«Турчинята» Стефановны. /рассказ/

30 декабря 2014 -

Убеждён, тёщи, плохими не бывают. Бывает небольшое расстояние до их места жительства. И чем это расстояние меньше, тем чувствуешь себя менее защищённым. Мне повезло, Стефановна жила далеко. В одной из маленьких деревень южной провинции России. Ещё остались, есть такие «тупиковые» места, где за ними только вечность. Есть асфальт, значит должны быть и пенсии. Самые неутомимые коробейники проникают туда.

 

Привезли утят весной. У тёщи в хозяйстве уже были куры, но дело в том, что у неё были ещё и дети, у которых были свои дети от «зятьёф шо нихде нероблять». А вот вегетарианцем ни уродился никто. Так бывает. Когда не везёт фауне, значит, повезёт флоре.

— Бабка, забирай утят отдам подешёвке…

 

Ключевое слово «подешёвке» всколыхнуло в женщине подозрительность, но узнав цену, восторг её души встрепенулся птицей в клетке и вылетел на свободу. За ящиком. Решила, брать нужно, как можно больше.

— Кума, да куды табе столько? — Ворчал опоздавший народ.

— На хлеб намазывать. Ваша-то кака забота? У меня кума с городу просила, да и передохнуть, поди…

 

Кумы, конечно, никакой не было. Город был. А вот кумы в нём отродясь не было. Но «городская кума» действовала безотказно. Тут же главное, как сказать. А сказать значительно тёща умела всегда.

 

Не издох ни один. Возможно, кто-то из завистников и хотел этого, но выжили все, кроме старого кота Василия. Тот, как увидел однажды поутру крякающую жёлтую тьму у себя во дворе, так и исчез. И начались обычные будни снабжения. Задействована была вся родня. Всем хотелось мяса «турчинят», как она их назвала. Будто в столицу, со всех концов и отрезков нашей необъятной Родины потянулись гуманитарные караваны. Строем шагали мешки с комбикормами. Тонны ряски вылавливались из близлежащих прудов и рек. Один зять даже хотел вырыть посередине деревни озеро, но его вовремя напоили самогоном.

 

А «турчинята» росли, превращаясь из жёлтых пупсов в важных уточек. Тёща выпустит их из загона во двор и любуется, как они с большим удовольствием крякают и какают. Вскоре по двору можно было пройти только в общевойсковом защитном комплекте. Гостей, родственников стало бывать меньше. Приедет кто-то, мешки сгрузит и «тикать отсель». Говорили ей, продай, раздай, зачем столько много, но поздно. Стефановна уже была королева уток. Она выгоняла их теперь со двора и они, зелёной волной неслись к водопроводной колонке, где уже какой век сиротливо прижалось к дороге болотце. Тёща усаживалась на бревно, забытое на лугу пастухом Степаном и, щёлкая «насиня», начинала мечтать…

 

Кстати о бревне… Однажды, вдруг, кто-то понял, что коровник в деревни не нужен. Была власть, да вся вышла, а другая вошла, да её никто не видел. И начали, это огромное строение растаскивать. Кто досочку, кто кирпичик. Но, не в наглую конечно белым днём, а осторожно и тёмной ночью. Стыдно ведь. Коровы-то ещё там. Ночью, встречая друг друга с явными уликами, люди, словно не замечали тяжести. «Никитич, ты?! От-ёлки, перпугал вусмерть… Да я это…Тут днём головку на 17 потерял, а вот спонадобилась…» — Говорил один, глядя себе под ноги, крепко обхватив плечом шести метровую доску. «Не, Никол, не бачив… Я тут вышов Кегля пошукать, не дай бог покусае кого…» — Отвечал другой, перехватывая на спине мешок с кирпичами.

 

Вот и Степан, решил «зараз» столбики поменять у себя на воротах. А живёт он на самом краю. Пока шёл на коровник, в клуб зашёл, там друзья, как не выпить? Дальше кум живёт. С ним тоже бутылочку «беленькой». Добрался до места, уж луна за горизонт собралась. Огляделся. Расторопный народ, что было «не важким», унёс, а что не смог бросил в бурьян. Двухметровый Степан вспомнил годы, проведённые в ВДВ. Рявкнул что-то коровам, которые, то ли узнали его, то ли от удивления начали мычать. И ухватил «мурлат», огромное бревно, которое прежде, на стену ставили подъёмным краном. И потащил…

 

Долго тащил. Сзади что-то скрежетало, выло, хрустело. Вспахивались поля под рекордные урожаи, строились заводы, фабрики. Летели самолёты, ходили крейсера. А впереди всего этого – он. Бывший десантник, бывший пастух, Степан. Герой и человек! И тут ему приходит простая мысль в голову: «А-на-фига?!» Куда он это бревнище сможет приспособить, такое огромное? Бросил он его напротив тёщи и пошёл спать. Потом братья Сыромятниковы, «у трёх», хотели его себе забрать, но в ВДВ из них никто не служил. Болотко обняло полешко, да и не отдало. Теперь на нём Стефановна сидит и мечтает…

 

А осень уже пришла, рыба в прудах и реках «перекрестилась», выросли «турчинята». Сидит тёшенька, как состарившаяся Алёнушка, с картины, и мысленно запаковывает утиные тушки. Кому куда ехать. Вот энтих дюже «гарнэньких», любе моей младшенькой. Пъятэро диток, муж пье, скотиняра, нигде не работает, из свово НИИ не вылезаеть. Этих «ушибленок» и вон того крикуна, средней дочкэ. Диток двое, муж пье, нигде не работает, всё шото придпринимае. Шо там можно придпринимать? Ага. А вот тех, шо жирнючи, старшенькой. Четверо диток, муж пье, нигде не роблит, тильке торгуе на рынке. Куме вон того плюхавистого. Муж у ей хоть и пье, а зерно привёз…

 

И так было счастливо на её душе, что хотелось петь!

— Мисяць на нэби, зироньки сияють, Тихо по морю човен плывэ. В човне дивчина писню спивае, А козак чуе, серденько мре…

Турчинята, будто услышали её голос, начали подтанцовывать. Подпрыгивать, хлопать крыльями, и перелетать на дорогу.

— Красавульки вы мои! – Светилось  женское лицо под платочком.

Пёстрая волна закрякала и ещё выше стала подпрыгивать.

— Любы вы мои ненагля…

 

«Любы» стайкой чуть пробежались и «тройками-пятёрками» начали взлетать. Стефановна на мгновение обмерла. Затем, вскочив на ноги, словно «семнадцатка» побежала к соседу Степану. Тот, с спросонья, да ещё на похмелье, не понял что произошло, да и не в его правилах выяснять. Дан приказ «по машинам», значит выполняй. Они прыгнули в «Запорожец» и погоня началась…

 

В одном городе, один папа забрал своих сынов из детского сада и, прыгая с ними через лужи, играл в «угадайку мультиков».

— Папа, посмотри, лебеди полетели! – Вскрикнул младший.

— Это не лебеди, сынок. Это наша с вами тушёнка из индоутки, — вздохнул папа.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 291 просмотр
Комментарии (0)
Новые публикации
Есть номер почты полевой
вчера в 17:14 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о войне
В окопах пела нам гармонь
вчера в 16:40 - Алексантин - 0 - 6
Стихотворение о войне
Испытание жизнью. Часть 1. Глава 6.
вчера в 16:05 - Иван Морозов - 0 - 12
Испытание жизнью. Часть 1. Глава 5.
вчера в 15:24 - Иван Морозов - 2 - 20
Саламандра
Саламандра
вчера в 14:20 - nmtrkulova - 0 - 8
Машенька
вчера в 10:55 - Елизавета Разуваева - 0 - 15
Не все останутся в живых
вчера в 10:39 - Алексантин - 0 - 7
Стихотворение о войне
Мужчинам - с нежностью!
Мужчинам - с нежностью!
вчера в 05:58 - Лариса Тарасова - 3 - 25
Операция "Золотое руно"
Операция "Золотое руно"
22 февраля 2018 - nmtrkulova - 0 - 13
Ясон, аргонавты и современность: лазерное оружие, агент 008
Ей басом вторит канонада
22 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 7
Стихотворение о войне
Меня сегодня не ищите
22 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 9
Философ
Философ
22 февраля 2018 - zakko2009 - 0 - 10
Испытание жизнью. Часть 1. Глава 4.
22 февраля 2018 - Иван Морозов - 2 - 22
Змея и факир.
22 февраля 2018 - Елизавета Разуваева - 0 - 16
Война, кровавая работа
22 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 10
Стихотворение о войне
700 граней (2 серия) – Кто ходит в гости по утрам
21 февраля 2018 - Костромин - 0 - 22
Краткое содержание: Смотритель и гость – Happy end – Там чудеса... – Испытание лесом – Правильный приказ
Трава от крови почернела
21 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 14
Стихотворение о войне
Что перепало мне, смолчу
21 февраля 2018 - Алексантин - 0 - 16
Клубы
Рейтинг — 391235 10 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования