Две Извилины

10 апреля 2014 - Rotwald
article3299.jpg

Ротвальд Дарвин

Две Извилины

 

1

Не знаю, поверите вы мне или нет, но в тот праздничный день солнце взошло над Эгальпейской империей строго по расписанию. Кому-то проявление подобного педантизма, да еще в выходной, покажется подозрительным, но большая часть разумных обитателей эгальпейского мира не находит в таких вещах ничего удивительного. Не думайте, что только в вашей реальности кое-что смыслят в небесной механике, что только у вас есть высоколобые мудрецы, подозревающие, что светило лениво огибает планету или, наоборот, та словно очумелая носится вокруг него. Есть, конечно, и другие взгляды на это явление природы. Например, согласно древней гоблинской легенде никто никуда не бежит, ничто нигде не вращается, просто один из Древних Огров ходит по небу с фонарем, проверяя, как поживают милые его сердцу гоблины. Можете сами решать кто в данном случае прав, я не из тех, кто навязывает другим свои взгляды. Если же вас интересует мнение автора, то он разделяет позицию эльфийских ученых, утверждающих, что именно планеты вращаются вокруг звезды, а никак не наоборот. А у гоблинских Богов наверняка есть и более важные дела, чем разгуливать с фонарем по небесной сфере и любоваться на каких-то зеленых прохвостов.

Итак, вынырнув из ночного мрака, солнце плавно поднималось к зениту, озаряя бескрайние просторы эгальпейского мира. Так как двигалось оно по привычке с востока на запад, сначала были освещены земли Паддаванского королевства, потом горные массивы Гномьего королевства, а затем уже владения Его Величества Императора, владыки Эгальпейской империи. Поднявшись на достаточную высоту, небесное светило вытерло вспотевшую физиономию проплывавшим мимо облачком и принялось раскрашивать в яркие цвета вырванный из предрассветной мглы Транкевилль, проникать в окна зданий, щекотать лучами мирно посапывающих жителей имперской столицы. День, как вы уже поняли, был выходной, и транкевилльцы не желали подниматься с постели в столь ранний час. Они чихали, здороваясь с солнцем, вскакивали с кровати, задергивали шторы и, ворчливо зарывшись в одеяло, вновь проваливались в сон.

Чтобы проникнуть в некоторые окна, солнечным лучам надо было приложить немалые усилия. Тяжелее всего «работа» шла в Тролльчатнике – расположенном на северо-востоке города районе бедноты, вполне достойном того, чтобы называться трущобами. Здесь находят приют те обделенные радостями комфортного существования подданные Императора Предониуса Х, кому судьба поставила подножку. Кто-то, смирившись, остается в трущобах навсегда, кто-то крепится, надеясь однажды поквитаться со злодейкой и отвесить ей крепкого пинка. Некоторым это действительно удается, но для большинства бедолаг временное пристанище оказывается ловушкой, из которой нет выхода. Население Тролльчатника состоит исключительно из людей и гоблинов. Эльфа там не встретить, но изредка можно наткнуться на опустившегося огра или спившегося карлика. Впрочем, для кого-то злополучный район – дом родной, тихая гавань, подарок Фортуны. В центральной части этого гадюшника, где не ступала нога жандарма, находят кров разномастные проходимцы и беглые преступники.

Вы спросите, отчего это место прозвали Тролльчатником? Трудно сказать… Скорее всего причина тому приписываемая троллям склонность устраивать помойку рядом со своим жилищем, превращая поселение в подобие мусорной свалки. Но это только догадка; ибо настоящих горных троллей мне, к счастью, встречать не приходилось. И если вам доведется побывать однажды в эгальпейском мире, настоятельно советую обходить стороной тролльи поселения. Другое дело — лесные тролли, проживающие в самых глухих местах Чащобного Леса и крайне редко покидающие ареол своего обитания. Это крайне малочисленный народ, не имеющий с настоящими горными троллями ничего общего. Вероятно, так их прозвали за уродливый внешний вид, большую физическую силу, редкое тупоумие, а так же за то, что метаболизм организма лесного тролля имеет особенность замедляться в зимнее время, отчего многие из них впадают в спячку. Кстати, хотите полюбоваться на одного из этих симпатяг?

 

2

 

С трудом пробившись сквозь мутное окошко полуподвала одного из ветхих строений Тролльчатника, лучики света проникли в убогую комнатенку, обставленную грозящей рассыпаться мебелью. В центре помещения находился стол, заваленный пустыми бутылями, обглоданными костями и яблочными огрызками. Рядом со столом лежал на боку табурет. Справа от окна высился кособокий шкаф, а слева у самого оконца стояла колченогая тахта. Не понятно, каким чудом она выдерживала вес лежащего на ней существа, самодовольный вид которого явно контрастировал с замшелым видом жилища. На подоконнике тускло горела масляная лампа, отбрасывая свет на книгу, зажатую в лапе хозяина.

Две Извилины — легенда воровского братства — чихнул, щелкнул зубами, шумно почесал выглядывавшее из-под засаленного халата брюхо. Аккуратно поерзав на лежбище, он перевернул страницу и, шевеля толстыми губами, продолжил чтение. Морда его излучала при этом несвойственное существу данной породы благодушие, слегка отягощенное изрядным напряжением мысли. Свет лампы, падая на малосимпатичную морду тролля, придавал ей жутковатый вид. Напоминавшие наросты надбровные дуги, огромный нос и выдвинутая вперед нижняя челюсть, пугали большую зеленую муху, что совершала круги над чтецом, но так и не рискнула присесть рядом. На полу под правой рукой тролля стояли огромная на треть осушенная бутыль самогона и грязная лохань с острыми кукурузными чипсами. Увлеченный чтением Две Извилины машинально хватал мускулистой лапой то бутыль, то чипсы, периодически озабоченно вздыхал, чесался и хлопал себя по покрытой уродливыми наростами голове. Но ни хруст чипсов, ни бульканье проливающегося в бездонную глотку ядреного пойла, ни жужжание жирной мухи не могли отвлечь пытливого читателя от книги.

«Слушай, Ротвальд! Видать классная книжонка, если даже тролль не может от нее оторваться,- говорите вы. – Как называется-то? Где ее можно скачать бесплатно и без регистрации?»

Эй! Вы что?! Мы же с вами в эгальпейском мире, не забывайтесь. И не шумите так, а то тролль вас заметит и сожрет вместе с чипсами.

Произведение, которое усердно штудировал умный тролль, пусть с трудом и по слогам, но разбиравший печатную премудрость, называлась «Вонюч, могуч и угрюм, или как завоевать даму сердца и остаться живым и невредимым». Автор мне неизвестен, но судя по названию, он — гоблин.

Книга случайно попалась на глаза нашему герою, когда он тайком пробирался в потайное логово, совершив удачный побег из тюрьмы. В кутузку Две Извилины угодил по пустяковому, как он сам считал, делу, но бестолковый, опять же по тролльему разумению, судья думал иначе и впаял страдальцу немалый срок. Однако нет такой каталажки, стены которой устояли бы перед напором свободолюбивого тролля, умеющего не только читать по слогам, но и соединять слоги в слова, а слова — в предложения.

Так вот, пробираясь от тюрьмы до трущоб, тролль умудрился влюбиться в первую встречную даму. Ей оказалась богато одетая гоблинша, обладавшая столь аппетитными формами, что падкий на все пышное тролль едва не потерял от долгого воздержания контроль над собой. Ему вдруг показалось, что дорожное покрытие стало ходить ходуном, а редкие облака, до того мирно проплывавшие по небу, принялись кружиться в странном аритмичном танце.

Тролля не смутило то, что проходя мимо него в сопровождении двух огров охраны, гоблинша презрительно поморщилась и брезгливо прикрыла физиономию кружевным платочком, уловив тюремную вонь, исходившую от остолбеневшего воздыхателя.

Две Извилины видел предмет своего обожания всего-то несколько мгновений и все, что осталось у него от этой встречи — это воспоминания, да золотая пудреница, которую посчастливилось стянуть из сумочки. Память о мимолетной встрече согревала тролля на протяжении всего пути. Изощренный ум вора не только рисовал самые фантастические картины их скорой встречи, но и вселял во влюбленного тролля некоторую неуверенность. Ему нечем было одарить пышнотелую красотку, кроме украденной у нее же пудреницы. Он становился все более грустным, но так продолжалось недолго.

Когда Две Извилины пересекал прилегающий к Тролльчатнику блошиный рынок, на глаза ему попалась замусоленная книга «Вонюч, могуч и угрюм, или как завоевать даму сердца и остаться живым и невредимым». Он счел это знаком судьбы и так расчувствовался, что вопреки собственным правилам, не стал красть сей славный труд, а выменял его, почти не торгуясь, на несколько безделушек, украденных несколькими минутами ранее на том же рынке…

Чипсы закончились одновременно с последней страницей. Две Извилины, довольный тем, что мучительное занятие, длившееся трое суток, наконец-то закончилось, издал победный рык и треснул лапой по тахте. Лежанка не выдержала вольного обращения, вторая ножка надломилась, и любознательный тролль оказался на грязном полу каморки. Когда он поднялся на ноги, то с удивлением обнаружил, что сжигавшая его страсть в значительной степени улеглась. Это подняло ему настроение, ибо лишний раз убедило в том, что он поистине могуч. Принюхавшись к окутавшим комнату миазмам, тролль с довольным видом осклабился. Оставалось проверить наличие третьей составляющей волшебной триады.

Две Извилины подошел к висевшему на стене зеркалу, смахнул с него пыль полой халата и уставился на отражение, пытаясь придать морде угрюмый вид. Однако неуступчивая морда демонстрировала то довольный оскал, то налет мечтательности, то свирепую маску… Когда после длительных мучений на ней поселилось сугубо тоскливое выражение, тролль яростно зарычал на зеркального двойника и принялся раздраженно расхаживать по комнате. Угрюмое выражение ему не давалось, теория расходилась с практикой, книга оказалась бесполезной, а потраченные на ее изучение три бессонных дня – потерянными впустую.

«Ну и демон с ней, лягушкой зеленой! — подумал тролль. — Я вонюч и могуч – это уже хорошо. В конце концов, я не прыщавый гоблин, чтобы думать о какой-то юбке, когда впереди ждет столько важных дел!"

Дел тролля действительно ждало немало, вот только он никак не мог вспомнить каких именно дел. Он поднял табурет, уселся на него и, подперев голову лапой, стал думать. Почувствовав напряженность момента, муха прекратила метания и пристроилась на дверце шкафа. Она сидела, нервно потирая лапки, словно боясь сбить хозяина с важной мысли.

Тролль недаром получил свое прозвище. Среди троллей он слыл мудрецом. Дурака же так не назовут, верно? Две извилины – это вам не хухры-мухры. Не прошло и часа, как герой нашего рассказа вспомнил, о чем рассказывали навестившие его накануне кореша. Подельники, надо это признать, любили Две Извилины. Да, он ругался, как настоящий тролль, мог до смерти напугать не в меру любопытного товарища, мог и врезать от души, но зато никого до сих пор не прибил.

Так о чем же они рассказывали? Ага! О праздничном дне и о каком-то торжественном мероприятии, что должно было состояться на площади Героев — центральной площади Транкевилля. А где мероприятие, там и куча важных богачей, а где они, там и их кошельки… После окончания сотрясавшей Империю гражданской войны минуло несколько месяцев. Подданные Его Величества успели накопить жирок, что не могло не внушать оптимизм существу его профессии. В город по случаю праздника наверняка понаехало множество толстосумов, собирающихся потратить немалые денежки на развлечения и подарки. А там где случается наплыв состоятельных существ, всегда найдется место и опытному рыбаку.

Успокоившись и определившись, Две Извилины швырнул бесполезную книжонку в сломанный камин и стал одеваться, что-то бормоча под нос. Страсть к наживе окончательно развеяла приступ романтизма.

Одеться надо было со всей тщательностью, полностью изменив внешность, ибо отловить в толпе горожан тролля под силу и самому тупому жандарму. Окинув взглядом гардероб, Две Извилины остановился на своем любимом комплекте, одеянии мага среднего звена. Шаровары и просторный синий плащ с капюшоном, расшитый белыми звездами, он раздобыл несколько лет назад, благодаря счастливому стечению обстоятельств. Щедро облив себя одеколоном и переоблачившись, тролль подошел к зеркалу и принялся буравить собственное отражение критическим взглядом. Щелкнул зубами, накинул капюшон и вновь стрельнул в отражение покрасневшими от недосыпа глазами. Да! Теперь он уже не напоминал тролля.

— Вылитый маг! Держитесь, фраера! – прогрохотал Две Извилины и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью, и зачем-то обозвав на прощание муху «толстой глупой гоблиншей».

 

3

 

Теплые солнечные лучи согрели оккупировавших деревья птиц и те выдавали такие радостные трели, что жителям Транкевилля спросонья казалось, будто они находятся вовсе не в городских апартаментах, а где-то на лоне природы далеко за пределами мегаполиса. Утро подарило горожанам отличное настроение праздничного дня.

День Рождения Императора, один из главных государственных праздников, отмечался по давней традиции пышно и широко. Гуляния проходили по всей территории страны, а жителей столицы и ее гостей ждали необыкновенные развлечения. Одной из объявленных новинок, вызвавшей настоящий ажиотаж среди транкевилльцев, стал розыгрыш праздничной лотереи, который должен был состояться не где-нибудь, а в самом Императорском дворце.

"Вот мы и посмотрим, что мы там увидим", — думал тролль, пробираясь по богато украшенным, сияющим чистотой улицам по направлению к площади Героев. Тролль, как мы знаем, был облачен в одежды мага. Неказистую фигуру скрывал просторный плащ, а голову — капюшон. На всякий случай Две Извилины прикрыл лицо легким шелковым шарфом, а на глаза навесил затемненные "окна для глаз".

Нелегко приходится воришкам в праздничные дни. Императорская служба безопасности и жандармерия с ними не миндальничают, принимая драконовы меры, чтобы очистить столицу от жуликов и лиходеев. Не успевшие покинуть город или спрятаться преступники часто вынуждены проводить праздничные дни в тюремных камерах. Однако настоящие профессионалы, подвизавшиеся на стезе отъема золотых империалов у беспечных сограждан, не боясь риска, выходили «на работу».

Для нашего героя было делом чести оказаться в гуще событий, проникнуть во дворец, где должен был состояться розыгрыш лотереи, и сорвать куш.

Очутившись на центральной площади, Две Извилины незаметно огляделся. «Хвоста» не было, но наметанный взгляд безошибочно распознавал шныряющих в толпе тайных агентов жандармского отделения.

В центре площади соорудили концертную площадку, где после окончания лотереи должен был состояться грандиозный концерт с участием лучших имперских музыкантов. По периметру площади располагались специальные установки для фейерверков, чей черед развлекать оказавшихся на площади счастливчиков должен был наступить после окончания музыкального пиршества.

Усмехнувшись и поправив халат, Две Извилины пересек площадь и пристроился в конец живой очереди обладателей лотерейных билетов. Только они могли попасть во дворец и принять непосредственное участие в розыгрыше призов. Всем остальным гражданам предстояло следить за этим действом на специально установленных на площади гигантских волшебных экранах. Если верить слухам, циркулировавшим в толпе, экраны были «выращены» главой Ордена Магов старшим камрадом Левитациусом из каких-то таинственных кристаллов.

Лотерейных билетов у тролля не было, как не было и денег на их приобретение. Билеты стоили недешево – десять золотых, оттого-то в очереди собрались отнюдь не беднейшие из горожан. Впрочем, если бы у тролля и звенели в кармане золотые, он бы не стал ими сорить. Тратить деньги на покупку билетов? Боже упаси! Не для того он состоял в гильдии воров, чтобы покупать то, что можно украсть.

Две Извилины оказался рядом с представительной пожилой дамой, зябко кутавшейся в дорогое меховое манто, и не придававшей особенного внимания висевшей на плече сумочке. Тролль завел с ней непринужденный разговор, по окончании которого находившиеся в сумочке лотерейные билеты перекочевали к нему и утонули в кармане плаща.

Очередь медленно, но верно продвигалась к воротам, за которыми во всей своей красе открывался бесподобный величественный императорский дворец, сложенный из розового с голубыми прожилками мрамора, украшенный изящными колонами, скульптурами, лепниной и другими архитектурными деталями. Очутиться внутри дворца, признанного чудом света, мечтали все. Только удавалось это, как вы понимаете, далеко не каждому.

Когда до ворот оставалось совсем немного, дама обратилась к троллю с нескромным вопросом:

— А сколько билетов вы, ваше магичество, приобрели, если не секрет?

— Да какой там секрет, мадам, — отозвался Две Извилины, перебирая пальцами украденные билеты, — м-м-м… девять штук, если позволите.

— Надо же, какое совпадение! И я девять! Красивые они, правда?

— Да, это так, — согласился тролль, — очень красивые, очень…

Тайком вынув билеты, он окинул их взглядом из-под "окон для глаз" и помрачнел. Помимо обычных для бумаг такого сорта степеней защиты, лотерейные билеты имели еще и магическую. Это означало, что принять участие в розыгрыше драгоценных призов мог только подлинный хозяин билетов, а специальные магические устройства легко распознавали жулика, решившего завладеть чужим имуществом. Скорее всего, такие устройства были установлены на дворцовых воротах.

Перекладывая лотерейные билеты обратно в сумочку соседки по очереди, тролль скрипел зубами от досады и прикидывал, как бы незаметно выбраться из толпы. Настроение было испорчено. Дама тем временем продолжала щебетать, стараясь скрасить ожидание, чем раздражала тролля все больше и больше. Вопросы сыпались один за другим: « Как вы думаете, Его Величество будет?», «А правда, что маги живут, пока не надоест?», «Знаете, моя дочка в третий раз овдовела. Нет ли у вас, ваше магичество, такого заклинания, чтобы она вышла за банкира или генерала?», «Я бы хотела выиграть тыщонку-другую. А вы сколько выиграть собираетесь?»

Когда прозвучал последний вопрос, тролль не выдержал и, забывшись, заорал:

— Да чтобы ты гномий топор выиграла, карга старая! Чего, каракатица, привязалась-то?!

— Ну-ну, не надо волноваться, ваше магичество! Прошу вас пройти с нами, — услышал похолодевший тролль знакомый голос и почувствовал, как чьи-то крепкие руки схватили под лапы.

Покосившись, он увидел двух дюжих жандармов и уже не раз ловившего его лейтенанта. Тот ловко сорвал с троллей морды капюшон, шарф и «окна для глаз».

— Ба! Да это же наш старый приятель Две Извилины, мастер перевоплощений, — расхохотался лейтенант. – Я-то думал, ты уже в Чащобном Лесу с земляками своими… Ну пойдем, дружище.

— Я эта… может не надо? Праздник все-таки? — пролепетал тролль, пытаясь высвободиться и морщась от дикого визга, издаваемого недавней собеседницей.

— Надо, приятель. Но ты не переживай, мы тебя в лучшую камеру закроем, как почетного гостя. Посидишь, отдохнешь… вон у тебя глазенки какие красные. Песенки попоешь тролльи про репку.

— Тролльчатый рэп, — поправил жандарма Две Извилины.

— Да что угодно пой, камера-то звуконепроницаемая. Утром повидаешься с судьей, он будет рад новой встрече, — усмехнулся жандармский лейтенант, и подал знак подчиненным. – Ну, до скорой встречи! С праздником тебя!

Очутившись в камере, тролль так и не увидел розыгрыша призов. А посмотреть было на что!

Когда огромный зал наполнился счастливыми обладателями билетов, с изумлением разглядывавшими роскошное дворцовое убранство, появился Император. Он поздравил подданных с праздником и произнес небольшую речь. Потом начался розыгрыш призов. Лотерейный аппарат был разработан темноэльфийскими специалистами и работал на магической энергии. Издавая легкое гудение, слегка подпрыгивая на месте, он генерировал случайную комбинацию цифр, становившуюся номером одного из выигрышных билетов. Как только диковинное устройство определяло цифровую комбинацию, по нему проносились сполохи молний, раздавалась красивая мелодия, а под сводом зала раздавался легкий хлопок, и появлялась мерцающая надпись, состоящая из номера выигрышного билета и имени его владельца. Находившегося среди публики счастливчика окутывал яркий свет, цвет которого зависел от суммы выигрыша. Призов было много, а максимальный выигрыш составил… Нет, не буду вас расстраивать.

Когда были разыграны все призы, собравшиеся потянулись к выходу, дабы насладиться предстоящими концертом и фейерверком. У всех было приподнятое настроение. Те, кому призы не достались, смогли побывать во дворце, услышать речь Его Величества, и теперь могли с гордостью рассказывать об этом знакомым.

А Две Извилины очутился во вполне приличной одиночной камере и, лежа на нарах, дожидался праздничного тюремного ужина. Наконец в двери лязгнул замок, дверь со скрежетом распахнулась, и появился надзиратель с большим подносом в руках.

— Что там у тебя? – с интересом проскрипел тролль, раздувая ноздри.

— Праздничный набор: куриный бульон, жаркое из козлобаранины с овощами, квашеная капуста, хлеб и компот, — с гордостью ответил тюремщик.

— Пойдет, — обрадовался тролль. – Пожру и спать завалюсь. Завтра срок получу, а послезавтра, может, деру дам.

— Не сомневаюсь, ты всегда сбегаешь, — пожал плечами надзиратель. – Я вот только одного не могу понять…

— Чего? – удивился тролль, забирая поднос из рук визави, и с явным удовольствием втягивая в себя запах гуляша.

— Вот тебя зовут Две Извилины, а ведешь ты себя так, словно она у тебя одна.

— Нет, вертухай, ты не прав, — захрустел капустой Две Извилины. – Если бы у меня была одна извилина, я был бы жандармом. Сечешь? А вот если бы у меня было три извилины, я бы был…

Тролль задумался, пытаясь представить, кем бы мог стать, будь у него в голове на одну извилину больше, но так ничего и не придумал.

 

 

эл. книгу легко и бесплатно можно скачать здесь:

http://russolit.ru/books/item/dve-izviliny.html


Приглашаю вас посетить мой авторский сайт, где можно получить исчерпывающую информацию о книгах, Эгальпейской империи, а также посмотреть мультфильм)))

http://rotwalddarvin.com/

Похожие статьи:

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 5 и 6.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главa 79.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 1 и 2.

ФэнтезиЧистый хозяин Собственного Мира. Главы 73 и 74.

ФэнтезиИзгнанники.Часть 1.Главы 3 и 4.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 563 просмотра
Комментарии (2)
Новые публикации
ПРОГРЕСС
вчера в 21:20 - КВАМХАН - 0 - 3
Четыре утра
Четыре утра
вчера в 20:32 - Рина Сокол - 0 - 3
Новый дом
вчера в 20:13 - Анна Птаха - 0 - 6
старенькое, но люблю его)
купание
вчера в 17:51 - Kolyada - 1 - 11
Поклонская искупалась с дельфинами в Крыму
вчера в 17:51 - Kolyada - 0 - 5
Транспортные артерии Земли.
Транспортные артерии Земли.
вчера в 17:27 - Михаил Зосименко - 0 - 5
     На протяжении веков на Земле, в различных странах, сформировались стационарные поселения людей, ведущих оседлый образ жизни. Как правило, поселения, а за тем и города...
КРУГОВОРОТ
вчера в 06:53 - КВАМХАН - 0 - 12
СТАРЫЙ АЛЬБОМ. ДРУЗЬЯ
26 июня 2017 - Евгений Вермут - 1 - 16
Кроме старых друзей, никого нет мне ближе...
ЛЮБОВЬ И МОРКОВЬ
26 июня 2017 - КВАМХАН - 0 - 9
Встреча Маши и Никиты
26 июня 2017 - Kolyada - 0 - 5
Пали белые снѐги ...
26 июня 2017 - А. Ладошин - 1 - 11
Говори
Говори
26 июня 2017 - Рина Сокол - 0 - 9
Пятиминутка
Пятиминутка
25 июня 2017 - Нина Агошкова - 15 - 49
Дождь
Дождь
25 июня 2017 - Гузель - 5 - 24
Cпешный совет тройки
25 июня 2017 - Фейблер - 0 - 10
Из сборника: басен Фейблера, на политические темы, из цикла "Критические взгляды"
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования