Альбатрос из алебастра

28 февраля 2017 - Артем Квакушкин

Жил да был альбатрос. Альбатрос из алебастра. Он не умел летать, наверное, потому, что он был из алебастра. А еще потому, что он был прибор. Прибор для письменных принадлежностей.  Из алебастра его сделал Володька в позапрошлом году, когда вдруг решил стать скульптором. И хоть Володька раньше никогда не видел альбатросов, он все равно его сделал. Из алебастра. Сделал и подарил своему соседу по даче, местечковому писателю Савелию.

Савелий был местечковым писателем, не потому, что все время сидел на одном месте и писал в место того, чтобы работать кем-то другим или спасать человечество от самого себя. А потому, что вместе с альбатросом из алебастра писал о море. Смотрел на альбатроса и писал. 
Писалось ему тяжело. Наверное, потому, что альбатрос из алебастра был все-таки тяжелым. Да и мало похожим на альбатроса. Наверное, поэтому и море в его описаниях было мало похожим на себя. Так они и жили. Савелий и альбатрос.  Альбатрос из алебастра.

Они жили и получали письма. Письма от восторженных читателей. Читатели писали о том, что им нравятся рассказы-ужастики и мистические повести Савелия. И что им очень нравится белый каменный дракон, о котором он пишет в каждом своем произведении.
Альбатрос из алебастра очень переживал. И совсем не потому, что все принимали его за дракона. А больше переживал за Савелия.  Переживал вместе с Савелием. Савелий переживал о том, что его не поняли. Ведь он писал реалистические книги, опираясь на свой реализм и ассоциации вызываемые морской птицей-альбатросом. Опираясь на свои знания и опыт.
Савелий считал, что для того, чтобы писать о море не обязательно видеть его. Достаточно чувствовать. Альбатрос из алебастра в такие минуты отмалчивался, ничего не говоря Савелию. Все-таки он был морской птицей. И считал, что морская птица без моря – это как …неизвестно что. Даже и сравнения тут никакие неуместны. 

Так они и жили какое-то время, потихоньку накапливая напряженность в  некой надрывной нервной струне. И в один непрекрасный момент она вдруг, бац, и порвалась.
В мгновенье, Савелий собрался и уехал в город, прихватив с собой старую козу Маруську, совершенно не участвующую в творческом литературном процессе.
За те два дня, что не было Савелия, альбатрос из алебастра весь извелся. 

Первый день он просто ждал. Ждал тупо уставившись в чистые листы писчей бумаги, нетронутые за сегодняшний день ни разу. В этот день альбатрос из алебастра переживал как прибор, печально склонив в своих трех каменных лапах писательские карандаши и ручки Савелия. Альбатрос из алебастра знал главный принцип местечкового писателя: ни дня без строчки пока есть место на листе. 

На второй день альбатрос из алебастра начал подумывать, что его предали. Что Савелий бросил его одного сбежав вместе с козой Маруськой на поиски лучшей жизни. И что-то вдруг начинало скрипеть и сжиматься внутри. Из альбатроса просыпалось немного алебастра и ему, вдруг, подумалось, что он начинает терять целостность. И это отрицательно скажется на нем как на личности. Но альбатрос крепился. Ведь алебастр, из которого он был рожден, хоть и мягкий, но все-же камень.

К вечеру, уже нежданный, неожиданно вернулся Савелий. Вернулся без Маруськи.
Выглядел он взволнованно и немного походил на альбатроса из алебастра в момент его изготовления.  Савелий, нервно поглаживая извивающийся хвост альбатроса, бодро улыбнулся ему и произнес ставшую сакральной фразу:
«Собирайся! Мы едем к морю. Я купил билеты»

После этих слов у альбатроса из алебастра впервые в жизни выкатилась слеза. Ему хотелось крикнуть на весь мир. Крикнуть так громко, как не кричит даже тепловоз, что проносится каждое утро мимо дома в три ноль две. Но альбатрос из алебастра промолчал. Ведь альбатрос – птица гордая, да и из гипса. Какие уж тут слова.
Дорога к морю альбатросу из алебастра ничем особенно не запомнилась. Весь путь он провел завернутым в мягкую тряпицу в большом фанерном чемодане Савелия. Правда, один раз Савелий решил показать альбатросу из окна вагона проплывающую мимо реку Клязьму. Но тут же убрал от греха подальше после слов шебутного семилетнего мальчишки: «Дядь, дай с дракончиком поиграю! А?»

По приезду, Савелий и альбатрос сразу поспешили к морю. Пока добирались, пока забирались на самую высокую вершину на побережье, ночь почти подошла к концу. Савелий сидел на вершине высокой скалы, выдающийся далеко прямо в море. Сидел и ждал первых лучей солнца. Чтобы увидеть, какое оно это море. В руках его, так же настороженно и возвышенно, сидел нахохлившись альбатрос из алебастра. Сидел тихо и ждал. Ведь это была его первая встреча с праматерью всех альбатросов на Земле. С Морем.
И вот солнце медленно и величественно воссияло. И море. Нет не "море", а "МОРЕ" быстро и навсегда ворвалось в мир Савелия и альбатроса из алебастра. Ворвалось и осталось, сломав и вымыв все надуманные и приобретенные комплексы, страхи, глупости и умности, наполнив обоих восторгом, светом и умиротворением одновременно.
Два счастливых крика вырвались навстречу набегающей изумрудной волне «МОРЕ! МОРЕЕЕ!»

Через мгновенье Савелий очнулся. В руках у него ничего не было. Вернее, не было в руках его альбатроса из алебастра. Он нагнулся к обрыву и пытался рассмотреть там, далеко внизу, белую нелепую фигурку из алебастра, совершенно и не похожую на альбатроса, но не менее дорогую. 
И какой-то страшный спазм вдруг жестоко и жестко схватил сердце Савелия и начал крутить и мять. Очень хотелось кричать. И он кричал. Кричал беззвучно и гневно прямо в то могучее явление природы, которое лишило его самого дорогого, что было у него в жизни.
Он яростно и гневно потрясая кулаками нелепо прыгал. И искаженный гримасой рот  и в хрипах  гневно выплевывал, ставшие вдруг ненавистными, слова: «МОРЕ! МОРЕЕЕ!»

Как вдруг, глаз его зацепил там, в дали, где море сливается с небом, какую-то белую точку-птицу.
Она высоко и гордо летела навстречу ветру, навстречу морю, навстречу будущему.
«Лети, друг! Лети!» — шептали губы Савелия и очередная соленая слеза медленно падала в соленое уже от слез море.

Похожие статьи:

Иронические стихиМОЯ ЖИЗНЬ (с иронией о себе)

Пейзажная лирикаХолодный ветер

Гражданская лирикаЯ на чужой беде...

ЕстествознаниеВетер вдоль берега - гендер с детства.

Пейзажная лирикаОСЕНИ СВЕТЛЫЙ СОНЕТ

Теги: жизнь
Рейтинг: +3 Голосов: 3 368 просмотров
Комментарии (9)
Новые публикации
Charlie Hebdo-мне не страшен!
вчера в 14:53 - Kolyada - 0 - 8
Устало облако скитаться...
вчера в 12:01 - Лариса Тарасова - 3 - 31
Когда ты от рожденья колченог
вчера в 11:28 - А. Ладошин - 4 - 26
Три дня
18 июня 2018 - Куприяна - 2 - 28
Старик Хоттабыч-в думах о пенсии
18 июня 2018 - Kolyada - 0 - 9
Жизнь
Жизнь
17 июня 2018 - frensis - 2 - 15
Дед Судьба
17 июня 2018 - Елизавета Разуваева - 0 - 12
Не нужно мне Таити!
17 июня 2018 - Kolyada - 0 - 9
Расцвели засохшие сады...
Расцвели засохшие сады...
17 июня 2018 - gavrds57 - 2 - 20
Дельф – корабль рожденный природой.
Дельф – корабль рожденный природой.
16 июня 2018 - Михаил Зосименко - 3 - 35
При всем разнообразии машин и механизмов, созданных человеком, наиболее эффективными являются те, которые подсказаны природой.  Для привидения в движение кораблей лодок и других плав средств...
Медведь гуляет по Москве
16 июня 2018 - Kolyada - 0 - 12
Карты в студию!
Карты в студию!
16 июня 2018 - Артем Квакушкин - 7 - 144
Кризис
15 июня 2018 - Таманцев Алексей - 0 - 25
Ленин и футбол
Открытием чемпионата мира навеяло.  Очень правдивая история. 
ЧМ-2018 окончание
ЧМ-2018 окончание
15 июня 2018 - nmerkulova - 0 - 18
И у Фортуны существуют предпочтения
15 июня 2018 - Kolyada - 0 - 17
Заря
14 июня 2018 - Татьяна - 0 - 31
Туман
14 июня 2018 - Куприяна - 6 - 57
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников
Последние комментарии

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования