Идеал. Книга 3. Суд Фемиды (Главы 32-33)

19 сентября 2014 -
article4450.jpg

Раздел 9: Овертайм

 

 

 

"Ад и Рай ― в небесах", ― утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и Рай ― не круги во дворце мирозданья,

Ад и Рай ― это две половины души.

(Омар Хайям)

 

 

 

Глава 32

 

Утро вступило в свои права, осветив лучами восходящего солнца одинокий остров в Атлантическом океане. Лучи объяли верхушки скал, кроны деревьев, башни мрачного замка, чудесным образом притупив его повседневное уныние. Весело щебетали птицы, волны с тихим шелестом смачивали песчаный край берега. Казалось, они изо всех сил рвались на берег, но океан каждый раз затягивал их обратно, в себя.

Облокотившись о камень, Армин смотрел вдаль, будто желая заглянуть за горизонт. Водная гладь успокаивала его волнующееся сердце. Дориан… Где он? Что с ним? Армин не мог думать о нем, как о темном, его друг всегда был на стороне света. Нет, не так: Дориан сам был светом.

― Тьма не сумеет поглотить его душу, ― прозвучал рядом грустный голос.

Армин обернулся. К нему подошла Ева. В ее глазах была печаль. Ни слова больше не произнеся, Ева зарылась в теплые объятия.

― Ты не спал всю ночь, ― прошептала она. ― Любимый, не изводи себя. Мы найдем способ, как вернуть его.

― Не мы. Я. ― Армин крепче прижал Еву к себе, словно боясь, что и она может вдруг исчезнуть. ― Из-за меня Дориан стал таким. Мне это и исправлять.

― Ты же знаешь, что я не оставлю тебя. ― Ева подняла голову и улыбнулась. ― И Анетт. И Ян. И Джулия. И даже Фридрих. Мы все на твоей стороне. Время, когда ты мог положиться только на себя, прошло. Теперь у тебя есть друзья.

― Здесь холодно, ― тихо сказал Армин. ― Возвращайся в замок.

― Я же вампир! ― Ева рассмеялась. ― Не замерзну.

― Ева! ― Голос Армина приобрел стальные ноты.

Ева высвободилась из его объятий и, вздохнув, направилась к замку. Армин хотел побыть один. Не следует ему мешать.

 

Протирая глаза, Анетт спускалась по лестнице, буквально волоча за собой ноги. Сон никак не хотел выпускать ее из объятий.

― С добрым утром!

Анетт убрала руку от лица и встретилась взглядом с улыбающимся Яном. Навалившись всем телом на перила, он подмигнул ей.

― С добрым, ― буркнула Анетт, всем видом показывая, что ее утро добрым не являлось. ― Корделия уже в кухне? Есть хочется...

― Потерпи до завтрака, ― с улыбкой сказал Ян. ― Всего сорок пять минут.

― За это время мой желудок умрет в тяжких муках!

Обогнув смеющегося Яна, Анетт уверенным шагом направилась в кухню. Корделия ― пятидесятитрехлетняя повариха, а по совместительству ведьма, грузно расхаживала по просторному помещению, где аппетитно пахло мясом и овощами. Родом из Монтеррея, эта женщина обладала совсем не латиноамериканской внешностью: натуральная блондинка, светлокожая, голубоглазая. Она принадлежала к тем, кого не заботили собственные формы. Корделия была до безобразия полной, короткие руки заканчивались маленькими кистями с пухлыми пальцами, которыми она умудрялась ловко обращаться с продуктами и посудой. Несмотря на свою внешность она трижды была замужем, и трижды разведена.

― Доброе утро, Корделия, ― поприветствовала Анетт, войдя в кухню. ― Не угостишь чем-нибудь?

― Здравствуй, Анетт, ― крякнула повариха. ― Сегодня на завтрак будет фахитас[1], вот тогда и поешь.

Корделия не могла похвастаться особой вежливостью и мягкостью. Это была суровая, категоричная женщина, которую даже вампиры и оборотни старались лишний раз не задевать.

― Ладно, ― протянула Анетт и побрела прочь, оставив повариху в комнате с манящим запахом.

В главном зале Анетт встретилась с Евой. Та только что вошла в замок.

― Что, тоже не спится?

― Уснешь тут… ― мрачно произнесла Ева, присаживаясь на резную скамью у стены. Анетт села рядом с ней. ― Армин очень подавлен. Я беспокоюсь о нем.

Анетт тяжело вздохнула.

― Нам всем не хватает Дориана...

― Да, но мне кажется, его уход повлиял на Армина пагубнее, чем на остальных. Я любила и люблю Дориана, но Армин, похоже, совсем впал в отчаяние.

― Не волнуйся. ― Анетт положила руку ей на плечо. ― Я понимаю его. Дориан много лет был его лучшим другом, непросто вот так взять и отпустить его. Дай ему время. Он должен пережить этот период. Где он сейчас?

― На берегу. Просил не тревожить.

― Не грусти. ― Анетт улыбнулась. ― Все нормализуется со временем. Только не ходи с таким мрачным лицом. Так ты лишь все усугубишь. Армин должен видеть в окружающих поддержку, а не сочувствие. Особенно в тебе.

― Ты права. ― Ева потянула носом воздух. ― Права во всем.

― Кто-то умер? ― прозвучал голос над головами девушек. ― Чего это вы сидите с такими лицами, будто находитесь на похоронах?

― Не смешно, Ян! ― осадила его Анетт. ― Мы переживаем за Дориана.

Веселье исчезло с лица Яна. Сев на скамью, он опустил голову и подпер кулаками подбородок.

― Я почти не знал его, но успел к нему привязаться, ― сказал он. ― Кто-нибудь знает, что с ним теперь будет?

Обе девушки одновременно пожали плечами.

― Дориан стал черным магом, ― сказала Ева. ― Он больше не может здесь жить.

― Но ведь этот вопрос решает Армин, не так ли? ― Ян снова повеселел. ― Он же может вернуть Дориана и позволить ему остаться здесь?

Ева покачала головой.

― Нет, не может. Есть определенный свод законов, которые каждый обязуется исполнять. В том числе и Армин. Один из законов запрещает черным магам находиться не то что в замке, но даже на острове. Дориану сюда путь закрыт.

― Но ведь и вервольфам нельзя здесь жить! ― возразил Ян. ― Армин сделал для меня исключение, а для него и подавно сделает. Они ведь друзья!

― Не сделает, ― хмуро сказала Ева. ― Ты не представляешь собой опасности для нас, а Дориан представляет. Армин и тебе долгое время не доверял, но по сравнению с колдунами ты безобиден.

― Но Дориан не станет нападать на своих друзей!

― Кто тебе сказал? ― Ева прищурилась. ― Тьма поглощает его душу, и этот процесс необратим. Вскоре он вовсе забудет, что у него есть друзья. Мы потеряли его, Ян… ― По щеке Евы побежала слеза. Анетт заботливо обняла ее, взглядом дав понять Яну, что ему лучше уйти. 

Через несколько минут вернулся Армин. Попросив Еву проследовать за ним, он отправился в комнату для совещаний.

― Как ты? ― закрыв за собой дверь, спросила Ева и, подойдя к мужу, обвила руки вокруг его шеи. ― Я волнуюсь.

― Все хорошо. ― Армин обнял ее. ― Я отлучусь ненадолго.

― Что-то случилось? ― Отстранившись, Ева настороженно посмотрела в его глаза.

― Мне просто нужно уйти. Я скоро вернусь.

― Армин, послушай...

― Прошу, не надо! ― оборвал ее муж. ― Со мной все будет хорошо. Не грусти. Сходи, развейся. Возьми с собой Анетт и Яна. Им скучно целыми днями сидеть в замке.

― Когда ты вернешься?

― Ближе к вечеру.

Задавать вопросы и пытаться узнать что-то большее Ева не стала. За восемь лет она достаточно изучила Армина, чтобы понимать: если он не вдается в подробности, значит, это его личное дело, которое он хочет решить сам.

― Будь осторожен, ― пожелала она ему.

Ева знала, куда отправился Армин. Но также знала, что не в силах его остановить.

 

Решив последовать совету мужа, Ева собралась на прогулку. Ян и Анетт с удовольствием приняли ее предложение присоединиться. Едва они подошли ко входной двери, как услышали позади запыхавшийся голос:

― Эй, притормозите, дорогие! Меня возьмите!

Все трое синхронно повернули головы. К ним со всех ног спешила Корделия, держа в руке некое подобие соломенной корзины.

― Мне нужно собрать кое-какие травы, ― остановившись рядом с ними, сказала она. ― Одной скучно там бродить.

― Конечно, Корделия, ― Ева улыбнулась, ― вы можете пойти с нами.

― Благодарю, Antistita! ― Повариха “расцвела”. ― Я не буду вам мешать.

На несколько секунд вонзив в Еву испепеляюще-обреченный взгляд, Анетт первая покинула замок. Усмехнувшись, Ян поторопился за ней.

Анетт расположилась в тени деревьев, у ручья. Слушая птичью трель, она задремала. Сон все-таки сумел догнать ее и утащить назад в свое царство. В то же время Ян внимательно вглядывался в разбросанные по поляне валуны, неустанно пытаясь высмотреть на них следы древних цивилизаций.

― Твое призвание ― археолог, ― с улыбкой сказала Ева, проходя мимо.

― Я бы не отказался. ― Ян выпрямил спину. ― А что? Вполне вероятно, что эти камни стоят здесь уже много тысячелетий… Постой, а что, если спросить у Армина? Наверняка, он должен знать, жили ли здесь раньше люди.

― Боюсь, он не знает. Он живет на острове только с 701-го года. До того времени он не знал о его существовании.

― Хм… ― Ян почесал бровь. ― Что ж, тогда придется продолжить исследования.

― Не буду отвлекать. ― Ева широко улыбнулась. ― Пойду, найду Корделию. Не следует оставлять ее одну.

― Только далеко не отходи! ― прокричал ей вслед Ян. ― А то, мало ли… Армин потом из всех нас фарш сделает.

― Эй, я, вообще-то, не тороплюсь становиться начинкой для пельменей! ― в полудреме проворчала Анетт.

― Со мной ничего здесь не случится, ― заверила Ева молодого вервольфа, после чего отправилась на поиски Корделии.

 

***

 

Уже несколько лет Армин не посещал это место, хотя душою рвался сюда постоянно. Одинокая горная хижина давно не принимала в себя жителей. Она несколько обветшала, деревянные стены потемнели от сырости. Около хижины, огражденная несколькими булыжниками, находилась площадка для костра. Судя по всему, здесь совсем недавно разводили огонь. Значит, Армин не ошибся.

После третьего стука дверь приоткрылась. На пороге возник мужчина в черном балахоне. Его длинные волосы были распущены.

― Армин?.. ― опешил он.

― Думал, я не найду тебя? ― Окинув его сердитым взглядом, Армин вошел в дом. ― Значит, здесь ты решил спрятаться?

― Я не от кого не прячусь. ― Дориан прошел за ним в комнату. ― И, не беспокойся, скоро я покину этот дом.

― Я не выгоняю тебя.

― Но ты знаешь о моем местонахождении. Я просил отпустить меня, разве не ясно выразился?

― Не нагоняй на себя холодность. Тебе это не к лицу.

Пронзительно глядя на Дориана, Армин ждал объяснений.

― Что ты хочешь услышать? ― с вызовом спросил Дориан. ― Просьбу позволить мне вернуться в замок? Я не вернусь. Идеи, как сделать меня прежним? Их нет. Что, Армин?

― Я просто пришел тебя проведать. Мы ведь друзья...

― Мы были ими! ― громко возразил чародей. ― Были, понимаешь? Сейчас все изменилось. С каждым днем тьма все больше овладевает мной. Знаешь, сейчас я бы уже не рискнул собой ради спасения твоей жизни. И это только начало. Дальше будет еще хуже. Того Дориана, которого ты знал, больше нет. Забудь о нем!

― Забыть?! ― Армин вскипел. ― Значит, ты предлагаешь просто забыть обо всем, через что мы прошли?!

― Да.

― Тогда почему ты не поступил так, когда мое сердце клеймили Адской Печатью? Почему не бросил меня на произвол судьбы? Почему не отрекся от меня, вместо этого помогая всем, чем мог?

― Потому, что у тебя был шанс вернуться, ― тихо сказал Дориан. ― У меня его нет.

― Выход есть всегда. Не ты ли внушал мне это в периоды отчаяния?

― Я ошибался. Есть комнаты, из которых нет пути наружу.

― Таковых комнат нет. ― Армин сделал несколько шагов и поравнялся с ним. ― Тебе понравилась новая сущность. Можешь не тратить время на опровержения.

Трансформировавшись, он покинул дом, а затем и ущелье.

 

Время давно перевалило за полдень. Анетт по-прежнему не желала расставаться со сказочным царством Морфея, хотя желудок уже начал подавать ей настойчивые сигналы в виде урчания. Яна же еда не интересовала. Он был полностью увлечен своими исследованиями, и, кажется, ему улыбнулась удача: на одном из камней он разглядел что-то, отдаленно напоминающее часть древнего рисунка.

Ева и Корделия находились где-то восемью десятками метров севернее. Упитанная повариха увлеченно наполняла корзину нужными травами, Ева сидела на поваленном грозой дереве в задумчивости.

― Вы сегодня какая-то невеселая, ― заметила Корделия. ― Поругались с мужем?

― Нет, ― Ева натянуто улыбнулась, ― я беспокоюсь о Дориане.

Корделия выпрямилась, насколько это было возможно, и закачала головой.

― Как же так получилось? ― причитающим тоном проговорила она. ― Такой хороший, уникальный, добрый мужчина… и ― на тебе, вдруг! ― черный маг!

― Он поступил так не по своей воле. ― Ева потупила взор.

― Да, знаю я! ― Корделия махнула рукой. ― Но разве иного пути не было? Я, конечно, безмерно уважаю вашего мужа, но также уважаю и Магистра. Он должен был поступить благоразумнее, посоветоваться с Кругом...

― Не вам указывать, Корделия, что должен делать ваш повелитель! ― Ева резко сменила тон. ― Он поступил так, как велело ему сердце. Думаете, его поступок принес радость Армину? Он переживает больше всех! А вы, если были и остаетесь преданы Дориану, должны принимать любой его выбор!

Испугавшись, Корделия плюхнулась на колени и склонилась до земли.

― Простите меня, Antistita! Не наказывайте, ради Бога! Хотя мой болтливый язык надо отрезать!

― Встаньте, Корделия. ― Ева потянула ее за плечо. ― Я понимаю вас. Вы любили и ценили Дориана, как все мы.

Повариха с трудом, при поддержке Евы встала на ноги.

― Благодарю вас, ― искренне сказала она. ― Вы очень добры. Вашему мужу повезло. Он заслужил такую жену.

Ева смутилась и опустила голову.

― Спасибо, Корделия.

― И не нужно обращаться ко мне на “вы”, ― сказала Корделия. ― Я ― всего лишь ваша прислуга.

― Вы намного старше меня, ― сказала Ева. ― Это привычка. Но если мы когда-нибудь подружимся, то, возможно, перейдем на “ты”.

― Еще раз благодарна вам!..

― Ева! ― резкий голос заставил обеих подпрыгнуть. Из-за деревьев к ним выбежала Анетт. ― Там… Там какие-то… ― Ее голос постоянно срывался.

― Что там, Анетт? ― Ева встряхнула подругу за плечи. Та немного пришла в себя.

― Там какие-то мужчины схватили Яна… По-видимому, вампиры, но не из наших.

Переглянувшись с Корделией, Ева отпустила Анетт и бросилась туда, где все происходило.

 

― Где он, я спрашиваю?! ― уже не в первый раз прокричал вампир в ухо Яну.

Вопрошающий явно был лидером в этой команде. На вид ему было чуть меньше восемнадцати, в зеленых глазах, казалось, искрились молнии. Он был одет в темную спортивную куртку и джинсы, короткие русые волосы были взъерошены.

― Сдохнуть хочешь, щенок?! ― прорычал вампир, угрожающе глядя на Яна. ― Говори, где он!

― Я не знаю! ― прохрипел Ян, зажатый в стальных объятиях длинноволосого блондина ― одного из напарников незнакомца.

― Я все равно его найду!

― Сомневаюсь, что тебе удастся его напугать, ― усмехнулся Ян, и тут же вампир ударил его по лицу.

― Заткнись, неудачник! Ты меня совсем не знаешь!

― Отпусти его немедленно! ― вдруг раздался рядом ледяной голос.

Шестеро прибывших, включая лидера, посмотрели туда, откуда он исходил. На одном из валунов стояла Ева, угрожающе вытянув руку. В тот миг один из вампиров заметил, как из ручья медленно поднимался небольшой столбик воды, с каждой секундой увеличиваясь и в длину, и в ширину.

― Она ― ведьма! ― воскликнул один из шайки.

― Она ― Идеал, бестолочи! ― гордо высказалась подоспевшая к месту событий Анетт. ― Отпустите парня, или вам конец!

При слове “Идеал” лица некоторых прибывших заметно побелели, а выражения на них изменились. Разумеется, ни один вампир не нуждался в объяснениях, кто такой Идеал. Все знали могущество этого демона.

― Давайте-ка убираться отсюда. ― Низкорослый мужчина толкнул своего командира в плечо. ― Черт знает, на что она способна...

― Меня не запугаешь какой-то фокусницей! ― самодовольно выкрикнул вампир. ― Я пришел сюда сразиться с Идеалом, но не с этой девчонкой, кем бы она ни была!

Мгновенно наступила тишина. Рука Евы упала вниз, а вслед за ней и водный столб, достигший уже больших размеров. Глаза Анетт медленно полезли из орбит, глаза Корделии выглядели так же. Ян же смотрел на вампира, как на сумасшедшего.

― Я думал, ты шутишь… ― заторможенно произнес он.

В тот же миг блондин отпустил пленника. Ян закашлялся, после чего пробежал и встал около Евы. Пятеро вампиров устремили недоуменные взгляды на своего предводителя.

― Что, прости? ― наконец, выдавил мужчина с густой черной бородой.

― Мне пришлось соврать, иначе вы не пошли бы. ― Лидер беспечно пожал плечами.

― Ты ― чокнутый самоубийца! ― громко воскликнул бородатый после небольшой паузы. ― Ты притащил нас прямо в капкан! Никто из нас не выберется отсюда живым!

― Вы что, струсили?! ― разъяренно вскрикнул вампир. ― Значит, идти на битву со слугой на этот самый остров вам не было страшно, а сразиться с Идеалом ― коленки затряслись? Вы не подумали, что он мог бы вас убить даже в том случае, если бы мои слова оказались правдой?

― Ты ненормальный… ― в ужасе пробормотал блондин, отходя от напыщенного вампира. ― Мне сразу показалось странным совпадение в имени, но я не придал этому должного значения.

― Можете бежать, трусливые крысы! ― яростно прокричал предводитель шайки. ― Я все равно получу то, за чем пришел!

Ни слова не говоря, пятеро вампиров бросились бежать. Никто не последовал за ними. Внимание каждого было приковано к оставшемуся на поляне лидеру. Тряхнув головой, он смело посмотрел на Еву.

― Где тот, кто обратил тебя? ― высокомерно спросил он.

Ева не ответила. Ее подбородок дрожал, дыхание прерывалось.

― Дорогая, не бойся его. ― Анетт смело выступила вперед. ― А ты, видимо, слишком смелый, раз пришел драться с Армином? Чем же это он тебе так навредил?

― Не твое дело, блондиночка! ― фыркнул вампир. ― Как я посмотрю, ваша защитница наделала в штанишки?

― Ее не запугаешь такими выскочками! Одно ее слово, и тебя спалят под солнцем!

Вампир весело взглянул в небо.

― Мне повезло: тучки набежали.

― Это не навсегда!

― Если позволите, я могу применить магию, ― шепнула Корделия на ухо Еве, но та подняла руку в знак запрета.

― Так ты тут главная? ― Брови вампира взметнулись вверх. ― Это уже интересно.

Увидев, как он двинулся к ним, Анетт напряглась, приготовившись к сражению.

― Этот мерзавец убил мою сестру, ― злобно говорил вампир, приближаясь. ― Нас разлучили еще в детстве. Я искал ее много лет, а потом узнал, что она мертва! Мертва от рук этого негодяя! Она никому никогда не делала ничего дурного! Ответь мне, за что ее убили?!

― Значит, она нарушила закон, ― холодно сказала Анетт. ― Здесь многих казнят за это.

― Она была человеком, какие, к черту, законы! ― взревел вампир и оттолкнул Анетт. ― Все это время я мечтал найти ее и обнять, ― теперь он смотрел на Еву, ― но ваш прародитель отнял у меня эту возможность! Я совсем не помню ее, и мечтал лишь об одном ― взглянуть на нее спустя столько лет. Ты ответишь за то, что он сделал!

Ева не шелохнулась. Корделия крепко вцепилась в ее руку, Ян судорожно искал способ, как остановить обезумевшего вампира, Анетт сидела на земле, потирая ушибленный затылок. Вампир достал из-за пазухи уже знакомый Еве кинжал.

― Хорошо, что не сопротивляешься, ― тоном маньяка произнес он, и замахнулся. Ева зажмурилась...

… Хруст кости заставил Еву открыть глаза. Ее обидчик, скрючившись, лежал на земле, прижимая к телу сломанную руку. Над ним возвышался Армин.

― Ты что?! ― Забыв о приличии, Корделия с силой встряхнула Еву. ― Совсем сдурела, девчонка?! Он же убить тебя мог!

Тем временем Армин схватил вампира за волосы и, протащив по поляне, бросил спиной о камень. Тот скривился, затем с ненавистью посмотрел на него.

― Убийца… ― из последних сил прошипел он. ― Ты будешь проклят… ― Его голос сорвался от того, что шею обхватили крепкие пальцы.

― Зря вы все пришли сюда. ― В голосе Армина не было ничего, кроме льда.

Он взял с земли палку и, прижав вампира к стволу дерева, собрался пронзить бешено бьющееся сердце. Но внезапно кто-то перехватил его руку.

Армин повернул голову и недоуменно уставился на оказавшуюся рядом Еву.

― Ты в своем уме? Он чуть не убил тебя. 

― Армин, прошу, не делай этого… ― Глаза Евы наполнились слезами. ― Это мой брат.

 

Глава 33

 

Армин отступил на шаг назад и медленно опустил руку. Его взгляд впился в скорченное от боли лицо вампира. В свою очередь тот недоуменно уставился на Еву.

― Не может быть… ― полушепотом произнес он. ― Ты мертва.

― Нет. ― Ева еле сдерживала слезы. ― Твою сестру ведь звали Ева? Ева Митрофанова?

― Да. ― Теперь его взгляд стал более заинтересованным. ― Только не говори мне...

― Это я, Петя. ― Теперь Ева расплакалась. ― Я.

Подбежав к вампиру, она крепко обняла его. Армин оглянулся и непонимающе посмотрел на всех присутствующих. Анетт, все еще сидевшая на земле, застыла с отвисшей челюстью; Ян, подавший ей руку, замер, как статуя; Корделия стояла с открытым ртом, потеряв весь речевой запас.

Петр Митрофанов несмело обнял сестру. Она заплакала еще сильнее.

― Вернемся в замок, ― отстраненно сказал Армин. ― Там во всем разберемся.

Армин смутно помнил черты лица мальчика, которого восемь лет назад отдал в приют. Только теперь, внимательнее всмотревшись в его лицо, он начал вспоминать. Те же выразительные зеленые глаза, тот же маленький, прямой нос, те же тонкие губы и низкие скулы. Сейчас ему должно быть шестнадцать лет. Но выглядел он несколько старше. Тело было хорошо сложенным, взгляд ― смелым и уверенным. Черты лица уже успели обрести мужественность, осанка выдавала вполне сложившегося мужчину. Темная негустая щетина была ему к лицу. Кроме внешности, и то ― изменившейся, ничего больше не напоминало в нем того резвого мальчугана.

Всю дорогу Ева шла, держа брата за руку. Все молчали. Ева ― от переизбытка эмоций, Петр ― от шока, остальные ― от недоумения.

Оказавшись в замке, Ева отвела брата на третий этаж, где было несколько свободных комнат.

― Выбери любую, ― с радостью сказала она. ― Ты будешь здесь жить.

― Я не понимаю… ― пробормотал он, остановившись у одной из дверей, ― как ты… как ты здесь оказалась?

― Это долгая история. ― Ева улыбнулась. ― Отдохни, а потом мы поговорим.

Обосновавшись в небольшой, но уютной комнате, Петр через некоторое время спустился в главный зал. Там его ждали все, с кем он встретился в лесу, кроме Корделии. Повариха занималась на кухне своими делами, заодно в бурных эмоциях повествуя всем подряд о глобальном событии дня.

― Нам троим нужно поговорить, ― холодно обратился Армин к Петру. По его голосу Анетт и Ян поняли, что им будет суждено узнать подробности разговора гораздо позже, чем они рассчитывали.

― Да, конечно. ― Строптивость Петра пропала, хотя и страха в его поведении не наблюдалось.

Пригласив жену и ее брата в свой кабинет, Армин расположился в кресле и, когда все уселись, задал главный вопрос:

― Как ты все вспомнил? Я стер тебе память перед тем, как отдать в интернат.

― Я не вспоминал, ― ответил Петр. ― В тот же год меня забрала семья из Германии. Я жил с ними в Кельне семь лет. Там меня звали Андре. Приемные родители были добры ко мне, но я хотел найти настоящих. Я не верил, что у меня никого не осталось. А потом я познакомился с Рихардом.

― Кто он? ― спросил Армин.

― Вампир, ― просто ответил Петр. ― Он сказал, что знает кое-что о моей семье. Поначалу я не верил ему. Рихард долго скрывал, кем являлся на самом деле. Я встретил его во время вечерней пробежки. Он сказал, что живет неподалеку и работает разносчиком пиццы. Я не стал вдаваться в подробности. После знакомства мы стали часто видеться, и Рихард все чаще упоминал о своей осведомленности касательно моей семьи. Наконец, я ему поверил и попросил рассказать хоть что-то. Тогда он и поведал мне обо всем, что ты стер из моей памяти! ― Петр враждебно посмотрел в глаза Армина, которые недобро блеснули.

― Постой, а откуда он знает? ― быстро спросила Ева, почувствовав напряжение в кабинете. ― Он следил за нами?

― Раньше он подчинялся какому-то Аарону, ― сказал Петр. ― А потом, когда тот умер, стал сам по себе. Во время службы тому вампиру Рихард узнал кое-что о нашей семье и о том, что с ней произошло. Также он рассказал мне о смерти мамы… ― Он опустил голову. ― Аарон убил ее.

Ева погрустнела и отвела взгляд. Ей было больно вспоминать об этом.

― Выходит, он сделал тебя вампиром и сказал, что я убил Еву? ― спросил Армин.

― Да. Я не помнил ни ее имени, ни внешности. Когда мы начали общаться с Рихардом, Ева, по его словам, была еще жива, но находилась у тебя в плену. Он также рассказал мне о тебе, но я не испугался. Все, чего я хотел ― найти и спасти сестру. Я упросил его обратить меня. Это облегчило бы мне задачу с поисками. Я ушел из дома, и мы с Рихардом собрали команду. Это были его знакомые, также никому не служившие. С ними я и пришел на остров. К сожалению, Рихарда среди них уже не было. Его убил какой-то вампир по имени Марк.

Армин и Ева переглянулись.

― Марк? ― переспросил Армин. ― Ты с ним знаком?

― Лично ― нет, но наслышан. ― Петр почесал подбородок. ― Мои новые друзья часто рассказывали о нем. Вроде, он связался с высшими демонами.

― Стал жрецом Лилит, ― мрачно заключила Ева.

― Мне он был не интересен, ― сказал Петр. ― Я искал тебя. ― При взгляде на Еву в его глазах зажглись искорки теплоты. ― Однажды Рихард пришел и сказал мне, что тебя больше нет. Что он убил тебя! ― Он метнул взгляд на Армина. ― Я пришел в ярость и решил отомстить. Об этом острове я узнал давно, но не мог идти сюда один, тем более, я понятия не имел, где он находится. Мне нужен был проводник. Друзья знали, где остров, но они слишком трусливы, чтобы вступить в бой с Идеалом. Я не рассказывал то, что поведал мне Рихард, ни одному из них. Мне пришлось солгать, чтобы они пошли со мной. Я сказал им, что тебя убил какой-то слуга, но сделал глупость, назвав имя. Хорошо, что они подумали, что это совпадение. Хотя трое все же отказались идти.

― Господи, это невероятно… ― Ева тяжело дышала. ― Я не могу поверить, что вижу тебя перед собой!

― Ты сказал, что отнял у меня воспоминания, ― обратился Петр к Армину. ― А вернуть сможешь? Я хочу вспомнить ее.

Едва заметно кивнув, Армин подозвал вампира к себе. Тот смело подошел к нему и остановился. Армин положил руку ему на лоб и, глядя в глаза, сказал несколько слов на незнакомом Петру языке. В голове того защемило, а в следующую секунду он резко обернулся и посмотрел на сестру.

― Ева! ― не веря своим глазам, выдохнул он. ― Сестричка!

Через миг он уже прижимал к себе растроганную сестру. Оба плакали, и Армин невольно улыбнулся, наблюдая эту сцену.

― Мне нужно столько рассказать тебе! ― счастливо восклицал Петр.

― Мне тоже!

― Я вас оставлю, ― сказал Армин, выходя из-за стола. ― Ты уже распорядилась насчет его комнаты?

― Да, он будет жить на третьем этаже, через одну комнату от Яна, ― ответила Ева с улыбкой.

― Хорошо.

Армин вышел за дверь, а Петр с удивлением произнес:

― Он говорил с тобой так, будто этот замок тебе принадлежит. Ты что, управляющая здесь?

Ева рассмеялась.

― Нет. Но ты прав ― я имею здесь привилегии. Мне позволено распоряжаться в замке.

― Ух, ты! ― Глаза Петра округлились. ― Ничего себе! Но почему? Я думал, только этот тут всем заправляет. ― Он кивнул на дверь.

Ева взяла брата за руку.

― Пожалуйста, не говори о нем в таком тоне.

― Ты боишься его? Он тебе угрожал? ― Петр напрягся.

― Нет. ― Ева сжала его руку. ― Армин ― мой муж.

 

***

 

Анетт и Ян стояли на берегу и разговаривали.

― Поверить не могу, ― задумчиво произнесла Анетт. ― Вот так встреча!

― Я и сам поражен не меньше твоего, ― сказал Ян. ― Надо же ― брат Евы! Кто бы мог подумать...

― И все же, это счастье. ― Анетт улыбнулась. ― Ева не верила, что когда-нибудь снова увидит его. А тут он вдруг появился.

― Причем, в образе вампира. ― Ян нахмурился. ― Мне вот интересно, поладит ли он с Армином? Их встреча была не особо радужной.

― Конечно, они поладят! Может, не сразу, но найдут общий язык. Парня можно понять: он думал, что Армин убил Еву. А теперь, когда узнал, что она жива, перестанет злиться на него.

― Ева рассказывала, что в детстве он мечтал стать вампиром. ― Ян усмехнулся. ― Его случай еще раз доказывает, что мечты сбываются.

Анетт тихонько хихикнула.

― Наверное, это и к лучшему. Теперь они с Евой не расстанутся. У них впереди вечность.

― Я рад за нее, ― сказал Ян. ― Поскорее бы они закончили. Хочется узнать больше.

― Вы здесь, ― прозвучал за их спинами голос Армина. ― Я уже потерял вас.

― Решили прогуляться, ― с улыбкой сказала Анетт. ― Поговорили?

― Они еще разговаривают. Я оставил их наедине.

― Думаю, им много нужно рассказать друг другу, ― произнесла Анетт.

― Сущность вампира сильно изменила этого парня. ― Армин встал рядом с ними и всмотрелся в океан. ― Его энергетика стала другой.

― Оно и понятно, ― сказала Анетт. ― Ты прости, но мало кому удается остаться прежним после обращения.

― Да, но перемена разительная. Вероятно, в его жизни было что-то еще, о чем он не хочет говорить. Я беспокоюсь за Еву.

― Ты что?! ― Анетт вытаращила глаза. ― Серьезно думаешь, что собственный брат причинит ей вред?

― Просто мне не особо верится в его историю об этом Рихарде. Как-то уж слишком все просто и неправдоподобно.

― О каком Рихарде? ― спросил Ян.

Армин вкратце пересказал обоим рассказ Петра.

― А мне кажется, ты напрасно волнуешься, ― сказала Анетт после того, как он закончил. ― Ну, может, дело было и не совсем так, но это Петя, и он ― брат Евы. Он не причинит ей вреда.

― Может, ты и права. ― Армин повернулся, чтобы уйти. ― Анетт, навести Джулию. После ухода Дориана она не появлялась. Узнай, все ли у нее хорошо.

― Окей. ― Анетт весело вздернула подбородок и обратилась к Яну: ― Сходишь со мной?

― Конечно.

И Анетт принялась колдовать над порталом.

 

Лицо Петра побледнело, а нижняя челюсть начала медленно опускаться.

― Что… что ты сказала?

― Армин ― мой муж, ― повторила Ева. ― Мы женаты уже три года.

― Три года?! ― Внезапно пришедший в себя Петр вскочил на ноги. ― Но… Ева, я не понимаю… как?!

― Очень просто. ― Ева смущенно улыбнулась. ― Мы полюбили друг друга. Причем, давно.

― Когда?

― Восемь лет назад.

Петр схватился за голову и закатил глаза.

― Невероятно! Я не могу в это поверить!

― Почему ты так изумлен? ― Ева тоже встала. ― Это естественно, Петя. С любым может произойти подобное. Неужели ты никогда не влюблялся?

― Влюблялся! ― Петр устремил на нее яростный взгляд. ― И сильно. Но в человека, Ева, в нормальную девушку! Мне пришлось бросить ее после того, как стал вампиром. Я не хотел втягивать ее в эту кошмарную жизнь. А ты? Влюбилась в демона! Думаешь, ты нужна ему?

― Нужна! ― Ева разозлилась. ― Не тебе решать, кого мне любить! Если ты не заметил, я сама уже не человек.

Петр замер, после чего произнес:

― О, Боже… Так это мне не привиделось. Ты на самом деле...

― Я ― вампир, Петя. Идеал. Как и Армин. Тебе не привиделось.

― Он обратил тебя...

― Потому, что в обратном случае я бы умерла.

― Лучше смерть, чем это!

С презрением посмотрев на сестру, Петр направился к двери. Около нее он остановился и обернулся.

― Лучше бы я тебя не находил. Все время, что я пытался спасти тебя от этого демона, ты согревала его постель. Я думал, что нашел сестру, но та, кто сейчас передо мной, не моя Ева. Ты такое же чудовище, как и он.

Хлопнув дверью, он покинул кабинет. Задрожав, Ева опустилась в кресло и заплакала.



[1]
  Блюдо мексиканской кухни, представляющее собой завернутое в тортилью (мягкую пшеничную лепешку) жареное на гриле и нарезанное полосками мясо с овощами. Чаще всего используется говядина, но также свинина, мясо кур, иногда морепродукты. К мясу часто добавляются: сметана, гуакамоле, сальса, пико-де-гальо, сыр и томаты.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 360 просмотров
Комментарии (2)
Новые публикации
К истокам души часть 10 (заключительная)
сегодня в 14:59 - Хохлов Григорий - 1 - 9
Выстрел
сегодня в 12:12 - Таманцев Алексей - 12 - 36
Разноцветная
Разноцветная
вчера в 14:34 - gavrds57 - 3 - 31
Выдержки из школьных сочинений.
вчера в 14:34 - Иван Морозов - 6 - 36
Рассажены чины по этикету...
вчера в 09:30 - Серж Хан - 1 - 32
Дневник
вчера в 07:16 - Александр Асмолов - 2 - 32
притча «Два художника»
притча «Два художника»
23 мая 2018 - zakko2009 - 0 - 17
притча в стихах
Кража в замке Чимниз
Кража в замке Чимниз
23 мая 2018 - nmerkulova - 4 - 24
Детективная история в курятнике
Совратительница
23 мая 2018 - Ивушка - 7 - 66
– Надолго ль упекли? – вернул ее в реальность женский голос. Повернула голову. К ней обращалась подруга по несчастью, лежащая на противоположной через проход полке. Вспомнила! Да ведь она...
Невольный свидетель.
23 мая 2018 - Иван Морозов - 4 - 22
Ответ пессимизму
22 мая 2018 - flocken - 1 - 32
Розы - цвета крови
22 мая 2018 - natalia reshetkova - 0 - 18
Говориска для Дениски о пирамидке
22 мая 2018 - Антосыч - 0 - 17
СИМВОЛЫ РОССИИ
21 мая 2018 - Неверович Игорь - 0 - 16
Ушанка для Хиллари
21 мая 2018 - Kolyada - 0 - 12
Обида
21 мая 2018 - Татьяна - 2 - 32
Не в размере суть
21 мая 2018 - ШАХТЕР - 1 - 23
Автобус
Автобус
20 мая 2018 - nmerkulova - 0 - 16
Вы когда-нибудь ждали автобус? Прочитайте, это для вас.
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования