Дроиды. Гелиотроп. Часть 1. Главы 19 и 20

17 июля 2015 - Age Rise
article7047.jpg


01.19
Спрятались от собратьев? Конечно-конечно!..
Зыбкая Обманка текла к звёздам слоями, холмами на срезах слоёв, к зовущему её троповому лунному гнездовью. Полукругом обняла область спокойную, как заводь, открытую с другой стороны к крупным и круглым звёздам бесцветного неба. Не по-дневному светло, штильно, подводно, но светло.
Три дракона, соблюдая равные расстояния между собой, кружили медленно огибая лазурит, мордами к нему, круглому, в сетке крупноячеистой схемы. Цветом топ близок линялой вершине Синих Скал.
Дракон, пролетающий мимо Обманки, плавными взмахами крыльев гнал на лазурит метельную поволоку с неё. Двое с другой стороны крыльями создавали поддерживающий поток ветра, схема держит, он чуть-чуть нужен. Все три Белых Дракона, широко разевая пасти, извергали направленный алый, оранжевый огонь, жар, в котором зыбились их силуэты и лазурит яйца.
Драконы извергали огонь поочерёдно, попарно, единовременно… Всеми возможными последовательностями и сочетаниями. Чтобы — разнообразие! Чтоб схема сама брала, как знает, а они тоже сами, как получится. Чтоб не предвидеть и не угадать!


Трёхконечной, крылатой, хвостато-змеистой звездой кружилась группа Белых Драконов.
В центре её, в оранжевом пламени зависло бледно-голубое, мраморное яйцо.
Схема таяла на глазах, сеть белых трещин утончалась до вуали, до тумана, обвившего лазурит, и вдруг разошлась.
Тёмный-тёмный лазурный камень открылся...
Драконы переглянулись...
Наморщили носы, сомкнули клыки, и сквозь них, став страшными и свирепыми, изрыгнули кроваво-красное пламя, ослепительной белизны на излёте.
Лазурная тьма изошла мельчайшими брызгами огоньков дроидов, ярких невозможно, будь на йоту крупней, ослепили бы, и разнесла, развеяла по небу такие же мелкие, синие осколки, пыль.
Три дракона, беспорядочно, нетерпеливо замахали крыльями...
… Чудо – предстало им.


Овеваемый взмахами крыльев, на осколке тёмно-синей скорлупы лежал, – хвост в зубах, глаза распахнуты, – крошечный «уроборос», Белый Дракон… Лежал и мерцал неустановившимися импульсами первой расы, как шубкой: то снежно-белая, ледяных цветов, то плюшево-чёрная, горячих. Дракончик в пуху… То черныш, то белёк...
Сказать, что он был прелестен, ничего не сказать!
Они все таковы поначалу: хвост в зубах. Отсюда и прозванье, уроборос – дракон до года. Но этот сохранит привычку и прозвище вместе с ней. «Уррс» – будут его звать, урчанием протяжным и ласковым. Как сейчас заворчали они, синхронно, в унисон, в умилении. Сквозь фырканье, урча и кивая...


О, Доминго им выскажет! Умиляться, понятно, но кивать — чему?!
В их, беличью сферу нарочно поднимется, чтобы сказать:
– Крокодилы безответственные! Хулиганить, – Троп вам песню спой! – хулиганьте промеж собой или вовеки замиритесь, ваше дело! Но… Уши ко мне поверните на минуту! Ну, лапами придержите, у кого вниз висят! Ах, у всех висят?! Надо же, эпидемия вислоухости среди Белых Драконов! Не полечить ли вас Гелиотропу, а?.. От его имени ещё раз вам, крокодилы, повторяю… Нет, не белки вы, а крокодилы!.. Два, четыре, восемь!.. Ну, обращайтесь вы как положено к схемам: парно! Шаг на уровень – парно! Не один, не три, и не шесть! Ну, никак не три!.. Не втроём!.. Вы улиток-то помните тех, ненормальных?! Ваше, топ-извёртыш, творчество!.. Чёрные Драконы их потом с проклятиями год собирали!.. Иных ловили вровень над людьми, на рамах, на почве континента! По Горе Фавор и сейчас ползают, хвала Фортуне, вниз не могут спуститься! Всеми вепрями их собирали… Но то – улитки! А то – соплеменник ваш, крокодилы! Совести у вас нет!..
Малая часть и полное рёзюме его речи, зацикленной от гнева, как драконьи шутки.
На какой, спрашивается, эффект рассчитывал высший дроид, поднимаясь с проповедями к белым, крылатым крокодилам?
Он узнал несколько новых словесных оборотов… Родственных тем, с которыми Чёрные Драконы собирали безумных улиток. Узнал ещё любопытный обобщающий эпитет, с которым вепрь одну из улиток со злости вернул по адресу, вместо того, чтоб к Гелиотропу притащить. Вепрь затем к нему же чиниться направился, быв укушен в пятак!
«Безумных улиток» Белые Драконы тогда впятером сконструировали. Каждая – мячик, который внезапно, непредсказуемо сходит с ума, и воображает себя дл-и-и-и-нным колючим побегом с цепкими усами… А колючки какие? Колючки такие, от стебля: три с одной стороны – две с противоположной… Ножницами смыкаются! Скольких они перекусали… Особенно та, которую вепрем, раздосадованный дурацкой работой, зашвырнул в драконью стаю! Прежде чем Осетру попалась на клык. Доминго мог быть удовлетворён возмездием!


Да, по сотворению улиток драконы лихо прошлись… Замахнуться на автономного дроида случай не представлялся. Когда же представился, то спешили: делай или отступи.
Нечётное число создателей сложилось без злого умысла, случайно.
Двое драконов-приятелей нашли подходящую, то есть со сбитыми настройками, выброшенную на линию прибоя, улитку-счётчик, зубы ей наточили… Привязали, отпустили. Цепочка натянулась и оборвалась… Но к их огромному удивлению из толщи синих скал улитка вернулась с добычей! Третий дракон нашёл её, за авантюрой наблюдавший и догадавшийся, к чему дело идёт. Угадал место её возврата на поверхность, подкараулил, поймал и с фырканьем за спину спрятал:
– Ясненько-ясно… Отдам, но схема – с меня!..
Момент индивидуальности в любом случае привносится, базовое, не базовое… Интересно же, ждать не надо!
С шуточного воровства началась прежде начала жизнь Уррса, загогулина таковая, похоже, преследовала его.
Хозяева улитки возражать не стали и драчки не затеяли. Время, близок турнир, обещавший им уединение. К тому же, не надо спорить за авторство схемы между собой.
Так и получилось общее число, не нарочно, но по факту и любопытства ради.


Трое… Три пасти горячих, три потока огня… Всевозможные ритмы продолжительностей, чередований...
И вот...
Совсем не нарочно, Доминго!..
Но по факту...
Дракончик был невозможно прелестен, но...
Ох, перед Доминго эта троица ещё долго не смела хвостами махать...
Нельзя же сказать про такое чудо "дефективен", но...


Широчайше распахнутые, громадные глаза крапчатые: огуречно-зелёные в коньячную, солнечную крапинку...
Левый… – дёргается! Подмигивает куда-то в сторону… Возвращается в нормальное положение, мигнув, как через усилие...
Дракончик, дракон – с глазным тиком?! Ну, что это такое?!


Тик троицу не смутил. Что они впрямь сочли бы за дефект? Может, прямохождение? Покладистость характера?.. В смысле отсутствия таковой дракончик полноценен до совершенства! Нет, не имеется! А глаз… Да хоть бы с десятью глазами вылупился, и все дёргались в разные стороны, не это главное! Хвост есть? Есть! Длинный? Ого-го!.. Значит, красавец! Просто красавчик!..
Через год дракончик приобретёт нормальные пропорции, пока: глазищи в треть головы, голова немногим меньше туловища, толстые лапы. Когти и зубы у них сразу большие, как наиглавнейший элемент, безоружным Белый Дракон не бывает, независимый навсегда! Верхние клыки придавали уроборосу некоторое сходство с моржом, прикусившим длинный хвост ящерицы, от восторга перед вселенной, и немного растерянным от её оглушительной огромности.


Трёх драконов ждал впереди год купания и ныряния с ним в огоньках Туманных Морей. Чтобы ложились на исчезающую шубку краткие Свободные Впечатления. Чтоб – чешуя крепче, чтоб рос скорей, познавал скорость над самыми волнами.
Впереди миллион вопросов: что было, что будет, что есть?..
Впереди анекдоты с бородами, запутавшимися в вечности, про смешные, нелепые троны второй расы… «Ухрр-ха-ха!.. Слушай про сидящих на тронах дроидов! Про не кувыркающихся «как бы людей»!.. Фррр-ха-ха!.. Про Чёрных Драконов, которые носят ошейники! А-ха-ха-ха!.. Которые ходят на задних лапах!.. Перед ними, а-га-га-га!..»
Впереди не юморные легенды, со всей их неизбывной свежестью, принадлежащие вечности, снова и снова подснежниками прорастающие из неё.
Впереди бесконечные игры: клубками и кубарем, угрём между облаками, пружиной в засаде, а нос – хватать, а свой – убирать во время!.. Борьба, поддавки, сходящие по мере взросления на нет. Мощен, могуч юный дракон, силу рассчитывать пока не умеет...


Замечтались ящерицы, любуясь… Лишку долго: секунды две...
Над ними в срезе холма из неверного слоя Обманки, свесилась принюхивающаяся белая морда. От ветра их крыльев и от восхищения её усы, внимательно нацеленные вперёд, разлетелись по сторонам, а улыбка источила проникновенное урчание:
– Уррро-борррос?! Какой хор-рошенький!.. До чего славный...
Подозрительно быстро перешло урчание от изумлённого восклицания… – к задумчивости.
Им понадобилась бы одна сотая следующей, третьей секунды – перегруппироваться. Но у них не оказалось третьей секунды!


Вор мчался сквозь Обманку пружинящими, короткими прыжками, подскоками, галопом, иноходью на виражах...
В его зубах, схваченный за шкирку мерцал то черныш, то белёк, неотразимый, подобравшийся крохотный дракончик, и поуркивал нежным, ликующим смехом – первая в жизни гонка! Уроборос болтался туда-сюда, подобравшись, моржовыми клыками зажав хвост.
Вор мчался и сопел на бегу в загривок мерцающей шкурки, чисто-бело-драконьей лихостью и добычей счастлив.
Такой азарт, такая жадность охватила его, что преследователи, до крайности оскорблённые, втроём не смогли догнать! Упустили.


Не в пределах Обманки, среди облачных миров драконы упустили вора.
Ниже, под лепестками облачных рынков, как они говорят «человеческих перекрёстков», столько орбит пересекается, след запутать легко. Да и спрятаться можно. Но надолго ли?
На несколько дней. Тесновато для драконов, особенно для растущего уробороса. И к морю пора. Обнаружили себя, конечно...
Скоро вся беличья сфера будет любоваться на него. Обфыркает и обхрюкает...
Троица будет гонять ворюгу нещадно, но помирятся, в конце концов. Драконьи конфликты не затяжные.


Обнаружив над Туманным Морем дроидов, посреди крупной и шумной белокрылой стаи уробороса с нервным тиком, Доминго лишился дара речи… И человеческое и дроидское эсперанто позабыл! Те же слова, что сами пришли на ум, неудобно высказать при месячном дракончике… Руки воздел и над головой сложил: оставьте меня, крокодилы, я в домике! Отчитает их позже.
В остальном новый дроид был хорош. С глазами справится, приобретя характерную черту, изредка взгляд отводить в верхний угол, в сторону правого, проблемного. Будто задумавшись о чём… Два круглых среза огурца… Избыточный, внутренний драконий свет, избыточный лучится, переливается сквозь коньячные, чистые крапинки.
Лишь когда волновался, в драке, в погоне, зрачок съезжал. Тогда, выправляя его, Уррс подмигивал самым диким и неуместным образом!


Хорош, вполне нормален...
Но вот это-то и смущало Доминго. Неужели обошлось малой кровью, незначительной деталью?
Припоминая уробороса, владыка Дом ждал какого-то подвоха. Не от него, малыш чудный. Около него. Или от разворачивания его схемы дольше закономерного года.
Повинуясь неистребимой человеческой привычке, он подсознательно ожидал самого катастрофичного! Для людей катастрофичное и непредсказуемое, едва ли синонимы. Лучшая новость – отсутствие новостей. Вот и Доминго как-то раз, насмешив Гелиотропа, предположил:
– А вдруг неуравновешенность непарных воздействий так велика, что они, активизируя, вдобавок меняли схему? Вдруг положение Белого Дракона окажется лишь переходной стадией?
– К чему же?! – рассмеялся Гелиотроп.
Нет, многофазные дроиды действительно существуют… Но это очень сложные и, как правило, технические дроиды.
Не приходилось ждать глубоких конструкторских познаний от божества турнирных побед и вожделенной для половины холодных 2-2 деспотии семейства. Но высказывать такое вслух?
Запредельно комичным показалась Гелиотропу мысль, что собираемое им в стерильных условиях, тонкими инструментами может возникнуть случайно, благодаря жару разинутых пастей. Он абсолютно прав, но у неизначальных дроидов, бывает, зависнет неведомо на какой орбите кусочек человеческой интуиции, столь же ослепительно, беспричинно пессимистичной в знаке, сколь безошибочной в оценке масштаба.
Скоро Гелиотроп призадумается и согласится с Доминго.
Уррс тем временем проживал год, год уробороса в тесной стае из трёх драконов и одного похитителя. В четвёрке, как и должно было быть!


01.20
Отто суждено было стать первым человеком, которого Уррс повстречал на заре своей жизни. Произошло это так...
Верхом летел, всадником на Морскую Звезду с Рулетки. Как, если не всадником верховым? Ну, к примеру, акробатом, скучая в долгом пути! Или, как чар, пританцовывая на драконьей спине. Он же – именно в седле. Сбрую накинул на дроида, имелось и подобие седла. С высокой передней лукой, что сыграло роль… Выиграл богатство у хозяйки, а именно у Нико. Махараджа осваивался на Краснобае, обратно на Южный Рынок как-то не тянуло.


Не жадный и к накопительству не стремящийся, Отто умудрялся быть страшным барахольщиком! Мимо незнакомого явления пройти – выше его сил. Глубинная неуверенность в себе: вдруг оно? Оно самое, что-то жизненно важное, а я упущу? Поиск спасения, облегчённый вариант. От чего? От жизни. Незнакомый, тревожный дымок над бутылочкой с Впечатлением незнакомого, новая игра, новый человек, механика, что ему совсем без нужды, но заглянуть – надо! Порой он отвлекался раньше, чем успевал вникнуть, особенно в механику, натыкаясь на закономерный вопрос приятеля с Техно: «Ты где, мурзилка? Зачем тогда спрашивал?..»
Отто за правило держал: прежде, чем избавиться от чего, пусть единожды, но опробовать, использовал хоть разок, после чего откладывал с чистой совестью, передаривал, проигрывал. А вещи шли к нему в руки. Как часто бывает с теми, кто не держится за них, в легко и свободно дарящие руки.


Всякие в своей игривости бывают драконы...
Прикинуться простачком, ещё лучше косноязычным, для дракона – милое дело. Очень многие из этих ящериц, якобы несведущих в истории, биологии, эволюции, выдавая свою осведомлённость, изображают в полёте полёт, бег, скольжение, нырки всяких разных зверей. И на удивление точно, если всадник сам довольно эрудирован, чтоб оценить! Другое дело, что любой зверь в их исполнении нет-нет, да и перекувырнётся!
Дракон Отто имел несколько особняком стоящие в этом отношении привычки.
Он летел, вроде, ровно… Но стартовал и тормозил с некоторым рывком. Подпрыгивал, подбрасывал всадника на резком старте… Ещё он умел распространить глазами направленный иссиня белый свет… Чем, к сожалению и недоумению Отто, не пользовался ночами. Внутри же объёмистого корпуса дроида дрожь и рокот мотора намекали на природу его имитации!.. Правдоподобно! Дроиды крайне редко изображают примитивные механизмы. Отто не знал, а кое-кто с Техно в восторге был от света глаз, от гула мотора! Похоже и уморительно смешно!


Внешне Белый Дракон Отто смахивал на поджарую гончую совершенных, приятных глазу пропорций. Лапы, понятно, короткие. Без гривы. Гибкий, упругий… Ему подходит, ему прямо-таки требуется седло!.. И сбруя...
Запряжённый дракон морду ко всаднику развернул, наклонил, и крутолобое их сходство стало очевидно. Глаза круглые, навыкате… Вперился на луку седла… Фыркнул, и оглушительно чихнул! Аллергия прорезалась у дроида на этот предмет! Скривившись, брезгливо приподняв ус и губу, двумя клыками потрогал… Дёрнув дракона за ус, Отто весело расхохотался!
Приглашение к игре? Однозначно! Дракон устроил наезднику короткое бурное родео! Его-то он сбросил и поймал, сто раз подряд, но не сбросил упряжи! Чего проще, исчезни и проявись! Но это будет нечестная игра.
Наскучив возмущаться, дракон закатил глаза, чихнул на седло ещё раз, развернулся… Помчались.
В сухой сезон дорога от континента до Рулетки длинна, рынок относит к высокому небу.


Некоторое время спустя Отто показалось, что его подбрасывает в седле нутряное ворчанье дракона как-то иначе, не как всегда… Вне ускорений и торможений… Он списал эффект на то же самое упрямое дроидское недовольство. Объяснил и сразу засомневался.
Нет… Их обоих потряхивало, и всадника и ездового зверя. Землетрясение в небе? Неботрясение?! Ха-ха!..
Прислушавшись, Отто заметил, что и дракон его прислушивается, но не как будто сейчас заметил, а как будто участвует, откликается. То ли поправить, то ли поддержать готов… То ли думает, не свернуть ли? Не продолжить ли путь – по дуге?.. Ха, интересный расклад… Отто хлопнул симметрично дракона по шее: вперёд, только вперёд! Ладно...
Их начало подбрасывать сильнее.
Ворчание в корпусе и вибрация за грудиной, игравшая блеском тонко-гранёной чешуи, замолкали на время толчка.
Облака сгустились. Потемнели.
Над нижним, сплошным слоем тёмной тучи дракон мчал всадника стремительно, как над морской далью, непривычно.
Отто подумалось, что они просто летят на отдалённую грозу, и дроид не может решить имеется ли в её огромности что-то запретно, такое, за что Чёрные Драконы не похвалят ездового. С обширными ливнями случается. Бывает у дроидов и элементарный, беспокойный резонанс на гром. Диссонанс.
Бесформенные, грудами нависавшие облака-ущелья, неожиданно расступились. Нет за ними грозы.


Всадника встретили кучевые, ослепительно белые, летние облака… Головокружительно высокие.
Облака до пламенной яркости выбелило солнце, лишь одним из них заслонённое, а не как всегда. Это закономерность обыкновенных туч и облаков. Их разыскивают, среди них летают те, кому не хватает света вечно пасмурных, облачными мирами заполонённых, небес. Чужими Собственными Мирами. Изгнанники любят гулять в простых облаках...
В сахарном, слепящем просторе монументальный, хоть не достигший окончательной величины и правильных драконьих пропорций, юный Белый Дракон стоял на небе. Упёршись в него четырьмя лапами, как по приземлении, выпустив когти, в воздух когтями впившись, толстолапый уроборос упоённо рычал перед собой, пригнувшись, заставляя дрожать пространство… Ни о чём, ни к кому… Пробуя голос… Внимая себе… Улавливая отклики с чьих-то орбит… Наблюдая, как летит голос, как отражается, как в горле перекатывается… Немудрено, что их подбрасывало! Дракон запрокидывал в зенит морду, чтоб глубже вдохнуть, изливая рокочущий рёв прямо… Прямо на Отто!
Дракон и всадник из-под тёмной тучи вырвались прямо на белоснежные облака и сносящий, оглушительный рык! Дроид Отто сам не ожидал, что источник гимна жизни, независимой навсегда, так близок!.. Едва успел притормозить.


Повзрослевший Уррс, – о, чудесная шутка Фортуны! – сильней походил на дракона, укравшего его, чем на своих создателей!..
Ворюга, Ихо-Сю, из древней, мало сплочённой стаи Лун-Сю, то клубящейся бубликом, роющей чужие сокровища в Зыбкой Обманке, то рассыпавшейся на год, будто чужие и дела нету, до жути напоминал кошку. Нормальную домашнюю кошку, с лоснящейся богатой шубой. Сибирскую, если так подумать...
Ихо-Сю не имитировал форму время от времени, а в любые моменты, самые критические оставался верен своему облику. Крылья кожистые, широкие, с выдающимся размахом. Они ему на вид чужды! Когда крылья распахнёт, из-под воды глядя, ночью, напротив источника света, Ихо можно принять и за Чёрного Дракона, и за Морское Чудовище! В остальном: рассыпавшаяся с пробором густая грива переходила на грудь шикарным жабо, до пальцев сжатых в комки сильных лап спускалась. Когти спрятаны в меху, волнистом ниже колен. Хвост весь мохнат и развевается на бегу, демонстрируя плоскую кисточку жёсткой шерсти. А мех пуховый, мягкий. На торсе – кожа, не чешуя, очень и очень жёсткая, морщинистая, как в трещинах, не прокусываемая, непробиваемая.


Насчёт этой брони...
Ихо-Сю единожды по случаю выступал на турнире ездовым дроидом, конём противника Доминго.
Копьё владыки, соскользнув, застряло самым наконечником в шкуре. А владыка – неизначальный дроид… Шутки шутками, но этот факт все помнят, автономные особо… Ихо-Сю, не задумавшись, тут же подыграл Доминго: высвободился лёгким движением и отклонил удар своего всадника. Сколько было упрёков!.. «Крокодил летучий!.. Лучше б я пешим выступал!.. Доминго что ли в поддавках нуждается!?» Нет, конечно. Но, увидев перед собой человека в опасности, автономный поступил рефлекторно, как заложено в самой его глубине. В общем-то, наездник его отлично понял.


Морда… Нос короткий. Удобный – трудно схватить за него! Аккуратный и розовый. Ну, ужасно похоже на кошку!
Они продолжали приятельствовать. Уррс обожал Ихо-Сю, и даже в одном случае из десяти, — рекорд почтительности для дракона выросшего из уроборосов! – к его мнению прислушивался.


Уррс… Как Ихо-Сю гривастый, он больше напоминал дикую кошку. Гепарда.
Лапы и тоще и длинней, хотя, конечно, не как у гепардов, а как у драконов. Ушки круглые. Шерсть жёстче, короче. Немного спадает, дыбом стоит. Сияние горячих и ледяных цветов сбалансировалось, как и у Ихо, в кожу, а не в чешую.
Пасть, одно из двух: либо в ликующей ухмылке, либо в отпаде удивления! Если белые зубы минуту не видны, значит, уж очень кто-то за нос куснул! Моржовые для пасти уробороса, у выросшего Уррса клыки оказались недлинными. Нос широкий, глаза те самые – огуречные в коньячную крапинку разбрызганного солнца.
Вечная зубастая улыбка – океаническая ширь восторга, озирающего бытие!
На это существо, на эту пасть, и рык, и очи светло-зелёные Отто при резком торможении едва не налетел, задержала лука седла.


Радужка правого глаза огромная, как уличное, тонированное зеленью зеркало на Краснобае, метнулась куда-то вверх и в сторону, прозрачное зеркало левого глаза, присоединилось к правому, и оба вернулись к Отто, охватив его светом – первозданной чистотой даже на пылинку не предвзятого удивления.
Дракон дико и весело подмигнул человеку запоздалым исправлением малой орбиты. Будто сто лет знакомы!..
– Ооооо-ох!.. — вырвалось у обоих.
А юный дракон-великан добавил:
– Урр-рр-ррс!..
Выдохнул, окатив свежестью и усмирённым рокотом.
Когда произносил что-то на необщем дроидском, крапинки глаз сбегались к зрачку. Вытягивались, принимая форму удлинённых капель...
– Ух ты!.. – единственное, на что хватило Отто.


Дракон произнёс своё имя не на эсперанто и не на общедраконьем, хоть имена в равной мере принадлежат любому языку, а на необщем дроидском, где оно означало сразу несколько вещей: «Что?.. Кто ты?.. Почему?.. Как?..» Одновременно представился, что он – Уррс. Всё в целом выражало недоумение: «Что ты за дроид?.. Из прямоходячих?..» Уррс принял его за дроида второй расы. Результирующий, практический смысл вопроса: «Тронный дроид? Или можно – хвостом по носу?..»
Ритмичной, на несколько голосов разбежавшейся руладой дракон Отто ответил Уррсу:
– Это – человек...
Уррс не понял и не заинтересовался, наверное, имя… Рядовое имя в семействе, раз не прозвучала маркировка первой расы в ответе и маркировка трона тоже. А коли так — хвостом по носу!
Он пригнулся чуть, припал на лапах и вполне членораздельно на дроидском эсперанто пригласил, тон уробороса, требовательный и нетерпеливый, он ещё не скоро утратит:
– Давай играть!
Этой фразе с первых дней научили его, потому что кусался с разбега!.. Отнимать желаемое учить не пришлось, что же это иначе за дракон?..


«Гончий» Отто попятился, открыл зубы и зашипел на наглеца, высунув раздвоенный, змеиный язык: нельзя.
– Почему? – переспросил Уррс на эсперанто.
Голос его был мелодичен и глуховат.
– Нельзссся!.. – повторил Гончий на неожиданной смеси необщего с эсперанто.
«Очевидно, юный дракон. Но не может же он не знать совсем ничего? Если же так, почему он рычит тут один, где его предустановленные азимуты?..»
Зазевались! Все четверо!.. У четырёх драконов уроборос – покусанный нос!.. Объективно по возрасту они и не обязаны приглядывать, но по его характеру – очень желательно.
Нельзя… Что значит нельзя?
– Я хочу! – возразил Уррс.
Исчерпав словарный запас полностью!
Вскоре человеческое эсперанто он освоит лучше второй расы, звуками его, нескладными для драконьей пасти, овладеет, как певец Мелоди, предустановленный азимут получит пятый, взаимный, но пока...
Я – Уррс! И я – хочу!..


Отто был в ауте от происходящего.
Слова от Гончего он прежде не слышал! Что Белые Драконы обладают речью, имеют какие-то отношения между собой, он, подобно большинству полудроидов даже не задумывался. Считал, они тают где-то в трансцендентном, возникают на зов… Чем грозит ему лично их препирательство, интересно?.. Недолго ждать!
Уррс быстр и решителен. Пора рассуждений, тенета сомнений, лабиринты расчётов для него – в необозримо далёком будущем!
От неба оттолкнувшись, толстые лапы дракона выбросили его вперёд. Уррс поднырнул под Гончего, распрямился и вбил Отто из седла! Отнял с той же лёгкостью, что Ихо-Сю украл его самого когда-то! Может гордиться, его школа!
Отто же, ничком на незнакомой белой спине, без никакого седла распластавшись, вдруг почувствовал: его дракон! Оба его, и тот и этот!
Крылатые ящерицы жгутом перекрутились в драке. Попробуй у такого отними!
Уклоняясь от свистящих лап, замирая под петлёй хвоста, вцепившись в жёсткую гриву, Отто понимал: вместе. Если позовёт – этот чудесный, растрёпанный, небесный зверь услышит его. Да, так. Так получилось.
Дроиды расцепились и Отто, отдышавшись чуть-чуть, переспросил:
– Уррс?..
– Уррс!.. – подтвердил дракон.
Отто хрюкнул. Экспромт! А на общедраконьем такое хрю: «Привет!..»
«Привет», который – отсюда и навсегда. Каждодневные приветы звучат, как «ффррр-хррр...», многоразовые.
Уррс хрюкнул ответно, и, отвлёкшись… игрушку свою упустил! Отбил через два взмаха крыльев!..
Отто приготовился играть в мячик, в качестве мячика, но Гончего что-то смутило. Он успел потерять сбрую, нырнул вниз за ней, передумал… Запрокинул морду и что-то провыл совершенно в другом тоне.
Оба, уроборос, прежде не слышавший подобного звука, и человек, слышавший над Южным, одинаково замерли и насторожились.

Похожие статьи:

ФэнтезиДве Извилины

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 1 и 2.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 3 и 4.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главa 79.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главы 73 и 74.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 213 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Куда нырнуть?
сегодня в 16:42 - Рина Сокол - 0 - 3
Мой маяк
сегодня в 05:46 - Рина Сокол - 0 - 4
Поместье
вчера в 15:53 - Рина Сокол - 0 - 4
Исповедь двухглавой черепахи из Флориды
вчера в 13:35 - Kolyada - 0 - 14
ЗА МОЛОДЫМИ
вчера в 13:34 - Хохлов Григорий - 0 - 7
Только точкой
вчера в 05:43 - Рина Сокол - 0 - 10
Спасибо за все!
Спасибо за все!
17 августа 2017 - Алевтина Гусева - 2 - 21
Когда не видишь лица
17 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 14
Кенгуру ударил по лицу школьника
17 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Базар-вокзал...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 3 - 48
Голубой пёс Мумбаи
16 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Кто дружен...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 5 - 29
Вахтовичка
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 0 - 28
Вперёд по курсу
16 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 12
Мой взор угаснет прежде...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 7 - 36
Из удалённых публикаций...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 4 - 27
В Ирландии козла избрали мэром
15 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Власов, Резун и Мазепа
14 августа 2017 - Таманцев Алексей - 7 - 35
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования