Виртуальная любовь

8 августа 2018 - Эль-Селена
  Странный блеск, взрыв, пламя, темнота… Он проснулся от собственного крика. Опять этот страшный сон как напоминание о далёком прошлом! Несмотря на все усилия многочисленных врачей, он повторяется раз за разом, приводя в состояние бессилия и отчаяния. 
Память упорно возвращает в тот ужасный день, когда по незаметной горной тропе он с другом шёл на задание. Его нашли контуженным под грудой земли на краю воронки. Кома, медленное возвращение неведомо откуда, длительная реабилитация и … этот сон. А Лёха, самый лучший друг, остался где-то там, в глубинах подсознания.
                   Ещё рано, но спать невозможно. На автопилоте — тренинг, бритье, прохладный душ, кофе… И ноутбук! Быстро зашёл на заветную страницу. Сольвейг! Нет, рано, она ещё спит. Но он подождёт, как ждёт каждое утро — с неясным трепетом сердца.
                    Несколько лет назад один из психотерапевтов посоветовал Андрею писать: воспоминания, свои впечатления, рассказы — всё, что отвлекло бы его от пережитого. Сначала было смешно и нелепо, но постепенно втянулся и увлёкся фэнтэзи.  И получилось! Он погружался в придуманный им  мир с необыкновенными существами, заставляя их жить и действовать так, как ему хотелось, любить и ненавидеть, встречаться и расставаться, воевать и мириться… Появились постоянные виртуальные читатели и друзья. И жизнь наладилась. Там, в этом виртуальном мире однажды прочитал незатейливые стихи
о  любви. Чем они понравились, и сам не смог бы ответить. Но это имя — СОЛЬВЕЙГ — такое нежное и волшебное почему-то взволновало. Нет, он не был лишен внимания женщин, наоборот, их было слишком много, они появлялись, нарушая привычный ритм жизни, и уходили, когда понимали, что увести его под венец не удаётся. Но с этой виртуальной незнакомкой  как-то странно подружился. Стали переписываться, скоро это переросло в привычку, захотелось встретиться, но последовал резкий отказ, после чего пришлось снова восстанавливать её доверие. Но так или иначе, каждое утро они обменивались приветствиями. Звоночек, милая и забавная картинка с котёнком -
      -  «Привет! Доброе утро!» и в ответ — уже привычная: гномик с букетом роз.  И это стало необходимо для настроя, так же, как привычная чашечка утреннего кофе.
  Почему-то сегодня  опаздывала — вызвала тревогу, но вот: лёгкий звоночек и знакомая для мелочей милая картинка. Улыбнулся — стало легко на сердце. День начинался удачно. 
Сегодня удача не помешает — он приглашён на собеседование в весьма солидную компанию с перспективой получить хорошую -
 во всех отношениях — работу.
 
   ОНА
               Как тепло и светло! Длинная дорого ведёт куда-то вдаль к яркому сиянию впереди. Она почти летит — легко и свободно — туда, к этому свету, где ждёт её любовь и счастье. Но — знакомая мелодия будильника выводит из сна. Как не хочется просыпаться, возвращаться в этот суетной мир! Но  пора, ничего не поделаешь.
           Первым делом — ноутбук, поиск желаемой картиночки и привет, сказочник! Улыбнулась, потянулась и … вперёд. Этот Сказочник — тайная любовь, та невидимая, но очень крепкая нить, удерживающая в жизни. Он появился ниоткуда и увлёк своими фантазиями. Душа, сердце полно любви к этому чародею, для которого она и сочиняет свои стихи. И неважно, насколько они хороши, в них любовь и нежность. Но это только в Интернете, в реальности ничего не будет. Когда-то случилось то, что перечеркнуло всю жизнь. Полёт на мотоцикле, ощущение бесконечного счастья, любовь, восторг… Потом дорога, дорога, бесконечная дорога  к свету — и возвращение в реальность.  Отметина на лице и в сердце.
Но теперь есть тот, кого она любит, любит  без надежды когда-либо быть с ним вместе. Та, юная и прелестная, осталась на той дороге и существует в теле этой незнакомой женщины и еще на страничке Интернета, где  витает в волшебном облике Сольвейг.
 
ОН.
 
                   Андрей не спеша шёл по коридору на приём к главному директору  на собеседование. Приглашение на работу именно в эту компанию было лестно и выгодно, хотя несколько неожиданно. Об этом позаботились его друзья.
       Открыв дверь приёмной, столкнулся с выходящей оттуда женщиной.  Галантно уступил дорогу, чем смутил её так, что она выронила из рук папку с бумагами. Вместе собрали все бумаги, женщина ещё более смущённая, подарив благодарный взгляд серых глаз, быстро удалилась. Сделал шаг  и остановился: в стороне лежал листок сложенный вчетверо. Даже улыбнулся: ах, эти женщины, такие растеряхи! Поднял, засунул в карман, решив возвратить через секретаря, но тут же забыл об этом, поскольку его уже приветствовал будущий шеф. Собеседование прошло удачно, Андрей получил должность начальника технического отдела, кабинет с приёмной и секретаршей. Первый рабочий день закончился довольно быстро а ля фуршетом в тесном кругу.
             Вернувшись домой, устроился поудобнее в своём любимом кресле, погрузился в мир инета. Захотелось поделиться с Сольвейг приятной новостью. На её странице — новый стишок, немного наивный и милый. Пообщались, она выразила своё одобрение и радость по случаю новой работы... 
             Утром он в кармане пиджака нашёл потерянный листок, который так и не вернул хозяйке, развернул и прочитал — с невыразимым удивлением: на листочке были написаны стихотворные строчки, несколько раз перечёркнутые, переделанные. Неужто та женщина — весьма скромно одетая и  не молодая — сочиняет стихи? Вот уж поистине  неожиданно и чуть забавно. Перечитал — эти строки почему-то ему знакомы. Но откуда? Вспомнил — стихи Сольвейг!
            Быстро открыл ноутбук:  странно, но эти строки, записанные наспех и несколько раз перечёркнутые  на том листочке, несомненно присутствовали в последнем стихотворении Сольвейг. Плагиат? Нет, невозможно.  Он так удивился, что чуть не пропустил привычный привет. Автоматически ответил, продолжая находиться в раздумьях.
Итак, загадка! Неужели эта женщина  и есть та незнакомка из интернета? Возможно ли? Он совершенно не так представлял Сольвейг, она мнилась ему вроде феи из его произведений, нежная, возвышенная, недоступная. А эта — такая простая и уже немолодая. Трудно определить её возраст, да и видел её мельком, только о запомнил глаза. Но найти эту «поэтессу» будет нетрудно — раз она была у шефа, значит, работает там же, где будет и он.
                          
ОНА.
 
                     В отдел Вера вернулась в некотором смущении. Как случилось, что повела себя так неловко? И этот незнакомец — чем её озадачил? Понравился? Она не успела его рассмотреть, но взгляд карих глаз кого-то напомнил. Но кого и что — непонятно. Но эти размышления отошли  в сторону — надо было всё разобрать и привести в порядок. 
                       Деловой шумок развеяло появление Дашуни, недавно принятой сотрудницы, явно чьей-то протеже:
–    Девочки! Новость! У вас будет новый начальник! Приказ подписан — и завтра представление! Такой импозантный! — в момент она была окружена заинтересованными женщинами, которым требовались подробности. Вера и слушать не стала: так вот кто этот мужчина, с которым она столкнулась на пороге приёмной.
Впрочем, ей-то какое дело. Работа есть работа. Больше всего озадачивала потеря листочка, где были записаны несколько строк нового стиха, пришедшего на ум во время планёрки. Где она потеряла? Текст она, конечно, помнила, но не хотелось, чтобы кто-то нашел бы: это была её тайна. Не хватало ещё насмешек со стороны сотрудниц, с которыми отношения были далеко не дружественные. Почему эти женщины относились к ней  настороженно — Вера понять не могла: вроде никому не мешала, делала свою работу и всё. Сплетни и пересуды не для неё.
                                 Так, погруженная в свои размышления, отправилась домой привычным маршрутом. А в голове бесконечно крутились слова, придуманные утром. Странным образом легко возникало продолжение строк, но вот смысл немного изменился, не то, что волновало  изначально. Первым делом, скинув пальто, бросилась к столу, спеша записать новые строки. Потом — уже на автомате — готовка, ужин и скорее — к ноутбуку. Ещё раз перечитала и, удовлетворённая, внесла на свою страницу. 
 
ОН.
 
                         Когда вместе с шефом вошёл в небольшой зал, заполненный сотрудниками отдела, сразу насторожился: больше всего было женщин и ещё каких!  Амазонки — не менее. Модно одетые, в полной боевой раскраске — это было ему не впервой и совершенно ясно. Но разглядеть среди них ту, что интересовала, не удалось. Знакомство с юной секретаршей, кабинет, первые дела — и день закончен. Дома пришла идея, которая была совсем простой. Зашёл и интернет и пробежал по всем знакомым и незнакомым сайтам в надежде найти какие-либо сведения о Сольвейг. Нашел ещё несколько её страниц, но ничего нового. Закрыта от мира! Почему? И почему его это  случайное событие так тронуло?  Что может измениться в привычном ритме жизни? Совмещать виртуал с реальностью он никогда и не стремился, поскольку был уверен, что чаще всего столкнётся либо с ложью, либо с разочарованием. И тем не менее эта незнакомка, появившаяся неожиданно в его жизни, заинтересовала. 
                               На следующий день возникла идея: познакомиться с личными делами подчинённых. Кадровичка, строгая дама неопределённого возраста, охотно делилась своими знаниями и мнением о каждом и каждой, естественно — больше всего — о женщинах. Андрей узнал много неожиданных и даже забавных подробностей, но выслушивал с непроницаемым видом лица. Разумеется, никто не должен был догадаться, что его интересовала именно одна. И, наконец, успех: небольшое фото, которое мог рассмотреть получше. Узнал сразу, хотя видел мельком. Заурядные черты лица, скромное  одеяние, серьёзный взгляд.
          — Хороший и способный работник! — комментировала дама. — Но серая мышка, очень обособлена от коллектива. Ни с кем не конфликтует, но и не дружит. Там какая-то история- не совсем точная: катастрофа, кома, долгая болезнь. В общем, замкнута на себе и одинока.
      А он слушал в пол -уха, стараясь понять, что может связывать эту неприметную и немолодую женщину с той феей из Интернета. Только имя — Сольвейг? Сольникова Вера Игоревна. Что ж — вполне понятно.  Но загадка осталась. 
 
ОНА.
 
Вера сама себе боялась признаться, что новый начальник ей чем-то понравился. Чем именно — не понимала, но впервые за  последние годы она с нескрываемым интересом смотрела на мужчину. Вроде, ничего особенного, не блещет особой красотой, серьёзен, никого не выделяет, с женщинами, которые постоянно провожали его вожделенными взглядами, общается по-деловому, без шуточек, чем очень их разочаровывал. Но это больше всего и нравилось. Сама она и не стремилась как-то выделиться среди других. Виталий Семёнович — шеф — относился к ней доброжелательно и не потому, что она была дочерью его давнего друга: её деловые качества оценивал довольно высоко.
                      И так: появился мужчина, привлекший её внимание — при том чисто женское. После трагической и нелепой смерти любимого никто не смог растопить лёд души. Но у этого на лице была написана какая-то тайна, было нечто, что отличало его от других — даже более привлекательных. Как хотелось поделиться своими впечатлениями и мыслями с кем-нибудь, но с кем? Подруг у неё не было — так приятельницы для совместного посещения кафе или вечеринки. Да, был ещё Сказочник — друг по интернету, но открыть тайну — даже ему невозможно. Они по-прежнему общались, обменивались привычными приветами,  и Вера испытывала неизменно нежное чувство и привязанность к далёкому другу, но с ней происходили некие перемены, которые волновали её и отражались в творчестве. Появились стихи и миниатюры, посвященные любви — к кому, она и сама не знала. Увлеклась любовной поэзией самых разных авторов, вплоть до древнейших времён. И всё чаще — встречаясь в интернете со Сказочником  — невольно в мыслях совмещала его образ с вполне реальным человеком, который нравился ей всё больше и больше.
 
ОН.
 
 Новая работа Андрею пришлась по нраву. Он быстро проявил себя отличным специалистом, подружился с сотрудниками, но с женщинами держал дистанцию. Служебный роман не входил в его планы. Только одну из них не выпускал из виду. Она ничем не похожа на остальных женщин, даже на тех, с кем бывал близок. Ничем не старалась привлечь внимание, может потому, что слегка прихрамывала, и почти незаметный шрам на щеке как-то влиял на мимику. И тем не менее не раз ловил взгляд серых глаз, направленных на него. То, что эта Сольникова следила за ним и изучала,  не сомневался, и это было даже приятнее, чем нарочитое внимание остальных. Но не желая причинить неудобство Вере, он  и с ней держался корректно. 
                             Он не мог быть совершенно уверенным, что Сольвейг и эта женщина — одно и то же лицо. А посему с усиленным вниманием следил за Сольвейг на сайтах. Он не мог не заметить, что изменилась тональность её стихов. Пропало отчаяние, печаль, тоска, страдание. От нежных любовных слов сердце билось сильнее. И иголочка ревности к тому, неизвестному, что сумел вызвать чувство. Влюблён? В кого? В эфемерность феи или в реальную женщину. То, что Сольвейг пробуждала в душе незнакомое чувство, которое в реальности не испытывал ни к одной женщине. Отношения с подружками были построены на прозаичных вещах: влечение, желание, страсть, игра в любовь — без продолжения. Ни одна не затрагивала струны закоченевшей души. Что его привлекало к той, реальной — он пока и не осознавал. Любопытство, интерес, жалость  и сострадание к её беде? Или загадка — кто вы на самом деле Вера Игоревна? Но как приблизиться к ней, да так, чтобы никто не догадался.
                      Однажды он решился. После работы подогнал машину к подъезду, надеясь встретить её на выходе. Тем более, что погода была ветреной и дождливой. Пришлось подождать. Сначала стайкой выбежали сотрудницы, кокетливо попрощались и кто куда. Вера задержалась и попала под резкий порыв ветра, отчего её зонтик вывернуло наизнанку. Андрей не растерялся, оказался рядом и своим огромным зонтом прикрыл её от дождя, но сильно напугал, и на его «невинное» предложение подвезти его сначала ответила резким отказом, но погода испугала ещё больше — хлынул ливень, и согласилась. В машине почти не разговаривали. Он проводил её до подъезда, не смея напрашиваться в гости. Но, когда вернулся в машину, обрадовался: она забыла зонтик! И это уже был повод. Позвонив в квартиру, он уже был уверен в дальнейшем — в таких делах был не промах. Но, увидев её бледное лицо и испуганные глаза, понял, что не посмеет применить к этой женщине этот незамысловатый приём, и, передав зонтик, раскланялся и ретировался. Долго сидел в машине, раздумывая о  том, чем эта «серая мышка», как представили её, привлекает его всё сильнее и сильнее, занимает его мысли до такой степени, что последнее время он и забыл о свиданиях с другими.
 
ОНА.
Вера стояла у окна и не понимала, почему он не уезжает. Его предложение было таким неожиданным, что до сих пор сильно бьётся сердце. И ещё этот забытый зонтик! Возможно, он подумал, что она специально его оставила, как намёк на встречу. А уж его появление на пороге квартиры, и такое галантное поведение совсем сбили с толку. Она и сама не знала, как ответила бы на вопрос о кофе или чае, чтобы согреться. Но он ушёл, оставив в неведении. Как это расценивать? Как знак внимания или просто помощь? Но это было волнительно. Впервые она сидела с ним так близко, и это было приятно. Впрочем — размечталась! С какой стати этот мужчина, при том — начальник, станет ухаживать за ней. Она давно никого не привлекала да и сама не стремилась к знакомству. Даже прежние друзья канули в небытие после той трагедии: слишком долго возвращалась к жизни, и отсутствовало желание жить. И это хромота, и шрам на лице, пусть уже не совсем виден — мешали доверять кому бы то ни было. Но зато у неё было много друзей в интернете, и их не интересовала внешность. А тех, кто пытался проникнуть в реальную жизнь, она быстро осадила.
                          Вечер посвятила, как всегда, виртуалу. Пробежалась по любимым сайтам, поприветствовала, занялась чтением и обменом впечатлений. И, конечно, Сказочник. Какой фантазёр! Иногда пугал её выдумками, она каким-то образом чувствовала его скрытую боль. И старалась отвлечь его от чёрных мыслей. Но последнее время настрой изменился — больше раздумий. А её мысли всё время устремлялись к другому — не менее загадочному человеку. Нравился — безусловно, но чем? Обычный мужчина. Но глаза — такой пронзительный взгляд, хочется заглянуть в глубину его души. Узнать какой он на самом деле. 
 
ОН.
В один из вечеров в офисе устроили небольшой фуршет по поводу юбилея начальника кадров — той самой, что посвящала Андрея в секреты сотрудников. Он был в центре внимания, его подчинённые — расфуфыренные донельзя — не давали и передохнуть. Наконец, выбралась минутка, и в тиши затемнённого коридора случайно подслушал разговор двух женщин. 
       =-Ты заметила, наша недотрога влюбилась!
Да ты что! И в кого?
-Догадайся с трёх раз! Конечно, в нового нашего!
-С чего ты взяла? Она как была тихоней, так и сидит.
-Ты просто не заметила. Как она на него смотрит! Глазки потупит, а сама втихую наблюдает. И краснеет! Но не это главное! И он неравно дышит-!-Ну ты и загнула! Не поверю! Чтобы он на неё глянул? Было бы на что смотреть. Ни рожи, ни кожи! Хотя, если хороший макияж, — может и ничего. Но она же не красится. А он — душка! Говорят, у него такие были! Закачаешься! Но холостяк! Попробуй-ка, завлеки! -
          — Я бы и попробовала, но у меня всё в ажуре, не то, что у некоторых. Но точно знаю: он её домой отвозил — на своей Хонде. Что там дальше — не знаю, но только она сама не своя. Да и он — вид делает, но конкретно — не знаю. Ну ладно, только ты никому! Я тебе по секрету!
      Эти откровения дам сильно озадачили Андрея. Он, конечно, знал, что за ним ведётся  тотальная слежка, но чтобы до такой степени! Ну и бабы! Всё-то видят и всё знают! Надо быть осторожнее, не навлечь на Веру Игоревну неприятностей — от таких всего можно ждать. 
 
                       В то же время ситуация заинтересовала ещё сильнее. Нужно было бы хотя бы поговорить, но не в официальной обстановке. Но и не пригласишь — агентура не дремлет. Хотелось точно знать — Сольвейг и Вера Игоревна — одна и та же женщина? Это знать было необходимо, поскольку одно дело — подслушать чужой разговор, а другое — понимать, что творится на самом деле. Тем более, что Сольвейг свои стихи писала явно не для Сказочника, это он понял. Но для кого? Влюблена — это чувствуется, но кто гарантирует, что в него. И он сам — что чувствует на самом деле? Любопытство или нечто большее?
                     Но судьба ему благоволила. Неожиданно выплыла командировка с проверкой в филиал, и сам шеф определил, кто именно поедет. И так: он, техник Саша Ерёмин и Вера Игоревна.
Просто подарок.
     Ночной поезд, купе. Почти не разговаривали, выпили чай с припасёнными конфетами и спать. Андрей чувствовал её напряжение, скованность, но и понятно — ещё двое попутчиков явно мешали завести разговор. Быстрое оформление в гостиницу и работа. День прошёл быстро, даже обед промелькнул между дел. Вечером все трое поужинали в кафе и по своим номерам. Ёрёмин был здесь не единожды и буквально слинял до утра. Вера, сославшись на усталость, заперлась в номере. Андрей открыл ноутбук, получил свой привычный привет от Сольвейг и убедился, что всё в порядке. Очень хотелось заглянуть к Вере Игоревне, но как найти предлог. И так повторялось из-за дня в день все три дня. И, наконец, случай представился. Под вечер вежливо постучал к ней в номер и попросил дать на проверку некоторые документы. Её ноутбук стоял открытым. Пока Вера искала нужные бумаги, он быстро заглянул на страницу. Да, это она: его сообщение  и начало ответа. Хватило секунды, чтобы удостовериться, и затем   сесть в кресло в отдалении как будто так и сидел. Просмотрел бумаги «несколько рассеянно», раскланялся и ушёл, не показывая виду, что знает её секрет. Вечер прошёл в раздумьях и неясном волнении. То, что Сольвейг и Вера одно и то же лицо несколько озадачивало. В интернете — друзья, но в реальности? И кто тот, кому она посещает стихи? Имени не называет, но и нет намёка на встречи. И с ним она общается по-деловому и очень серьёзно. А он никак не может придумать, как узнать её отношение к нему. В первый раз он в тупике. Спугнуть эту женщину, которая взволновала его сердце, — недопустимо. 
      Закончился рабочий день и сама командировка, всё оформлено, но поезд на следующий день. Решился и пригласил посидеть в ресторане- завершить удачную работу. Она согласилась, сменила платье, причесалась и держалась раскованней. Даже согласилась выпить бокал вина. Раскраснелась и повеселела. Он пригласил потанцевать, сначала смутилась — решил, от лёгкой хромоты, — но всё же пошла с ним в круг. Он обнял за талию и почувствовал, как она расслабилась в его руках, а сам чуть не задохнулся от нежности. Они не разговаривали, медленно переступая под музыку, и Андрей всё крепче прижимал к себе Веру, а та уже и не возражала. В какой-то момент любовный порыв охватил его, и он, склонившись к её уху, прошептал с нежностью и страстью:      Сольвейг, моя Сольвейг!
        Её реакция ошеломила: отпрянув от него, с каким-то ужасом взглянула в его глаза и убежала, оставив его в полной растерянности. Он рассчитался, поднялся наверх, стучал в номер, но в ответ: 
Извините, я сплю. Спокойной ночи!
й надо быть предельно осторожным, не допускать фривольности. Но и не мог понять — чем обидел? Долго не мог уснуть, а утром — шок: Вера Игоревна из гостиницы выехала и на вокзал не явилась. Когда и как уехала — не ясно, даже Ерёмин удивился, что это с ней. Но не рассказывать же этому ловеласу о происшедшем.
 
                 
                  Узнав о командировке, Вера и обрадовалась, и испугалась. Ей давно хотелось узнать этого мужчину в иной обстановке, поближе. Даже на вечеринке она могла только наблюдать за ним и то осторожно. А вокруг него вились сотрудницы, наперебой стараясь пригласить на танец или поговорить, пошутить. Вера давно никому не доверяла, живя в скорлупе своих переживаний, и не раз корила себя за возникшую внезапно симпатию к мужчине да ещё и начальнику, всячески пытаясь скрыть это от окружающих. Даже Сказочник отошёл на второй план, хотя их дружба и общение продолжались. В другом городе и в иной обстановке человек меняется, и есть возможность проверить и его и себя. Сашка не счёт- этот гуляка всегда найдёт для себя сладкое местечко. Но всё же испугалась: как не выдать себя. Поэтому в купе сидела, нахохлившись, стараясь меньше смотреть на визави. А потом — работа и работа, даже словом перекинутся было некогда. Но Андрей Павлович нравился ей всё больше — и деловой, и решительный, и знающий. Когда же он пригласил посидеть в ресторане, Вера сначала заколебалась: как давно никто никуда не приглашал. Тем не менее, достала припасённое платье, модные туфли, попыталась навести макияж как умела, и в волнении переступила порог гостиничного ресторана. Всё было заказано, и то, что ей нравилось — а как он узнал? Бокал красного вина и взгляд его карих глаз… Стало весело и легко, как в былые времена. А музыка, рука на талии, тихий ветерок от его губ на волосах — она забыла обо всём и обо всех. Волна давно забытого блаженства охватило всё существо, хотелось, чтобы эти объятия никогда не кончались. И вдруг:
Сольвейг! Моя Сольвейг!
— Какой ужас! Откуда он узнал её тайну? Он  читал её стихи? Да он смеётся над ней!
  — Вырвалась и наверх. Металась по комнате в страхе и отчаянии: что делать, как выйти из этого положения? Как хорошо, что нет имени, но если был на её страничке — то читал и послания Сказочника. И что подумал? Да и вообще, там — в интернете — было много комментариев и других, и даже с признаниями. И кто она в его глазах? Озабоченная и ищущая любовных приключений? На его стук не реагировала. Когда немного успокоилась, первое, что пришло в голову — уехать! И немедленно! Вокзал, сдала билет — ждать поезда невозможно. От чувства нетерпения не могла отделаться. Не раздумывала — автобус!
           Уже сидя в автобусе Вера осознала, что спонтанное бегство не решит проблему. Уйти с работы — совершенно недопустимо. Но и встречаться с Андреем каждый день — это испытание. Он знает её тайну — самое страшное. Но ладно, с интернетом разберётся потом. Можно сменить логин. А Сказочнику потом придумает, как объяснить перемену.  Потерять его- друга — невозможно, он столько времени был  для неё опорой. Она испытывала к этому — по сути совершенно незнакомому человеку — симпатию и нежность. А встреча с Андреем нарушила её спокойствие. Как могла после стольких лет холодного одиночества влюбиться? То, что любит, не сомневалась. Стоило только вспомнить его руку на талии, ощущение сильного влечения, внезапно вспыхнувшее желание. Нет, от этого не так просто отделаться. 
       Всю долгую дорогу с пересадками Вера не могла отделаться от всех этих мыслей, даже в дрёме она продолжала оценивать каждый миг совершившегося.     Ночь почти бессонная, как в тумане. Уже дома почувствовала страшную ломоту в теле, температура, кашель — хорошо что выходные. И дальше — полное мучительное забытье.   
 
                       Узнав утром о неожиданном отъезде Веры, Андрей разозлился: ах, эти женщины, никогда не знаешь, что выкинут. Как понять, что вызвало такую реакцию? Другая бы сама в объятия кинулась. А эта! Подумаешь, недотрога, правильно говорили, что не в себе. Это раздражение преследовало и в поезде, тем более, что выйдя в интернет, от Сольвейг ни привета, ни ответа — она отсутствовала! Мрачные мысли крутились в голове. И о чём он думал? Вполне вероятно, что у неё есть другой друг, ведь кому-то сочиняла свои стихи-полупризнания. А он посмел примерить на себя её влюблённость. От этого стало ещё горше: пришло понимание, что эта обычная женщина каким-то образом полонила сердце.
      Да, он часто влюблялся, испытывая страсть к  женщине, тем не менее ни одной не доверял сокровенное, и не терпел стремления  вторгнуться в свою жизнь. А эта — ну чем могла завлечь? Ни красоты, ни особой стати, именно вроде серой мышки, но сколько в ней скрытой силы и воли, это не отнимешь. И в то же время — такая нежная и вдохновенная, но только в интернете, где и могла раскрыть свою душу. 
                           Именно созвучие душ и привлекало его к Сольвейг, хотя вниманием великого множества поэтесс был перенасыщен. 
            Приехал уже под утро и первым делом спать. Впервые за последние годы почувствовал себя утомлённым. Спал тревожно, и почему-то снились его фантазии. Во сне он метался и кого-то искал и не находил. Проснулся с чувством опустошённости и раздражения.
     Первым делом — ноутбук. Быстро вышел на страницу Сольвейг. Её нет, но почему?  На душе досада — с чего это он захотел  более близкого знакомства с подчинённой. Служебный роман недопустим. Да, совершил некий промах, открыл её тайну, ну и что? Вспомнил о подслушанном разговоре — это не совсем так. Скорее всего эти дамы приняли желаемое за действительность.  Возможно, придумали в приступе ревности и неприязни. Так же бывает. А он — что вообще знает о её личной жизни, кроме записей в интернете? И неизвестно — кто тронул её сердце, вполне возможно, что и есть близкий, очень близкий друг. Нет, уверен, что такового нет, потому что ни одной строчки о взаимности. И пришла здравая мысль: он сам виноват, что вспугнул эту необычную и ранимую женщину. Он и не постарался поухаживать за ней или как-то сблизиться в личном плане. Только работа. Решил с наскока  — как с другими? А ведь уже было такое с Сольвейг, когда его попытка узнать о личном потерпела крушение. Он должен был всё предусмотреть — знал же, что Сольвейг и Вера — одно и то же лицо. И винить должен только себя. 
               Ладно, потерпеть один день — не проблема. Завтра уже понедельник, и надо подумать, как встретиться с ней, чтобы снова не попасть впросак.  
            Всё! Выбросил из головы все мысли!  Привёл себя в порядок и к друзьям. Компания, как говорится, спитая и спетая. Нарядные женщины — знакомые и незнакомые, весёлые разговоры, флирт на грани как пробный шанс. Веселья не получилось. Сам не понял, почему ни одна не привлекла его внимания. Что-то остановило его от сближения с яркой блондинкой, не скрывающей своего желания. Неожиданно для всех покинул компанию, быстро добрался до дома и… интернет. Напрасно — Сольвейг нет и скорее всего и не было. Перебрал все варианты — напрасно. 
           И вдруг как будто озарило: новый сюжет сложился сам собой. Писалось легко и быстро. Закончил глубокой ночью, перечитывать не стал, и удовлетворённый спал  без сновидений.
           Утром — по привычке — ноутбук. Привета нет. Жаль, но не всё потеряно. По дороге купил алую розу с надеждой подарить Вере, забыв о тотальном контроле сотрудниц, бодро прошёл в кабинет, где его ждала Дашуня, секретарша.
Дашенька! Доброе утро! Как же я скучал без тебя? Как у нас дела? Все живы-здоровы?
Здравствуйте, Андрей Павлович! Мы тоже скучали — очень.
Без особых происшествий. Шеф вас ждёт с докладом к десяти. Все живы, но Сольникова не вышла на работу. Она заболела. Простудилась или грипп, пока не знаем.
             Услышанная новость    не сразу дошла до сознания. Она заболела?!  Расспрашивать Дашуню не стал, церемонно преподнёс ей розу, смутив и взволновав девицу, и направился к шефу. Виталий Семёнович приветствовал улыбкой и весёлым возгласом:
Андрей Павлович! С приездом! Уже наслышан об итогах, поспешили сообщить — ещё в субботу. Очень довольны, хотя и получили замечания.  Вот только что ж за Верой Игоревной не досмотрели — простудилась. И очень сильно. Так что на несколько дней  обсуждение итогов командировки отложим, без неё не будет полной картины, да и не к спеху. А сегодня можете взять отгул. Заработали!
 
        Что ж, отгул был весьма кстати. Обдумать новости необходимо. Погода порадовала, и он отправился на набережную. Никогда не мог понять, почему спокойное течение реки действует расслабляюще и умиротворённо. Итак, Вера уехала среди ночи. Что заставило? Скорее всего его напористость. На чём уехала? Путь не близкий.  Простуда — возможно, но и вероятность нервного срыва исключить нельзя. И что делать? Как исправить свои огрехи? Ждать, пока выйдет на работу? Когда всё передумает? Нет, ждать он не может, необходимо узнать, что она думает о нём, как относится. И просить прощения за необдуманный поступок, открыть ей, что он Сказочник, друг. Может это примирит их. А там… видно будет.
         Решение пришло спонтанно. Навесить больную — святое дело. Не придерёшься. Супермаркет — цветы, вино, конфеты, фрукты… С замиранием в сердце нажал на звонок. Дверь открыла незнакомая женщина.
Вы кто? — с подозрением спросила.
Я друг Веры Игоревны!
Что-то я не знаю, никакого друга  у Верочки давно нет.
Мы  вместе работаем, сослуживцы. Пришёл навестить.
А, другое дело! Спасибо, обеспокоились — в какие веки. Пройдёмте на кухню, тихо. Была скорая, сделали укол, теперь спит. Она такая слабенькая, чуть ветер дунет и завяла. Диагноз не ясен, возможно — простуда, но с лихорадкой и температурой.
У меня просьба — если вы друг. Всё, что принесли, хорошо, но не сейчас. Не можете ли вы сходить в магазин, купить продуктов, надо что-то посущественней сварить, А у неё в холодильнике пусто. Даже Мика покормить нечем. Это котёнок, недавно подарили ей рыженького. И лекарства надо, и шприцы. А мне оставить её страшновато. Я напишу, что надо? И деньги.
Разумеется, сей момент. Денег не надо, выделены ( слукавил). Напишите, что надо — я мигом.
 
        Неожиданное поручение даже обрадовало. Он принят — хоть и соседкой, но это полдела. Пока Анна Петровна составляла список, заглянул в комнату. Даже испугался: Вера выглядела очень бледной и осунувшейся, тяжело дышала. Сердце сжалось от сочувствия и нахлынувшей нежности. Рядышком лежал рыжий котёнок.
         Съездил быстро, накупил не только что надо было по списку, но и вкусненького, на потом, и про котёнка не забыл.
Анна Петровна аж ахнула покупкам, но не возразила. Загрузила холодильник, поставила варить бульон. 
Вы уж простите меня, Андрей Павлович, но у меня просьба — вы посидите немного с Верочкой, а я по делам, потом приду и укол сделаю, и обед сварю. Я уж третий день здесь с ней, сами понимаете.
Анна Петровна, дорогая! Идите спокойно по делам. Я и суп сварю, и укол сделаю. И на ночь останусь, досмотрю. Не волнуйтесь. Я бывший солдат — всё умею.
Ах, мне, конечно, неудобно беспокоить вас, но я вам доверяю почему-то. Я ещё забегу, не оставлю без внимания. ВЫ уж тут поосторожнее с Верочкой, не напугайте. Она столько бед пережила, не каждый выдержит.
Не волнуйтесь, времени у меня достаточно. Можете мне довериться.                                                                        
 
С лёгким сердцем  проводил  соседку и пошёл осмотреться.
 
      Квартирка небольшая, но уютная. Главное — на столике ноутбук. Открывать не стал. Достал свой и пока есть время стал читать своё ночное произведение. Удивился сам: получилось нечто светлое и волшебное. Понравилось. Что такое с ним произошло, но все ужасы отступили. А тут ещё и рыженький  запрыгнул на колени и заурчал тихо и ритмично. 
     Пришла Анна Петровна, несмотря на его протест, сварила суп для Веры, кашу, разбудила и накормила Веру, сделала укол, дала указания и удалилась. И  Андрей остался наедине с этой знакомой незнакомкой с желанием проникнуть в её мысли, в её жизнь. 
     Ночь вдалась не очень спокойная — поднялась температура, Вера беспокойно металась, что-то говорила в бреду, а он давал ей попить, укладывал на лоб влажную повязку, и это её успокаивало. Ещё укол, и температура спала, Вера спокойно уснула. И он, усевшись поудобнее на кресле, тоже в конце концов задремал с рыжим комочком на груди.
  
   ОНА
 
Какое блаженство! Поле, залитое солнцем, дорога куда-то вдаль… И рядом кто-то очень любимый. Хочется взглянуть, но солнце слепит глаза. Медленно выходила из сна, так не хотелось просыпаться. Сладко потянулась и с полузакрытыми глазами  ноги в тапочки, по нужде и на кухню. Удивилась — цветы? Откуда? Кто принёс?  В холодильник — полон? Анна Петровна что ли позаботилась? Упаковочка колбаски. Желудок даже заурчал от предстоящего удовольствия. Бегом в комнату, на диванчик под тёплое одеяло… и — о! Ужас! На её любимом кресле спит мужчина?! Откуда? Все события последних дней выпали из памяти, сгорели в бреду. Присмотрелась… и чуть не заорала: это Андрей? Как он здесь очутился? Первым проснулся котёнок, сладко потянулся и спрыгнул на пол. Следом потянулся Андрей и столкнулся взглядом  с глазами Веры.
— Доброе утро, Верочка! Как себя чувствуешь? — с ласковой улыбкой.
Как вы здесь очутились, Андрей Павлович? И что делаете? — от возмущения захрипела.
Охраняю тебя! Ты так сильно болела, металась, бредила!
Я? Бредила? — и вспомнила и ресторан, и танго, и объятие… Задохнулась, жар опалил лицо… Андрей встал и присел перед диваном:
Вера! Милая моя чудачка! Я же люблю тебя! Моя Сольвейг! И ты меня любишь, всю ночь об этом говорила! — нежно сжал руки Веры в своих ладонях. — Тебе нечего пугаться! Я — Сказочник! Не забыла?
 
     ОН
 
            Конец рабочей недели, конец рабочего дня. Шум, говор, смех в кабинетах и в коридоре. В кабинет вошла Даша:
Андрей Павлович! Что-нибудь надо? Какие распоряжения?
Какие распоряжения? Домой, отдыхать и побольше гулять. Ты сегодня так прекрасно выглядишь, но бледновата!
Ой, вы у скажите! С таким животом! — сама зарделась — приятно.
Дашенька! Самая прелестная в мире женщина — та, что ждёт ребёнка и та, что кормит младенца. Так что смущаться незачем! Ещё немного — и всё будет иначе. А пока — побольше гулять и отдыхать. Да понедельника!
Накинул куртку, шапку в руке и вперёд по коридору, улыбаясь  и приветствуя встречных, прощаясь с пожеланиями выходных. Звонок — мобильный:
Да! Слушаю! Я уже на выходе! Что? Нет не забыл, как можно? Что ещё? Не волнуйся, я запомню. Еду! — и со счастливой улыбкой на лице к выходу. Его провожали понимающими взглядами сотрудники. Три женщины задержались у окна:
Надо же! Сияет, как на параде!
До сих пор не могу понять, как эта несмеяна, серая мышь сумела захомутать такого мужика? Взглянуть не на что!
Серая-не серая, а он влюблён! Особенно сейчас, когда сына родила. Не всем такое возможно.
Подумаешь, сын! Посмотрим, что потом.
Ох, и злая ты всё таки, Зоя! Уж тебе ли завидовать?
 
      В машине Андрей первым делом поправил фото, привычным движением нажал на клавишу плеера, откинулся на спинку сидения.  Сольвейг! Томительная, полная страсти и любви мелодия Грига действовала завораживающе.  Нежный голос  женщины говорил о том, что его любят и ждут. Легко вырулил на дорогу и вклинился в сверкающий огнями поток авто.
                                                                                                 
Рейтинг: +1 Голосов: 1 21 просмотр
Комментарии (0)
Новые публикации
ПРОБЕЛЫ
сегодня в 15:30 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 10
ПО СТРОКАМ СТИХА, НА ВОЛНЕ ГРЕХА
сегодня в 15:03 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 0 - 7
Август
вчера в 14:29 - Kin - 0 - 8
Гад летучий
вчера в 11:41 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 13
Хвала Всевышнему
вчера в 11:40 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 8
Пока тружусь я в огороде
вчера в 11:39 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 12
Вороны
Вороны
12 августа 2018 - nmerkulova - 0 - 16
Кабан.
12 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 18
ВДРУГ... ПАЛЬМА
12 августа 2018 - Иосиф Латман - 0 - 15
Удивительный ребенок.
11 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 19
Мастер радостных снов
11 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 20
Как в сказке
Как в сказке
10 августа 2018 - Эль-Селена - 0 - 24
Чем меньше, тем лучше.
10 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 23
Гера
Гера
10 августа 2018 - Александр Асмолов - 0 - 22
детектив "Гера"  первая глава
Высокомерие
10 августа 2018 - Дмитрий Шнайдер - 0 - 17
Портофино
9 августа 2018 - Артем Квакушкин - 3 - 50
Вроде как стих. Или нет. Отпуску посвящаю...
Черные грачи (казнь)
Черные грачи (казнь)
9 августа 2018 - nmerkulova - 0 - 19
Продолжение следует
Рыбий жир.
9 августа 2018 - Иван Морозов - 0 - 24
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования