Убийство Крикет-холла

29 июля 2015 - Мария Фомальгаут
article7091.jpg

До Крикет-холла оставалось еще около трех миль, когда зарядил дождь – и не какой-нибудь осенний дождичек, а настоящий ливень, который пробрал бы меня до костей, будь у меня кости. Мой единственный фонарь еле-еле освещал путь – и освещал явно недостаточно. Далее трех шагов ничего не было видно.

 

Не помню, когда я сбился с дороги – просто в какой-то момент поймал себя  на том, что подгоняю своего Баньши неведомо куда. Мне ничего не оставалось кроме как остановиться на бездорожье – и задуматься, что, собственно, делать дальше. Больше всего хотелось вернуться на станцию – там, по крайней мере, можно было переждать непогоду. Но меня согревала надежда, что Крикет-холл совсем рядом.

На мое счастье из темноты вылетела старая шляпа, мокрая и продрогшая.

— Сударыня! – обратился я к ней, — не скажете ли вы, как далеко от меня Крикет-холл?

— Так вы его уже проехали, сударь, — отозвался цилиндр, — он вон там, чуть севернее.

С этими словами шляпа устроилась в моей кабине.

В моей кабине…

Ну да.

Да, для тех, кто ничего обо мне не знает. Давайте знакомиться. Я – экипаж. Конечно, не абы какой экипаж, а экипаж Смокинг-холла, верой и правдой служивший своему поместью много лет. Сейчас я уже немолод, да и сил у меня поубавилось – однако, я по-прежнему езжу туда-сюда по поручениям своего поместья.

— Вы же не из Крикет-холла, — сказала шляпа.

— Да, вы правы, сударыня. Я родом из Смокинг-холла.

— А сюда приехали погостить?

— Не совсем так. Сюда я приехал передать письмо почтенному Крикет-холлу.

— Думаю, он будет очень рад этому письму.

— Разрешите с вами не согласиться. Насколько я понял, в письме содержатся далеко не веселые вести.

— Левее, сэр, — попросила шляпа. Я дернул поводья, Баньши взял левее. Наконец-то я начал узнавать места, по которым ехал – отчасти потому, что приблизился к Крикет-холлу, отчасти оттого, что дождь начал поутихать. Однако, как ни смотрел я вперед, я не видел огней поместья.

— Обычно Крикет-холл всегда встречал меня, — заметил я, — а сегодня я не вижу огней.

— Может, его нет дома? – предположила шляпа. И тут же смущенно осеклась – действительно, как может не быть дома самого дома.

— Мы уже должны увидеть его, — сказал я.

Дождь поутих, теперь о недавнем ливне напоминал только поднимающийся над холмами туман. Наконец, я увидел очертания Крикет-холла – но чем больше я смотрел на него, тем меньше узнавал. Что-то случилось с поместьем, я еще не понимал, что…

— Это же… — осторожно начала шляпа.

— Да что с ним…

— Держу пари, это…

— Да это же…

Если бы у меня были глаза, я бы не поверил своим глазам. Я одернул Баньши, стоял и смотрел на то, что еще недавно было Крикет-холлом.

Сомнений не оставалось.

Крикет-холл сгорел дотла.

 

— Когда, вы говорите, подъехали к поместью? – спросил следователь.

— Около половины пятого вечера.

— Вы не видели никого в окрестностях?

— Нет, сэр.

— И кто же, по-вашему, это сделал?

— Не могу знать, сэр.

— А может… может, это вы его сожгли?

Я вздрогнул.

— Но… ни в коей мере, сэр.

— Кто может доказать, что это не вы?

Я вспомнил.

— Шляпа… со мной была заблудившаяся шляпа. Цилиндр.

— С каких это пор мы стали пользоваться показаниями шляп? – фыркнул следователь.

— А с каких это пор экипажи стали поджигать поместья? – парировал я.

— Мда-а, пожалуй, вы правы… что же… если будет нужно, мы вас вызовем. Спасибо за помощь.

Я дернул поводья – Баньши повез меня домой. И страшно было возвращаться в родное поместье ни с чем, и я ничего не мог поделать…

 

— Это мог быть несчастный случай, — сказал Смокинг-холл.

— Да, это мог быть несчастный случай, — согласился я с хозяином.

Мой хозяин упорно верил в добро и справедливость – поэтому ни за что бы не признал, что Крикет-холл сгорел из-за чьего-то злого умысла.

— Может быть, уголек выпал из камина, — сказал Смокинг-холл.

— Возможно.

— Вспыхнул ковер, потом пламя перекинулось на шторы…

— Несомненно.

— Ужасная смерть.

— Да, врагу не пожелаешь, — согласился я.

Я сидел в большом зале у камина – я любил сидеть здесь вечерами и греть свои рессоры и колеса. Смокинг-холл был достаточно большим и достаточно гостеприимным домом, чтобы позволить своему экипажу погреться у очага. Осенний ветер бился головой в окно, по подоконнику стучали редкие листья.

— Я так и не передал ему письмо, — вспомнил я.

— Письмо? Какое письмо? – насторожился Смокинг-холл.

— Которое вы просили передать вашему кузену, Крикет-холлу.

— Ах да, конечно, письмо… впрочем, даже хорошо, что он так и не узнал эту новость.

— Могу я поинтересоваться, что за новость? – спросил я.

— Ничего хорошего. Известие о скоропостижной кончине Пудинг-холла.

Я никогда не слышал о Пудинг-холле – но на всякий случай воскликнул:

— Быть того не может. Немыслимо. Сколько ему было?

— О-о-о, больше семисот лет. И надо же такому случиться, люди разрыли толщу, на которой он стоял… искали там что-то, уголь, нефть, не знаю… Подрыли основу, клялись и божились, что домам это не повредит… но старина Пудинг-холл рухнул.

— Ужасно, — сказал я.

— Не то слово.

— Надеюсь, люди будут наказаны?

— Что люди, нашего родственника уже не вернешь… рассыпался в прах.

Я молчал. Я вообще плохо понимал, что нужно говорить, когда кто-то умирает.

— Но самое главное – он оставил после себя человека, — продолжал Смокинг-холл.

— Что, простите? – не понял я.

— Он оставил человека. После него остался человек.

Я восхищенно вздохнул. И втайне позавидовал дому, в котором жил самый настоящий хозяин.

— Нда-а, повезло кому-то, кто унаследует человека, — восторженно выдохнул я и тут же спохватился, что сказал что-то невежливое.

— Тут начинается самое интересное, — отозвался мой дом, — после смерти старого Пудинг-холла осталось четверо наследников. Один из них я, второй – Крикет-холл, ныне покойный…

Мне стало не по себе. Будь у меня спина, по ней бы пробежал холодок.

— Еще двое – Челси-холл и Файф-о-Клок-холл, они живут далеко от нас. Думаю, тебе тоже придется съездить к ним… передать им письмо о смерти Пудинг-холла… и мои соболезнования.

— Не проще ли послать телеграмму?

— Тебе что… лень ехать?

— Нет, не лень, но…

— Понимаешь… я должен повидаться с ними… со всеми. Я не могу отправиться к ним сам, как ты понимаешь… — старый дом тихонько усмехнулся, — но мне обязательно нужно связаться с моими родственниками. Как тебе объяснить… нам придется делить наследство…

— Делить… человека?

— В том-то и дело, что человека невозможно поделить.

— Разве человека нельзя разрезать? Например, вам достанется голова, Челси-холлу – ноги, Файф-о-клок-холлу все остальное…

— Нет-нет, если разрезать человека, он умрет.

— Но я видел, как людям отрезали волосы.

— То волосы. А то голова. Человека можно взять себе только целиком. А значит, человека унаследует только один из нас.

— И кто же?

— Вот это нам и предстоит решить. В самом ближайшем будущем. И поэтому я прошу тебя нанести визиты моим родственникам.

— Если вы пожелаете, я завтра же отправлюсь в путь, — сказал я.

Смокинг-холл хотел ответить, но не успел – его прервал телефонный звонок. Мой дом вежливо выслушал кого-то на том конце провода, повесил трубку и сказал:

— Друг мой, на завтра у меня для тебя другое поручение: завтра вечером сюда приезжает человек.

— Человек?

— Да, человек.

— Наш человек?

— Наш человек.

Если бы я мог дышать, у меня бы перехватило дыхание. Мысль, что завтра здесь будет человек, лишила меня покоя. Нет, конечно, я и раньше видел людей, и немало – но то все были чужие люди, какие-то ничьи люди, а этот человек был именно наш.

— Кстати, его зовут Кевин.

— Кевин-холл? – спросил я.

— Нет, просто Кевин. Когда называешь человека, не принято говорить – холл.

— Он останется здесь?

— Будем надеяться.

— А не проще ли… бросить жребий, и человек достанется победителю?

— Видишь ли, тут все намного сложнее, — не согласился Смокинг-холл.

Ветер бросал в окно пригоршни листьев.

 

Следующим вечером я уже стоял возле перрона в ожидании пассажира. Поезд запаздывал, и я уже начал волноваться, когда на горизонте показался дымок паровоза. Я смотрел на череду вагонов и пытался представить себе, как будет выглядеть наш жилец. Воображение рисовало мне грузного объемистого толстяка с окладистой бородой – такого хозяина дома я видел в каком-то фильме.

Однако, на перрон вышел поджарый молодой человек – я не мог точно определить его возраст, я плохо разбирался в возрастах людей.

— День добрый, — он вежливо приподнял шляпу, — имею честь говорить с экипажем Смокинг-холла?

— Да, это я.

— Отлично. Надеюсь, до дома не очень далеко? Смертельно устал.

— Не хочется вас расстраивать, но дорога будет неблизкой.

Человек забрался на сиденье и положил рядом свой небольшой багаж. Мне не терпелось расспросить его про Пудинг-холл, про обстоятельства его смерти, — но я понимал, что такие вопросы будут не совсем вежливыми.

— Ах да, забыл представиться, — спохватился он, — Кевин. Кевин Мур.

— Очень приятно… к сожалению, не могу в ответ назвать вам свое имя.

— Отчего же?

— Просто… у меня его нет.

— Нет имени? Черт, я и забыл, что у экипажей не бывает имен.

— Вы жили в Пудинг-холле? – осторожно спросил я.

— Да, всю свою жизнь. Хотя немало времени проводил в разъездах. И вот представьте себе, каково мне было, когда я вернулся из очередного путешествия – и обнаружил, что моего дома нет.

— Вы… первый обнаружили, что старый Пудинг-холл упал?

— Нет. Когда я приехал, там все было оцеплено вдоль и поперек. Я даже не смог проникнуть на территорию, которая когда-то была моим домом.

— Но… вам, по крайней мере, удалось вынести вещи?

— Какие вещи, силы небесные! Вот всё, что у меня осталось, — он с отчаянным видом потряс саквояжем, — такого со мной еще не бывало.

— К частью, вы перейдете к другому дому, — сказал я.

— Да, — кивнул он, — да здравствует наше правосудие. Не оставит человека без крыши над головой. Ведь у Пудинг-холла было четверо наследников, не так ли?

Меня передернуло. Было бы проще, если бы человек ничего не знал про наследников – тогда у нас было бы больше шансов оставить человека себе.

— Вы же знаете, что наследование происходит по старшинству? – спросил я.

— М-м-м… что-то слышал.

— Так вот, старше всех мой хозяин, Смокинг-холл. Его начали строить еще в тысяча шестьсот тридцать седьмом году.

— Ух ты, — сказал человек, которого, кажется, это не очень впечатлило.

— Правда, Челси-холл начали строить на два года раньше, но он долгое время стоял недостроенным. Понимаете, в Смокинг-холле уже вовсю жили люди, а у Челси-холла не было ничего кроме фундамента!

— Ага, — кивнул человек.

— А у Файф-о-Клока-холла вообще не все в порядке с документами. По одним летописям он числится с тридцатого года, по другим – с сорок третьего…

— Ну-ну.

— Но мало того, — Файф-о-Клок-холл был построен французским архитектором! Вы понимаете, что это значит?

— А что?

— А то, что его нельзя считать англичанином в полной мере. Несмотря на то, что он был построен н английской земле – Файф-о-Клок-холл наполовину француз.

— Неужели? – человек устало поднял голову, снова уронил её на грудь.

— Точно вам говорю. Теперь вы понимаете, что единственный стоящий наследник – это Смокинг-холл?

Человек не ответил мне, он полулежал на сиденьях, казалось, не слышал меня.

— Кевин! – окликнул я его, — вам что, плохо?

— А?

— Вам плохо?

— Нет, нет… устал до черта… Далеко еще?

— Почти приехали… сэр.

— Отлично… о-о-о, это и есть Смокинг-холл? Солидное место…

— Да, сэр, отличный дом, вам понравится.

Кевин вошел в большой зал, поклонился и снял шляпу. Они с домом сердечно поприветствовали друг друга – и я втайне понадеялся, что человек останется у нас надолго.

— Только не говорите мне, что здесь нет центрального отопления, — простонал человек, — я этого не переживу.

— Не хочу вас огорчать, но его действительно нет, — признался Смокинг-холл.

Человек недовольно скривился.

— Но не беспокойтесь, мы натопим камин в вашей спальне и в гостиной.

— И не забудьте положить мне грелку в постель, — попросил человек.

— Обязательно.

Кевин еще раз оглядел большой зал и спросил:

— Во сколько у вас подают ужин?

— Простите, что?

— Ужин.

— Это… — я начал лихорадочно вспоминать, что такое ужин.

— Мм-м… может, пока обойдетесь без ужина?

— Что значит, обойдусь, да у меня с утра во рту маковой росинки не было!

— Вам нужна маковая росинка?

— Мне нужен хороший бифштекс с кровью. И что-нибудь на гарнир. И я бы не отказался от хорошего пудинга.

— Сию минуту посмотрим в закромах, кажется, там было что-то на случай приезда дорогих гостей, — спохватился Смокинг-холл, — прошу простить мою небрежность… Я совсем забыл, что людям нужно есть…

 

— Думаешь, он останется? – спросил меня Смокинг-холл, когда человек после легкого ужина из консервов удалился в уютную спальню, где уже затопили камин.

— Сомневаюсь, что он останется после такого приема… Кажется, он все еще голоден… хотя не знаю.

— Да нет, я говорю тебе совершенно не об этом. Я пытаюсь представить себе, какие у нас шансы на обладание человеком… Челси-холл сделает все, чтобы забрать его себе.

— Но Челси-холл много лет стоял недостроенным!

— Ты же его знаешь… упорный, каких мало, костьми ляжет, но своего добьется…

— А Файф-о-Клок-холл?

— О-о-о, у этого и вовсе характер не сахар. Попробуй кто заикнуться ему про путаницу в его документах, он будет рвать и метать так, что черепица с крыши полетит!

— Вы думаете, это он убил Крикет-холл?

— Что? – спросил мой дом.

— Я думаю… кто мог убить Крикет-холл?

— Ну что ты несешь, несчастные случаи бывают сплошь и рядом…

— А вам не кажется странным, что сначала провалился Пудинг-холл, а через некоторое время от Крикет-холла остались одни угольки?

— Прекрати. Даже думать не хочу о таких ужасах. Шел бы ты лучше спать.

Я направился в комнату, которую давно уже облюбовал для себя. Я думал, останется ли комната в моем распоряжении после того, как в доме появится человек – или Смокинг-холл наконец вспомнит, что экипаж должен жить в сарае. Тревожные мысли не давали мне уснуть, может, именно поэтому я услышал шорох на подоконнике. Я открыл окно – в комнату впорхнул цилиндр, подхваченный ветром.

— Чему обязан поздним визитом? – строго спросил я.

— Такой дождь на улице… — признался цилиндр, — Я весь промок… Позвольте мне обсушиться.

— Гхм… для начала разрешите представить вас хозяину, — я обратился к Смокинг-холлу, — прошу прощения, что беспокою в столь поздний час, у нас гости…

— Гости? Что же, уважаемый цилиндр может устроиться в комнате для гостей вместе с экипажем, — сквозь сон отозвался Смокинг-холл.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 275 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Поместье
вчера в 15:53 - Рина Сокол - 0 - 2
Исповедь двухглавой черепахи из Флориды
вчера в 13:35 - Kolyada - 0 - 5
ЗА МОЛОДЫМИ
вчера в 13:34 - Хохлов Григорий - 0 - 4
Только точкой
вчера в 05:43 - Рина Сокол - 0 - 9
Спасибо за все!
Спасибо за все!
17 августа 2017 - Алевтина Гусева - 2 - 19
Когда не видишь лица
17 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 12
Кенгуру ударил по лицу школьника
17 августа 2017 - Kolyada - 0 - 9
Базар-вокзал...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 3 - 45
Голубой пёс Мумбаи
16 августа 2017 - Kolyada - 0 - 9
Кто дружен...
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 5 - 29
Вахтовичка
16 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 0 - 27
Вперёд по курсу
16 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 12
Мой взор угаснет прежде...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 7 - 34
Из удалённых публикаций...
15 августа 2017 - Валерий Цыбуленко - 4 - 26
В Ирландии козла избрали мэром
15 августа 2017 - Kolyada - 0 - 11
Власов, Резун и Мазепа
14 августа 2017 - Таманцев Алексей - 7 - 34
Лишь на миг
14 августа 2017 - Рина Сокол - 0 - 14
Матильда К. против Наташи П.
14 августа 2017 - Kolyada - 2 - 15
Клубы
Рейтинг — 143400 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования