорвал с него что-то вроде фиолетовой груши и дал ей.
    -Попробуй, это римоу, кахурский фрукт. Здесь есть растения с разных планет.
   Ира охотно взяла предложенное экзотическое лакомство, надкусила тонкую кожицу и, оглядываясь вокруг, принялась жевать нежную розовато-жёлтую мякоть, вкусом напоминающую черешню.
  Кахурианин тем временем успел о чём-то переговорить с несколькими  прохожими и всё равно продолжал кого-то разыскивать глазами.
     -Кого ты высматриваешь?
   -Ищу знакомых — узнать новости. Эрниан на этом времени тут не видели, мауров, к сожалению, тоже. Поедем дальше, это галерея техники, здесь нет особо ничего интересного.
   Она не возразила. Техника её интересовала, но она видела, что Ирруор встревожен, и не хотела мешать делать то, что он считал необходимым.
     -Ой, смотри, ангорский лемур!
     Это был северный тави, одетый всего лишь в короткие шорты и весь с ног до головы покрытый очень пушистой и длинной шерстью золотистого цвета, ростом не намного меньше маура, с огромными светлыми глазами.
     -Иалэндэ!
     Ирруор бросился за ним следом, но вскоре вернулся.
     -Обознался.

                                3.

     Они в том же стремительном темпе посетили ещё несколько мест в разных концах города и поехали дальше. Полотно дороги летело под переднее колесо, далеко внизу проносились мимо здания, зелень, пруды. Байк мчался по высоченной эстакаде. Ира заметила, что мотор практически перестал реветь, лишь приглушённо урчал, словно пел.
     «Это на самом деле не мотоцикл, а машина-трансформер, мотор у неё вовсе не бензиновый, и рёв мотора — имитация. Вообще этот байк можно прямо сейчас, на ходу, превратить в подобие автомобиля».
     «Нееет, не надо! Мне гораздо больше нравится так!»
     И она покрепче вцепилась в пояс маура. Он повернул голову и взглянул на неё с лёгкой лукавой улыбкой.
     Ира смутилась, поэтому поспешно спросила:
     «А музеи здесь есть?»
     «Музеев нет, бывают мобильные выставки. Некоторые из них мы вечером увидим в арт-кафе, там же можно будет вкусно поесть, послушать хороший концерт и потанцевать».
     Они съехали с эстакады и остановились у очередного здания.
    По мозаичному тротуару шла девушка. Одетая в короткое невзрачное платье, она тем не менее приковывала к себе внимание, ибо не шла, а сплошным плавным движением струилась и перетекала от шага к шагу, а её кожа сверкала на солнце, словно обсыпанная светлыми блёстками. У неё были длинные, снежно-белые волосы и жёлтые немигающие глаза с вертикальными зрачками.
     -Не подходи близко, — предупредил маур. — Она сегодня без герлона, чешуя у неё острая, как бритва, а ещё шипы и когти ядовитые имеются. Она из народа динзинов, и зовут её Дзелиджа. Аналогов животным предкам этого вида в земной фауне нет, разве если вспомнить, что существуют водяные змеи, а также земноводные. Эсайнис, Дзельон!
     -Эоро, маур! — весело заулыбалась динзинка. У неё были мелкие зубы, очень белые и очень острые. — Какое приветствие понравится твоей девушке? А я хотела зайти вот в эту галерею за обновкой, но сегодня, видимо, не получится!
     -Приветствие на её языке ты не произнесёшь, можешь сказать ей «эоро». Мы тоже хотим посмотреть на обновки. Как поживает твой Хэйзин?
     -Который из двоих?
     -Второй, который землянин, а не динзин.
     -Отправляюсь его встречать, потому и разделась — возможно, будет драка.
     -Ты давно здесь? Кого видела?
   -Ни эрниан, ни мауров не видела, — у Дзелиджи был низкий глуховатый голос, и слова на гала-пиджин она произносила с лёгким шипящим акцентом. Ира поняла, почему у динзинки так сверкало тело — это алмазными искрами горела на солнце тонкая, полупрозрачная, плотно прилегающая к коже чешуя.
     Кахурианин и землянка зашли в здание, а Дзелиджа отправилась дальше по тротуару. Встречные держались от неё на большом расстоянии. Ира с сожалением вздохнула.
    -Иди, смотри, выбирай, — сказал Ирруор. — Если заблудишься, зови меня. Здесь безопасно, внутри здания есть охрана, а снаружи часто курсирует отряд патруля.
     «Хинка — инспектор. Короче, мент», внезапно вспомнила Ира.
     -Эх, не спросила я у Апа, как выглядит Хинка и как её зовут полностью.
     -Хинкеорно Аюлэймара. Легки на помине. Вот она, впереди отряда.
     Девушка проследила за взглядом кахурианина. По улице неторопливо проезжали на мотоциклах пятеро, одетые в чёрные герлоны, у всех пятерых на левой стороне груди красовалась серебристая восьмилучевая звезда, знак эспера, который носили инспекторы. Впереди ехала гладко причёсанная платиновая блондинка небольшого роста.
     -Я хочу рассказать ей про Апа, — быстро проговорила Ира и ринулась наружу. — Хи-и-инка-а!
     Отряд остановился, платиновая блондинка обернулась к Ире, поджидая её...
  -Рассказывать долго, могу не суметь это сделать как следует, прочти пожалуйста! Это касается Апа Галкина.
    Две пары очень похожих больших и строгих голубых глаз скрестили взгляды, словно клинки, но не для поединка, а в порядке приветствия.
     -Он что-то передал для меня? — быстро спросила Хинка.
     -Нет, я просто хочу рассказать.
     -Хорошо. Открывай.
   -Вчера я разговаривала с ним, — пробормотала Ира, отключая пси-блок, который свисал у неё с запястья в алой сумочке. В памяти девушки молниеносно промелькнула вся сцена в корабле Апа и возле него.
     -Спасибо, — это слово Хинка произнесла по-русски. — Большую часть из этого я давно знаю, но всё равно спасибо. Прощай или до встречи, как доведётся...
     -Лучше говорить — до встречи, — быстро ответила Ира.
     Она пристально посмотрела на тайрианку, ничего не поняла в выражении её лица и убежала обратно к мауру, на ходу снова включая пси-блок.

                                    4.

     Ира отправилась бродить по галерее, разглядывая товары в витринах, Ирруор остался возле входа.
     Одежда, украшения, аксессуары… В конце концов ей стало скучно. Гораздо интересней было бы послушать, что говорят другие покупатели. Ира задействовала функцию лингвиста-переводчика в своём пси-блоке.
    «Мама, я не хочу новый инфор, мне нужен меч!» — малыш тянул за руку высокую динзинку, узкое и гибкое тело которой было по горло закутано в плотную одежду.
     «Дорогой, браслеты у меня уже есть, мне, пожалуй, подойдёт вон тот пояс, а в первую очередь давай возьмём для тебя то, что тебе хочется...» — маленькая зеленокожая барышня с полупрозрачным гребешком на безволосой голове теребила коготками за чешуйчатый локоть такого же зеленокожего кавалера. Оба были одеты совершенно неотличимо друг от друга, и кто из них есть кто, Ира поняла только по содержанию реплик.
     Хорошая идея, подумала она. Сколько можно приобретать для неё? Мауру тоже, небось, обновок хочется. Она оглядела торговые ряды, и её внимание привлекла витрина с одеждой в старинном стиле разных миров. В это время откуда-то донёсся малопонятный диалог.
     «Меня уже всё это бесить начинает. То они вдруг застревают где-то на сутки, то носятся по всему Зарингару неизвестно зачем, за хвост не поймаешь! И выброси ты наконец этого зверёныша, он меня тоже бесит!» — мужской голос был полон злобы.
     «Который из двоих? Не кипи. Вон там как раз то, что ты хотел увидеть!» — женский голос содержал изрядную порцию яда. — Ну и как тебе?..»
   Сколько Ира ни вертела головой, так и не вычислила, кто произнёс эти реплики. Она направилась к выбранной ею витрине, и тут раздался крик:
     -Ловите его, держите, ради всего святого! Он же потеряется и погибнет!
     Между торговых рядов нёсся вскачь пятнистый чёрно-жёлтый котёнок.
     Ира бросилась со всех ног за зверьком, ей не понравилась мысль о том, что может пострадать питомец кахурской расцветки.
     -Кс-кс-кс!
  Котёнок неожиданно притормозил, оглянулся на земную девушку и… спокойно позволил ей себя поймать. Ира огляделась, не поняла, кто является хозяином зверька, поэтому вернулась к Ирруору. Кахурианин  продолжал высматривать знакомых возле входа.
   -Смотри, у кого-то убежал любимец, его ловили-ловили, а ко мне он сам пошёл на руки! Так и на Земле всегда было, меня любят все коты и кошки без исключения! — и уставилась круглыми от испуга глазами на Ирруора.
     Маур беззвучно засмеялся.
    «Подтверждаю — тебя любят все коты без исключения!».
   Ира успокоенно заулыбалась и отправилась относить котёнка в указанную ей кахурианином администрацию. 

                                        5.

    Высокая статная рыжеволосая девушка в тёмном комбинезоне с золотистыми латными наплечниками увидела котёнка на руках у Иры, просияла белозубой улыбкой и побежала навстречу.
     -О, благодарю! Как вам удалось его поймать? Он же дикий!
     -Да он сам пошёл мне в руки. Меня любят все коты!
     Ира усмехнулась своим мыслям.
     Улыбка рыжеволосой стала чуть менее сияющей.
     Котёнка с трудом отцепили от Ириного платья не без ущерба для последнего и, оживлённо беседуя, отправились в отдел старинной одежды.
     Новая знакомая, которую звали Манейр, или просто Мэнью. показала Ире, как пользоваться дизайнерской программой на торговом компьютере. Ира нарисовала Ирруора  по памяти и принялась его одевать.
   Древнеегипетский фараон, с короной в виде золотой кобры на волосах, заплетённых в мелкие чёрные и жёлтые косички, в узорном широком ожерелье,  сложно драпированной набедренной повязке и сильно открытых сандалиях; античный цезарь в шлеме с гребнем, латной мини-юбке и обуви с поножами; индейский вождь в короне, плаще и фартучке из пушистых перьев...
    К этой коллекции Мэнью прибавила костюмчик от себя: чёрные кожаные трусы с высокими проймами, ошейник с клёпками, цепи.
   -Хочешь экзотически приодеть друга? Хм, скорее раздеть. Он у тебя не человек? Маур, да? Ты с ним ещё не  спала?..
      Шокированная Ира молча уставилась на новую подругу.
   -… Советую хорошо подумать. Ты должна быть о-очень выносливой для этого… У мужчин бывает комплекс — вагина с зубами. А здесь с зубами мужской причиндал, и это не комплекс, а факт. Такова анатомическая особенность всех кошачьих. Их мужское орудие — шипованное, что создаёт очень большие неудобства и последствия. Шипы грубые, острые… Для тех, кто склонен к жёсткому садо-мазо, это даже неплохо… Твой друг тебя не предупредил?.. Ой, мне пора по делам, увидимся на концерте...
     Мэнью убежала, поднося ладонь к неудержимо улыбающимся губам.
     Ира прислонилась спиной к стенке и сползла по ней вниз.
     К ней бросилась апельсиновокожая девушка-ящерка, продавец-консультант.
     -Что с тобой? Тебе плохо?
     -Да не, ничего… Просто мне тут сообщили… Про особенность мауров...
     -Какую особенность?
     -Интимную. Зубастую. С крупными мазохистскими последствиями.
     Ира в ужасе закрыла глаза.
     Девушка-ящерка шипяще расхохоталась.
    -Да не бойся! Ну что ты? Ну да, у мауров кое-что шипованное, такое строение у всех кошачьих. Но они же не острые и не настолько твёрдые, шипы эти, чтобы доставлять неприятности! Наоборот!.. Некоторые из мужчин, у кого орудия гладкие, иногда применяют разные насадки, а то и под кожу своего инструмента всякое-разное вживляют, а тут природой всё наготово создано! Плюс кошачья изощрённая техника и традиционная галантность! Ты что, не видала, как все девчонки Галактики за котами гоняются? Думаешь, эти девчонки глупые?..

                                        6.

     Очень задумчивая Ира вернулась к выходу из торгового комплекса. Ирруор разговаривал с мауром, одетым в лохматый чёрно-белый плащ поверх чёрного герлона, и выглядел откровенно встревоженным и мрачным.
     -Реальность не любит вмешательства. — У собеседника кахурианина были бело-чёрные волосы, раскосые голубые глаза с круглыми зрачками, резкий, очень низкий голос и более массивное по сравнению с Ирруором телосложение. — Ты, должно быть, использовал свои способности чересчур активно. Смотри, чтобы плата не оказалась слишком серьёзной. Как у меня.
     Чёрно-белый маур резко развернулся, взмахнув меховым плащом, отвесил Ире низкий поклон и удалился стремительной пружинистой походкой.
      В ответ на вопросительный взгляд девушки Ирруор пояснил:
  -Это был Шерзан Гаур Фархни-Кирра с планеты Хирса и ничего определённого он не смог мне сказать.
   Кахурианин и землянка вышли из здания. Про новые картинки в своём инфоре Ира забыла. Снаружи сделалось пасмурно, ветер принёс запах соли.
     -Здесь есть море?
     -Есть. Но купаться сейчас холодно.
     Ирруор рассеянно посмотрел вдаль, резким движением расстегнул герлон почти до пояса, подставив обнажённую грудь холодному ветру — на бронзовой коже появилась нечаянно сделанная когтем царапина — и на мгновение опустил веки. Потом взглянул на девушку. Тревога и тоска уже были спрятаны, взамен в золотых глазах появилась улыбка.
    -Твоё предчувствие молчит, это значит, что тебе ничего не грозит, а я рисковать привык.

                                7.

     Полотно эстакады летело под переднее колесо, встречный ветер резко трепал волосы и подол алого платья, ритмично покачивался байк...
  Здание арт-кафе на побережье, выстроенное в старинном стиле, было огромным, как замок, с башенками, флигелями и крытыми переходами.
     В анфиладах с арочными, сложенными из необработанного камня проёмами, чашами светильников, свисающими с потолка на цепях, и декоративными очагами в стенных нишах экспонировались картины, скульптуры, в том числе голографические, предметы дизайна, и многое другое.
  Очередной зал, в который кахурианин привёл землянку, походил на помещение земного богемного клуба настолько, что в эту картину укладывался даже необычный облик посетителей, если забыть о том, что это не грим для неформальной вечеринки, а подлинная внешность. Столики и стулья, сцена в конце зала, свободная от мебели часть пола для танцев.
   -Что бы ты хотела съесть? — спросил Ирруор, когда они устроились за столиком. — Здешнее меню в основном предназначено для жителей земноподобных планет, как, впрочем, и вся перевалочная база в целом.
      -Мясо и фрукты. И мороженое, если оно тут водится.
     Маур набрал заказ на табло электронного меню, поднос с блюдами выплыл из люка в столике. Ира набросилась на еду, почти не ощущая вкуса.
     -Некоторые пугаются, когда видят, сколько я ем!
     -Меня ты этим не испугаешь, — глаза его улыбались.
  Народу в зале почти не было, до концерта оставалось довольно много времени. Посетители имели возможность самостоятельно включать музыку. Узнав об этом, Ира тут же подсоединила к аппаратуре зала свой инфор. Когда зазвучало танго, девушка подбежала к мауру и сделала книксен.
     Ирруор отрицательно покачал головой.
     -Ты не хочешь со мной танцевать?
     -Хочу. Но пока не стоит...  провоцировать.
     А может, я уже возмечтала тебя спровоцировать, обиженно подумала Ира.
     -Тогда ты и мне запретишь!
     -Почему? Нет. Как я могу тебе запретить? — удивился маур.
     -Ну, я же — твоя девушка.
     -Но не моя собственность.
     -А, ну ладно, тогда я просто буду солировать.
     Раздосадованная Ира убежала к сцене.
  Почему он так себя повёл? По идее и логике вещей он должен был обрадоваться такому предложению.
    Ламбада, регги, самба, румба, сальса… Ира играла вскинутыми руками и плечами, мягко переступала ногами, покачивала бёдрами, прыгала на цыпочках, пружиня ступнями и коленями, притопывала… Так импровизировать могла только любительница телепередачи «Творчество народов мира».
     Маур невозмутимо восседал за столиком, опираясь локтями о столешницу и не проявляя ни малейшего желания присоединиться к веселью.
   Она включила кельтику с развесёлыми хриплоголосыми воплями и  запрыгала ещё энергичнее. Тревожно свистела флейта, звенели струны в ритме галопа — звучала «Boys from the country hell», песня группы «The Pogues».  Движения танцорки стали не очень точными, расплетённые волосы яростно хлестали по спине от резких наклонов тела. Девушка начала хватать ртом воздух и пару раз споткнулась.
     -Ира, сделай паузу, устала, — окликнул её кахурианин и рассеянно потёр грудь ладонью. В солнечном сплетении словно ворочался огненный нож. Видение будущего отрубилось, осталось только самое простое предчувствие.
     Может, он просто не хочет несолидно себя вести? Ира снова подошла к столику.
       -У меня есть очень величественная мелодия.
     Ирруор снова молча покачал головой. Не видела она маурских танцев, он ещё и не так прыгал.
      -Пожалуй, я в самом деле устала, пойду в соседнее помещение, посмотрю на коллекцию минералов.
       Она сердито схватила свой инфор и убежала.

                                    8.

   Разноцветные россыпи, друзы и отдельные необычные кристаллы своим видом успокаивали. Ира уткнулась носом в застеклённый стеллаж.
  Мимо пробежали две очень смело одетые девушки и приостановились неподалёку. Одна принялась поправлять причёску перед стеклом витрины вместо зеркала, вторая по плечи высунулась в зал.
     -Кать, Кать, погляди! Да повернись же, Петрова! Тут кот!
     -Ну и что?
    -Как — что?! Это же кот! Коты, как известно, заводятся с пол-оборота! Да ты погляди, какой он! Я хочу его с первого взгляда!
     -Кот — да не тот.
     -Почему?!
  -Потому что это — кахурский инфант. Про него, Катенька, легенды по Галактике ходят. Так что, Петренкова, поищи себе другого кота, тут тебе ничего не светит.
     -Эк ты его приложила — инфант. Он же вроде давно совершеннолетний.
     -Сильно давно. А ведёт себя, как мелкий романтичный идиот.
     Видимо, девицы пребывали в святой уверенности, что на таком расстоянии их не слышно. Человеку, возможно, было бы и не слышно.
  Ирруор раздражённо вздохнул и словно невзначай принялся легонько барабанить по столешнице пальцами с выпущенными когтями.
   -«Романтичный»! Да ладно! Все мужики одинаковы! Вот я сейчас лично проверю правдивость легенд! А ты можешь глядеть и учиться.
     Одна из двух Кать, приспустив ворот платья с плеча, развязной походкой направилась к столику, за которым сидел маур, задумчиво подперев рукой подбородок.
     Ире было не слышно, о чём зашёл разговор. Она собралась бежать и, возможно, даже драться, но Ирруор быстро управился сам. Барышня не обратила внимания на отрицательный жест кахурианина и захотела присесть за столик. Маур выдернул из-под неё стул и перебросил его на другую сторону столика, при этом не позволил нахалке упасть на пол, потом перехватил руку, протянутую к его волосам, а когда  наглая девица вознамерилась плюхнуться вместо утраченного стула на колени мауру, он подцепил её за ворот платья, а другую руку с выпущенными когтями демонстративно поднёс поближе к её лицу.
       Когда маур отпустил девицу, она с багровым от злости лицом со всех ног убежала в другую арку, противоположную той, где ждала её подруга.
   Хихикая, Ира снова включила бесшабашную кельтику и принялась приплясывать перед стеллажом, разглядывая разноцветные друзы. «Шоколада польза...». «The Pogues» были шедевральны...

                                  9.

     Кто-то увесисто хлопнул её по плечу, она вздрогнула, резко развернулась всем телом и оказалась лицом к лицу с Манейр.
    -Илэ-оо, — знакомое тайрианское приветствие помимо воли вызывало доверие.
     Рыжеволосая тепло улыбнулась и… охотно начала танцевать вместе с Ирой под её музыку. Она была выше на голову, гораздо более плотно сложена и раза в полтора тяжелее, а прыжки у неё были такие же невесомые, как те, которыми гордилась землянка. Господи, она великолепна; если бы я была мужчиной или лесбиянкой, я бы такое ни за что не пропустила, в ошеломлении подумала Ира и сама удивилась своим мыслям, но, пожалуй, была склонна согласиться с этими мыслями полностью.
     Почему Мэнью так сказала про мауров? Наверно, у неё была какая-то личная драма.
     -О чём тревожишься? — ласково улыбаясь, спросила рыжая.
     Ира выпалила первое, что пришло в голову.
      -Хочу сообщить родным, что со мной всё в порядке, но не знаю, как.
    -О, это просто. Берёшь инфор, достаёшь из памяти нужные изображения, потом наговариваешь текст — дело нескольких минут, сбрасываешь пакет информации мне, сообщаешь координаты адресатов, я передаю брату, он доставит, когда будет пролетать мимо, он нередко бывает поблизости от Земли.
     Они тут же сделали видео-письмо, и Манейр скопировала его на свой инфор.
     Ира вознамерилась снова включить музыку.
  -Может, не будем больше прыгать подобно козам? Есть у тебя более достойная музыка?
    Ира немедленно приняла вызов и включила «Осетинскую мелодию встречи», это была хонга, народный танец.
     Протяжно запела гармонь, каменной дробью начал сыпать бубен. Ира вскинула руки, наклонила их в одну сторону, словно ветви ивы под ветром, горделиво выпрямилась и начала танцевать, переступая мелкими-мелкими шажками. Длинное платье скрывало движения ног, и девушка словно плыла над полом, отрешённо опустив веки. Мэнью слегка расширила глаза в удивлении.
    Алый колокол подола покачивался и завивался вокруг тела при стремительных и плавных поворотах. Эх, что она тут делает и с кем? Она же хотела станцевать хонгу с Ирруором. Звенели струны апапшина, пела скрипка, затем гитара, в конце трека кто-то неожиданно запилил соляк на электрухе, и сквозь всё это размеренно сыпалась и сыпалась упрямая каменная крошка. В окне согласно с мелодией хонги плыл звёздный спиральный водоворот галактики...
     Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд, открыла глаза и остановилась, оглядываясь вокруг себя. Мэнью исчезла, а в арочном проёме, как в центре картины, стоял мужчина. Золотистые волосы ниспадали на надменно развёрнутые, широкие плечи, которые мягко облегал белый камзол. Скупо расшитый золотом, он был короток, но тем не менее прикрывал причинное место. Белые лосины и мягкие высокие сапоги обтягивали сильные красивые ноги.
     Мужчина выступил из рамы картины и неторопливо приблизился.
     -Что же ты остановилась? Музыка ещё звучит. Танцуй, мне нравится то, что ты делаешь, я буду делать это вместе с тобой.
     Он снисходительно усмехался, золотые, как у маура, глаза с человеческими зрачками смотрели холодно и оценивающе.
     Ира выпрямилась не менее надменно, чем он, взгляд её сделался упрямым.
     -Я здесь не одна, а с другом. Все танцы обещаны ему.
     -Я вижу, он тебя ещё не укротил. Маловато в нём жизненной силы.
     -Сапиенсы — не животные, им ни к чему укрощать друг друга.
     -Женщины любят подчиняться, это заложено в их природе.
  -Я не мазохистка, а то, что вы только что сказали — устаревшая в незапамятные времена мифология.
     -Неважно. Я — Хивинч Оэренгайн. Как зовут тебя?
   -Иренион, — Ира сама не поняла, что заставило её применить вычитанную когда-то древнюю форму её имени. — Фамилия не важна, я её скоро поменяю.
   -И на какую, предположительно? — с пренебрежительным любопытством поинтересовался высокомерный блондин.
     -Халеарн.
     -Что-о?! — лицо Хивинча побагровело от внезапного гнева. — Землян я знаю, дикари, до настоящей цивилизации им далеко. Но вы всё же люди, и, насколько мне известно, имеете великолепные инстинкты в том, что касается чистоты вида! Каким же образом ты предпочла любому, самому жалкому человеку кота? Кота, который ходит на задних лапах и лепечет что-то в подражание царю природы! Вонючего, усатого, отвратительного кота! Ах, да, нижнюю пару вибриссов они нередко сводят, чтобы чуть больше походить на людей.
     Как ты могла допустить его до себя?! Почему не прикончила его? Или на худой конец — себя? Спать с животным!
     -Я и не допустила, — очень осторожно проговорила Ира с побелевшим лицом и собрала в кулаки складки подола, готовясь рвануться бегом.
     -Значит, он ещё не спал с тобой? 
     -Нет.
     -Отлично. Я спасу тебя от него.
     Хивинч, лицо которого в один миг приобрело нормальный цвет, зажал Ире челюсть ладонью, жёстко обхватил другой рукой девушку поперёк тела и бросился к выходу. Ему не пришло в голову, что надо было заткнуть землянке рот ещё и телепатически.
     «Ирруор!!!»
   -Брысь с дороги, непристойный котёнок! — мгновение спустя презрительно рявкнул Хивинч. — Убью!
     Ему никто не ответил.
     Драки не случилось.
   Через несколько секунд маур аккуратно извлёк Иру из-под тела неподвижного в результате парализующего выстрела блондина, унёс в концертный зал, уже почти целиком заполненный народом, усадил на стул и молча налил для неё в бокал фруктовой воды.
     -Может, уедем? — жадно сделав несколько глотков газировки, спросила Ира.
     Ей пришло в голову, что маур оделся для поездки в город, словно в бой — на теле только герлон, волосы заплетены в тугую косичку.
   -Зачем? Этого атавистичного гарайна сейчас выставят отсюда. Просто не отходи от меня больше. Скоро начнётся концерт.
     Огненный нож внезапно исчез из груди, Ирруор чуть заметно улыбался.
     На сцене устанавливали музыкальные инструменты.

                                    10.

     Ира заметила перемену в настроении маура и совершенно успокоилась.
     На сцену поднялись пятеро. Девушка уставилась на них во все глаза.
     Один из них явно был человеком, небольшого роста, с узким смуглым лицом и длинными чёрными волосами, заплетёнными в мелкие косички. С плеч у него  небрежно свисало лёгкое пончо, рукава рубашки, замшевые узкие штаны и туфли-мокасины были украшены бахромой. Четверо остальных являлись  северными тави, разного цвета и степени пушистости.
     -Группа называется «Ксауваэ», дословно «Бегущие-Как-Вода» в значении «Бродяги», по-уарагски, — объяснял Ирруор с улыбкой. — Руководитель и вокалист — индеец-уараг с Земли по имени Кеяна. Чёрный лемур с «ирокезом», ударник — Икроми; белый с патлами до пояса, гитара-соло — Герето; жёлтый с мелкими косичками и весь пушистый с головы до ног, гитара-бас — Иалэндэ; рыжий, клавишник, который из всей своей шерсти, кроме скальпа, оставил только естественные наручи и гетры с бахромой — Алтэн.
  Музыканты подстроили инструменты, Кеяна сказал несколько приветственных слов зрителям, зал взорвался аплодисментами, индеец и четверо лемуров кивнули друг другу, шум среди зрителей быстро стих, и началась музыка.
     Первая композиция называлась «Танец против часовой стрелки». В её основе лежала мелодия индейцев-сиу.
     Аранжировка была более футуристической, чем фольклорной, потому что ведущую роль играл синтезатор. Завыл ветер, принялась звать кого-то флейта, заструился ручей, и заворчало, тяжело раскручиваясь, огромное колесо. А потом взлетела «тарелка», начали размеренно бить барабаны, и зазвучал человеческий голос. Это фактически была песня без слов, голос только подчёркивал ритм шагов для танцора.
     -Ию-лэй, ла-лэ-лойя лахэ...
     И Ира не устояла. Она вскочила со стула, подобралась поближе к сцене и пошла по кругу особым шагом, то вперёд-назад, то вправо-влево, пружиня на цыпочках, играя воздетыми руками и плечами — против часовой стрелки. Те, кто уже танцевал возле сцены, моментально освободили ей побольше места.
     Свистел ветер, летела «тарелка», сверкало алое платье, с улыбкой пел голос.
     -Ию-лэй, ла-лэ-лойя лахэ...
     Заканчивая петь, Кеяна отыскал в зале глазами Ирруора и жестом позвал его, после чего они вдвоём зашли в маленькую гримёрку справа от сцены.
     Лемуры продолжили выступление группы без руководителя, но Ира их уже не слышала. Она сначала застыла на танцплощадке, потом вернулась за столик и тревожно смотрела на дверь возле сцены. Ей хотелось побежать туда следом за мауром.
     Увесистый хлопок по плечу заставил её подскочить. Она резко повернулась вместе со стулом и обнаружила у себя за спиной очень мрачную Манейр.
     -Важная информация. Это безотлагательно, пойдём, — Мэнью бесцеремонно схватила Иру за руку и сдёрнула со стула. Ира вцепилась другой рукой в столешницу.
     -Мне не велено отсюда выходить.
   -А ты и не будешь. Это вон тут, во второй гримёрке. Это очень важно — предупреждение, вопрос жизни и смерти. Я узнала это только что.
  В груди у Иры заворочался отвратительный ледяной ком. Она, как сомнамбула, позволила рыжей взять себя за руку и увести.

                                       11.

   Маленькая комнатка была залита режущим глаза светом. В ней молча и неподвижно ждали трое — огромный мускулистый ящер в тёмном комбинезоне, высокая худая маурка с широкой белой прядью в чёрных волосах, одетая в мешковатый белый халат, и маленькая хрупкая заплаканная девушка в окровавленной располосованной одежде.
  Как только Ира и Мэнью зашли внутрь, и дверь за ними закрылась, рыжеволосая включила какой-то приборчик, который держала в руке, и вдоль стен едва заметно замерцала изолирующая завеса.
     Манейр представила Ире троих, начиная с маурки.
    -Урсуни Мойару, семейный врач-психиатр, это у неё не двухцветные волосы, а седина; Лурэнг, санитар и охранник; Катя Петренкова, сегодняшняя жертва.
     -Чья? — спросила Ира почти без голоса.
 -Ты уже правильно догадалась. Ирруор Халеарн — маньяк. Это наследственное, результат многочисленных браков между близкими родственниками. Монархии на Кахуре давно нет, но от опасной генетики это не избавляет. После очередного эпизода он ничего не помнит. Династия до сих пор существует и обладает известным влиянием, поэтому болезнь наследника не обнародуется, просто за ним всюду следует корабль с семейным врачом-психиатром и минимум одним, особо доверенным санитаром. Но врач и санитар не всегда успевают помочь вовремя. Сегодня едва не опоздали.
     По знаку Мэнью Катя Петренкова спустила с плеч лохмотья, оставшиеся от нарядного платья. Открылись страшные рваные раны на груди, плечах и горле.
     -Вот такие они бывают, принцы на белых «тарелках».
  -У него серебристая, а не белая, — машинально поправила Ира и тут же прошептала:
     -Не верю.
     А потом заорала так, что стены зазвенели:
     -Не верю!!! Он хороший!
   -Никто не говорит, что плохой, — подала голос маурка. — Просто сумасшедший. К сожалению, болезнь такова, что обострения не сезонные, а наступают неожиданно. И последствия бывают самые трагические. Не наблюдала ли ты в последнее время признаки наступающего обострения? Были ли приступы буйства, когда он пытался что-нибудь разодрать когтями, сломать, разбить? Были ли внезапные перемены в поведении и настроении, проявление немотивированной тревожности, взвинченности, агрессии?
     Ира молчала.
     -Тебе ведь не хочется стать очередной жертвой маньяка, девочка? На его счету семнадцать девушек разных видов и рас Галактики. Если хочешь остаться в живых и жить долго и счастливо, тебе надо немедленно уйти от него. Конечно, дело твоё. Если тебе хочется рисковать...
     -Куда же мне деваться?
     -В Зарингаре есть убежище для женщин-жертв агрессии. Мы отвезём вас обеих туда.
     -Ты сильная девочка, ты справишься, — сказала Манейр и  прибавила через секундную паузу с непонятной интонацией. — Ты очень сильная, я это вижу.
     После чего подошла к двери, чуть-чуть приоткрыла её и выглянула.
        -Скорее! Он уже её ищет!
     Ира машинально взглянула через её плечо. По опустевшему залу молча метался Ирруор, круша на своём пути всё подряд. Охранники-ящеры тщетно пытались его поймать, они отлетали в разные стороны вместе с мебелью и посудой, несмотря на то, что были намного крупнее.
     Манейр обернулась к застывшей за её плечом землянке, очень пристально посмотрела ей в глаза, потом схватила подмышку не сопротивляющуюся девушку и быстро вынесла к машине через заднюю дверь.

                                      12.

     Кеяна с высоты сцены заметил что-то не то на тонком плане и сам предложил свою помощь. Он давно и хорошо знал Ирруора, поэтому даже прервал своё выступление ради того, чтобы помочь. Но не успел.
     Они едва начали разговор в гримёрке, как маур взметнулся на ноги. В груди внезапно резануло так, что он чуть не грохнулся вниз лицом.
     Он выбежал в зал. Иры не было ни возле сцены, ни за столиком. Её не было нигде, и её присутствия не ощущалось также.
     Он не помнил, как искал её по всему клубу, а потом обшаривал весь город. Хинка помогла найти девушку, и когда он услышал, где она обнаружилась, то понял, что будет, когда он туда приедет. И всё-таки поехал — один.
      В убежище ему позволили увидеть её и поговорить.
   Их разделяла прозрачная стена. Ира сидела и смотрела на него открыто,  прямо и отрешённо.
     -Я передумала, — произнесла она ясным голосом, очень ровно и очень твёрдо.
     -Насчёт чего?
     -Насчёт всего. Я останусь здесь и прикину, что буду делать дальше. Одна.
     -Ты хорошо всё обдумала?
     -Да.
   Он ещё раз посмотрел на неё сквозь прозрачный материал, который мог пронизывать только взгляд. В её глазах стыло спокойствие окончательного решения. Тогда он сказал:
     -Инто  отвезёт тебя на Землю или устроит здесь, как ты захочешь.
     Помолчал, чего-то ожидая, потом добавил:
      -А я отправлюсь домой.
     И с непроницаемым лицом вышел вон.
    

Рейтинг: 0 Голосов: 0 430 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Ум и сердце
сегодня в 07:50 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 8
Госпожа муза
сегодня в 07:50 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 6
Мне сегодня повезёт
сегодня в 07:49 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 7
Философия жизни
сегодня в 06:03 - Хохлов Григорий - 0 - 6
Ловись рыбка
сегодня в 06:01 - Хохлов Григорий - 0 - 7
Горная палатка
сегодня в 04:08 - ШАХТЕР - 0 - 4
Вечность
15 августа 2018 - Таманцев Алексей - 0 - 12
Красная Шапочка. Новая версия.
14 августа 2018 - Елизавета Разуваева - 0 - 15
Правдивая история Колобка.
14 августа 2018 - Елизавета Разуваева - 0 - 15
ПРОБЕЛЫ
14 августа 2018 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 17
ПО СТРОКАМ СТИХА, НА ВОЛНЕ ГРЕХА
14 августа 2018 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 13
Август
13 августа 2018 - Kin - 0 - 11
Гад летучий
13 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 17
Хвала Всевышнему
13 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 11
Пока тружусь я в огороде
13 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 14
Вороны
Вороны
12 августа 2018 - nmerkulova - 0 - 18
Кабан.
12 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 20
ВДРУГ... ПАЛЬМА
12 августа 2018 - Иосиф Латман - 2 - 22
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования