Кровные сестры. Часть 2.

26 июля 2015 - adalbert76Дон

   … В ту ночь Надин, Алисия и Наталья не скоро направились к своему коттеджу.

Вовсе не хотелось возвращаться снова в закрытое помещение, когда у ног плескался океан, поднималась над волнами Луна и так чудесно было сидеть на перевернутой штормовой волной рыбацкой лодке, чье днище было за день прогрето солнцем и еще хранило его тепло. Так приятно было, когда под легкую одежду игриво залезал своими ветренными пальчиками легкий прохладный бриз и когда на ноги, чуть-выше ступней, садились взбитые волной...

Тоак романтично было созерцать серебро лунной дорожки на усмиренной после урагана и шторма океанской глади...

В этот умиротворенный час здесь, на северной оконечности острова, в этом месте, куда они удалились, уходя от лежащего на опушке пальмовой рощи теплохода, было почти тихо. Только музыка с пляжной дискотеки долетала сюда басовым «бум-бум-бум...» — но и то — очень издали и очень тихо...

Не хотелось ничего говорить — и подруги просто сидели и наблюдали восхождение Луны и движение по небосводу спутников, которые виделись отсюда большими движущимися звездами...

Так они просидели не один десяток минут — мечтательно-молча, думая каждая о своем...

Затем Алисия и Наталья услышали спокойный уверенный голос Надин: «Девочки… надеюсь, вы не напустили укушенным вами парням слюны в раны от ваших зубок? Конечно, всегда можно отыскать тех людей, прописать им противоядие… Но мне хочется думать, что мы чистоплотны и не допустим вреда здоровью других… Так ведь?».

Надин была старшей в их троице и по-сестрински беспокоилась о них, о их безопасности, о безопасности других — кажется, она успевала спокойно и ненавязчиво беспокоиться обо всем на свете — и потому, наверное, их всегда миновали серьезные проблемы...

В ответ ей, фыркнув, ответила, сначала Алисия: «Ну вот еще, Надин! Прыснуть в кровь смертному слюну — это значит — сделать его зависимым от тебя, почти-что привязаться к нему самой, потому, что будешь нести ответственность за его здоровье — это же Кодекс...

А привязываться к смертному — это была бы наибольшая глупость, которую я могла бы сделать в жизни.».

Затем она озорно толкнула в бок Наталью, спросила: «Правда же, Наталья? Мы ведь можем найти себе лучших кавалеров, чем смертные?».

Та, мечтательно-отвлеченная от происходящего, ответила не сразу, Алисия вынуждена была окликнуть ее, выводя из оцепенения: «Наташ? Ты меня слышишь?».

Та отозвалась: «А… Да, конечно, ты права… Связываться со смертными нам ни к чему, потому мы следим за собой… «.

Тон ее голоса встревожил Надин и она спросила: «Ты… С тобой все в порядке?», ее рука коснулась лба подруги.

Наталья, мягко убирая руку Надин со своего лба, ответила: «Да, Надин, все нормально. Успокойся. Я не напустила слюны в прокус своему Че Геваре...».

Надин успокоилась...

Но не скрывала ли она под восстановившимся спокойствием тревогу?

Она и сама не могла сказать наверняка...

Посидев на лодке еще немного, они поднялись и направились назад — было уже за полночь, лодка остыла и сидеть на ней стало холодно...

Они шли к своему краю острова не торопясь, босыми ногами по остывающему песку и гальке, по плещущим на ступни кротким волнам...

Вот уже показались и знакомый песчаный лоскут пляжа, и кафе, возле которого стояло несколько пар курортников, и ряд уютных белых коттеджей, которые оставались уютными даже теперь, когда их потрепала шаловливая рука «Норы»...

Они подошли к своему коттеджу...

Они никогда не застилали свои кровати — потому и сейчас постели услужливо приняли их тела, утопили в своих мягких теплых объятиях… Убаюкали, нашептывая волшебные, нескончаемые сны...

… На следующее утро девушки, проснувшись, умывшись и позавтракав, направились на пляж.

Океан был спокоен, волны любовно шептались с берегом и три красавицы, конечно же, решили окунуться в эти волны и искупаться...

Пляжная кабинка для переодевания им не понадобилась — до пляжа, находившегося всего в двадцати шагах от порога их коттеджа, они дошли в своих бикини. Вызывая восхищенные, почти безумно-обожающие взгляды мужской части отдыхающих.

На Надин был темно-фиолетовое бикини с рисунком, изображавшим звездное небо, Наталья одела купальник ярко-лимонного цвета, а на Алисии был красный с белыми каемками кружевной комплект… Все это очень шло девушкам и хорошо сочеталось с характером каждой из них.

Они недолго пробыли на берегу — лишь расстелили пляжное покрывало и воткнули над ним в землю стойку с огромным солнцезащитным зонтом — и вот уже подщошли к самому урезу воды...

Надин, Алисия и Наталья постояли немного на берегу, пробуя ступнями воду; за это время правую ступню Натальи деловито и не спеша переполз крохотный краб — девушка с интересом наблюдала за ним, похихикивая, потому, что лапки крабика щекотали ее кожу...

Затем они вошли в воду, окунулись — одновременно, как это бывало всегда — и поплыли...

Они отплыли довольно далеко от берега, но океанское дно в этих краях опускалось полого, глубина увеличивалась медленно и предсказуемо — и, находясь, почти. В полумиле от берега, они спокойно, не боясь утонуть, предались совершенно детскому веселью. Они прыгали в воде, поднимая фонтаны брызг, плескались друг-на друга, весело смеялись… Все было так, словно, океанская вода смыла с них по пять лет их возраста — вместе с делами и работой, отпразднованными праздниками Нового Года именинами...

Они плавали, ныряли, резвились...

Между тем, Солнце поднялось в зенит — и благоразумная Надин заставила подруг из сирен превратиться в обычных красавиц, которым доступно было жить на берегу...

Они вышли из воды, пошли к своему зонту...

Вдруг, внезапно, Наталья остановилась, глядя куда-то, приложив ладонь к мокрой челке.

Проследив направление ее взгляда, Алисия спросила ее: «Что? Твой вчерашний знакомец?».

Та ответила: «Да. Надеюсь, он просто отдыхает тут… Ведь за этим они и прилетели сюда...».

Услышавшая подруг Надтн, тоже взглянув в том же направлении, посоветовала Наталье: «Он один. На твоем месте, я сходила и попыталась заговорить с ним. Так ты увеличишь уверенность — мою и свою...».

Наталья ответила: «Надин, да, я… Сейчас...».

Она несколько раз глубоко вздохнула, с дрожью вдыхая солоновато-йодистый морской воздух — и пошла к тому парню, который привлек ее внимание вчера...

Он, по-прежнему, был безумно симпатичен, день не изменил его черт, он все так же привлекал ее.

Он был молод, светло-каштановые кудри были приятной, не делавшей его женоподобным, длины, под покрытой умеренным загаром кожей бугрились мускулы — как раз такого объема, какой и требовался для того, чтобы подчеркнуть мужественность и атлетизм, но не в ущерб всему остальному.

Глядя на него, Наталья подумала о том, что могла бы увлечься им чуть-более глубоко, если б он не был смертным...

Но эту появившуюся мывсль она гнала от себя, напоминая себе, что увлечение такого рода — это не океанская вода, из него можно было не выйти на берег...

От волнения ее губы стали сухими… Как тогда, ночью...

Она облизнула губы — и с опаской посмотрела — не заметил ли этого он?

Нет. Он смотрел на море и не увидел, как она облизывал губы, она напрасно беспокоилась о том, не примет ли он это ее действие за признак пробудившегося Желания...

Она приблизилась к нему.

Он, и впрямь, смотревший на море, где далеко-далеко проплывала терявшаяся в солнечной мгле белоснежная парусная яхта, не заметил ее приближения, но ощутил исходящий от нее легкий аромат французских духов и услышал ее голос: «Привет, Антонио. Ты помнишь… меня?».

Он, повернувшись, посмотрел на нее.

В его глазах явственно читалось, что он помнит ее… но не более, чем, как видение из сна… Его взгляд был благожелательным… Но он не выдавал ничего, связанного с их близким знакомством...

Он ответил: «Возможно, вы снились мне...».

Она игриво спросила его: «Давно?».

Он сказал: «Этой ночью… Мне снилось… Что мы...».

Она, все так же. Игриво, усмехнувшись, легоньуо толкнула его рукой, прервала его слова своими: «Нет, не надо, не продолжай!!! Скабрезные мечтания мальчиков-подростков… Я все их знаю наизусть… Они неплохи… В них нет ничего предосудительного… Но… Не продолжай...».

Затем, помолчав, спросила: «Чем ты занимаешься в Аргентине?».

Он ответил: «У меня свой бизнес. Рестораны спортивного питания… В основном и публика моя — это спортсмены — футболисты, пилоты «Формулы-1»...».

Она вздохнула, сказала: «Наверное, очень интересно общаться с людьми, которые представляют гордость твоей страны...».

Затем добавила: «А я системный администратор… Кстати, ты есть в Фэйсбуке?».

Он ответил: «Есть. Антонио Родригес. А ты, что...».

Оона, вновь, прервав его, олпередила его вопрос своим ответом: «Я здесь в отпуске. Я сама создавала свое интернэт-агентство. Потому я сама могу назначить себе отпуск. И я хочу сохранить приятные воспоминания о нем — о красивом острове, о приятных знакомствах, о необычных событиях… Все это стоит большего, чем сэлфи...».

Она прервалась и спросила: «Ты не находишь?».

Общение с ним затягивало. Она снова напомнила себе о несхожести отношений и океанских волн… И о том, что ее ждут подруги...

Он, словно, прочитав ее мысли, произнес: «Да, это больше, чем замершие навсегда картинки… Крошка, тебя, похоже, ждут подруги… Кстати, кто они?».

Она ответила: «Надин — ученая-микробиолог, а Алисия — адвокат… Ой, я и правда заставляю их ждать… Я пошла… Увидимся в Сети?».

Он ответил: «Увидимся. Я улетаю отсюда сегодня вечером… Я буду ждать, пока и ты вернешься домой, а до тех пор не буду выкладывать своих воспоминаний об отдыхе на этом острове...».

Она, уже разворачиваясь, произнесла: «Твое право… Хочешь — выложи… «.

И полагала к подругам.

На душе, вдруг, стало спокойно и весело.

Этот непринужденный разговор с ним дал убедиться, что, несмотря на то, что сейчас между ними могла возникнуть симпатия, вчерашний вечер, явно, не стал его воспоминанием о лете...

Она подошла к Надин и Алисии.

Надин спросила ее: «О чем вы там щебетали? Мне показалось, что ты сейчас поставишь ему метку «Пленен Любовью.».».

Алисия вторила ей: «Ага. Или он тебе...».

Наталья, вздохнув, ответила: «Вовсе нет. Он считает, что я могла привидеться ему только во сне… И он собирается улетать отсюда. Сегодня же вечером.».

«И вы больше никогда не увидитесь?» — с игривой хитринкой взглянув на подругу, спросила Алисия.

Наталья ответила: «Мы решили увидеться в Сети… Но не более того… Просто приятно и забавно будет вспомнить лето… Кстати… Жаль, что его конец разлучит нас на долгое время… Мы ведь, практически, сестры...».

В ответ и Надин и Алисия с сожалением и грустью вздохнули...

… Они еще некоторое время находились на пляже.

За это время повторили купание, отдали должное процедуре покрытия своих изумительно красивых тел загаром, распустив тесемки бикини и подставив Солнцу спины...

Затем Надин предложила: «Пойдемте в кафе… Мне хочется выпить чего-то освежающего и пьянящего...».

Подруги поддержали ее предложение.

Они выбрали то же кафе, в котором уже бывали не раз до этого и в котором находились утром после урагана.

От него только-что отъехала машина ремонтников и хозяин кафе вместе с одним из официантов сметал с площадки кафе свежие золотистые, пахнущие сосной, стружки, оставшиеся после установки новых опор крыши.

Подруги, заказав холодный коктейль с ромом, ломтиками фруктов и кубиками льда, уселись в облюбованном ими месте, за маленьким овальным столиком и. Опустив в высокие фужеры с коктейлем длинные разноцветные соломинки, стали пить через них прохладную и хмельную ароматную влагу...

Затем они услышали гоолос, раздававшийся из громкоговорителя где-то неподалеку: «Экскурсия на восточную оконечность острова!!! Романтический дикий пляж и обзорная площадка на горе Нерониа!!! Уютный тенистый уголок!!! Отъезд прямо сейчас, возвращение в пять часов вечера!!».

Переглянувшись между собой, они решили принять приглашение местного туристического бюро...

Открытый, ярко разрисованный автобус долго и юрко петлял по дороге, про=ходящей апод кронами кокосовых пальм — они нависали так низко, что пару раз Алисия поднятыми пальцами смогла прикоснуться к спелым орехам. Он взбирался на небольшой пологий перевал, откуда хорошо были видны океан и идущий по его глади белый теплоход, медленно, осторожно спускался вниз...

Наконец, они подъехали к небольшой парковке, расположенной на краю песчаного, весьма уютного пляжа, на который простиралась тень от громады давно потухшего вулкана — горы Нерониа, не очень высокой, но, все же — самой высокой точки на острове.

Девушки знали, что проведенные пару лет назад вулканологические исследования подтвердили — вулканической активности здесь больше не было, жаркое дыхание кузницы Гефеста ушло из горы Нерониа навсегда. Теперь гора зеленела наросшими на ней деревьями, была приютом тысячи приморских птиц, белела проложенными в тени ее лесов туристическими дорожками и на ней находилась крытая обзорная площадка, откуда был виден, частично, находившийся у ее подножия пляж, соседний островок этого архипелага и — до самого горизонта — огромный бескрайний океан...

Здесь они пробыли до вечера, купаясь, прогуливаясь, любуясь океанской далью...

И лишь под вечер, поужинав в том же пляжном кафе, вернулись домой...

Какте-то время они просто возлежали на своей импровизированной трехспальной кровати, остывая от избытка тепла, набранного их телами днем.

По телевизору показывали какой-то местный, тропический сериал, затем началось шоу талантов… Под песни молодых дарований, среди которых, преимущественно, находились девушки, Наталью начал забирать сон...

Она уже спала и не слышала, как Алисия сказала Надин: «Я не могу себе объяснить… Но я тревожусь за Наталью...

Почти уверена в том, что она, все же, заразила своего аргентинца...».

Надин, взглянув на спящую Наталью, переглянулась с Алисией и произнесла: «Думаешь о том же, что и я? Да. Они слишком романтично ворковали… Не уверена… Но не чувствую спокойствия...».

Затем она приложила ладонь ко лбу спященй подруги, другую ладонь положила той на правое плечо — и той, в щебете тропических птиц в ее сновидении, послышалось: «… Спи-поспи… Спи-поспи… Спиии… Посспиии...».

Стало так хорошо… так леностно...

Ее голова чуть-повернулась на подушке, ушла еще глубже в ее мякоть… и она, со вздохом, ушла так же глубже в сон...

Надин еще раз переглянулась с Алисией.

Затем обе они поднялись с постели.

Одевая уже вполне «городскую» одежду, Надин произнесла, обращаясь к Алисии: «мы всего лишь проследим за тем, чтоб Антонио, действительно, улетел с острова. Это будет означать, что он не привязался… если же заражение проявит себя позже — это будет уже далеко отсюда — Наталья сама сможет найти его и дать ему противоядие...».

Несколько минут спустя они уже вышли из коттеджа и направились к автобусной остановке...

 

 

 

 

 

Похожие статьи:

ФэнтезиКровные сестры. Часть 6.

ФэнтезиКровные сестры. Часть 8.

ФэнтезиКровные сестры. Часть 5.

ФэнтезиКровные сестры. Часть 1.

Приключение"ПРЕДАТЕЛЬСТВО" Глава 1 - Грёзы на фоне беды

Рейтинг: 0 Голосов: 0 252 просмотра
Комментарии (0)
Новые публикации
Куда нырнуть?
сегодня в 16:42 - Рина Сокол - 0 - 3
Мой маяк
сегодня в 05:46 - Рина Сокол - 0 - 4
Поместье
вчера в 15:53 - Рина Сокол - 0 - 4
Исповедь двухглавой черепахи из Флориды
вчера в 13:35 - Kolyada - 0 - 14
ЗА МОЛОДЫМИ
вчера в 13:34 - Хохлов Григорий - 0 - 7
Только точкой
вчера в 05:43 - Рина Сокол - 0 - 10
Спасибо за все!
Спасибо за все!
17 августа 2017 - Алевтина Гусева - 2 - 21
Когда не видишь лица
17 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 14
Кенгуру ударил по лицу школьника
17 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Базар-вокзал...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 3 - 48
Голубой пёс Мумбаи
16 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Кто дружен...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 5 - 29
Вахтовичка
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 0 - 28
Вперёд по курсу
16 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 12
Мой взор угаснет прежде...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 7 - 36
Из удалённых публикаций...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 4 - 27
В Ирландии козла избрали мэром
15 августа 2017 - Kolyada - 0 - 12
Власов, Резун и Мазепа
14 августа 2017 - Таманцев Алексей - 7 - 35
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования