Идеал. Книга 3. Суд Фемиды (Глава 15)

14 сентября 2014 -
article4407.jpg

Глава 15

 

В небольшом уютном кабинете горели свечи, и монотонно постукивал маятник напольных часов. Дориан сидел в кресле за массивным письменным столом из дуба, подперев голову рукой. В дверь постучали.

― Войдите, ― отстраненно пригласил чародей.

Дверь открылась, и в кабинет вошел Армин.

― Ты уже закончил? ― спросил он. ― Я искал тебя на третьем этаже, но нашел только Яна и Анетт.

― Я залечил их раны, ― сказал Дориан. ― Слава Небесам, они оказались не опасными для жизни. Анетт устала, а парень сильно подавлен. Его семья...

― Я знаю, что произошло с его семьей, ― перебил Армин, присаживаясь в кресло напротив. ― Мне жаль.

― Так ли оно на самом деле? ― Дориан исподлобья посмотрел на него. ― Ты ненавидишь вервольфов. Вряд ли ты соболезнуешь этому мальчику.

― Да, ты прав. ― Армин отвел глаза. ― На самом деле, мне все равно. А еще мне не нравится, что этот парень находится в замке. Я хочу, чтобы он убрался отсюда, иначе я сделаю то, что пообещал уже давно ― убью его.

― Что плохого он тебе сделал? ― Дориан вздохнул. ― Ты дважды отпустил его. Ян не кажется мне плохим. Да, он вервольф, но это не делает его монстром. Не забывай, ты ведь тоже не Божье создание.

― Не нужно сравнивать меня с этой падалью! ― Армин сжал кулаки. ― Ты не хуже меня знаешь, насколько лживые и подлые существа ― вервольфы. Таким, как Ян, нельзя доверять.

― Армин, ― голос чародея стал тверже, ― прекрати мерить всех под одну гребенку! Не все вервольфы такие, как та стая. Ян не такой. Если ты, ослепленный злобой, не видишь этого, то я вижу.

Пытаясь утихомирить в себе порыв негодования и ярости, Армин невидящим взором уставился на старинный циферблат напольных часов. Изящные, витиеватые стрелки указывали на большие римские цифры, а большой деревянный маятник, гипнотизируя, качался из стороны в сторону.

Это произошло четыре века назад. Точно так же, поздним вечером Армин и Дориан сидели в этом же самом кабинете, и обсуждали идеи обновлений в Кодексе. Все было тихо и спокойно: горели свечи, неполная луна заглядывала в узкое, вытянутое окно в восточном стиле. Почти весь замок спал, некоторые вампиры давно отправились по своим делам, и Армин планировал прогуляться по острову. Он любил одиночество и тишину. В такой атмосфере можно было поразмышлять о жизни либо просто отдохнуть от забот, которых у него было предостаточно.

В момент, когда Армин собирался покинуть кабинет, в него почти ворвался подчиненный Дориана.

― Магистр! Вам нужно выйти в главный зал. Срочно!

― Что случилось, Андрос? ― Дориан привстал и с тревогой посмотрел в глаза высокого, русоволосого мага.

― Там чужаки, ― взволнованно ответил Андрос. ― Они просят встречи с Судьями.

Дориан и Армин, переглянувшись, отправились за слугой в главный зал. Там их ждали семеро незнакомцев: четверо мужчин и три женщины. Одна из них была совсем девочкой ― лет десяти, не больше. Самому старшему ― полному мужчине с густой каштановой бородой, было около пятидесяти лет.

― Приветствуем вас! ― Мужчина преклонился, его примеру последовали остальные. ― Вы ― Судьи?

― Да, ― ответил Дориан, внимательно оглядывая прибывших. ― Я ― Дориан де Флос, Судья чародеев; это ― Армин Делацеро, Судья вампиров. Кто вы, и зачем пожаловали к нам?

― Нам нужна помощь, ― сказал глава визитеров. ― Мы не являемся чародеями, вампирами или оборотнями. Мы ― вервольфы. Нашу стаю разгромили охотники, большинство из нас убиты, здесь все выжившие. Мы боимся оставаться без покровительства. Нам больше некуда пойти.

― Мы не можем обеспечить защиту вервольфам, ― сказал Дориан. ― К нам имеют право обращаться лишь маги, вампиры и оборотни. Так гласит один из древнейших законов Кодекса.

― Дориан, ― мягко одернул его Армин, ― не будь таким категоричным. Им нужна помощь. Какая разница, кто они? Их мало, и они не представляют собой угрозы для нас.

― Как это ― какая разница? ― возмутился чародей. ― Армин, законы нельзя нарушать. Не ты ли постоянно говоришь об этом?

― Я, ― согласился Армин. ― Но им больше некуда пойти. Охотников теперь совсем мало, и остались лишь сильнейшие из них. Эти вервольфы нуждаются в покровительстве. Тем более, они ― предки оборотней. Мануил сможет взять их под свою опеку.

― Он может отказаться, ― упорствовал Дориан. ― Вервольфы ― опасный народ. В отличие от оборотней, они неуправляемы. А у нас нет перстня с лунным камнем, способного их контролировать.

― Со временем мы можем его раздобыть, ― сказал Армин. ― Сделаем так: сейчас пригласим Мануила, и он решит их судьбу.

Дориан посмотрел на гостей. Взгляды всех были устремлены на Армина. В них были такие благодарность и почтение, словно они смотрели на божество.

― Ну, хорошо, ― буркнул маг и повернулся ко все еще стоящему рядом с ним слуге. ― Андрос, позови Мануила. Да поскорее!

― Да, Магистр. ― Сорвавшись с места, слуга побежал наверх.

Прошло несколько минут, и Мануил, не спеша, спустился в зал в сопровождении Андроса.

― Что произошло? ― недовольно спросил он. ― Почему меня разбудили среди ночи?

― Есть одно серьезное дело. ― Дориан кивком указал на группу незнакомцев. ― Без тебя мы не можем принять решение.

― Кто они? ― Мануил подошел ближе. ― Явно, не оборотни. Хотя, что-то от нас в них есть. Хм… очень интересно.

― Они ― вервольфы, ― сказал Армин. ― И они пришли в Совет просить защиты.

Сон Мануила улетучился в долю секунды.

― Вервольфы? ― Он в недоумении уставился на Армина. ― С каких пор у них появилась привилегия являться в Совет? Не помню, чтобы в Кодексе был пункт, позволяющий им это.

Армин бросил взгляд на Дориана. Скрестив руки на груди, тот самодовольно ухмылялся.

― Такого пункта нет, ― сказал Армин. ― Но они пережили трагедию. Охотники напали на их стаю и убили почти всех. Они не желают нам зла. Неужели мы не можем сделать исключение?

― Если вы решили, что я возьму их под свою ответственность, то зря меня разбудили, ― сказал Мануил. ― Я не собираюсь иметь дело с вервольфами. Они непредсказуемы и опасны. Им нечего делать в замке.

― Я говорю об этом же, ― согласился с ним Дориан, затем обратился к Армину: ― Понимаю, тебе стало их жаль, но у нас здесь не сиротский приют. Мы не можем опекать каждого, кто попросится. Им придется уйти.

― И вы готовы просто выкинуть их на улицу только потому, что в Кодексе не предусмотрен вариант прихода вервольфов?! ― опешил Армин. ― Я вас не узнаю! Неужели в вас столько жестокости?

― Это мы не узнаем тебя, Армин. ― Мануил покачал головой. ― С каких пор тебя волнует судьба других? Насколько знаю, тебе небезразлична лишь собственная жизнь. Иногда ты снисходишь до того, чтобы поинтересоваться, все ли хорошо у нас с Дорианом, и порой даже оказываешь нам помощь. Но остальные тебе неинтересны.    

― Не считай меня таким монстром, Мануил! ― огрызнулся Армин. ― Да, я не особенно волнуюсь за судьбы посторонних, но эти вервольфы пришли сюда от безысходности, им нужна наша помощь. С ними ребенок, и, вижу, вас не заботит, что эту девочку могут убить охотники. Вы оба обожаете детей, но сегодня я понял, что только на словах. Хорошо, выгоняйте остальных, но оставьте хотя бы ребенка.

― Пожалуйста… ― Глава прибывшей стаи умоляюще посмотрел на Мануила. ― Мы уйдем, только оставьте Софию!

― На меня можете не рассчитывать, ― отрезал Мануил и направился к себе.

Дориан остался на месте, но всем видом показывал, что согласен с предводителем оборотней на сто процентов. Армин молчал около минуты, а затем произнес тоном, не принимающим возражений:

― Значит, так: я хотел по-хорошему, но не вышло. Как старший смотритель за порядком в стенах замка и внутри всего Совета, я позволяю странникам остаться здесь и беру их под личное покровительство. Согласно давнему и одобренному всеми закону, мои решения не оспариваются.

― Ты с ума сошел?! ― шокировано ахнул Дориан. ― Ты почти не знаешь, что это за вид!

― Мне не двадцать лет! ― гневно сказал Армин. ― Я был знаком с некоторыми вервольфами. И, раз ты такой законопослушный, Дориан, то, будь добр, не пытайся установить свои порядки в моих привилегиях.

Оставив чародея, Армин отвел стаю на третий этаж, и разместил по комнатам. Они не уставали благодарить его, и вновь он понял, как это приятно ― помогать другим.

Всю последующую неделю Дориан и Мануил почти не общались с Армином и тщательно пытались отыскать причину, по которой он так поступил. Они хотели понять, какую выгоду из этого извлек для себя вампир. Ведь раньше он поступал, в основном, именно так: оказывал помощь тем, кто мог ему отплатить чем-то стоящим. Но в этот раз Армину просто стало жалко этих несчастных. Может, он и вправду менялся в лучшую сторону… Он был уверен, что поступил правильно. Ему нравилось смотреть на их счастливые лица.

Прошло три месяца. Дориан и Мануил понемногу смирились с присутствием в замке вервольфов, но, все же, старались как можно реже вступать с ними в контакт. Во время полнолуния стаю запирали в темнице, где они превращались, но, благодаря титановым решеткам, не могли выбраться из камер и причинить кому-либо вред. Постепенно дружеские отношения Армина с коллегами вошли в привычное русло, но они не переставали напоминать ему, что он совершил ошибку, позволив стае остаться на острове.

― Вервольфы, хоть и являются нашими предками, очень опасны и непредсказуемы, ― говорил Мануил. ― Их невозможно контролировать.

― Они не причиняют никому вреда, ― возражал Армин. ― Живут в замке и оказывают любую помощь его обитателям.

Вскоре Мануил стал сомневаться в своем негативном отношении к вервольфам. Глядя на них, он убеждался, что этот вид не так плох, как ему казалось. Дориан же по-прежнему держал дистанцию, но перестал упрекать Армина в его выборе.

Предводителя стаи вервольфов звали Дилос. Ему было пятьдесят два года. С ним в замке жила его жена Луиза, брат Габриель, племянница Джейд и трое друзей: Максимилиан, Эдуард и Бернард с десятилетней дочерью Софией. Жена Бернарда умерла в битве с охотниками, вследствие чего София перестала разговаривать и редко покидала комнату.

Дилос активно помогал жителям замка, выполняя любую, даже самую сложную работу. Он подружился с Армином и нередко бродил с ним по острову, рассуждая о жизни и окружающем мире. Луиза помогала женщинам по хозяйству, а остальные мужчины стаи работали на благо замка, не покладая рук.

Девятнадцатилетняя Джейд была красивой смуглой девушкой с длинными черными волосами, большими карими глазами и точеной фигурой. Она была утонченной и не привыкшей к труду. Джейд могла целыми днями сидеть перед зеркалом и любоваться своей внешностью. Многие мужчины в замке воспылали к ней нежными чувствами, но девушка не обращала внимания ни на одного из них. Ее интересовал тот, кто не испытывал к ней желаемой симпатии ― Армин Делацеро. Он понравился Джейд еще тогда, когда она впервые увидела его: высокий, статный, красивый, властный ― именно о таком мужчине она всегда мечтала. Ее не смущала его сущность и полное отсутствие в нем чувств к ее красоте. Армин общался с ней, как с хорошей знакомой, не более того.

― Я заметил, что Джейд неравнодушна к тебе, ― как-то намекнул ему Дориан.

― Она ― хорошая девушка, но, к сожалению, я не могу ответить на ее чувства тем же, ― равнодушно сказал Армин. ― Я вижу, как она относится ко мне, слышу ее мысли, исполненные желанием. Но я не хочу давать ей ложных надежд.

― Большинство мужчин в замке влюблены в нее. ― Дориан усмехнулся. ― Джейд красива и женственна. Тебе нравятся такие. По правде сказать, я удивлен твоему равнодушию.

― Ей нужна любовь. ― Армин вздохнул. ― Чувства, желание, верность. Я не могу дать ей этого. Ты знаешь меня, как никто другой: мне не знакомо понятие “любовь”. Я могу быть с ней какое-то время, провести ночь, но ничего больше. Поэтому нам с ней не по пути.

Намерения Джейд заполучить его были сильны, и однажды ей удалось обратить на себя внимание Армина. Хотя, внимание ― это громко сказано. Скорее, желание интимной близости, свойственное любому свободному мужчине при виде красивой женщины. Ту ночь они провели вместе, и Джейд казалось, что предмет ее вожделения теперь полностью принадлежал ей. Но она ошиблась. Уже утром Армин вновь стал холоден.

― Ты ведь понимаешь, что эта ночь ни к чему меня не обязывает? ― уточнил он, одеваясь. ― Вчера я говорил об этом, и ты согласилась с моими словами.

Но реакция Джейд была не такой, как накануне.

― Я думала, что значу что-то для тебя! ― с обидой воскликнула она. ― А ты просто воспользовался мной, как блудницей!

― У тебя был выбор, ― спокойно прокомментировал ее недовольство Армин. ― И ты его сделала.

― Ты стал моим первым мужчиной! ― На глаза Джейд навернулись слезы. ― Как ты мог так поступить со мной?! Ты просто использовал меня, как блудницу! Неужели я настолько ничтожна?!

― Ты еще юна и глупа. ― Армин сел на край кровати и провел тыльной стороной ладони по ее щеке, стирая слезу. ― Пойми одну вещь: мужчина, которого ты завлечешь в свою постель, вовсе не обязан тебя любить. Для нас случайный секс не является чем-то священным и обязывающим к дальнейшему роману. Мы можем провести ночь с любой доступной женщиной, и наутро забыть об этом. А ты, к сожалению, доступна, Джейд. В этом твоя беда. В отличие от мужчин, женщины, проводящие ночи с теми, кто их не любит, обретают дурную славу. Ты знала, что я не чувствую к тебе даже симпатии ― я не скрывал этого от тебя ― но тебя это не остановило, ты все равно предпочла отдаться мне. Что ж, винить в этом ты должна только себя. Пусть это будет для тебя уроком. В следующий раз не ложись в постель с тем, в чьих чувствах ты не уверена.

В тот момент Джейд почувствовала себя так, словно ее облили помоями. Но, впрочем, Армин ничем не удивил ее: он не обещал ей ничего, кроме той ночи, заранее сказал об отсутствии в нем романтических чувств. Но, все же, ей было обидно. Армин подарил ей поистине волшебную ночь, и девушка хотела продолжения.

Но дни шли, а ничего так и не происходило. Армин не избегал встреч с Джейд, но и не оказывал ей никаких знаков внимания. Похоже, он уже позабыл о той ночи. А две недели спустя Джейд увидела его в компании незнакомой девушки, под руку покидающими замок. Вернулся он рано утром. Женщины в замке, ставшие ее подругами и находившиеся в курсе всего, пытались уговорить Джейд перестать добиваться внимания Армина.

― Он не умеет любить, ― наперебой говорили они. ― Он тебе не пара. Он меняет женщин, как перчатки.

Но Джейд не оставляла своих надежд.

Через некоторое время эта история дошла до ушей Дилоса. Тот весенний день изменил все… Случайно оказавшийся у двери комнаты Дилоса и его жены, Андрос стал свидетелем рокового разговора.

― Ты совсем ненормальная?! ― кричал Дилос. ― Как ты могла так поступить?! Забыла, для чего мы здесь?

― Я люблю его, дядя! ― это был голос Джейд. ― Я не думала, что так выйдет. Прости меня...

Тут же послышался звук пощечины и вскрик девушки.

― Успокойся, Дилос, ― этот голос принадлежал Луизе. ― В таком возрасте все девочки влюбляются и совершают глупости. Это пройдет.

― Но ее поступок едва не сорвал наш план! ― бушевал мужчина. ― Что, если бы эта дура проболталась вампиру? Секунды бы не прошло, как он стер бы нас в прах! Он ― Идеал, и необдуманные вызовы ему чреваты последствиями!

― Он ничего не знает, ― плакала Джейд. ― Но, прошу, не трогайте его!

― Ты ― глупая бестолковая девчонка! ― яростно воскликнул Дилос. ― Ты не нужна Армину, ясно? Таких, как ты, у него полно. Он уже и думать о тебе забыл. Мы слишком долго шли к этому, риск очень велик. Из-за твоей безумной влюбленности мы не можем все бросить!

― Вечером все будет кончено, ― сказала Луиза. ― Грег уже собрал армию. После их визита от замка не останется и камня на камне. Все пройдет так, как и планировалось.

― Нам осталось несколько часов, ― сказал Дилос. ― Совет должен быть уничтожен. В первую очередь ― Судьи. Все, ― он выделил это слово, явно, обращаясь к Джейд. ― Только так мы получим свободу и безграничную власть.

Андрос в ужасе зажал рот рукой.

― Ты доверяешь этому Грегу? ― с сомнением спросила Луиза. ― Все-таки он ― охотник.

― Он ― лучший охотник из тех, кого я знал, ― уверенно ответил Дилос. ― Когда власть будет нашей, охотники будут нам служить. Они будут истреблять всех, кто не захочет поклониться нам. Вервольфы станут правящей расой сверхъестественного мира.

― Я уверена, что так и будет. ― В голосе Луизы промелькнула улыбка. ― Но меня беспокоит одно: убить колдуна и оборотня намного проще, чем Идеала. Армин Делацеро обладает большим могуществом. Как мы с ним справимся?

― Не волнуйся, милая, ― сказал Дилос. ― Друг Грега ― черный маг. Он умеет призывать из Преисподней демонов. Армин уязвим перед Левиафанами. Вечером его ждет сюрприз.

― Это справедливо, ― прозвучал уже более спокойный голос Джейд. ― Он должен ответить за то, как поступил со мной.

― Он ответит, милая, ― с уверенностью сказала Луиза. ― Уже сегодня.

Преисполненный ужасом от только что услышанного, Андрос тихо прошел до лестницы и опрометью бросился вниз по ступеням.

С Армином слуга столкнулся у основания лестницы. Тот направлялся к себе.

― Андрос, что случилось? ― с тревогой спросил тот. ― На тебе лица нет.

― Я искал вас! ― полушепотом выпалил слуга. ― Вы должны мне поверить! То, что я расскажу ― чистая правда!

… Тот вечер остался в памяти членов Совета на века. Всех, кто выжил. Выслушав рассказ Андроса, Армин пришел в ужас и негодование, которые быстро сменились яростью. Уже через минуту стая вервольфов, связанные, стояли на коленях перед трибуной Судей в главном зале. Поначалу они отрицали слова Андроса, но пытаться солгать тем, кто умел читать мысли, было глупо, и им пришлось сдаться.

Приход вервольфов был тщательно спланирован и безупречно отыгран. Никто не должен был сомневаться в их благих намерениях. Более того ― они должны были сами поверить в то, что делали. Мать Софии не умерла, просто наличие в “разбитой” стае несчастного ребенка лишь увеличивало их шансы на снисхождение со стороны Судей.

Вечером, как и было запланировано, случилось нападение. Но врагов уже ждали. Вместе с Грегом пришли другие охотники, вервольфы и даже Левиафан. К счастью, совместными усилиями его удалось убить. Армия нападающих была разгромлена, выжившие в панике бежали с острова. Предателей также постиг жестокий рок. Джейд умерла последней ― Армин лично пронзил ее сердце серебряным кинжалом.

Совет тоже понес потери. Несколько его членов и слуг, в том числе и верный Андрос, были убиты. После битвы численность вервольфов и охотников резко сократилась. Армин признал свою ошибку и извинился перед друзьями, но с тех пор возненавидел вервольфов и беспощадно убивал каждого, кто встречался на его пути.

 

― Ты все еще не можешь простить себе тот случай, ― с грустью сказал Дориан, услышав мысли Армина.

― Из-за меня чуть не погиб Совет, мы потеряли стольких преданных нам людей, и все это из-за моей наивной жалости. ― Армин посмотрел на него. ― Мне нужно было послушать вас с Мануилом. С вервольфами нельзя связываться ― их нужно уничтожать. Каждый из них ― алчный предатель, жаждущий власти.

― Армин, все мы ошибаемся. ― Губ чародея коснулась добрая улыбка. ― То, что произошло, послужило нам уроком. Но это вовсе не значит, что нужно убивать вервольфа лишь потому, что он вервольф. Соглашусь с тобой ― это крайне жестокий и самовлюбленный вид, но Ян другой. И я это вижу. Вампиров ведь тоже привыкли считать кровожадными чудовищами, но среди вас есть исключения. Не все вы являетесь монстрами лишь потому, что носите сущность вампира. Ты дважды сохранил жизнь Яну. Значит, он это заслужил. Я не прошу тебя становиться его другом; я лишь прошу: дай ему последний шанс. Позволь ему остаться в замке под мою ответственность.

Армин помолчал несколько секунд, затем встал с кресла и, подойдя к двери, обернулся.

― Надеюсь, ты не повторишь моей ошибки.

И покинул кабинет.

… Распахнув глаза, Ева увидела над собой потолок спальни. Видение… Это было всего лишь видение. Но оно изменило ее жизнь, перевернуло с ног на голову. В эту секунду в комнату зашел Армин. Увидев жену лежащей на полу, он бросился к ней и упал на колени.

― Ева, милая, что случилось?! ― Подхватив ее на руки, Армин прижал Еву к груди. ― Тебе плохо?

― Я просто устала. ― Она нежно обвила руками его шею и уткнулась подбородком ему в плечо. ― Ничего страшного. Не переживай.

Слезы рвались из глаз, баррикада, оградившая мысли Евы от внимания Армина, вот-вот должна была рухнуть. Но Ева была обязана ее удержать. Любыми усилиями. Он не должен ничего знать… То, что случится, будет сделано ради него. Иного пути нет.

Ева закрыла глаза. Она знала, что той ночью возможность прикоснуться к Армину, поцеловать его выпала ей в последний раз. Завтра она потеряет его... 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 465 просмотров
Комментарии (24)
Новые публикации
Несчастный царевич Ваня
вчера в 18:10 - Kolyada - 0 - 14
Мореный дуб.
вчера в 10:44 - Иван Морозов - 0 - 11
Падение
Падение
вчера в 09:27 - gavrds57 - 0 - 13
Зависим мы от времени и случая...
Зависим мы от времени и случая...
вчера в 07:24 - frensis - 0 - 15
Пораньше
Пораньше
25 мая 2018 - nmerkulova - 2 - 32
Аллины ручки
25 мая 2018 - Kolyada - 0 - 19
К истокам души часть 10 (заключительная)
25 мая 2018 - Хохлов Григорий - 1 - 14
Выстрел
25 мая 2018 - Таманцев Алексей - 14 - 58
Разноцветная
Разноцветная
24 мая 2018 - gavrds57 - 4 - 54
Выдержки из школьных сочинений.
24 мая 2018 - Иван Морозов - 6 - 42
Рассажены чины по этикету...
24 мая 2018 - Серж Хан - 1 - 54
Дневник
24 мая 2018 - Александр Асмолов - 2 - 56
притча «Два художника»
притча «Два художника»
23 мая 2018 - zakko2009 - 0 - 31
притча в стихах
Кража в замке Чимниз
Кража в замке Чимниз
23 мая 2018 - nmerkulova - 4 - 35
Детективная история в курятнике
Совратительница
23 мая 2018 - Ивушка - 7 - 74
– Надолго ль упекли? – вернул ее в реальность женский голос. Повернула голову. К ней обращалась подруга по несчастью, лежащая на противоположной через проход полке. Вспомнила! Да ведь она...
Невольный свидетель.
23 мая 2018 - Иван Морозов - 4 - 26
Ответ пессимизму
22 мая 2018 - flocken - 1 - 34
Розы - цвета крови
22 мая 2018 - natalia reshetkova - 0 - 20
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования