Глава 7. Ах! Зачем эта жизнь так была коротка ...

23 марта 2016 - Пётр Маркевич

Но в его деликатном положении почему-то действительно привычное и порядочное течение жизни нарушалось каким-то выкидышем…

Он не услышал " НЕТ " в Ботаническом Саду, — должно же оно прозвучать хотя бы вечером! Итак: 

 

  — Ну что?! — пора идти в ЗАГС!

 

 

    Повесть о счастье, Вере и последней надежде.(НЕОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВАРИАНТ) Часть Первая. Чудес не бывает, НО..?

 

  

   Глава 7. Ах! Зачем эта жизнь так была коротка ...

   — Ты — Хрен Моржовый! Ты долго думал перед тем, как это сказать?! — прохрипел внутренний голос, видимо, готовясь его укусить.

  Вера на мгновение призадумалась. Его провокационное предложение регистрации акта гражданского состояния, прозвучавшее поздно к вечеру второго дня их знакомства, казалось, ничуть не смутило девушку своей скоротечностью.

   — Ну сейчас ты получишь! — обрадованно проскрипел внутренний голос. — Икс-икс-а ...

   Немного — насколько возможно это за пару дней! — ознакомившись с её характером, он, разумеется, уже не ожидал от ней какой-то бурной реакции на свои дурацкие слова, но совершенно спокойно предвкушал, как она деловито и энергично произнесёт "НЕТ!".

  А он долгим и упорным взглядом посмотрит в её полно сжатые губы.

  Ну тут меня пробивает слеза ...

   — Придурок! — скажет по обыкновению его внутренний голос. — Не в губы надо смотреть, а на девичьи руки.

  Впрочем, Вера в объяснение своего отказа может быть добавит (хотя это не факт!), что они ещё очень мало знают друг друга, а может и не прибавит; всем всё и так понятно ...

  На что он угостит её заготовленным заранее ответом, что у него, к сожалению, а может быть и к счастью, больше нет времени узнавать друг друга… Пора сматывать удочки домой. Ведь он хотя и не лимитчик, но всё равно приезжий с Фуева-Кукуева.

  "Нет, ну не так грубо!" — просто объяснит, что его летние каникулы педагога заканчиваются там, где начинается период ухаживания, и он должен наличествовать на августовском педсовете, который без его присутствия не состоится. Это здесь в столице южной он никому ненужный, а там в своём заштатном Укрюпинське на букву Джи* он входит в когорту укрюпинських Славных деятелей переднего края и торжественного президиума ...

   — Ты — Хрен Моржовый! Ты долго думал перед тем, как это сказать?! — прохрипел внутренний голос.

   — А что?! Идея неплохая! — неожиданно ворвался в его сознание Верин голос. — Давай!

   — Завтра? — надеясь услышать ответ "завтра я работаю" или что-нибудь такое в этом роде, обычно говоримое людьми, когда и хочется и колется и маменька не велит, — но получил наотмашь

   — Да. Завтра и съездим!

  Он ожидал всего, но только не скоропалительного "ДА"; и как в жизни бывает, оно-то как раз и прозвучало.

  " — Два. Завтра с мамкой придёшь ..." — как всегда саркастически добавил внутренний голос.

   Неужели она полюбила его? Ну ладно, хрен с ней, с этой любовью, — почувствовала к его великой персоне доверие и уважение в считанные дни? Повторяю: это был всего лишь второй день знакомства! И она, и он это всё прекрасно понимали — взрослые люди же. Но вот поди ж ты как в жизни бывает ...

  Итак, моя прелесть, Жених потерял дар речи от неожиданного ответа Невесты. По идее молодой человек должен был обрадоваться, что его предложение получило такое скорое и лёгкое согласие, но он стоял и молчал с плотно сжатыми губами. Тогда Вера, почувствовав его затруднение, пришла ему на помощь.

   — Ты знаешь, где ЗАГС? — спросила она.

   — Нет, конечно, — я же не москвич… — пожал он плечами.

   — А ты узнай! — и тихие повелительные нотки впервые, но весьма отчётливо прорезались в её голосе.

   — Хорошо! — покорно согласился он.

  На лестничной клетке было темно и безлюдно — пользуясь этой случайностью, он решил вдруг схулиганить и приобнял Веру за плечи, пытаясь с силой поцеловать в губы. Она с лёгким смешком выскользнула из-под его правой руки, как торпеда. Неудача его не сильно огорчила.

   — До завтра! — сказав это, она снова хихикнула, закрывая дверь квартиры.

  -До Завтра. "Да она смеётся над тобой!" — закашлялся внутренний голос.

  Он вышел из квартиры в психологическом состоянии, очень трудно поддающимся описанию. Сказать, что он был уже другой человек — это было нельзя, но шагая к автобусной остановке, он всё ещё раз и — ещё раз посматривал вверх = где-то там, в багровом звёздном небе, тлевшем над южной столицей — он это отчётливо почувствовал! — что-то там высоко, в движении кровавых небесных светил неумолимо изменилось… Он не знал — хорошо это для него или плохо, но что-то там произошло — это ясно как дважды два четыре.

  Вот так живёшь, живёшь и — … — весь устоявшийся и устойчивый уклад жизни внезапно переворачивается, земля уходит из-под ног, кто был ничем, тот становится всем, и человек оказывается совершенно не готов стоять вниз головой и кверху попой.

  А он готов?

  … чтобы сменить свою холостую, уютную, обеспеченную на — чужой город, на чужую семью, на свою семью в чужой семье?

  … По ночной дороге на квартиру к Старшему Брату он не столько долго, сколько очень глубоко и проникновенно — дорога показалась ему очень краткой! — размышлял над тем, в какой странной до неправдоподобности ситуации он вдруг оказался.

  Для него ЗАГС было очень серьёзно. Более того, впервые в жизни — ЗАГС. Было ли это серьёзно для Веры — он сомневался: слишком легко она согласилась подать заявление. Но для него это совершенно не выглядело недостатком Веры: лёгкость заявления — не лёгкость поведения. Обещать жениться — это еще не значит выйти замуж. Скорее наоборот: по "обычке" всех парадоксалистов он расценил этот поступок с точностью до наоборот.

  И вот почему.

  Сегодняшний день был для него наполнен событиями до отказа. Самым главным среди них было, разумеется, не эти поездки по магазинам, и то, что лежало на ихних полках и висело на ихних стойках, — а то, что эта девушка решила не расставаться с ним после всего того, с одной стороны, затаённого и сокровенного, с другой стороны, откровенно сумасшедшего, — что он ей наговорил под желтеющими листьями, тихо опадавшими с веточек берёзок.

  То ли Вера, то ли вся жизнь пошла наперекор его планам и предположениям. Ситуация затягивалась.

  Он заподозрил, что эта Вера — это должен быть перед ним человек необыкновенной смелости и мужества — согласиться хотя бы на время связать свою судьбу с не очень адекватным мужчиной, думающим не о семье, а какой-то премии.

  Выйти замуж за несостоявшегося писателя?

   Ну и дела!

  Кто посмеет?

  Да никто!

  Сколько ни оглядывался он вокруг себя, он не мог найти такого человека в своём уме, а тем более женщину, — способного на удивительно мужественный и энергичный поступок...

  И поскольку он никак не мог до конца поверить — у него начало складываться ощущение, что она не поняла, про что сегодня утром он рассказал ей в Ботаническом Саду. Может невнимательно вслушивалась, думая о чём-то своём… Надо ещё и ещё раз повторить, чтобы она поняла, чем она рискует… Зачем ей этот подвиг жены писателя?

  Впервые за время всей своей жизни — во время этого столичного вояжа он столкнулся с чем-то не очень понятным. До сих пор все телодвижения судьбы его укладывались в жёсткое прокрустово ложе гимнастики: с одной стороны, знакомство — предложение руки и сердца с коленопреклонением или без — её ОТКАЗ, с другой стороны, знакомство — его ОТКАЗ от продолжения знакомства.

  В столице Южной было совершенно иное? Согласие — как отказ, отказ как согласие. Но автобус прибыл на конечную — ВДНХа северную и он на время расставшись со своими отчасти грустными, но такими светлыми мечтами, пошёл пешком на ВДНХа южную. Нет, хорошо что в то баснословное время транспорт ездил до двух часов ночи.

  На квартире у Старшего Брата все уже легли спать. Ему долго не открывали дверь, но он упорно нажимал кнопку звонка, рискуя разбудить не только соседей по подъезду, но и бомжа спьяну улёгшегся этажом выше на лестничной клетке. Наконец, родич соизволил открыть — сонный и злой — он наговорил ему много неприятных истин с комментариями аккурат по пятому изданию словаря Бодуэна де Куртене:

  …, во-первых, если задерживаешься должен позвонить, благо это не твоя деревня и телефон-автомат есть на каждом углу, а две копейки выпросишь у прохожих ...

  …, во-вторых, следующий раз я тебя не пущу вообще — будешь ночевать на улице. Я сказал. Дважды я не повторяю. Понял, урод?

   — Да, я виноват, виноват я — затараторил он, — прости меня, братан. Последний раз, клянусь! Последний раз! Больше не повторится ...

   Он не обиделся на Старшего Брата. Разве можно обижаться на тех людей, которые вполне возможно, что пригодятся в дальнейшем. Столичная карта появилась в его раскладке не вдруг; она была выстрадана… А порой ему казалось, что она была послана ему самой судьбой, которая… И он подумал дальше: "Он прав: в ней действительно что-то есть… Что именно — это совершенно непонятно, но понятно, что это лежит совсем не в той плоскости, о какой говорил Старший Брат… "

   — … — — … — — … -

  Ему вспомнилась, некстати, Алхимия Слова — где с беспощадностью хирурга по-живому прорезана дилемма: брак или безбрачие для писателя.

  "Писатели — … — на пороге зрелости оказывались перед дилеммой: семейный очаг или безбрачие.

   — … — Ряды холостяков в значительной мере заполнили лица духовного звания, особенно в те периоды истории, когда писателями были люди только этого сословия. Защитники безбрачия натолкнутся на аргументы своих противников, почерпнутые из жизни знаменитых писателей, развитию и расцвету которых их семья не помешала. Но сторонники безбрачия не сдаются: против женатого Овидия они выдвигают холостых Вергилия и Горация." И так далее.

  Конец цитаты.

  Начало авторского текста.

   — … — — … — — … — Уважаемый Алхимик слова!

  "Я не знаю как сложится моя дальнейшая судьба… Я не знаю, как сложатся наши дальнейшие взаимоотношения с Верой, — скорее всего — никак, и мы с ней расстанемся, но уже за одно то, что она не побоялась подать заявление со мной — я буду уважать её до конца своей жизни ..." — это прозвучало в его душе как некая клятва. Он оглянулся окрест. Нет! совсем не Воробьёвы горы!!! Тусклая слабо освещеная улица, редки машины, и совсем ни одного прохожего. Ночь. Улица. Фонарь. Аптека — интересно есть ли там лекарства от радости и счастья!?

   — … — — … — — … -

  Он внезапно понял, что когда следующий раз в следующем году он приедет в гости к Старшему Брату, то обязательно если не встретится с Верой, то будет отслеживать её дальнейшую судьбу, пусть даже выйдет она замуж за кого-то другого. Буквально во второй день знакомства совершенно неожиданно было принято им решение: и вся его будущая холостая жизнь раскрылась перед ним как на ладони — и это был великолепны и фееричный Гранатовый Браслет последней трети ХХ века. Фантазия его разбушевалась.

  … "Прошёл год, и я почти уже забыл о Вере ..." — неумолимо безжалостные строки складывались сами собой в уме: — "Повесть под кодовым названием Схимник по имени Алхимик была уже не только написана, но и отпечатана в трех машинописных экземплярах для поездки в столицу южную, когда я воспомнил о ней, о Вере ..." Всё, что происходило с ним, могло быть так поэтично и романтично — "по самые нехочу" — перед мысленным взором раскладывался одна картина живописнее другой: жизнь продолжалась неумолимо и безжалостно.

  Мысль его вновь и вновь возвращалась — совершенно неожиданное согласие выбило его из привычной колеи. ЗАГС — ведь это чертовски серьёзная вещь, и если он привык подолгу и глубоко задумываться над мелкими, а то и мельчайшими пустяками, типа РОЛИ ЛИЧНОСТИ в истории СССР, то здесь глубинный подкорковый страх пополз изнутри, вызывая мелкую нервную дрожь…

 

  

   — Ты ведь действительно совершенно её не знаешь… = констатировал мелодичный внутренний голос. — Как ты к ней относишься?

   — Никак, — ответил он своему внутреннему голосу и вздохнул. — никак я к ней не отношусь.

   — Ну вот видишь! Поэтому скажи, что ты пошутил… Кстати, ты до сих пор не купил билет обратно, а там твои мамка с папкой волнуются — ты же говорил им, что отдашь рукопись и сразу вернёшься — а тебя всё нет и нет. Ты, садист, ты любишь их мучать?..

   — Завтра я обязательно позвоню бате на работу! — дал самому себе он обещание и повернулся на другой бок. — Его конечно не будет, он вечно в разъездах, но пусть ему передадут, что сынок звонил из столицы и просил передать, что у него всё нормально. Обязательно!

   — … — — … — — … -

   — Да дура она — дура! — завизжал в неистовстве внутренний голос и в ярости затопал ногами в его черепной коробке. Но только легкая тень пробежала по его лбу снаружи, никто бы и не мог догадаться о тех яростных и ненавистных бурях, которые в ту секунду звучали в нём внутри, укрытом одеялом с головой.… Ночь с её тишиной потихоньку овладевала им; хорошей житейской аранжировкой к ней служили сухой треск и скользкий шорох тараканов, начавших свои гонки за выживание по линолеумному полу квартиры.

  Бац! Бам! Умный линолеум. Плохо, конечно, что я — не поэт! — мысль перескочила, — написал бы стихотворение, обзвал бы "Умный линолеум", что-нибудь про великую комсомольскую стройку ХХ века — БАМ!- про прораба=члена КПСС, про выполнение квартального плана по возведению многоэтажного жилья в тундре и опубликовал как не безызвестный поэт на букву Вэ — я не имею в виду Высоцкого ...

   — Не дешеви, сука! — пробурчал ненавистный внутренний голос.

  Впрочем, разве только один Вэ? Если бы!

  Есть ещё один...

  И ещё один южный поэт на букву эМ, — не путать со мной, Маркевичем… И ещё… У-у-у, сколько их!

  Безумный линолеум. Бездумный линолеум. Этот безумный умный мир ...

  И тут он по обыкновению всех психопатов он вновь и вновь подумал, что Вера шутит, она хочет его просто разыграть, чтобы потом вместе дружно посмеяться над ним...

  Он подумал, что они не доедут до ЗАГСА, или доедут, а там чего-нибудь не получится — как всегда, по закону подлости, и всё это обратится в шутку, занимательнюу житейскую историю, а ещё — этот опыт путешествия к ЗАГСу совсем не будет лишним, поскольку он будет многократно воспроизведён в его текстах. А где она спрячется?

  В этот момент к ощущению затянувшегося сна, стало примешиваться впечатление участия в некоем литературном произведении ...

  Трудно передать удивление заспанной телефонистки "09", когда в два часа ночи мужской голос спросил её загс, наиболее близко расположенный к станции метро "М… о", где на балюстраде вместо круглых колонн стояли квадратные столбы.

   — Вы что там издеваетесь?

   — Нет, я абсолютно серьезно. Мы с Верой завтра ...

   — Ну завтра и звонили бы! — в сердцах прервала нетерпеливая девчушка, но трубку почему-то не бросила.

  Всё складывалось одно к одному: получив к вечеру своей жизни убийственно чёрный досуг, он без устали перебирал в памяти эти моменты и моментики, прозревая, что если бы ...

   — … — — … -

  Но ночная телефонистка на том конце длиннющего провода поверила ему: в конце концов, чудес не бывает, но иногда так хочется, чтобы они были!… поверившей скорее не ему, а дрожащей интонации его голоса, который решает свою судьбу; в конце концов, от роддома до кладбища не так уж много внезапно охрипших интонаций, и нужно долго жить, чтобы очередной раз стать витязем на распутье, и каждый из этих моментов имеет свой судьбоносно дрожащее...

  И вот в тишине столичной ночи 09 продиктовала ему сквозь хрип и треск номер телефона ЗАГСа, который он не запомнил, но адрес крепко-накрепко отложился в его молодой памяти.

  … Украсть ради украсть, убить ради убить… — уже засыпая, крутились в мозгу какие-то странные слова, сплетаясь в абракадабру. — Любить ради любить, убить ради любить, любить ради ...

  Какое-то странное образование вроде облачка спустилось над ним и произнесло еще более странные слова над ним:

  "УМЕРЕТЬ, ЧТОБЫ РОДИТЬСЯ!" Но наш герой всё туже стискиваемый объятиями Морфея ни услышал ничего. Он заснул.

  

  

Х      Х      Х

  

  Наутро он позвонил ей, что у него есть адрес искомого учреждения, занимающегося регистрацией актов гражданского состояния в столице южной, но в ответ получил просьбу рано не приезжать

   — Я так и думал! — усмехнулся и прохрипел внутренний голос. — Ты мог спокойно позвонить 09 утром, заодно узнать дорогу туда=сюда=обратно, а не будить и бесить телефонисток по ночам. Ха! Разогнался!

   — А ты не думай! — нахамил ему он. — Легче жить будет.

  Внутренний голос заткнулся. Интересно, почему — почему для того, чтобы заглушить внутренний голос, надо обязательно наорать на него, нахамить, — всегда необходимо вздрогнуть ненавистью-ю-ю? Когда с внутренним голосом общаешься вежливо и мягко, он в свою очередь начинает наглеть и грубить всё больше и дальше.

  К этому времени у него уже сложилась стройная и чёткая логическая классификация его внутренних голосов ...

   — Рано не приезжай!

  На следующий день он поехал рано. На душе было тревожно.

   — … — — … -

  Несмотря на подавленное с утра настроение, он ехал с большим интересом, ощущая себя марионеткой в чьих-то абсолютно могучих руках, как будто смотрел на себя со стороны, и ему было даже любопытно, чем-то дело сегодняшнее закончится ...

  Приехав, он очень долго сидел в пустынном дворе на скамеечке у детской площадки. Люди выходили и выходили из подъезда один за другим или даже целыми кучками, спеша на работу или в торговые точки с пустыми кошёлками. Он приехал рано, но не стал подниматься, потому что струсил — если Вера спросит, почему он приехал так рано, — что ему ответить? Мало-помалу просыпающаяся душа настраивалась на привычный поэтический лад.

  Что значит со стороны?

   — А вы меня спросите! Я — отвечу: со стороны это значит слева и вверху. А справа? Справа — не бывает. Только слева и вверху, но невысоко — метра три, максимум — пять вверх и по диагонали...

  "У подъезда дома твоего сижу. Жду когда пройдёшь ..." — запел ни с того, ни сего тихий внутренний голос, который вдруг стал ещё более нежный и мелодичный; во время пребывания в столице этот второй внутренний голос становился всё больше похожим на женский, что вызывало крайнее неудовольствие хрипатого: "Ёрш! Ты совсем обабился ..." — уже не раз говорил он ему. "Будь мужиком!" да всё бестолку.

  "… а быть может — нет! Ах! Стоит мне тебя увидеть… "

  Нет, он не считал песни Великого Ресторанного Певца плохими или вредными, как впрочем и песни советского пьяного Пушкина. Если нет ничего лучшего, то на безрыбье и рак рыба. А сейчас Ободзинский как нельзя лучше соответствовал его похоронному настроению — он почему-то сильно волновался… Его настроению, которое мне еще предстоит потрудиться, чтобы правильно и точно описать.

  …. — … — А тут как раз из чёрного дверного провала подъезда торопливо выходит Вера в своих знаменитых белых брючках под руку с каким-нибудь военным в зелёной квадратной фуражке пограничника. Ну и дела! Может, это не она?! Что ему делать? Конечно же, проверить… Зря он сел так адски далеко.

  На скамеечку у самого подъезда!

  Вот где надо было сидеть… Сердце застучало бешено — ещё бы! — она, эта сучка, держит под руку его, этого военного! Она повисла на его руке, предательница! А меня она ни разу не взяла под руку! На скамеечке у самого подъезда он сразу бы посмотрел бы ей в глаза ...

  Ну, конечно, — по жизни сравнения с военными он никогда не выдерживал! Любой лётчик, не говоря уже о сержантах… Так вот почему она и сказала: "рано не приезжай!". Этот военный ночевал у ней ночью, а утром она его выпроваживает, чтобы не получилось очной ставки с ним — "рано не приезжай!" — повторил он с горечью полыни...

  Звенья логической цепи молниеносно складывались воедино, чтобы опутать его сознание неожиданной вспышкой брутальной ревности… Н-да, не могу не посочувствовать своему герою, — действительно, такому человеку как он было трудно по жизни: он постоянно думал за других людей, особенно его окружавших, моделировал, как бы он поступил на их месте, приписывая им свои мысли — и жизнь всё время наказывала его по полной программе — она постоянно оказывалось не такой, как он предполагал; имея гнусное и развинченное воображение… Наверное, как писателю это ему здорово помогало, хотя не факт.

   — … — Сейчас он встанет и побежит за ними! Он догонит их, обгонит и посмотрит ей в лицо! Посмотрит, как она вести себя будет?! Быстрей! Они уже заворачивют за угол! Сейчас посадит хахаля на автобус и вернётся как ни в чём ни бывало!

  Тут из подъезда с вечно раскрытой нараспашку дверью выкатилась какая-то пожилая женщина с коляской. Она с кем-то разговаривала — может сама с собой ...

  Сердце бешенно стучало.

  Как бы не так! Нет, он выведет её на чёрную воду!

  Он дёрнулся, но Какая-то непонятная но очень властная сила парализовала его ноги… Он почувствовал как они наливаются свинцом и намертво приклеиваются к зелёной траве, посыпанной свежеосыпающимися листьями ...

   — Блин, с этим… сватовством еще и паралич хватит! Нет, с него хватит! Досвидос!!

  Детская коляска покатилась по асфальту, потом с усилием согнувшись развернулась и уже по траве подкатила к детской площадке. Когда она подъехала совсем близко, он понял, что это бабушка разговаривает с ребёнком, который находится в люле. Пожилая женщина, подъехав, вдруг сразу же сказала громко и удивлённо на всю детскую площадку, как объявила по радио на железнодорожном перроне:

   — А что это вы здесь сидите?

  От изумления он распахнул рот. Оглянулся: кого эта баба это спрашивает? Но кроме самого себя рядом с качелями и песочной горкой никого поблизости не обнаружил.

   — А что это вы меня так спрашиваете? — и тогда ответил он по своему обыкновению грубо и хамовито, как он всегда обращался с людьми, которые, как ему казалось, переступали нормативы дозволенного им самим приличного взаимного общения. "Вообще, это не ваше собачье дело!" — прохрипел внутренний голос, угрожая превратиться во внешнее рычание.

   — Поссорились, что ли с ней? — следующие слова ещё более озадачили. Не находя слов для выражения от такой наглости, он уставился на коляску, чувствуя что сейчас взорвётся как ошпаренный — а в коляске находится тот самый кулёк с чёрными глазками, которые он только позавчера вынужденно похвалил за красоту несказанную ...

   — С кем? — и тут к своему стыду он в подошедшей узнал ту самую седовласую женщину, которая позавчера назад так вкусно и обильно покормила его щами и гречневой кашей.

   — Ох, простите, это вы?! — ради Бога, я вас не узнал! — смущённо и радостно заулыбался он. — У меня очень плохая… — начал он извинения, многословные как всегда.

   — Да я так и поняла — вы идите: она вас ждёт, она сегодня с ночи пришла, устала ...- графиня как-то так ласково и нежно посмотрела на него, что он растаял ...

    — Идите!

  "Идите на ..!" — прохрипел истерически внутренний голос, явно "сладосострастно" наслаждаясь. Он оглянулся: СТРАННО, НО НИКОГО вокруг него НЕТ! "Кого это ты посылаешь? Если никого нет ..." — спросил он у внутреннего голоса. Но в ответ — тишина.

   И он пошёл.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 244 просмотра
Комментарии (0)
Новые публикации
Нет, не читал я ей стихов...
вчера в 21:26 - Серж Хан - 1 - 23
Конец Света
Конец Света
вчера в 20:06 - zakko2009 - 1 - 18
Тебя от бед собой закрою
вчера в 17:34 - Алексантин - 1 - 14
На землю сваленный забор
вчера в 17:09 - Алексантин - 0 - 12
Стихотворение о деревне
Да, пора, казак, тучи разгонять...
вчера в 16:49 - Серж Хан - 0 - 15
Грета и злая ведьма
вчера в 16:47 - Елизавета Разуваева - 0 - 10
Несмотря ни на что!
Несмотря ни на что!
вчера в 10:36 - Рина Сокол - 0 - 9
Бывай родимая станица
вчера в 10:08 - Алексантин - 0 - 9
Стихотворение о войне
Испытание жизнью. Часть 1. Глава 2.
вчера в 09:10 - Иван Морозов - 1 - 20
Очередной каламбур в прежнем репертуаре
Очередной каламбур в прежнем репертуаре
19 февраля 2018 - Фейблер - 0 - 15
В поисках возможностей вредить политическим недругам
Оно во мне всегда живёт
19 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 11
Хотя слегка кривлю душой
19 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 12
Испытание жизнью. Часть 1. глава 1.
19 февраля 2018 - Иван Морозов - 4 - 41
Крылами синими махает
19 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 11
Сижу один, чешу макушку
19 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 10
Наш животик кругленький
Наш животик кругленький
19 февраля 2018 - Сергей Прилуцкий - 1 - 15
Счастье каждым месяцем Тяжело, но светится  
Не вечно быть нам одинокими
Не вечно быть нам одинокими
19 февраля 2018 - Сергей Прилуцкий - 0 - 10
Не вечно быть нам одинокими, Свиданье суждено, поверь.  
Исследование мистического существа бяньши
Исследование мистического существа бяньши
18 февраля 2018 - nmtrkulova - 4 - 40
Редчайшее мифическое существо — бяньши (банши). Кое-кто полагает, что его появление предвещает скорую смерть. У меня другое видение  — научно-фантастическое, с которым я и хочу Вас познакомить....
Клубы
Рейтинг — 383315 9 участников
Рейтинг — 179300 10 участников
Последние комментарии

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования