Восток Дальний и Ближний часть 8 (заключительная)

18 марта 2016 - Хохлов Григорий

 

                     Восток Дальний и Ближний часть 8 (заключительная)

 

   — Я вам привёз в подарок книги Григория Распутина. Все они о Биробиджане, о наших земляках. Здесь и посмеяться можно,  погрустить, и даже поплакать. И сказки здесь тоже есть. Наши Дальневосточные. Они для вас все будет в диковинку. Не одна  фамилия в этих книгах вам будет знакома. Каждому привёз по две разных книги в подарок. Тебе Лёня две, Ефиму, и Саше Портному, потом поменяетесь.

   — Вот это подарок Иван. С нашей, уже  далёкой Родины. Нет ничего  дороже его. Биробиджан — это наша душа, наше детство, юность,  и молодость. Не поверишь, что порой плакать хочется, так все дорого нам. Только кино можно назад перемотать, да и то для смеха. В жизни так не бывает.

   — А где твоя двоюродная сестрёнка живет Неля Крепак. Я с ней не один год за одной партой сидел. Очень красивая была девочка, кучерявая, ямочки на щеках. А её тогда часто невольно обижал, глупый был. Сейчас бы хотел извиниться за свои поступки. Наверно до сих пор обижается на меня.

   — Всё хорошо Ваня, я передам ей твои слова. Только она не обижается на тебя, тут у нас другие проблемы. Мы часто все собираемся, наши одноклассники. Живём жизнью Биробиджана. Так же думаем о ваших проблемам, они для нас тоже весомые. Душа у нас русская. Плохо, что ты сразу не вышел на связь, так бы поездили по городам.

   — Леонид как понял Иван, какой-то общественный деятель. И это похоже на него, с его степенной манерой держаться, и убедительно разговаривать. Здесь он мало изменился. У него уже были свои планы, новые встречи. Но Петров  охладил его пыл: послезавтра я улетаю. Лёня развёл руками: жалко!

   Приехала жена Ефима, с дочерью лет двенадцати, и массой покупок. И по-новому,  пошла у них работа на кухне, с хозяином застолья. Женщины двигаются до стола и обратно, снуют, что челноки. И стол был оперативно накрыт, на все персоны. Теперь можно садиться.

   — Сафана! – представилась Ивану хозяйка, миловидная светловолосая женщина. Глаза её задорно блестели, видно было, что это деловая женщина, знающая себе цену. Так всё и оказалось. Она работала в Москве, в театре. Мастер  по костюмам, куклам. Поэтому и эта квартира вся в куклах. И настолько они «живые», что только диву даёшься работе мастера. А теперь вот и сама хозяйка этих чудес «объявилась».

   И ещё она прекрасный  резчик по дереву. И тут есть чему удивляться, настолько все с душой сделано: вот это:  «улыбчивый», работник Балда, а этот «надутый» сам хозяин поп. – Потом так же весело заговорила, о других своих знаменитых персонажах. Потому что уже были у неё выставки и в Москве,  и в Израиле. И дипломы, и призы:  всё было у неё  – тут у неё  душа, в этой тончайшей и мудрой работе.

   Может что-то Иван и недопонял, но с лёта, во все тонкости чужой души, не вникнешь. А работ? -  Тут нужно время, и ещё раз время. — Главное что старается человек, — мастер. А порой и первопроходчик, в своём любимом деле, уже сам что-то новое придумал. Вот где совершенство души.

    Выпили за встречу. Ивану и тут не до еды. Ему только вода нужна, всё свой пожар с Мёртвого моря тушит. Вторую бутылку начал.

   — Смеются друзья, как впечатления Ваня?

   — Никогда бы не подумал, что в режиме насоса буду работать. Первый раз всё проще было.

   — Как там наши одноклассники поживают?

   — Саша Сорокин умер недавно!

    Для товарищей,  это большой удар. Саша знатный охотник, рыбак, пчеловод. Искренний человек. А задора в нём, сколько было: на весь класс хватало. Но надломился он однажды в своей семейной жизни. Тяжёлая утрата.

    — Сашин дедушка, и мой  дед старожилы города. Они дружили ещё с молодых лет. В Гражданскую войну воевали. Оба имели награды. А мы внуки, уже потом в школе подружились. Такие дела….

  — Недавно на работу заходил Гена Коржов. Он то, мне и сказал эту тяжёлую новость про Сашу, они всю жизнь лучшими  друзьями были. И до последних дней всё дружили.

   -  Сам Геннадий, немного поседел, но такой же остался: гренадёрского роста, и с юмором мужик. Редко мы видимся. Сейчас сын его на ТЭЦ работает. Хороший он парень, и выше своего папы чуть не на голову: как дядя Стёпа. Всегда приветы через него передаю, да получаю обратно.

   — Больше всех я встречаюсь с Яшей Ворновицким, хотя это и не часто бывает. Потому что с другими ещё реже вижусь. Он всё такой же остался: простой и добрый. Очень добросовестный человек в работе. И только благодаря его усилиям, заведующего Валдгеймской больницы. Та не прекратила свое досрочное существование. Как другие больницы города и области. Яков Михайлович сумел отстоять её на всех уровнях власти. Чего ему это стоило, никто того не знает, а сам он на эту тему мало говорит. Но я знаю его пробивную силу ума. И дипломат он отличный: может Яша любого человека убедить в своей правоте. Нельзя было: а он добился справедливости. Он и в школе такой же  был.

    — Сейчас это лучшая больница в городе, оснащённая новым оборудованием. И врачей переучил, подготовил.  Теперь со всей области и города туда люди стремятся приехать лечиться. Добрая молва о нём всё  ширится. И наверно этому феномену нет предела, но всё объяснимо: он редкий человек, достиг своей цели в жизни. Сумел воплотить туда свою идею. А это ни много, ни мало почти вся его жизнь. Я бы ему Героя России  дал, прежде всего,  за его мужество.

   И жена у него Ирина Александровна под стать своему герою мужу, и ей можно Героя дать. Та в Издательстве работает. Тоже уважаемый в городе человек. Всё  помогает Гришке Распутину издаваться. Он уже постоянный клиент в издательстве там пятую книгу издавать собирается, а всего их уже девять будет. Так и познакомились они. Теперь тот говорит, что только дома буду книги издавать, настолько хлопот мне меньше стало. Спасибо Ирине Александровне Ворновицкой, и редактору издательства Ирине Сафрошкиной!

   — А недавно звонит мне Яша: «ты дома Иван?»

   — А куда же я денусь с подводной лодки, в торпедный аппарат уже не пролажу, года не те.

   — Тогда мы к тебе едем с Сашей Козловым. Готовь закусь! Через двадцать минут будем!

   — У меня ничего особенного нет, но грибочки солёные, да маринованные  всегда к вашим услугам. Есть  и огурчики, по заказу солёные.

   — Ну вот, а то всё нет, да нет! Нас на мякине не проведёшь, мы воробьи стрелянные, – это уже Саша Козлов. – Знаем, что рад будешь! Старые друзья.

   Через двадцать минут эти знатные персоны у меня в гостях сидят. — Как тут не радоваться встрече, не часто такое бывает! Какая-то отдушина у человека всегда должна быть.

   Милые и добрые лица. А разговоров не на один час, и даже день. Душе праздник. Они и на охоте вместе бывают и на рыбалке. Любит Санька приврать немного, но нас это не смущает. И его, похоже, тоже.

   — Саша, как так врать можно, ведь мы же вместе тогда  были. – Да? – и продолжает свои байки про охоту рассказывать. Может говорить,  и на другую, любую тему, — запросто!

    — Что там Гришка Распутин пишет свои сказки. Да я больше его книг в три раза напишу, и бесспорно, что лучше. Нельзя Сашу  переубеждать, и никто не расстраивает его, нельзя это делать.

   — Пиши Сашенька наш, пиши дорогой! Ты наше сокровище, и ума у тебя палата. Как Витя Чжан сказал: всё, что ты напишешь, сразу бестселлером будет. По уму и фантазии тебе нет равных людей, в нашем городе, и даже во всем мире. Обязательно пиши! А Витя никогда не ошибается. Он, как ренгент работает, человека насквозь видит. Мы все с радостью будем ждать этого знаменательного события в жизни города, области, и так далее, и так далее, до самой Москвы.

   — Саша не обижается: они все того не стоят! Пусть говорят! И Чжан Витя тоже!  — Я чуть ли, не в кругосветку на корабле ходил, а они, ещё «салаги передо мной»

   — А я скажу тебе честно:  Распутин у нас молодец, пусть ещё пишет! Я сам пробовал, своё написать, — это Яша говорит. – И в тупик сразу зашёл. Так, что Саша ты зря на него наезды устраиваешь. – Пиши сам! А ему свое хорошее слово поддержки подари, оно ему нужно, а ты…..

   — Вот такие встречи «без галстуков» у нас в Биробиджане бывают, только чаще бы это случалось.

   Ещё с Толиком Кесельманом встречаемся, и то мимоходом. Он врач с огромнейшим стажем работы. Тоже уважаемый человек в городе. И естественно, что у него всегда времени мало. Лучший футболист класса, и отличник Толя. Он всегда был на своём месте, строго себя воспитывал. И энергии у него на все дела хватало, как сейчас говорят: «позитива.

   Ещё Раечку Вайсман вижу, она такая же милая осталась, годы её мало изменили. Она всю жизнь в областной библиотеке проработала. Тоже чин там немалый, и заслуженный человек, но главное человеческий фактор. Умница она, каких мало!

   — Тут Ивану звонит Дима: «ты, где батя?»

   Они с Ефимом в одном городе живут, всего через квартал.

   — Папа иди ко мне домой ночевать, а я скоро приеду. Дядя Фима тебя проводит. А  с Ольгой я сам договорюсь. Вы завтра с ней встретитесь. У тебя и самолёт уже завтра, и вещи у неё: всё к одному сходится. А я хочу с тобой сегодня поговорить перед отъездом. И я с тобой, домой бы улетел, была бы на то моя воля!

   Слушают этот разговор друзья Ивана и у них на душе, что-то «засвербело», так говорили старые люди. Они не могут не высказаться на эту тему. Ефим тот недолго раздумывал: хоть у меня сейчас и хорошая работа. А в Биробиджан я бы всё равно уехал, будь на то моя воля, там моя душа!

   А Лёня Крепак, как-то нерешительно возразил Ефиму: я, пожалуй, что, никуда отсюда не поеду. Тут у меня уже дом. Но вообще-то я не знаю.

    — Передавай привет всем нашим одноклассникам в городе. Всех мы помним,  и ценим нашу дружбу. А если ещё раз приедешь в Израиль, то сразу сообщай нам, все встречи тебе организуем. Всё, что сможем, тебе покажем. Тут есть, что посмотреть. — Так и распрощались с Лёней Крепаком, и его супругой. Уехали они в Иерусалим. Кто бы это раньше знал, не один раз Иван там проезжал? И в Хайфе, там Саша Портной живёт. Но уже поздно что-то менять.

   — Всем нашим здесь В Израиле,  передавай привет от меня Лёня! Я всех помню, и желаю им счастья и здоровья! Самое главное здоровья, его ни за какие деньги не купишь.

   Поблагодарил Иван хозяйку, жену Ефима за тёплый приём. Пожелал ей успехов в резьбе по дереву: там есть чему учиться и удивляться людям. И посоветовал ей прочитать сказки Григория Распутина, там для неё неизведанная нива для творчества. Сказки тот сам придумал, им нет нигде аналогов. Это целый мир, его души. Может что-то и понравится.

   Идут они с Фимой, по ночному Израилю. Ночи там тёмные, но освещение богатое. Жары уже нет, дышится легко. И кажется Ивану, что пальмы склонили к ним свои косматые головы. Они тоже сейчас им  не чужие. В радости да беде не хотят покидать человека. Хотя, казалось бы, что они могут понимать?  Но это ошибочное мнение. Вон японцы проводили эксперимент: человек с ножницами подходит к розам, что бы их срезать, и те сразу сжимаются. А приходит садовник их поливать, и разговаривает с ними. Они «вокруг него собираются», и сильнее благоухают, изливают свою радость. Жмутся к нему, как к своему родителю.

   Так и дошли они до дома Дмитрия, слов уже не находилось. Тут и радость встречи, и горечь расставания. Много эмоций, а высказать их не обобщив невозможно. Нужно время.

   — Приезжай к нам в Биробиджан в гости. – Фима сразу ожил. – А встретишь?  — Ещё спрашиваешь!

   — Много тебе не обещаю, но экстрима тебе хватит. Рыбалки, грибы ягоды, — это по моей части. Всю Биру на лодке пройдём, и не только Биру. Есть и другие речки. И везде остались стоянки гольдов, аборигенов этих мест.

   — Ушли и канули в вечность, река на косе замыла их след. – Это наш Гриша  Распутин так пишет в своих стихах о гольдах. — А  потом: — Все вместилось в какой-то котомке, вместе с историей, и вместе с огнём. Курите и думайте чужие потомки. А мы этой тропинкой, уже никогда не пройдём…….Исчез целый народ.

   — Приезжай Фима, мы обязательно там пройдём! – Тот обнял Ивана, своего друга детства. Если сказать, что в его глазах были слёзы. То никто этого не видел. Но и деревья тяжело вздохнули, а это другая материя, уже более тонкого мира. Сейчас они теснее «жмутся» к людям: глубоко понимая их состояние души. Как говорится: и в горе и радости нет лучше друга, чем дерево, хотя и говорить  он не может:

    — Себя не пожалеет, а человека спасёт:  под пулю и под нож станет. Из воды вытащит……и огонь подаст….И станет огнём!

    Дома ждал Дмитрий: я уже хотел тебя идти искать, думал, что ты совсем потерялся, поздно уже.

   Налили они чай в чашки, но забыли про них. Пошло время отсчёта их встречи, тут не до чая:

   — Папа я тебя всегда любил, и буду любить, ты это знаешь. Мне тебя всегда не хватало.

   Дима стал совсем маленьким, совсем ещё ребёнок, и такое ведь бывает, а слёзы сами текут по щекам.

   Утром Иван наварил сыну борща, со всеми приправами. Напёк блинов. А тут и Ольга звонит: выходи мне навстречу. – Прости Дима, что не смог покормить тебя.  За всё, что не додал тебе. Своей души: мы тебе не додали.

   Ольга с Итайчиком в коляске двигалась навстречу дедушке. Внук  уже давно заметил своего любимого  дедушку. Он уже привык к нему. Недаром мама ему всегда говорила: приедет к тебе дедушка, всё, как у людей у тебя будет. А то одни бабушки: скучно с ними. И это правда.

   Итай уже на руках у дедушки и они двигаются по магазинам, их тут очень много. И вот раздел рыбы. Есть тут представители моря, а есть и пресноводная рыба. Но это что такое? Иван никогда не видел нежно розовой рыбы. А та на него глаза пучит. И что-то там в этих «пучках», есть   знакомое.  Да это же карась! А тот ему хвостиком машет: я и такого цвета бываю: «адью Ваня! — Скажешь дома, так не поверят Дальневосточники, хоть в аквариум такую рыбу запускай. Уж больно она нежная.

   Наш карась весь золотом сияет. Как жар горит его чешуя. Это сказочный богатырь в дозоре, в своих дорогих доспехах. Как-никак, а царю служит. А мы в его владения вторглись. В Израиле  всё по-другому, тут и Владыка Морской. И порядки другие.

    Уже изтосковался Иван Петров по своим лесам и болотам, по быстрым речкам. И по друзьям скучает, и по дому.  Даже Татьяна приснилась, та слезами умывается: так я по тебе соскучилась Ванечка!

   Конечно, она это хитрит, даже во сне старается.  Но всё же до души достало Ивана. Хотя знает он, что её плакать и танк не заставит, не то, что человек. А Ваня он простофиля, ему всех жалко. Вот и сейчас её жалко стало. Но он гонит эту мысль прочь, как наваждение. Даже фигуру из трёх пальцев сложил в кармане. Он должен устоять, устоять, и ещё раз устоять, на её чары не реагировать. Это установка такая…..

   Купили последние подарки, и домой к Ольге покатили. А там Альфа его целует, она тоже «папу» узнала, и рада ему чрезмерно.

    – Вот собака никогда тебя не обманет,  – думает так  Иван. – А ей ещё и хвост обрубили. За что?

   — Нашим бы женам так, да ещё, собачье воспитание. Может тогда толк и был бы в семьях. А то всё время «гавчут» на нас», страха не ведают».

   Начали с Олёй упаковывать чемодан, да всё на весах взвешивать. Пользуются тем, что Итайчик лёг отдыхать. С ним это точно, такие номера не прошли бы. Он здесь хозяин: распакуй, покажи, и так далее.

   — Правда папа, что я у тебя самая красивая и хорошая?  — это Оля дразнится, скучно ей. Хотя и это не совсем так. Тут всё завуалировано. Ей тоже не радостно сегодня, но она умеет держаться. Хочет, что бы отец сам сказал правду. Тогда всё это будет законно!

   — Конечно! Кто бы сомневался? Ты моя ягодка!

   А тут и Саша звонит: прости папа, что не смогу сегодня проводить тебя, так сложились мои  обстоятельства. Я тебя сильно люблю, и всегда скучаю по тебе. Тебя Оля и Таня проводят. Час ночи будет, а они на машинах. Мы уже всё здесь решили.

   Похоже, что Саша слезинки на глазах вытирает. И у Ивана комок в горле образовался: взрослые дети. Милые детки! — Не надо вам плакать сегодня, может ещё, и приеду к вам. Буду денежки копить….

   Для Ивана аэропорт это большой город, и ему он кажется бесконечным. Тут своя идёт, ему малопонятная жизнь, под  гул летящих самолётов. Решили, что Итайчик останется с папой в машине. А Оля пойдёт провожать отца дальше. Офир обнялся с Иваном, тот поцеловал зятя: спасибо тебе сынок. Ты очень много для меня сделал. Живите дружно и счастливо, я рад за вас. Приезжайте домой в гости, наш Биробиджан. Поцеловал Итайчика: расти большой, и будь здоровенький. Дедушка рад за тебя. А тот спит, он уже путешествует во времени, раньше своего дедушки. И тут маленький герой своего дедушку опередил.

   Уже проходили регистрацию, когда подъехала Татьяна. Она  запыхалась, так торопилась.

   — Аси остался в машине с маленькой Офир. Та спит сил набирается. А Итайчик стал  капризничать. Так, что Оля иди к машине. А я с папой побуду, и провожу его. Можете  и домой ехать, что бы время не терять.

   Ольга не плачет. Но вид у неё растерянный. Уже почти ушла, но затем  вернулась, и опустила в карман Ивану тридцать шекелей: так надо папа! У меня примета такая: ты ещё приедешь. Теперь она уже почти побежала. — Не надо оборачиваться доченька. И она не оборачивается.

   — Чей чемодан? Кто собирал? Кто рядом был? И так далее. Татьяна всё переводит отцу. Она умница. Сколько она натерпелась в жизни, один Господь Бог знает. Теперь она выучилась. У Ивана нет слов, что бы выказать свои чувства. Не было у неё помощи – никакой!

   — Папа держись, я понимаю тебя. Спасибо, что приехал. Целует отца: у тебя сектор на билете указан, иди по указателю. Не надо тебе оборачиваться. — Жарко ему душа горит. А мысль:

   — Дома уже снег: горсть бы снегу сейчас в руки. Тогда и он в чувство придёт, но до этого ещё очень далеко. И,  тем не менее, мысль  обгоняет часовое время, торопится домой:  домой, домой!

   И вот он уже перед дверью своей квартиры. Дверь открывает его Татьяна. Она растеряна, и не знает, как себя поведёт Иван. Ожидание, как вечность. Тут всё, как в анекдоте:  

    — Самолёт с Чапаевым летел в Биробиджан,  но ошибся пилот, и самолет сел на той стороне Амура, то есть в Китае. Чапаев этого не знает, выходит из самолёта, и ничего не понимает. Что за толпа людей его встречает……. Но нельзя комдиву  терять бодрость духа. И он им совсем по-панибратски  говорит: «землячки, что глазки прищурили. Или Чапаева не узнаёте?...

    Так и Иван: «что глазки прищурила, Танечка! Или своего Чапаева не узнаёшь…..

   — Родной ты мой землячок… Я за тебя так переживала!

   — Да что за меня переживать глупенькая, ты ведь анекдот про студента знаешь:

   — Захотели людоеды из студента  суп сварить. Закинули его в котёл с водой и варят. Пока его  усердно варили,  тот всю картошку там съел. Поплескался вволю, вместо баньки. И рыбкой……. как «сиганул» из котла, и ходу. Только его и видели. Воду тоже вылили…..

   — Ты не знаешь Танечка, как того студента звали?

   — Догадываюсь……

                                                     15 марта 2015г

Рейтинг: +1 Голосов: 1 451 просмотр
Комментарии (0)
Новые публикации
Мореный дуб.
сегодня в 10:44 - Иван Морозов - 0 - 3
Падение
Падение
сегодня в 09:27 - gavrds57 - 0 - 7
Зависим мы от времени и случая...
Зависим мы от времени и случая...
сегодня в 07:24 - frensis - 0 - 7
Пораньше
Пораньше
вчера в 21:39 - nmerkulova - 0 - 17
Аллины ручки
вчера в 19:26 - Kolyada - 0 - 13
К истокам души часть 10 (заключительная)
вчера в 14:59 - Хохлов Григорий - 1 - 13
Выстрел
вчера в 12:12 - Таманцев Алексей - 12 - 48
Разноцветная
Разноцветная
24 мая 2018 - gavrds57 - 4 - 44
Выдержки из школьных сочинений.
24 мая 2018 - Иван Морозов - 6 - 37
Рассажены чины по этикету...
24 мая 2018 - Серж Хан - 1 - 43
Дневник
24 мая 2018 - Александр Асмолов - 2 - 42
притча «Два художника»
притча «Два художника»
23 мая 2018 - zakko2009 - 0 - 26
притча в стихах
Кража в замке Чимниз
Кража в замке Чимниз
23 мая 2018 - nmerkulova - 4 - 32
Детективная история в курятнике
Совратительница
23 мая 2018 - Ивушка - 7 - 71
– Надолго ль упекли? – вернул ее в реальность женский голос. Повернула голову. К ней обращалась подруга по несчастью, лежащая на противоположной через проход полке. Вспомнила! Да ведь она...
Невольный свидетель.
23 мая 2018 - Иван Морозов - 4 - 23
Ответ пессимизму
22 мая 2018 - flocken - 1 - 32
Розы - цвета крови
22 мая 2018 - natalia reshetkova - 0 - 18
Говориска для Дениски о пирамидке
22 мая 2018 - Антосыч - 0 - 17
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования