A posse ad esse или Нелепица 3

8 февраля 2017 - Анна Птаха

Артур сидел развалившись в кресле недалеко от камина и лениво потягивал из горлышка Etienne Sauzet. Неподалеку от него  облокотив голову на руку возлежал Марк на толстой медвежьей шкуре, вернее нескольких, сшитых вместе, и представляющих собой огромный остров густого меха посреди узорчатого паркетного пола. Этот остров дикого нрава поддерживал в комнате ощущение мягкого обволакивающего тепла, распространяющегося от камина, перед которым был расположен. Рядом с молодым мужчиной на подносе стоял бокал, лежали разделенное на несколько частей яблоко и ломаная плитка шоколада.
— Что-то у нас скучно стало в последнее время…
— Артур, а ты чего хотел? Приличное общество собирается: поэты прозаики – избранный круг. Когда-нибудь этого следовало ожидать.
— Нет, я литературу, конечно, уважаю. Но хочется внести в обстановку какую-нибудь новизну. Свежую кровь, что ли?
— Свежую кровь, говоришь? – Марк на минуту задумался, — Это, пожалуй, можно! Будет весело…
Он бодро вскочил со шкур, сел на диван и раскрыл на коленях ноутбук. На лице его блуждала демоническая улыбка. Артур залюбовался им. Ему нравилось, когда Марка посещало вдохновение.
— Скоро бал. Вот там и повеселимся.- Таинственно продолжил Марк.
Артур ухмыльнулся и в очередной раз приложился к бутылке.
 

        В течение последних суток Сэм не находил себе места. Он был крайне взволнован. Недавно судьба свела его с удивительными людьми. Необычность их была обусловлена кругом общения. Они были хорошо образованы, начитаны, путешествовали по миру и занимались меценатством. Сэму было с ними очень интересно. Его всегда тянуло к воспитанным и умным людям. Тем более, что они проявили к Сэму ответный интерес. Он не совсем понимал, чем именно этот интерес был вызван: возможно его литературным творчеством, как начинающего автора, возможно просто дружелюбием и открытостью, свойственными ему. Конечно, в их кругу многие занимались творчеством, и надо отметить, что часто более успешно, поскольку имели гораздо больше возможностей. Сэм готов был учиться у них, внимать советам и замечаниям. Он чувствовал себя с ними достаточно комфортно и непринужденно. А Артур и Марк оказались  замечательными и добродушными ребятами.
        Теперь он собирался на бал, на который совершенно неожиданно получил приглашение от своих новых друзей. Сначала он хотел отказаться – на работе аврал, свободного времени – считанные дни, но ребята были непоколебимы и настояли на его присутствии. «Может быть, этот бал специально для новичков?» — Думал он по мере возможности пытаясь приготовиться к выходу в свет. 


        Сэм подошел к калитке и позвонил. Механический глаз повернулся к нему и затребовал пароль. Назвав его, молодой человек открыл калитку и шагнул на территорию Замка, который возвышался в глубине парка на расстоянии приблизительно пятисот метров. Вокруг висела тишина позднего вечера и только в густой, сочной траве стрекотали кузнечики, и светлячки поддерживали их своими веселыми огоньками, то здесь, то там вспыхивающими по пути. Когда-то в детстве Сэм обожал их ловить, а потом подсматривать за жизнью жучков в коробке и ждать, когда же они начнут светиться. Мальчишками, когда светляков был избыток, они обменивали эту живность на менее интересные, но более полезные вещи. Поэтому минимум имущества Сэму было всегда гарантировано. Теперь у него были другие задачи, и некогда было отвлекаться на охоту детства, хотя они по-прежнему радовали и вызывали азарт. 
      К замку вела извилистая аллея. Она с двух сторон была засажена высоким  кустарником не свойственным для Сент-Пирона. Привезенный из какой-то далекой страны, он на удивление хорошо прижился в этом парке. Скорее всего, здесь была не малая заслуга садовников, поддерживающих территорию замка в образцовом порядке. При движении по аллее создавалось впечатление, что именно она сама старалась запутать вас и сбить с пути, иногда петляя настолько замысловато, что вы теряли ориентацию в пространстве, и если бы не высокие шпили замка, наверняка впали бы в панику и по возможности ретировались. Вдоль пути следования местами были расположены округлые лужайки с аккуратными ажурными скамейками, на которых так и манило задержаться, конечно, лучше в обществе хрупкой молодой и возвышенной дамы. Скамейки были увенчаны легкой крышей, в виде переплетающихся металлических прутьев, которые густо были увиты растениями. Одни из них скромно, но со вкусом укрывались декоративным плющом, выбивающимся своим окрасом из окружающего ландшафта, играя светло-зелеными и белыми бликами;  другие – диким виноградом, ошеломительно бьющего взгляд задорным пурпурным оттенком;  третьи – не стесняясь своей роскоши, были окружены плетистой розой, аромат которой тонкой струйкой сводил с ума не только наполненные  романтикой милые головки юных барышень, но и закаленный сердца джентльменов, готовых, казалось, к любой напасти. Это отвлекает и заморачивает. Сэм старался не смотреть на них. Он знал не понаслышке о таких «гиблых местах». Сначала оно выглядит как картинка, спустившаяся с полотна Хайенраетса, но стоит увлечься и… но это у же в прошлом. Теперь он уверенно продвигался к Замку, не отвлекаясь ни на что. Приобретенный ранее опыт давал о себе знать. 
        Вдруг, за поворотом, он увидел человека, который осторожно пятился, поминутно озираясь по сторонам. Он продвигался навстречу Сэму. Завидя его незнакомец перестал озираться, и сделал вид, что прогуливается. Поравнялись они как раз в радиусе, тускло освещенным одним из редких фонарей. В лице мужчины было что-то знакомое, походка и манеры выдавали в нем военного человека. И пока Сэм вспоминал, где они могли видеться, на лице у того появилось удивленное выражение, и он с неуверенностью негромко окликнул Сэма:
— Сэм Рагнер?! Вот так встреча! Не ожидал увидеть тебя здесь. 
— Малыш Конгерман! — Сэм хлопнул себя по лбу. — Сколько лет, сколько зим?
— Дай-ка я тебя разгляжу… Ни за что бы не узнал, пройди мы мимо друг друга в толпе!
— Да, когда мы били детьми, все было совеем по-другому, — засмеялся Сэм, — светлячков помнишь?
Луна отражалась В глазах «малыша» Тони, наполненных слезами: Когда-то Сэм спас его, балбеса, от неминуемой гибели. Они обнялись. Оба были рады внезапной встрече. Но Конгерман быстро оправился, став вновь серьезным.
— Так как ты здесь оказался? Неужели они пригласили тебя на бал? Вижу, что  не ошибся. Ты одет просто с иголочки!
— Для меня это тоже было неожиданностью. Вот, немного волнуюсь: как все пройдет. Я ведь туда (Сэм махнул рукой на башни замка) в первый раз. Постой, а ты? Что ты  здесь делаешь?
— Не хотелось бы мне пускать тебя туда, но нет повода, чтобы запретить. Я на службе, Сэм. В полицию поступили сведения, что в этом месте что-то не чисто. Не простая задачка: вроде и люди все уважаемые, но иногда очень уж омерзительные слухи витают в городе об этих встречах.  Так что поосторожнее там. Конгерман покопался в боковом нагрудном кармане и извлек оттуда перстень с небольшим плоским камнем, на котором ощупь угадывался какой-то контур. 
— На, одень. Это скрытая камера и односторонняя рация. На всякий случай. Нам не удалось пробраться на этот бал. Если что, я буду в курсе того, что с тобой происходит.
Сэм улыбнулся:
— А ты не меняешься, Тони.- Он хотел еще что-то добавить, но передумал. — Ну, бывай! На днях обязательно зайду в твою контору и верну. Спасибо тебе.
Сэм похлопал по плечу «малыша» Тони и через десяток шагов оказался в непосредственной близости от лестницы, ведущей на высокое крыльцо замка. На сердце у Сэма стало еще не спокойнее. Лестница казалась нескончаемой, но он взял себя в руки и, наконец, справившись с подъемом, три раза постучал огромным чугунным кольцом в обитую железными полосами дверь. Всевидящее око в верхнем углу вновь нашло его, зафиксировало и  через несколько мгновений тяжелая дверь со скрипом впустила Сэма внутрь. Дворецкий принял плащ и  повел гостя в общество уже собравшихся.
       Всюду царил полумрак, сдобренный средневековым мерцанием факелов, укрепленных вдоль стен. Казалось, что Сэм попал в другую эпоху. Атмосфера замка завораживала и Сэм уже почти восторженно поднялся по главной лестнице. Наверху было гораздо светлее, он обернулся: создавалось впечатление, что лестница вниз ведет в саму преисподнюю. Наконец перед ними распахнулись двери зала и взору предстало довольно большое помещение ярко освещенное множеством настенных светильников и изысканными хрустальными люстрами. На стульях, креслах и диванах сидели участники вечера. 
— Мистер Сэмюэль Рагнер.
Все головы повернулись ко входящему.
       Маски не выражали эмоций. Эмоции были их поприщем. Эти люди виртуозно владели техникой игры и способами влияния на человеческую психику. Поэтому сами они были по-настоящему крайне замкнуты и максимально закрыты, не смотря на кажущуюся приветливость и хорошие манеры. Именно они, создатели образов и душ человеческих, знали, как бывают опасны неприкрытые эмоции и распахнутая душа.
       Сэм смутился и отступил в сторону. Ему казалось, что он готов провалиться сквозь землю. Он надеялся встретить знакомые лица, но при таком маскараде ему не за что не узнать ни Артура, ни Марка. Почему не предупредили, что нужна будет маска? Он слегка разозлился, но взял себя в руки и смело, даже в какой-то степени нагло, стал разглядывать обращенные к нему маски. Они были тонкой работы. С использованием натуральных материалов:  где совсем маленьких, где огромных перьев разного окраса, чешуи, кожи и меха, они полностью скрывали не только лица, но часто и головы присутствующих, превращая их в неких мутантов – столь реалистично выглядели маски. В большинстве своем они представляли мир птиц, их пальму первенства подхватывали различные кашачие: от милых мурок до саблезубых тигров, затем маски животных доисторического периода: динозавры и другие рогатые и шипастые твари. Таково было впечатление на первый взгляд. Но было бы неточностью не упомянуть о нескольких эльфийцах, присутствующих в зале и имеющих практически человеческие лица  и инопланетных существ, отдаленно их напоминающих. Одна их таких масок подошла, (а это была именно женщина) к Сэму:
— Милый мальчик, Вы смутились? Расслабьтесь, все не так важно, как предстоящее действо. Здесь собрались очень добрые люди. Сейчас начнутся чтения, затем бал и фуршет. Несмотря на то, что Вы "раздеты", Вы хорошо проведете время. Если не возражаете, я стану Вашим проводником на сегодняшнюю ночь. Маска прекрасной эльфийки выражала понимание и заботу. И Сэму ничего не оставалось, как только принять ее.
         Чтения были великолепны. Сэм несколько раз вздрагивал, когда называли схожее имя и приглашали на набольшую сцену. Ему было бы крайне неловко читать свои произведения, после тех, которые он услышал. Сам дьявол, наверное, вложил в уста дикломаторов эту смесь настолько искусно переплетающихся слов и  выражений, словно хотел завладеть душой, улавливающей малейшие нюансы и потрясающие обороты повествования. Но почти под конец чтений, он все же услышал свое имя. Несколько минут полного провала и позора казались вечностью. Слушатели переговаривались, смеялись, а некоторые в конце подняли даже свист. Это было неоправданно жестоко. Но им, людям, привыкшим думать только о собственном имидже, было глубоко наплевать на его чувства. Они ценили в первую очередь мастерство.
Сэм, как ни старался выглядеть равнодушным, никак не мог совладать с собой. Гордо подняв голову, раздувая ноздри и смотря в одну точку на стене зала, он прошествовал на свое место. Эльфийка стараясь успокоить его, поглаживала по руке. Глаза, которые смотрели на него сквозь маску были наполнены печалью и нежностью. Она предложила не дожидаться окончания чтений и прогуляться по замку. Сэму было невыносимо оставаться в кругу этих людей, он не понимал, с какой целью вызвали его читать. Одна  лишь назойливая догадка крутилась у него в голове, но он не хотел об этом думать.
        Чуть позже часть гостей наслаждалась в танцевальном зале то плавными, но оптимистичными  мелодиями времен Шрауса, то современными ритмами.  Кто-то двигался в ритм чувствуя его каждой клеточкой тела, кто-то  просто сидел, притоптывая ногой и рассматривая танцующих не торопясь поглощали предложенные напитки и легкие закуски. Остальные прогуливались по этажу парами, или небольшими группами. На стенах между залами висели портреты, с которых грозно смотрели на гостей обитатели замка прежних веков. Во всем царила атмосфера таинственности и какой-то недосказанности. Люди передвигались медленно и говорили полушепотом. 
      Вдруг в одной из комнат раздался дикий вопль. Несколько мужчин кинулись на звук, остальные приостановили свое движение и удивленно переглядывались. Крик родился в будуаре герцогини Аморельской. На полу лежало тело молодого человека. На нем была лишь наполовину расстегнутая рубаха и брюки. На кресло небрежно был брошен пиджак и  галстук. Лицо его было мертвецки бледным. Белоснежная ткань рубашки с большим кружевным воротником была залита кровью, которая кляксой расползалась по ковру, не успевая впитываться. Эльфийка лежала неподалеку, так и не сняв своей маски. Одна рука ее была откинута в сторону и рядом валялась бутылка Etienne Sauzet, содержимое которой уже продигустировал тот же ковер. Между ними в середине комнаты прямо на полу стоял большой поднос, на котором стояли пара бокалов, лежали разделенное на несколько частей яблоко и ломаная плитка шоколада.
       Откуда не возьмись появился человек в штатском, который начал фотографировать место трагедии. Он отдал несколько распоряжений, позвонил по телефону, и все это – не отрываясь от осмотра помещения. Важно было не упустить ни одной мелочи. Малыш Тони, а это был именно он, работал быстро и профессионально. Не смотря на то, что никто не покидал комнату по замку уже ползли слухи об убийстве. Некоторые из гостей, особо дорожащие своей репутацией, предпочли покинуть замок и в спешке продвигались на лестницу к выходу. Когда они выходили на улицу, то видели оцепление вокруг строения. Комиссар вежливо просил покидающих замок снять маски и предоставить документы, которые могли бы подтвердить их личность.
      После этого случая в Сент-Пироне еще долго ходили слухи о проклятом месте, коим окрестили замок. Полиция сбилась с ног, пытаясь раскрыть это преступление, но в конце-концов оформила его как нераскрытое. 

 


— Ничего не понял! Тебя же убили! Мне поступила информация, что игрок перешел на следующий уровень. Слушай, как тебе это удалось?

— Просто – как все гениальное! Главное быть внимательным! То кольцо, которое дал мне малыш Тони оказалось не просто камерой и рацией, но еще и потайным ключом этого уровня. Я понял это, как только вошел в будуар и осмотрел его. Пока моя спутница занималась организацией нашего уединенного «пикника» в будуаре, я обратил внимание на картину, висящую на стене. На косметическом столике перед дамой, изображенной на картине среди прочих драгоценностей лежало точно такое же кольцо, как у меня. В этом месте была маленькая выемка, и я приставил к ней кольцо. Выемка и кольцо совпали точь-в-точь. Тут же рядом со мной появился второй я: с помощь кольца я создал клона, и надо сказать, очень вовремя — в коридоре послышались торопливые шаги. Поскольку ситуация приобретала несколько двусмысленный характер мне ничего не оставалось, как спрятаться в нише, занавешенной портьерой. Я даже не успел разглядеть, кто напал на моего клона, всего мгновение и бедняга уже лежал в луже крови. Минуту спустя появилась эльфийка и с диким воплем грохнулась в обморок. В нише оказалась потайная дверь, через которую я и покинул этот уровень. А черный ход вывел меня далеко за пределы территории замка, поэтому я избежал всех неприятностей с полицией.
— Тебе просто повезло!
— Береженого Бог бережет!)))
— написал Семен Семенович последнее сообщение и выключил компьютер.**

 ------------------------
*- «от возможного к реальному»(лат.)
** — все персонажи, вымышлены, совпадения случайны.

Похожие статьи:

Шуточные стихиКак я стал чемпионом

МиниатюраДом, в котором... или Монолог патриота

РассказИ почему она плачет?

ПриключениеПризрачный страж

Любовная лирикаНезнакомец.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 235 просмотров
Комментарии (6)
Новые публикации
Мидж-воспитатель
вчера в 17:59 - Kolyada - 0 - 4
Мой любимый конструктор
Мой любимый конструктор
вчера в 15:36 - Серж Хан - 4 - 25
Её могу сравнить со злом
вчера в 15:35 - Алексантин - 0 - 6
Стихотворное размышление
Их любовь не разобью
вчера в 15:34 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о разлуке
ВОЛЧЬЯ СУДЬБА    продолжение
ВОЛЧЬЯ СУДЬБА продолжение
вчера в 12:46 - Андрей Кудряшов - 4 - 18
Сказочная повесть.   ...  Заутра, зорька алая проснулась и, расчесав рыжие волоса, умылась из родника. Умывая лицо своё и тело, расплескала вокруг капли влаги, что скатившись с её прекрасного...
Ночь сыровато - холодна
вчера в 09:47 - Алексантин - 0 - 9
Стихотворение про осень
То лезу в горы, то в овраг
вчера в 09:46 - Алексантин - 0 - 6
Стихотворное размышление
Да, я неправ, а ты права
вчера в 09:45 - Алексантин - 0 - 4
Стихотворение о разлуке
Басенка
Басенка
вчера в 08:37 - zakko2009 - 0 - 5
Белка и бельчата
Белка и бельчата
вчера в 08:35 - frensis - 0 - 5
Житейская мудрость
Житейская мудрость
вчера в 08:30 - zakko2009 - 1 - 4
Идут дожди, ломает спину
17 ноября 2017 - Алексантин - 0 - 7
Не жду из прошлого привет
17 ноября 2017 - Алексантин - 0 - 5
Идут дожди, ломает спину
17 ноября 2017 - Алексантин - 0 - 5
Не жду из прошлого привет
17 ноября 2017 - Алексантин - 0 - 5
Нижегородский кот получил трудовую книжку и зарплату
17 ноября 2017 - Kolyada - 0 - 4
Адажио
17 ноября 2017 - Лариса Тарасова - 10 - 42
Лесов уснувших увяданье
17 ноября 2017 - Алексантин - 0 - 4
Клубы
Рейтинг — 99940 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования