Кровные сестры. Часть 3.

1 августа 2015 - adalbert76Дон

   … Надин и Алисия вышли из автобуса возле местного аэропорта — небольшого двухэтажного здания из бетона и стекла, из-за которого выглядывали высокие кили трех самолетов и Надин произнесла, обращаясь к Алисии: «Жаль, что мы не знаем времени, на которое заказал билеты Антонио. Но мы можем узнать, когда отправляется рейс, летящий в Аргентину. Пошли, посмотрим на расписание. Вряд ли там много рейсов в этом направлении.».

Алисия согласно сказала «Пошли!».

И девушки направились к зданию аэропорта...

Внутри здания было немноголюдно: в зале ожидания сидело несколько человек отлетающих курортников с рюкзаками ярких расцветок и спортивными сумками, возле стойки небольшого буфета стояли несколько летчиков в форменных рубашках светло-синего цвета и парочка веселых, стройных и загорелых стюардесс. Антонио, как определила Надин, среди людей в зале не было. Она сказала Алисии: «Алисия, я хочу, чтобы ты проследила за людьми в зале. Будь внимательна и подай мне сигнал, если появится Натальин Че Гевара. А я пойду взгляну на расписание… И, возможно, пообщаюсь со стюардессами.».

Алисия ответила: «Хорошо, подружка.». Надин улыбнулась ей и пошла к стойкам регистрации пассажиров, возле которых висел большой экран, на котором, зелеными буквами по темно-синему фону, было написано расписание рейсов. Там она быстро увидела то, что ей было надо — одна из строчек на экране содержала такую информацию: «… авиакомпания — «Андские авиалинии», Аргентина, чартер, время отправления — девятнадцать часов сорок минут. Воздушное судно — Боинг — 737.».

Она запомнила то, что было нужно ей и направилась к кабинке из прозрачного пластика, где сидела девушка-сотрудница аэропорта.

Подойдя к кабинке, Надин не стала задавать ей вопроса вслух, а пристально посмотрела на девушку — и в голове той поплыл голос Надин: «Не волнуйся. Просто ответь — сколько пассажиров зарегистрировано на рейс до Буэнос-Айреса? Есть ли среди них Антгонио Родригес? Ты хочешь ответить… Не сопротивляйся этому желанию...».

Девушка мотнула головой, будто пытаясь сбросить с себя некое наваждение и ответила вслух: «На рейс «Андских авиалиний» зарегистрировано три пассажира. Один из них — Антонио Родригес.».

Надин так же, мысленно, задала другой вопрос: «Возле буфета стоят летчики и стюардессы. Мне нужен кто-то из экипажа «Андсских авиалиний». Самолет с эмблемой этой компании стоит в аэропорту. Есть ли возле буфета кто-то из их экипажа?».

Девушка посмотрела в сторону буфета и ответила: «Да, там есть стюардесса, коротковолосая брюнетка, ее зовут Хасинта Росс.».

Надин ответила ей: «Спасибо, мисс. Сейчас я щелкну пальцами — и вы забудете о моих вопросах и своих ответах… Этого никогда не было.». И тут же щелкнула пальцами.

Девушка, которая до этого грызла ручку. Пытаясь отгадать слово в кроссворде, вернулась к прерванному занятию. Надин, увидевшая, над чем бьется сотрудница аэропорта, уже вслух подсказала ей: «Это слово — актиния. Удивительно красивый моллюск.».

Затем она развернулась и, не дожидаясь благодарности, пошла обратно, туда, где ее ждала Алисия.

До отправления самолета «Андских авиалиний» оставался еще час.

Надин подошла к Алисии и спросила ее: «Наш Че Гевара еще не показывался?».

Та отрицательно мотнула головой и произнесла: «Мне жарко. Может, пройдем в буфет и возьмем по холодному коктейлю?».

Надин улыбнулась ей и ответила: «Да, пожалуй, пройдем… Тем более, что я собиралась поговорить со стюардессой «Андских авиалиний»...».

Теперь уже вместе Надин и Алисия отправились к стойке буфета, где все еще стояли летчики и стюардессы.

Вскоре подруги уже пили свои охлажденные коктейли по соседству с ними — и Надин, в это время, внимательно слушала разговоры стюардесс.

Затем она подошла ближе к миловидной, коротко стриженной брюнетке — Хасинте Росс, стюардессе Боинга — 737, летевшего в Буэнос-Айрес..

Ей понадобилось меньше минуты, чтоб телепатически убедить Хасинту в том, что она, Надин, ее старая подруга, летающая на другом рейсе.

Затем она, как ни в чем ни бывало, обратилась к той: «Хасинта, слушай. Сегодня твоим рейслм должен лететь красавчик, владелец сети ресторанов спортивного питания «Спортплекс», Антонио Родригес… Проследи, чтоб он не опоздал на рейс, ну, и вообще — отнесись к нему, как к ВИП-персоне. Этоь очень важно. Он обязательно должен быть доволен сервисами вашей авиакомпании...».

Стюардесса, смешно морща курносый носик, ответила: «»Спортплекс»? Да, действительно, их владелец, и при том, довольно успешный, Антонио Родригес. О, мой бог!!! Говорят, на стене его ресторана в Буэнос-Айресе есть автографы Айртона Сенны, Хуана-Пабло Монтойи и Марии Шараповой!!! Конечно, я отнесусь к его персоне так, что полет покажется ему сказочным!!».

Надин улыбнулась ей и посоветовала: «И лучше будет, чтобы по трансляции аэропорта его персонально пригласили на борт. Ты сможешь договориться об этом?».

Та, на несколько секунд задумалась, опять забавно морща носик, затем сказала: «О, конечно, я скажу!!».

Надин подмигнула ей и, не торопясь, вернулась к Алисии. Ск5азала той: «Все. Он не сможет остаться. Он обязательно сядет на свой самолет. Заодно, я узнала, что он — весьма известный человек… И честный. Он не врал Наталье поро свой бизнес, просто поскромничал...».

Алисия, помолчав, спросила ее: «А почему он должен обязательно улететь?».

Надин ответила ей: «Потому, что его отлет будет означать, что он не заражен, то есть — не привязан к Наталье.

Он должен улететь, согласно своим планам. Если же он решит остаться, что идет вразрез с его планами… Это будет означать лишь одно...».

Надин умолкла, пережидая, пока стихнет гул двухмоторного турбовинтового самолета местной авиакомпании, который, буквально, залил помещение аэропорта, проникая че6рез открытые со стороны летного поля огромные окна. Самолет приземлился, ушел на рулежную дорожку — шум его моторов стал ощутимо тише...

Надин продолжила: «Это будет означать то, что он заражен. Он будет искать Наталью, а эатем — он будет искать другие жертвы, ты знаешь, как это происходит… Он не станет таким же, как и мы. Для смертных это болезнь, как правило, с летальным исходом. Дело в метаболизме… И еще в психике… Они потом не могут контролировать себя, а многие сходят с ума от осознания того, что делают… Этого мы допустить не можем. Ты помнишь Кодекс. Правила Кодекса — это, по сути, те же заповеди Христа...».

Алисия помолчала, ответила: «Да, я помню...». И тут же тронула подругу за плечо, глазами красноречиво указывая на какую-то точку в зале...

Надин посмотрела в том же направлении, куда смотрела Алисия — и увидела Антонио.

Он был, на этот раз, одет в желтую рубашку, разрисованную красными попугаями и красные просторные бриджи, правая рука сжимала ручку сумки на колесиках, которая, постукивая, катилась за ним по выложенному желтой плиткой полу. Сумка пестрела сотней разных наклеек и нашивок с эмблемами популярных курортов разных уголков планеты...

Антонио подошел к большому экрану возле стойки регистрации, внимательно посмотрел на него, о чем-то перемолвился с сотрудницей службы регистрации, затем покатил свою сумку-тележку к креслам в зале ожидания.

Он не смотрел в их сторону и Надин решила, что это к лучшему.

Когда Антонио повернулся к ним спиной, она негромко сказала Алисии: «Отойдем отсюда. Нас пропустят на перрон. Постоим там, под навесом посадочного сектора… Нашему «протеже» ни к чему видеть нас тут...».

Алисия согласилась с подругой и весело подмигнула ей.

Они направились к арке, через которую отлетающие попадали под широкий навес-»козырек» посадочного сектора...

Они стояли в тени широкого навеса, который был сплетен ирз узких бамбуковых реек, когда к нему подъехал небольшой комфортабельный автобус с эмблемой местной авиакомпании. Автобус подъехал, буквально, за секунды до того, как приятный, несколько манерный, голос дикторши аэропорта объявил: «Начинается посадка на рейс номер четыре восемь четыре авиакомпании «Андские авиалинии»!.. Пассажитров просим не задерживаться!!».

Одновременно обе подруги увидели машину-трап, выехавшую откуда-то сбоку и направившуюся к белому с волнистой чернолй полосой самолету авиакомпании «Андские авиалинии».

А через минуту по трансляции аэропорта прозвучал другой голос: «Пассажира «Андских авиалиний» Антонио Родригеса приглашаем на посадку! Повторяем: Пассажира Антонио Родригеса приглашаем на посадку!!».

У него не было никаких шансов пропустить посадку на свой рейс...

И он появился, со своей сумкой-тележкой, буквально, через секунду.

Он спокойно, потому что был абсолютно готов к посадке именно на этот авиалайнер, подкатил свою сумку к низкой широкой двери автобуса, завез ее в автобус и занял место в его задней части.

У Надин, наконец, отлегло от обеспокоенного сердца...

Они пробыли в аэропорту до самого взлета Боинга — 737 со взлетной полосы их небольшого аэропорта. Им было хорошо видно, как авиалайнер начал разбегаться по взлетной полосе, расплываясь в мареве разогретых выхлопных газов своих двигателей, затем его стройная белая громада оторвалась от земли...

Самолет сделал два разворота над аэропортом, постепенно набирая высоту...

Затем он стал удаляться от острова и его свистящий гул, постепенно, начал стихать...

На посадкку уже заходил следующий самолет — «Эйрбас» их Германии, звук «Эйрбасов» не нравился Алисии — и Надин это хорошо знала.

Подруги, миссия которых была, в принципе, окончена, поспешили уйти...

… Они ушли из аэропорта, но не спешили домой. Надин знала, что Наталья проспит еще достаточно долго и совершенно безмятежно, потому они могли пройти пешком тот путь, который проехали, по пути сюда, на автобусе.

Так подруги и поступили — пошли пешком по теневой стороне дороги, ведущей от аэропорта до пляжа.

Они потратили больше часа на путь, который проделали перед этим за четверть часа, но во время этого пути по правую руку от гних был океан, по левую — многочисленные лавочки с сувенирами, в две из которых они заглянули — Алисия купила себе широкополую тропическую шляпу, а Надин — легкую накидку на плечи. Плечи их обдувал прияьтный теплый океанский бриз — через несколько секунд он уже с готовностью наду3вал, словно, кливер фрегата, накидку Надин — и та весело смеялась… Аклисия знала, что Надин не так уж часто смеется, и радовалась этому, смеясь вместе с ней...

Спустя эти полтора часа, они вернулись в свой коттедж.

Наталья, все еще, спала — по-детски улыбаясь, раскинув на постели руки, словно, собираясь взлететь, сбросив с себя покрывало, под которым — даже таким тонким — было жарко в этот летний день… Налин не стала поправлять на ней покрывало, но «поправила» ее сон — в этом сне, теперь, Наталья находилась на огромном арочном мосту над Ниагарским водопадом, брызги обдавали ее… Та, увидев новое сновидение, радостно, с облегчением, охнула во сне — и еще лучезарнее разулыбалась… Видя это, Надин тоже улыбнулась, весело и успокоенно махнула рукой и встала со своей постели, на которой сидела, по правую руку от спящей под ее чарами подруги.

Вскоре и сами Алисия и Надин прилегли отдохнуть...

Когда они встали, Наталья тоже уже пробудилась ото сна, навеянного чарами подруги.

Она приготовила поесть — и подруги теперь сидели, снова все вместе, втроем, за столом, на котором стояли блюда с банановой запеканкой и половинки кокосового ореха с налитой в них жидкостью, которую именовали «кокосовым молоком»...

Всласть поужинав, подруги решили пойти на берег моря. Наталья решила взять с собой свой планшет «Асус», зная, что на пляже работает несколько общедоступных точек ВайФай...

Они вышли из коттеджа, переодевшись в свои бикини и взяв с собой свое пляжное покрывало...

В несколько минут они уже были на пляже, пустынном в этот час — и Надин с Алисией сразу же, смеясь, побежали к океанским волнам, окунулись в эти волны и поплыли, словно, две ундины...

А Наталья осталась на берегу.

Она включила планшет, дождалась, пока он войдет в рабочее состояние, проверила наличие сети ВайФай и подключилась к ней...

Затем она открыла поисковик «Яху!» и в, ила: «Антонио Родригес, Аргентина, его е-мэйл...».

Прошло всего несколько секунд — и поисковик выдал: «»родригеспорт@аргеруса.ком».

Она улыбнулась, ласково, словно, человеку, сказала: «Спасибочки!» — и ввела найденный адрес электронной почты в своей клиенте Omail...

Еще десять секунд — и она уже послала сообщение: «Антонио… Скоро ты будешь дома… Тоггда, обязательно, напиши мне… Я должна знать, что с тобой все хорошо… Цемки… Наташа...».

Письмо в ответ пришло спустя пару минут — очевидно, Антонио не имел привычки спать в самолетах. Он написал: «Не волнуйся. Все хорошо. Скоро окажемся над бере6гом Южной Америки… Дарю тебе поцелуй дружбы. Антонио.».

Она прочитала: «… Дарю тебе поцелуй дружбы...», вздохнула...

Вскоре из вод океанских на берег вышла Надин.

Она увидела задумчивое, мечтательное, несколько опечаленное, лицо Натальи и спросила: «Что случилось, подруга? Антонио...?».

Та ответила: «Нет… нет… все хорошо… Забудь...».

Надин не стала допытываться до причины необычного поведения Натальи… Она была мудрой...

Вскоре Наталья выключила планшет и, пользуясь тем, что на берегу теперь была Надин, решила и сама искупаться в теплом и кротком, в этот вечерний час, океане.

Она неторопливо подошла к воде, тронула ее босой ногой — и так же неторопливо вошла в ластящуюся к ее телу волну...

Еще миг — и она уже поплыла, не ныряя, ее голова и намокшие, потемневшие от воды, волосы, низко выглядывали из воды...

… Она сделала по вечернему, предзакатному океану несколько широких кругов, временами ныряя, временами останавливаясь на отмелях, чтобы передохнуть...

Затем, счастливая и почти обессилевшая, она вернуласоь к берегу, пошатываясь, вышла из воды...

Еше минута — и она опустилась на широкое ярко разукрашенное покрывало рядом с Надин.

Та, по-сестрински, ласково потрепав ее волосы, произнесла: «Я знаю. Что с тобой. Влюбилась, да? Скажи честно — Антонио понравился тебе?».

Наталья ничего не ответила вслух, но переглянулась с Надин, мечтательно подмигнула ей...

Та спросила: «Но это любовь без ответа, да? Он не знает, любит ли тебя?».

И снова Наталья перглянулась с подругой и подтверждающе кивнула...

Несколько секунд молчания… И...

Рука Надин легла ей на плечо — оодряюще, утешающе...

И Наталья услышала голос Надин: «Наталья… Он смертный… И мы не должны связывать жизнь с ними… Но… Правила Кодекса в этом месте читаются несколько вольно… И… Если ты будешь осторожна с ним… Все возможно. Главное — чтобы и он убедился, что любит тебя...».

Ее голос был, так же, утешающе, спокойным...

Но сама она не чувствовала себя спокойной...

Кодекс Сестры готов был вступить в противоречие с Кодексом Вампира...

И она не знала, что делать даже с собой...

А не то, что с Натальей...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Похожие статьи:

ДругаяКак странно...

Любовная лирикаОТКРОВЕНИЕ

Любовная лирикаНЕ ЗОВИ

Любовная лирикаМы с тобой

Любовная лирикаНа рассвете

Рейтинг: 0 Голосов: 0 224 просмотра
Комментарии (0)
Новые публикации
ПРОГРЕСС
вчера в 21:20 - КВАМХАН - 0 - 3
Четыре утра
Четыре утра
вчера в 20:32 - Рина Сокол - 0 - 3
Новый дом
вчера в 20:13 - Анна Птаха - 0 - 6
старенькое, но люблю его)
купание
вчера в 17:51 - Kolyada - 1 - 11
Поклонская искупалась с дельфинами в Крыму
вчера в 17:51 - Kolyada - 0 - 5
Транспортные артерии Земли.
Транспортные артерии Земли.
вчера в 17:27 - Михаил Зосименко - 0 - 5
     На протяжении веков на Земле, в различных странах, сформировались стационарные поселения людей, ведущих оседлый образ жизни. Как правило, поселения, а за тем и города...
КРУГОВОРОТ
вчера в 06:53 - КВАМХАН - 0 - 12
СТАРЫЙ АЛЬБОМ. ДРУЗЬЯ
26 июня 2017 - Евгений Вермут - 1 - 16
Кроме старых друзей, никого нет мне ближе...
ЛЮБОВЬ И МОРКОВЬ
26 июня 2017 - КВАМХАН - 0 - 9
Встреча Маши и Никиты
26 июня 2017 - Kolyada - 0 - 5
Пали белые снѐги ...
26 июня 2017 - А. Ладошин - 1 - 11
Говори
Говори
26 июня 2017 - Рина Сокол - 0 - 9
Пятиминутка
Пятиминутка
25 июня 2017 - Нина Агошкова - 15 - 49
Дождь
Дождь
25 июня 2017 - Гузель - 5 - 24
Cпешный совет тройки
25 июня 2017 - Фейблер - 0 - 10
Из сборника: басен Фейблера, на политические темы, из цикла "Критические взгляды"
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования