Дроиды. Гелиотроп. Часть 1. Главы 13 и 14

13 июля 2015 - Age Rise
article7028.jpg

01.13
Страж застыл, скрестив на груди обе пары рук, та, что в льняной, короткой перчатке, оказалась сверху. С владыкой Порт они друг на друга не глядели. Столь разные, столь всё перепутано...
Дроид в рабочем переднике, мастер контроля, знаток истории по узкому, ограниченному аспекту: войн, откинув голову, кривя уголок шутовского, скорбного рта, смотрел в пространство и время.
Дроид в кольчуге, как выяснилось, знаток инженерных дел, привычно опустив голову, пространству и времени под ногами у себя невесело, незаметно усмехался.
– Ну, говорите… – пресытился электричеством в воздухе Гелиотроп.


Владыка Порт сказал Августейшему:
– Я вовсе не имел этого в виду.
Язвительность зазмеилась по губам паяца, но дальше того не пошло, форма осталась прежней – стражеской. Копыта сделали «цо-цок...», выразительно, как «ну-ну...» Плешивая голова откинулась ещё, впадины на щеках стали глубже, скулы острей.
Над Йош сейчас, как в своей исходной, бестелесной форме игрового персонажа, он – Страж! – проиграл только что своему же ставленнику, заурядному периферийному дроиду! Которому соображения не достаёт перед входом снять кольчугу, превращаемую одним щелчком!.. Фавор, отвернись, предательница, раз так! Страж, не изменивший автономности, Белым Драконам подобный, независимым навсегда, он, Страж, проиграл обыкновенному высшему дроиду! Терпя поражение, лазейки не нашёл свернуть!
О, как он был зол на себя! «Умный, да, зазнался, да, расслабился?! Решил: на черта мне и моим клещам лазейки?!»
Августейший намеренно выбрал тип улитки – счётчик. Не предназначенный к активному вмешательству. «Разобщающие» счётчики имеют форму мечей, их улитками не назовёшь, аргумент против их создания заготовлен. Не пригодился. Чья-то, но не его, Фавор, щебетала, указывая непредвиденный поворот.
Страж скрипнул зубами, не ответил. Тогда владыка Порт, сидевший, ноги скрестив, поднялся с юношеской лёгкостью, одним движением, и молча же, протянул ему улитку, дроида Айн.
Гелиотроп встал между ними с возмущением и недоумением:
– Братишка?


Братишка швырнул братишку в какой-то запредельный внутренний раздрай.
Гелиотроп видел недроидское в дроидской сфере на своём веку, понятное, недальновидной глупостью достойное назваться, сталкивался часто. А такого, дальновидно несправедливого – нет.
Автономным ведь высшие дроиды, как высшим — люди: предмет неиссякаемой, любознательной нежности и заботы. Со сложностью – хрупкость прибывает во всём, дроиды не исключение… Отсюда и интерес, и забота. Но что бы автономный с высшим дроидом обращался – так… Со своим протеже, успешным ставленником?..
«Фавор и впрямь, увидав такое, надолго замолчит!..» – с упрёком подумал он. Страж ухмыльнулся широко и плотоядно, без смущения восприняв мысленный, громкий упрёк и ответил:
– Сейчас братишка всё тебе объяснит. Но сначала… Вот у этого дроида спросит, не ошибиться бы!.. А ты послушаешь...


Послушал...
Взятый обвинителем тон послушал, и тон взятый другой стороной, безмолвным обвиняемым...
Страж изъяснялся рубленными, скупыми фразами. Но не как человек, теряющий самообладание, отнюдь. Как рубят дерево, чтобы добраться до зверя, вцепившегося в тонкую макушку, болтающейся туда-сюда, как раскачивают с берега верёвочный мост.
Звучала очень грубая дроидская речь, расшатывающая орбиты переходами с необщего на эсперанто внутри фразы...
Говорить так, как форму менять стремительно, многократно с необщей на общую. Свою и насильственно – чужую, ведь чтобы слушать, надо менять форму тоже. Тактика не для Турнирной Площади, а для реальной драки в небе человеческой сферы. Для дроидской войны.


Не слушать Порт не мог, он должен был отвечать.
Пропуская вопросы: первый, второй – риторический, обвинительный… Отвечая на третий – предельно конкретный вопрос. Без запинки, это важно. Кратко – ещё важней. Не давая развернуть цепочку дополнительных вопросов. Не дать повод.
Дроиды имеют голос не только для слов, но и для молчания. Интонации, тембр.
Какой тон избрал обвиняемый для двух третей молчания? А как балансирует мим на верёвочном мосте! Ожидая, не противореча. Следуя, лишь следуя — взлетая, приземляясь.


На эсперанто:
– Вообрази, Хелий, порядок, какой тебе и мне не снился!
Порядок среди чего? Предмет обвинения?..


На турнире выбор оружия и тактики определяется для начала предпочтениями сражающегося.
Если дроид выступает против трона, намерен ли он сыграть в поддавки? Это обычное дело.
Если нет, на что рассчитывает? Чем из отнятого ему впоследствии удобней распоряжаться: готовыми орбитами, отрубленными виртуозно, при сохранности точек фокусировки, дабы за них и держать? Целыми системами орбит, при условии некоторой вины за травму? Так как, системы хранят и азимуты, а дроид без этих азимутов будет «страдать», в смысле помнить и нуждаться в них, при их недоступности?
Или предпочитает отнимать мелкие составные части? Орбиты, за их исчислимостью называемые «созвездиями огоньков»? Распорядиться ими тем сложнее, тем мельче приобретение. Больше вложение личной энергии, пропорция – как поверхность к объёму. Зато потери энергии на их отрубание турнирная площадь отдаёт раненому. Куда удобней: отрубив целой, в тишине и покое разобрать орбиту… Но орудуешь созвездиями огоньков, как с чистого листа. Без топов лазуритовых, делаешь что угодно, без договорённости на Стократный Лал. Без вообще каких бы то ни было согласований! Ради того и вступают в схватку. Соблазнительно.
Можно предположить, что созвездия огоньков наименьшая из травм. Неправильно. Наименьшая – всяческие целые орбиты. Их можно отнять и вернуть. Системы орбит можно вернуть, но не прежними, изменившимися, «запачканными, чужими», притянуть за них можно, примириться, к лучшему повернуть. А созвездия огоньков – рана, травма, убывание в чистом виде. Сквитаются за такое – тем же способом. Компенсируют, отняв у того, кто слабей.


Гелиотроп потемнел от огорчения...
Прежде воцарения, Порт, как выяснилось, предпочитал третий вариант… На Турнирной Площади отнимал созвездия малых технических орбит, которые уже орбит имитации внешнего. Технических дроидов от седьмого снизу и до предпоследнего уровня. Вот так...
Годится и требуется подобное конструкторам-универсалам. Не уровневым, а "сферным" инженерам. Гелиотропу, например… Но он не отнимал, в Туманных Морях собирал, у одиночек 2-1 заказывал, улиток отправлял вдоль по Юле...
И оружием дроид Порт имел в те времена не копьё, а, да – сюрикены, турнирные с функцией – бумеранг...
«Что ж из того? – поморщившись, оправдывал другого Гелиотроп. – В конце концов, многие так поступают. Брат автономный, они же, высшие, не лезут в дела людей? Не дело и нам с тобой устанавливать порядки на их Турнирной Площади».


– В какой же формы сосудах, – перескакивая с эсперанто на необщий, оглушив тёплого дроида, Страж продолжал допрос, – напомни мне, Порт, в чём хранится отнятое тобою? О, метка-глаз!.. О, маленький мой, шпион, скорблю по тебе!.. Что смогла, то передала!.. Какой, говоришь, формы сосуды? Под какими Печатями?..
Владыка Порт взлетал над верёвочной переправой, над пропастью, над глухотой, и приземлялся ответом:
– Без сосудов...
– А под чем?..
– Ни под чем… В форме чего.
– Чего?
– Печатей.
Понятно? Не под Печатями – в форме Печатей.
Мало того, что универсальное хранил, так ещё и в универсальной форме! Это как пистолет хранить заряженным, со взведённым курком. Запас, мобилизуемой стремительно ко всякой задаче. Однако сама форма, на задачи как бы намекает...
– Печати назови! Тип их!
– Припои… И Дополнения...
Ответил Порт негромко. Их улыбки соревновались кривизной.
«Упс… А вот это уже откровенно оружейно-наступательная тема».
Страж замолчал, склонив к плечу плешивую голову. Уголок рта полз вверх всё выше мрачней, от улыбки всё дальше.


Гелиотроп сделал под зловещее молчание обоих недостающий логический шаг и полетел в бездну...
Единожды пережил подобное. На стыке эпох, когда Кронос автономных прекратил существование. Не во что заглянуть, нет связующего дроидскую сферу плазменного ядра. Смотри отныне прицельно, на единицы дроидов, на их устройство, на их союзы...
Тогда Гелиотроп вдруг ощутил взгляд, направленный на него самого. Из этой, атомизированной сферы. Фасеточный, нейтральный, сквозной.


Причём тут какие-то Припои невинные? Конкретике назначенные, соответственно, никак не главенствующие в системах, Дополнения?
Да к тому, что связующее дроидской сферы главное в ней – метки и поисковики.
Связующее дроидского существа – наиважнейшее в нём. Припои, Дополнения, Стяжки-Распорки. Это всё инструменты дроидов, уровнем ниже улиток – связующее дроидского организма, "клей". Как болт и отвёртка являющиеся одним целым.


Нет возможности высшему дроиду прочитать внутренний мир орбит другого высшего. Автономный может более-менее прочитать по точкам фокусировки.
С вышеупомянутыми Припоями и Дополнениями можно прочитать и вмешаться, заполучить огромную власть. На сосудах они крышки – Печати. Как инструменты они одновременно — импланты.
Поставь датчик из Припоя, и отследишь пульсацию орбит. Как на ладони карта дроида раскроется перед тобой. Карта времени покажет, когда он будет слаб, когда силён, при каких азимутах быстр, при каких условиях сближается с троном, удаляется от трона… Теряет трон...
Не над высшим обретёшь власть, над любым! Хоть над Белым Драконом! Но эти, на их счастье, так просты, откровенны и бескомпромиссны, караулить нечего! Предугадывать? Когда перекувырнётся? Чего в драконе предугадывать?! Рискуешь — за хвост лови!
«Надо мной… – подумал Гелиотроп. – Его инструментарий даёт власть надо мной… Вероятно, на дольку и над человеком? Я как-то не задумывался, не пробовал… Мне-то зачем?.. А нарушителям?.. Боюсь, что и над человеком...»


Гелиотроп вгляделся в меланхоличные, опять склонённые черты...
«Э, как… Ты и самоё – Клеи: Припои и Дополнения — хранил в виде Печатей?.. Силён».
Клеи характеризуются сложностью держать их в сосудах. На дроидском эсперанто «в сосудах», означает – в какой-либо форме. Трудно придать им стабильную форму. Универсалы, кто умеет потратить на Клей часть топа или отнятых созвездий огоньков, его тут же используют. А уж сделать из Клея Печать, форму, собственно, и предназначенную для подавления хаотичной активности в таких именно веществах...
«Дроидская сфера в тайне обогатилась способом хранить Припои и Дополнения небывалым способом… В тайне обогатилась… О, Фавор...»
Однако это не обвинение. Это открытие. Формальной претензии к держанию чего-либо в тайне быть не может.


Августейший догнал вопрос вопросом, чтоб окончательно устранить сомнения:
– В каких же пределах лежит количество Печатей, сконструированных тобой, Порт, тёплый дроид, четвёртый владыка? Ответь нам!
– Сто-двести в динамике...
«В динамике… Эу… Нестандарт. Ну конечно, на самих себе хранятся, ни на чём ином, так и выходит, что в динамике. Молодец он, всё ж, как бы оно ни повернулось!..»


Разговор Стража, диссонирующий со всей вселенной, как дискретное гудение его стрекозиных крыльев в полёте, острейший из существующих звуков, утомил и Гелиотропа окончательно. Он довольно услышал.
– Фавор над тобой, нежный голос Фавор, пусть звучит над тобой! – перебил он допрос, обратившись к тёплому владыке. – Ты мог не скрываться, зачем? Давно уже, как иные конструкторы 2-1, стал бы одиночкой выше, чем тронным! Поисковики тысяч чужих нужд крутились бы подле тебя!.. Но, Порт, милый, столько хранить… Зачем?!
Милый… Всё ещё?


01.14
Прямо противоположное мнение имел Гелиотроп об этом дроиде до последней встречи. Услышанное, как за закрытой дверью пасторального домика обнаруженный склад разбойничьего, воровского инструмента. Выдаёт умысел – именно количество! На грустные сомнения наводит. Особенно, упомянутая Августейшим, категория Дополнений, подкатегория Припоев – Клеи-Мом, «мои-мосты»...
Мом – клеевые участки, наращиваемые с одной или обеих сторон разорванной орбиты. Как вариант – прикладываемая заготовка – мост. Нормально хранить такое в количестве нескольких штук для себя, на всякий случай. А в количестве нескольких десятков, Мом указывают на намерение дроида закручивать и рвать чужие орбиты, отняв – склеивать. На себе. Не возвращать.


Мосты – часть дроидской механики чрезвычайно сложная, наверное, самая сложная, и вот почему...
Не только дроидские орбиты, ни какая вещь в мире по большому счёту несчитываема. Как дроиды любовно говорят о человеке, бесконечно плавной бесконечной сложности: «Из волн и волн, из волн волна...» Произносят аккордом мелодичным, тавтология. Припой, Клей-Мом – считывает её! Правда, секрета не выдаёт, не улитка он и не имеет каналов вывода информации. Но для себя – считывает, потому что иначе, как бы он склеил? Мом не остаётся чужеродным, он вливается в кружение орбиты на все сто...
Есть злой приём, осуществляемый на предельных скоростях...
Если хочешь узнать чей-то азимут, и выяснил, точка фокусировки какой орбиты указывает на него, надо Мом вложив в оружие… – «Например в сюрикен?..» – разорвать эту орбиту так, чтоб Мом её склеил, но не оставлять, а с мясом выдрать. Для этого используют сюрикен-бумеранг. В нём сохранится отпечаток, направление к азимуту, как в метке с запросом.
Выдаст, что планировал дроид, кому антагонист, есть ли у него возлюбленный...
Орбита в раненом, если он не припас своей клеевой заплатки, останется сильно повреждена… Примерно как репутация дроида, напавшего таким недроидским способом. Как доверие и уважение к нему, со стороны ли его трона, если он в семействе, подчинённых, если он сам трон, зрителей, всей дроидской сферы, если имел глупость совершить подобное на турнире.
И так, Припой считывает концы разорванной орбиты. А к Припою прикладывается, что захочет конструктор, сочтёт нужным. На пользу ли дроиду, в пику ли его прежним намерениям… Зыбкая почва.


С Чёрными Драконами, а именно с их темпераментом, Гелиотроп регулярно такое проделывал. Он и не скрывался, в том числе от них, знают для чего и за что!
Велика важность, дракону, повреди, попробуй! Отряхнётся и свеженький, как огурчик, а эти, чёрные, так отряхиваются под водой! Возвращаются бочком, бочком, без никаких следов Припоя. Глаза ясные, зрачки спиральные, взгляд честный: «Мы??? Не отряхались!!!» Вся работа насмарку.
Или делали вид, что случайно… «Надо было нырнуть! Я же телохранитель!..» Но в свободное от службы время Чёрные Драконы для развлечения в Великом Море не купаются!.. Потому что там – Троп… Летает на беспредельных крыльях, белый, как сон в начале сна, без сновидений. С него же спросу нет, и взятки гладки с Тропа.
Иногда верил, иногда прощал. А кому-то возвращал, вчера снятый, ошейник на место, добавив шипов!
Они сильней боялись отвержения Гелиотропа, с его разумной деспотией и готовностью к диалогу, в конструкторе – ценность немыслимая, – ведь дроидов из дроидов конструируют дроиды! – а с материалом не всякий снизойдёт поговорить!.. Боялись лишиться подопечного. В произвольный момент телохранителя можно заменить. И особо – отлучения от Юлы, общего поля Юлы. Гибель, катастрофа… Одинокое кружение год за годом над Пухом Рассеяния, в ожидании, когда Троп проглотит, милости его ради.


Есть ещё подкатегория Стяжки-Распорки. Они применяются, когда что-то по логике развития должно разомкнуться, чтобы зафиксировать его в этом положении, ради наращивания Мом, к примеру, подходят – Распорки. Чтобы сократить, ликвидировать этот момент, без моста, применяют Клей Стяжку.
Что именно разомкнётся? В высших? Да что угодно!
В автономных… Где их разрывы, неуязвимых?.. Разве что, слепое пятно?..
Владыка Порт сидел перед Гелиотропом спокойный и сутулый, не поднимая головы.


Совсем, совсем не так Гелиотроп думал об этом незаурядном дроиде. Грустно.
Августейший продолжал:
– Слушай дальше, Хелий! Новость, братишка, в другом. Неспроста же моя метка-глаз в его чертоги залетела, хоть я её, веришь ли, туда не посылал!.. Не подозревал о них, позор на мою лысую мою голову...
И вдруг отвлёкся...
– Хелий, напомни, а почему я не должен ходить без головы? На заре эры совместно обсуждали, запамятовал.
Гелиотроп просёк, что с темы хотят сбить уже его.
Вопросом на вопрос ответил:
– А почему, автономный брат мой, из всех пустых слов ты выбираешь каждый раз это, самое неподходящее "запамятовал"?
– Не всё ли равно? Ведь ты понимаешь, и я понимаю?
– Э-эх… Да ладно. Отвечаю наново: малые орбиты видимости мало на что влияют. Отсутствие их — влияет сильней. Особо когда нет солнечного-перекрёстка-сплетения, и лунного-головы. Хочешь, чтоб троны покачивались когда ты мимо них проходишь? Или намерен развлечь старой, страшной сказкой мир людей? Признайся, голова просто мешает тебе?!
– Нет, Хелий. Я хотел обратить твоё внимание на особенность некоторых вещей быть не влиятельными при их наличии, но влиятельными при отсутствии. Только и всего.
– Отлично. Я обратил.
Неплохой, грубоватый приём.


– Так о чём я… Повествую… Моя меточка-деточка с его меткой столкнулась, с глазом же! За ней и увязалась. Как увязалась – как летит под воронку Юлы! Во как сильно захватил обзор его метки мою, будто общее поле Юлы! Распрощался я с меточкой. Ну, промахнулся, подумал. Сбита была внезапным изменением чьей-то траектории. И вдруг – бац!.. Вернулась! Показывает не вспышку лазуритового индиго, а склад! Чертоги! Произнеси-ка вслух, тёплый дроид, владыка Порт, каков же процент собственно клея в Клеях-Мом в статике...
– От единицы до топа...
Стремится к нулю. Макеты клеить.
– И соответственно охват ими пространства...
– Достойный охват, Августейший, — Порт прямо взглянул на него. – Не ты ли успел немножко присвоить?


Штрих за штрихом проступала картина. Ничтожное содержание клея и огромный охват пространства, вещи неразрывно взаимосвязанные. Подобно связи летучести с эфемерностью хрупкой ткани. Оружие сильной поражающей мощи действует на близком расстоянии, а шпионы летают далеко, но не могут даже защитить себя. «В метку-глаз клеёв пока что никто не клал. Но в природе оно существует, как свойство вепрей, высших дроидов...»
– Присвоил?! – взрычал Августейший
В его рыке явственно проступили нотки невыносимых, зудящих крыльев.
– Или отмахался от них?! Скажешь, случайность?! На кого, скажешь, ориентированы они, в «достойном охвате», на улиток, быть может?!
Взаимоисключающие задачи для метки: искать автономного дроида или неавтономную улитку.
– Нет...
– А на кого?!
Гелиотроп с трудом выдерживал рычащий голос, каково же тёплому дроиду.
– На кого?!
– На высших...
– Точно?! Подумай, только на них?
– На них — в частности...
И предупреждая новый удар зудящего, жилы вытягивающего вопроса, договорил:
–… в целом – на автономных.


Тогда Августейший замолчал. Не дал воли мстительности ради неё самой. Он же не так давно выбрал Порта… Себе азимутом, семейству Там — ставленником… Как способен симпатизировать, ему симпатизировал… Дичайшем оскорблением для всепрницательного гаера стало открытие вышеизложенного, сам факт, что заурядного, периферийного дроида проведя на четвёртый трон, он, паяц… – он, Страж! – масштаба его не разглядел! Зато как увеличил...
«На автономных...» – мысленно повторил Гелиотроп. Окинул пронзительно-зелёным взглядом обоих, улыбнулся Августейшему:
– И чем же ты заслужил такое внимание?
– Не я!.. — рявкнул Августейший. – Ты!


Глава Порт снова не смотрел ни на кого. Ждал.
– Да! Да, именно! Братишка, именно за тобой он следил с оружием в руках! Порт!.. Так, нет?!
Картина проступила полностью… «Не долька, а сколько. Все дольки, целый оранж, и очищена кожура...»
Слепое пятно автономного дроида наступает, когда разрывы всех орбит до единой, – всех абсолютно! – ничтожно узкие, выстраиваются вряд, и он – прострелен насквозь… Он слеп. Не может знать даже надолго ли, ни времени, ни пространства, полная слепота. Да… Клеи, Распорки, Припои… Да… И метки-глаза, с капелькой клея, отследят момент слепого пятна...
Бездна, с которой Гелиотроп знаком до полного сроднения… Понял, узнал, и сорвался… Слушать надоело.


Лапа, спускающая с Лазурного Лала на Йош, накрыла двоих автономных по мановению руки Гелиотропа, Августейший лишь хмыкнуть успел, от троповых скоростей, очутившись в Горсти, меж Лалом и рынком.
– Не рычи на него!.. – сорвался Гелиотроп. – Он высший, мы автономные! Он будущее, мы прошлое! Не смей!.. Претендует на мои орбиты? Отдам! Как-нибудь разберёмся… За дроидами, вручёнными тебе, следи!
– Ой-ой-ой, щедрость какая!.. Отдай мне! Я не хуже распоряжусь!
– Повторяю, не смей! Это не улитка и не дракон!.. Хочешь братика защитить? Заходи в У-Гли на огонёк! Покажу тебе, как Чёрные Драконы кусаются, всего перекусали! Защищай братика, на них рычи! Придержи за хвост, пока ошейник меняю! А на высших я запрещаю тебе нападать!.. Как старший брат я тебе запрещаю!
– Мы немножко увлеклись… — тихо, сипло и жутко в коконе, зависшем над Йош, отозвался гаер.
– Да… – Гелиотроп резко сбросил напор. – Я ценю, я… ценю тебя, я понимаю. Но это лишь ряд совпадений. Вернёмся.
И Лапа выпустила их.


– Фавор, тёплый трон, милый, ты следил за мной? Для чего?
– Мне было интересно… Как вы устроены… Те, от которых произошли мы… Которые сами произошли от людей… Стоят на шаг ближе к ним.
– Нет, вы ближе. Но я понял тебя...
«Отчего ты сутул, – подумал Гелиотроп. – Кто и что ранило тебя? В которую именно неведомую, давнюю пору?..»
Интуиция подвела его, не весьма отдалённую.


Допрос, начатый Августейшим, не возымел продолжения. Смысла нет, нет и законных оснований. Отношения автономных с высшими по сути никак не регулируются.
Гелиотроп выразил сожаление о грубости своего брата, о скрытности Порта. Пригласил ради инженерных дел заходить без сомнения и смущения.
Прозвучало, как – заходить в У-Гли, в кузницу, ради ковки. Что, конечно, могло вызвать лишь одобрительную усмешку Стража! Гелиотроп в расстроенных чувствах не заметил двусмысленности своего приглашения, он-то Дольку, скрытую мастерскую имел в виду.


На том дроиды разошлись.
Теснота кокона Лапы, столкнула их лбами за долю секунды. Напряжение, росшее на Лале, загудело струной и лопнуло, пропало, наконец, в непередаваемом, гармоничном оживлении дроидского рынка.


Йош ищет удачи, высматривает её, рассчитывает на неё. Йош — подлинный Храм Фортуны!
Фавор в каждом новом лице. Йош успел важное понять: одной Фавор ведомо, кто сделает тебя счастливым. Юный или не очень? Похожий на тебя или чужой? Звонко хохочущий, суровый?.. Нежданный, всегда нежданный. Он?.. Вот он?.. Фавор знает!..
 

Похожие статьи:

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 3 и 4.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главы 73 и 74.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 1 и 2.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главa 79.

ФэнтезиДве Извилины

Рейтинг: 0 Голосов: 0 190 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
ПРОГРЕСС
вчера в 21:20 - КВАМХАН - 0 - 3
Четыре утра
Четыре утра
вчера в 20:32 - Рина Сокол - 0 - 3
Новый дом
вчера в 20:13 - Анна Птаха - 0 - 6
старенькое, но люблю его)
купание
вчера в 17:51 - Kolyada - 1 - 11
Поклонская искупалась с дельфинами в Крыму
вчера в 17:51 - Kolyada - 0 - 5
Транспортные артерии Земли.
Транспортные артерии Земли.
вчера в 17:27 - Михаил Зосименко - 0 - 5
     На протяжении веков на Земле, в различных странах, сформировались стационарные поселения людей, ведущих оседлый образ жизни. Как правило, поселения, а за тем и города...
КРУГОВОРОТ
вчера в 06:53 - КВАМХАН - 0 - 12
СТАРЫЙ АЛЬБОМ. ДРУЗЬЯ
26 июня 2017 - Евгений Вермут - 1 - 16
Кроме старых друзей, никого нет мне ближе...
ЛЮБОВЬ И МОРКОВЬ
26 июня 2017 - КВАМХАН - 0 - 9
Встреча Маши и Никиты
26 июня 2017 - Kolyada - 0 - 5
Пали белые снѐги ...
26 июня 2017 - А. Ладошин - 1 - 11
Говори
Говори
26 июня 2017 - Рина Сокол - 0 - 9
Пятиминутка
Пятиминутка
25 июня 2017 - Нина Агошкова - 15 - 49
Дождь
Дождь
25 июня 2017 - Гузель - 5 - 24
Cпешный совет тройки
25 июня 2017 - Фейблер - 0 - 10
Из сборника: басен Фейблера, на политические темы, из цикла "Критические взгляды"
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования