Тролли. Баллистика и сопромат

30 июня 2015 - Age Rise

        Последняя лекция перед выездной практикой закончилась. Приглашённый профессор – Фурия фон Хель не снизошла до ответов на вопросы. Было бы преувеличением сказать, что оживлённый, взволнованный перед путешествием студенческий улей огорчён. В дорогу! Скорее-скорее!
– И вот, что я вам скажу напошледок, – шепелявившая, сильно немолодая дама с поджатыми губами, как гриф-стервятник, горбилась над кафедрой. – Благоглупостями шчедро одарённые за, – чур меня, чур, – пять ушебных лет… Нет, не ущербных, господин декан, учебных, я хотела сказать! Молодняк, не пытайтесь опираться в реальной жизни на то, чего у вас нет! Канты остались тут, они не летят с вами. Рациональность благополушно простирается по обе стороны: от вопиюшчего нравштвенного закона до полного без него же. И работает безотносительно. Моральные джамолунгмы будете покорять в комфортных условиях, а реагировать придётся во всячешких… Иногда – очень, даже очень… – когда время реагировать, а не строить из себя… Всё, шкатертью дорожка, кому проштамповать дипломы подходите, остальным счастливого пути и особенно – возврашчения.
– Что у неё в ушах, – тихонько спросила Люси, тормозя в толпе, идущей на выход из старинного лекционного амфитеатра.
Марта обернулась.
Гриф, как есть, графиня-грифиня. Жилистая шея, тяжёлые серьги в ушах без мочек, «королевские уши". Кабошоны полированные, типа яшмы в трещинку.
Юморная проныра, братец Мартин, опередил с ответом. Археолог небось.
– Копролиты! В копро-золоте, гы-гы...
– Про… Копро… – про что?..
– Говнокамни!
Марта хихикнула, но подтвердила в изумлённые глаза Люси:
– Братец, ты грубый! Оно самое, дерьмо древних троллей.
Чего только не бывает...
– Марточка, а зачем она их носит?
– Нууу… Полудрагоценный камень считается.
– Воспоминание о днях боевой славы! Честный трофей! – встрял Мартин.
Догнавшие их кавалеры присоединились к веселью. А Седой Том, их куратор, подхватывая птенцов своего гнезда, на ходу серьёзно сказал:
– Уверяю, единственно возможный. Если Хель имеет охоту носить в ушах то, что на холодильник обычно лепят… – напоминалку из цикла: "пращур не для того тут лежит, пращура замороженного не жрать!" – наверное, она до сих пор зла на самою себя. Или ради вас надела, намекнуть на что-то.


Планета Жирный Тролль – полигон для лабораторных работ. Традиционный, универсальный, за тысячи лет не изменившийся.
Планета была сплошным океаном, который так и назывался – Океан Бытия. Атмосфера совершенно земная, лазурная, малооблачная. Водный, лишённый штормов рай. Из жирного в нём – серая, Пустопорожняя Пена. А из троллей – Тролли.
Питаются они вниманием, негативным, если точней – проявленными ответными реакциями.
Пена, сбивавшаяся в острова, напоминавшие туф или губку, пористые, зловонные, исторгала Троллей на свет, вбрасывала их подобно спорам. Полетав и не найдя пропитания, Тролли падали в океан, разлагаясь там и сбиваясь обратно в неё – Пустопорожнюю Пену. Круговорот Троллей в природе.
Разумной жизни на планете не имелось. Не представлялось возможным.
Забавно, что от потерпевших крушение, упавших в Пену туристов, Тролли отчаянно защищали свои зловонные владения, набрасываясь всем скопом, и по этой причине немедленно оставаясь вновь без должного кормления!
Имён нет. За отсутствием личного характера, каждый так и назывался — Тролль.


Изучают троллей физиологи в первую очередь, зоопсихологи факультативно, какая там психология, да историки, ну, эти всеядны.
Демократия! Седой Том согласился разделить практикантов, согласно непримиримым противоречиям в их гуманистических убеждениях, и добыл второй батискаф.
Батискаф-1 с панорамными иллюминаторами двойного звукоизолирующего стекла остался в распоряжении вменяемых людей. Антенные комплексы выводили добытые параметры на машинную обработку. Лаборанты на основе полученных таблиц составляли алгоритмы для математического экспериментирования: а что будет, если...
А ничего не будет. Касательно Троллей, результаты предсказуемы, как восход солнца: загнётся любой усложняющий проект, алгоритмы личного развития, социального… Тролли абсолютно бесплодны. У них мутаций-то не бывает!
Но для институтского молодняка это так увлекательно: а вдруг я первый, вдруг я смогу?! Спланирую тролле-город! Разработаю тролле-этику!.. Сверло изобрету, прокладывающее извилины в башке у тролля, такие, чтобы они не смыкались за мгновение!.. Мечты, мечты...
Нобелевская по троллистике — троллион долларов! Кого угодно вдохновит! Пока что не нашла адресата.  


Второй батискаф получил право на прямые контакты… И этим всё сказано.
Нет, тролли физически безопасны, хоть в постоялый двор лабораторию преврати. У них нет ведь не только когтей и зубов, рук и ног даже. Обвислый, дряблый рот и филейная часть. Между ними туша на крылышках.
Пути лабораторных групп разошлись в первые дни. Под тяжестью впущенных троллей Батискаф-2 живо пошёл на дно, тогда как Батискаф-1 сохранил положительную летучесть на всех высотах.


Батискаф-1.
Ребята замерли вдоль панорамного иллюминатора. Небо ещё лазорево. Синхронно и медленно направляются под горизонт две солнечные звезды...
Нашли чем заняться после отбоя… Вы бы ещё телевизор включили, кому совсем проблеваться! – Седой Том потрепал Люси по кудрявой макушке и ушёл с книгой в гамак. Заворожённая молодёжь не шелохнулась.
– Бедняги… И как-то там Мартин… Может им хоть темней под водой, не так всё в деталях видно…
За окном во всей красе батискаф атаковало торнадо из голодных Троллей. Теснятся, отпихивают друг друга. Морды обрюзгшие и растянутые, вывернутыми носами лезут прямо в иллюминатор. Губы шевелятся, языки, пасти брызгают слюной, размазывают сопли по стеклу...
Ряд чистеньких, умненьких голов с той стороны наблюдал вакханалию доброжелательно и безмолвно. Тишина...
И вдруг непоседливая, как Гюльчатай, Люси тихонько помахала синегубой морде пальчиками: привет...
– Кто отличился?! Ты что, Люси?! Ты зачем????
– Ой! Фууу!.. Буэээ… Включите дворники немедленно!!!
На месте морды и синюшных губ покачивались и тёрлись об стекло два расставленных полужопия, со струпьями и остатками серой пены.
Марта, всхлипывая, хохотала на корточках:
– Люси, не делай так! Не делай так больше! Люси, ну чего ты ожидала, оно же – Тролль!
А ребята уже толпились перед соседним иллюминатором. Научный интерес горел в их глазах, ненаучным пылали щёки.
Собственно, и там, в предзакатном небе, не происходило чего-то нового и особенного. По меркам Троллей. Образовывая паровозики, разбиваясь на пары, Тролли с энтузиазмом срали друг другу в рот и на голову, в рот и на голову, прерываясь на агрессивные совокупления… Время от времени кто-то из них, то ли пресытившись, то ли истощившись, падал в Пустопорожнюю Пену и пропадал из виду.
– Этим не маши, ладно?
– Марточка, я никаким не буду!
– Ой, не верю! Дай-ка я тебя посильней напугаю: в чёрном-пречёрном батискафе сидела миленькая-премиленькая лаборанточка, когда подлетел к иллюминатору нежирный Тролль… И сказал ей...
– Плевать-нипочём-не-выйду! Мне в теплицы надо, полить укроп. Нет, в смысле, правда, я дежурю сегодня.
– Вот и умничка! – похвалил Седой Том, не отрываясь от чтения. – А Марта вдвойне!
Буквально на следующую неделю Батискаф-1 уже нарезал круги, словно в шапке невидимке, мимо утративших интерес аборигенов. Только тёмная липкость в пуговицах троллячьих глаз напоминала: не вздумай...


Пришло время воссоединения основной группы со второй, не державшей связь. Таковы условия: либо с Троллями прямые контакты, либо же с теми, кто предпочёл избежать оных.
Команда Батискафа-1 радостно готовила встречу. Далеко не в полном составе вернутся друзья. Лаборанты из Батискафа-2 катапультировались с Жирного Тролля. Практика – низачот, что ж сами хотели. Лишь на всплытии пришёл сигнал, что досидели всего четверо: Мартин с приятелем и Йо-Йо, браться близнецы. Хохмачи досидели и всплыли своими силами. Батискаф они потеряли, Троллям остался. Повезёт же тем, кто случайно заглянет на огонёк!
Вначале новоприбывшие пошли в душ… И затем они пошли в душ… И ещё...
Затем Седой Том сказал, что кок сказал, что праздничный ужин готов. Который и начался в нетипичной тишине пораньше обычного… На Мартине был троллев рогатый шлем, он его мыл, но не снял.
– А печенью врага не поделишься? – фыркнул кто-то.
Шведский стол. Разобрали шампанское, канапе, рассредоточились.
Невзначай Марта поинтересовалась у брата, как его лабораторная. Через сколько ходов алгоритм вышел в ноль? Они у всех вышли в ноль, у обеих групп, без сюрпризов.
Но вместо ответа Мартин спросил, что она самая умная, да? Он это громко спросил.
– Ого, – прозвучало из-за спины. – Похоже, они отложили яйца. Следующую лабораторную по тебе пишу!
Мартин вскочил, но тут, удивляясь вони, запоздавшая Люси впорхнула, и бросилась ему на шею. Вот так разлука и показывает, кто он для тебя, только ли брат подруги.


Марта закатила глаза:
– Ветреница, а как же несчастный Тролль?.. Мимолётный командировочный роман?.. Фууу… Заморочила несчастному голову и разбила ему сердце!
– Перестань!
 Мартин хотел бы защитить… Люси – от вони. Свой пока что секрет – от публичных обсуждений, да нет возможности, когда такие горячие, такие долгожданные объятья, такие ангельские глаза… Поцелуй случился, шлем упал, открыв на виске маленькую квадратную наколку.
– Мартин, с ума сойти, тебе дали офицерское звание?! Прямо там, из центра управления?! Ты – орёл, ты – герой! Возьми меня в жёны! А за что?
Мартин пожал плечами:
– Да так… Ниасилил я лабораторную, Марта, не начал даже. Становилось душновато… Дурацкая идея была, до нельзя. Извини, психанул. Надо было сразу на автослесаря идти, а не за высшим образованием. Беру, моя Люси.
Зал как-то постепенно обернулся в сторону Седого Тома.
– Понимаете, – объяснил он, – на Батискафе-2 была всего одна катапульта. Двухместная. А на пропускном пункте, на орбите, автопарк не предусмотрен, лишь мастерская.
– Там я перенастраивал катапульту...
–… и возвращался. Мои поздравления, офицер.


Последний вечер над красивой и непригодной для жизни планетой Жирный Тролль завершался фуршетом под гитару, при канделябре и свете ярких созвездий.
Седой Том в компании братьев Йо-Йо обсуждал времена, когда наука и заповедники представляли для человечества меньший интерес, чем расширение сферы обитания. Война с Жирным Троллем – была. Неудачная попытка вторжения.
– Кто зоопарк, мы или они? – размахивал руками брат Йо. – Если они, почему мы в клетках, а Тролли снаружи? И делают, что хотят?!
– Ха-ха! Брат, Йо, это сильно, это ты загнул, что хотят! Что могут!..
– Именно потому, – спокойно отвечал Том. – Они зоопарк, они. Потому что не могут – вместе. В клетке не сдохнут, но в доме не уживутся. Поэтому и напасть на нас, завоевать нас они тоже не могут.
Его не слышали.
 – Но почему, вот в упор не понимаю… Без рук, без ног… Как – их – могли не захватить?.. Мало ли коренных народностей истреблено людьми. То есть, я против, это ужасно, но тут-то...
– Что тут-то, а? Подумай на досуге, что сказал. Ладно, Йо, ведь Тролли не народность, они – споры Пустопорожней Пены, которая, на минутку, в огне не горит и в воде не тонет.
– Можно захватить атмосферу! Держать оборону на воздухе. Жёстко контролировать низ! Эти батискафы, они герметичны, надёжны. Системы залпового огня...
– Ну-ну, продолжай, – закивал Седой Том. – Вознамерился расстрелять Пену? Даже это не получится. Преумножишь.
– Простите, Том, но это софистика! Да ещё и лирическая!
Заимев милитаристский крен, разговор перекинулся на оружейные, прикладные темы и даже Люси поинтересовалась:
— А, к примеру, опылять?.. Агенты-реагенты для генов? Не эволюционируют Тролли во что-то, пусть бы худшее, но другое? С ходом времени, возможен эволюционный побег от их голого ствола?
— Считается, что нет, — уклончиво ответил Седой Том, — энергозатраты, считается, у бывшего Тролля превзойдут мыслимое, конечности отрастив, на ногах твёрдо стоять и в руках себя держать, — и пробормотал вдогонку, — а ещё ностальгия пробивает некоторых на сувенирчики с родины.
Марта с подругой переглянулись, а чуждый тонкостям Йо взвился на Люси:
– Ещё не хватало, эволюцию! Дустом их!
Куратор рассмеялся:
– Йо, ты немножечко упускаешь из виду, что Троллям годится в пищу всё без исключения, то есть совсем всё!
Практикант не сдавался и выпалил скороговоркой:
– Сверхскоростные дроны на автоматических платформах распознавания и шифрованном удалённом старте! Не поймают!
– Круть несусветная! Эх, не было в моём детстве ваших игрушек! А вот чего и сейчас нет, пушки без курка и курка, не требующего пальца. Чем стрелять-то, Йо, чем кормить из дрона будешь благодарных Троллей?.. Я отвечу, и мы послушаем гитару, ладно? Такие дела, получаются… На манипуляторы, на буровые системы… На антенны, датчики – само собой… В вентиляцию – без проблем, никакой Брюсс Уилис не просочится! На всё это есть способы, но на пушку не поставить обратный клапан.
 
 

Теги: тролли
Рейтинг: 0 Голосов: 0 195 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Двойная жизнь кота из Генуи
сегодня в 17:01 - Kolyada - 0 - 1
Работяга-2
вчера в 23:05 - gena57 - 0 - 3
СТРАСТИ
вчера в 18:40 - КВАМХАН - 0 - 7
ТЁМНАЯ НОЧЬ...
вчера в 18:04 - Иосиф Латман - 2 - 11
Трампы в Аравии
вчера в 12:47 - Kolyada - 0 - 7
УТРО
УТРО
вчера в 11:08 - Андрей Кудряшов - 1 - 14
      Она лежала на  кровати и пряди рыжих волос растеклись по душной подушке мириадами затейливых ручейков...
«Поднулевой» дед
вчера в 10:55 - Дмитрий Митюшин - 0 - 6
Испытание — это не только нудно, но и весело.
Ненависть – это не ответ
вчера в 10:51 - Дмитрий Митюшин - 2 - 14
Война. Там бывает всякое...
Я не прошу вернуться...
20 мая 2017 - Алла Рыженко - 6 - 16
Я не прошу вернуться. Это блажь… И только имя прошепчу в ладошки. Составил дождь за окнами коллаж - Аллея, парк, озябшие дорожки,
Самое важное для меня - ты! (акростих)
20 мая 2017 - Алла Рыженко - 0 - 16
Словами невозможно передать, А сердце не услышишь, не прижавшись. Меж нами полземли и моря гладь, Остались где-то там рассветы наши.
На дикой планете
20 мая 2017 - gena57 - 0 - 8
Встреча старых друзей
20 мая 2017 - Kolyada - 0 - 9
Слова в мысли
Слова в мысли
20 мая 2017 - СНЫ))) - 0 - 9
Улыбнись мне.
Улыбнись мне.
20 мая 2017 - СНЫ))) - 0 - 10
Детское чудо.
Детское чудо.
20 мая 2017 - СНЫ))) - 0 - 9
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования