Чиновники, или рождение книги

23 декабря 2016 - Хохлов Григорий

 

            Чиновники, или рождение книги

 

Хочу сразу отметить, что чиновники — тоже люди, такие же смертные, как и все остальные. А вот власть, что им дана госу­дарством, их портит. Она-то и заставляет их менять свое лицо, свой характер, поведение и отношение к другим людям. Редко кто сможет удержаться от соблазна власти. Недаром в народе говорят: дай власть другу и ты узнаешь, что он за человек, чего он стоит. И чем ниже рангом чиновник, тем он рьянее и злее, вроде комарика или мошки, надолго запомнишь с ним встречу.

Конечно, есть чиновники умные, с огромным запасом энергии, безусловно, они на своем месте. Но им тяжело, они постоянно в работе, и загружают их работой все больше и больше. Они бы рады, как говорят в народе, «дуру нарезать», но совесть им не позволяет. Зато другой чиновник многие вопросы решает очень быстро, и даже не сходя с места. Звонит телефон, спрашивают Сидорова Евгения Ивановича. Момен­тально сориентировавшись в обстановке и определив, что никакой опасности говоривший ему не представляет, Сидоров зажимает пальцами нос и гундосит в телефонную трубку как можно отвратительнее: «Евгений Иванович вышел, пере­звоните позже». Если человек позвонит еще раз, то тот же гнусавый голос ему еще раз резанет по ушам: «Евгений Ивано­вич еще не пришел». Работа превращается в игру, где надо быть артистом, зато настроение весь день будет на подъеме — у Сидорова, но не у одураченного человека.

Я много натерпелся обид, ходя по кабинетам чиновников всех рангов. Одно дело написать книгу, а другое — издать ее. Ушли старые времена, и теперь простому человеку с мизер­ным достатком эта затея не по карману. И пусть у тебя есть хо­рошие отзывы на рукопись от главного редактора и известных журналистов, но денег нет, и не будет. «Кто ты такой?» — спра­шивает меня руководитель Верхович, неплохой человек, но, прежде всего чиновник. Я начинаю ему объяснять, что я обыч­ный нормальный человек. Что я написал книгу, и мне нужны деньги на ее издание. Я показываю ему бумаги от главного редактора Хабаровского книжного издательства. Он с улыбкой выслушал меня и говорит: «Я понимаю тебя, дорогой, но заключение главного редактора хабаровского издательства здесь у нас в городе мало что значит. Вот если бы ты принес бумагу от наших известных журналистов о своей рукописи, тогда другое дело. Или состоял бы ты, Григорий Семенович, в Союзе писателей, тогда, конечно, а так денег нет». Тут я и говорю чиновнику: «Вы помогите мне издать книгу, а там, в Союзе писателей сами решат, достоин ли я, быть в этой органи­зации». — «Э-э-э, брат! Так не делается, — улыбается чиновник. — Торопишься ты, а тут дело государственное!» Конечно, мне не по себе стало. «А я что, не государственное дело делаю?» — закипел я. Но разговор окончен, и господину Верховичу уже не до меня, у него другие дела.

И снова я хожу по инстанциям, собираю нужные бумаги. Порой хочется все бросить и не создавать себе головную боль. Ведь кто я такой? Простой мужик без высшего образования. Как говорится, со свиным рылом да в калашный ряд — шутишь, брат. Но вся жизнь — борьба, и отказаться и не писать я всегда успею. Ведь я ничего от этих книг не имею, кроме расходов на дорогу, телефонные переговоры и многое другое, чего сразу не учтешь. Мне очень помогали простые люди, их интерес к книге был всегда искренним. «О чем вы там пишите?» — спрашивают меня сотрудницы. Я им рассказываю. «Так интересно! — восхищаются они. — Вот бы прочитать книгу!» Я развожу руками: «Я бы с удовольствием дал книгу, но...»

Захожу к чиновнику и выхожу оттуда огорченным. На моем лице все написано — лучше не скажешь. «Не огорчайтесь так, вам надо туда обратиться и к тому еще». И даже ведут меня добрые люди к другому кабинету. Ну, как можно предать таких людей — нельзя! Конечно, нельзя. И сдаваться тоже стыдно.

Я написал письмо в городскую Думу на имя ее председателя Павла Васильевича Ворожбита с просьбой выделить хоть какие-то средства на издание книги и приложил туда все бу­маги, что я собрал. Не вышла бы моя книга в свет, если бы не поддержка этого замечательного человека. Решением гордумы была выделена небольшая сумма на издание литературы в новом году, все расходы включены в бюджет города. Мэр города Александр Аронович Винников утвердил бюджет на новый год. И только благодаря поддержке целой когорты лю­дей мне были выделены 20 тысяч рублей на издание книги «Земляки». Но это мизер. Цены сумасшедшие, и где взять остальные деньги на издание хотя бы минимального тиража в 250 экземпляров — трудная задача.

И я выхожу на новый виток хождения по чиновникам, только более высокого ранга — областного масштаба. Я сразу хочу отметить, что хороших людей все равно больше, и доброе дело всегда победит. Но какой ценой! Ведь наряду с хорошими, честными людьми есть очень заносчивые люди, которые упиваются своей властью. «Ты все равно меня не обойдешь, — говорит мне помощник губернатора области Лейбович Ефим Михайлович. — Без меня ни одна книга в городе не выйдет. И пока я твою рукопись не прочитаю, то никакого разговора быть не может. До свидания, Григорий Семенович!» — «Вы поймите меня правильно, — говорю я чиновнику, — моя рукопись в Хабаровске, в издательстве. Туда надо ехать», и т.д. и т.п. «Ничего не знаю, — отрезает Ефим Михайлович. — До свидания!»

«Конечно, он прав», — успокаиваю себя и еду в Хабаровск за рукописью, иначе денег на книгу не будет. Видно, тех бумаг, что у меня есть, не достаточно, но что поделать.

-Как дела? — спрашивает меня главный редактор Чековитов Николай Игнатьевич, добрейшей души человек. Ему уже 70 лет, но он все работает и приносит людям радость. Ему искренне жаль меня, но без денег ничего не сделаешь, теперь рыночные отношения, и издательство тоже бедствует.

-Все выживают, все борются, и все мы летим в тартарары, — весь народ и все государство.

-Не переживай так, Гриша. У тебя все хорошо написано, и книга интересная получилась. А деньги дадут, — успокаивает меня ветеран, а самому больно за человека, ведь раньше не так было. И вздыхает тяжело Николай Игнатьевич. — Удачи тебе, Гриша.

И снова я у Лейбовича. Тот удивлен, его щуплая фигура взметнулась мне навстречу:

— Опять ты!

Я протягиваю ему рукопись:

-Я привез ее из Хабаровска. Прочитайте!

-Хорошо, — говорит чиновник. – Придешь, недели через две, — на его лице не дрогнул ни один мускул, он на работе.

Но ни через месяц, ни через два я не мог получить никакого ответа. На исходе третьего месяца я получаю свою рукопись. Достает ее Лейбович из-под большой груды папок. Листы ее слиплись от тяжести груза, что давил на нее. Мне уже ясно, что чиновник не читал ничего.

-Денег нет, — говорит этот невозмутимый руководитель. Он спокоен, он упивается своей властью.

Я ошеломлен:

-А зачем же тогда посылали меня в Хабаровск за рукописью?

Ответа никакого. Наконец я слышу:

-Мы помогаем талантам.

-Хорошо, — говорю я. — А как вы определяете, талантлив ли человек или нет?

Лейбович невозмутимо излагает свои критерии:

-Нужно печататься в местных газетах.

— У меня есть напечатанные рассказы в местных газетах, — парирую я.

-Нужно печататься в каком-либо региональном журнале, например «Родное Приамурье»!

-У меня есть там рассказ, — напоминаю я. — Только когда была презентация номера этого журнала, посвященного ЕАО, вы про всех местных авторов что-то сказали хорошее и отметили их, а про меня забыли. Я тогда смолчал, думал, может, это просто ошибка с вашей стороны, а сейчас… У меня нет нужных слов. У меня вышли в свет две мои книжки: сборник стихов «В полынье» и сказки «Сорок-сороков». Правда, всего по 100 экземпляров. Еще есть написанная песня «Русские качели», музыка Рональда Леонидовича Васильева — известного местного композитора. Но я не знаю, талантлив ли я или нет, и не нам это решать, а людям!

Но Лейбович меня сразу же остудил:

-Тебе дала мэрия 20 тысяч рублей. Флаг тебе в руки и иди отсюда.

Я ошеломлен! Конечно, если бы это он мне сказал на улице, то все было бы ясно, но здесь совершенно другие правила игры. Я простой рабочий человек и, наверное, в понятиях Лейбовича я быдло и лезу туда, куда меня не просят. Вот и поставил он меня на место. И вспомнился мне один анекдот: «Забрел один пьяница на кладбище, шарахался он там, шарахался, пока не упал в свежевырытую могилку и уснул там. Проснулся уже под вечер, вылез из могилы и давай опять по кладбищу слоняться, а выхода найти не может. И вдруг видит, что кто-то могилу копает.

— Ты кто?- спрашивает пьяница мужика.

Тот спокойно отвечает:

-Я сторож. А ты откуда?

-Я из могилы. А где здесь выход? — спрашивает выпивоха.

Сторож ему показывает направо и дальше копает могилу

как ни в чем не бывало. Пошел пьяница на выход, а у ворот его сторож догоняет и лопатой по горбу — на!

-Гулять гуляй, а уходить не моги, раз ты покойничек».

Конечно, смешно, но у меня примерно такая же ситуация:

раз ты работяга, то и сиди ты на месте и никуда не рыпайся до самой смерти. Чем я могу ответить на чиновничью серость? Сел и написал письмо губернатору области Волкову Николаю

Михайловичу. Все, как есть, изложил, все свои беды. Ведь я для людей стараюсь, не для себя, и совершенно бескорыстно.

Когда я работал грузчиком на рынке, вышла моя первая книга рассказов «В полынье», и в газете была по этому поводу заметка и фотография. Увидели это китайцы и мне газету показывают: «Глиса, это ты?» Что мне ответить? Как есть, так и сказал. Просят они у меня одну книжку. Я возьми и поднеси им подарок от русского человека — читайте на здоровье! Пошел я работать, товар их таскать из подвала, а они над книжкой что-то талдычат. А через несколько дней ко мне подходит один китаец молодой лет 25-27, прекрасно одетый и по-русски «чешет» не хуже нашего. Протягивает он мне руку и говорит: «Это правда, что вы книгу написали?» У них своя почта, как у цыган, вот и узнал гость про меня. Познакомился я с ним, и ведем мы беседу.

«У нас таких людей очень мало, которые книги пишут. И у нас, их очень уважают, а вы грузчиком работаете», — не поймет он, как такое может быть. И удивленно смотрит китаец и ждет от меня ответа.

Что мне ему ответить, что у нас в стране хоть и 150 мил­лионов всего людей, а не полтора миллиарда, как у них, зато талантов — хоть пруд пруди, не то, что в Китае. Только никому они не нужны, такие люди, спиваются они, да по помойкам шарят, а кушать ведь всем хочется. Обидно за свою Родину, за Державу обидно — точнее не скажешь. Не знал я, что ответить китайцу, да и сытый голодного вряд ли поймет. Так и пошел я дальше работать, а тот стоял и сочувственно смотрел на меня.

Я очень благодарен Виктору Дмитриевичу Игнатьеву, начальнику отдела культуры области. Он поддержал меня, убедил губернатора помочь мне в издании книги, уже третьей по счету. И каждая из них вышла не без поддержки Виктора Дмитриевича. Рыбак он, любит природу, и в этом у нас с ним родственные души. Он понимает меня, мою душу и всех моих героев. И человек он, и труженик, каких мало — вот тебе и чиновник. Человек он с большой буквы.

Целый год ушел на хождение по инстанциям. Еще год — на издание книги, там тоже были проблемы с деньгами. Конечно, обидно, ведь за это время я мог две книги написать, так как душа моя не высказалась, и есть, что рассказать. Но как

растопить «чиновничий лед», я не знаю, ведь только на высшем уровне можно решить проблемы с изданием книги. Сказал Лейбович, что не обойдешь меня, так оно и должно было быть, ведь он «настоящий чиновник». И когда он понял, что книга все же выйдет, то распустил слух в своих кругах, что книга плохая, хотя он не читал рукопись. Очень ядовитый он человек, но таких людей мало, я уже писал об этом. Я убежден, что добро всегда победит — и в сказках это всегда так, и в жизни. Книга жива, она издана, и люди сами оценят ее, хорошая она или плохая. Это им надо решать, а не чиновнику.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 362 просмотра
Комментарии (0)
Новые публикации
Дневник
сегодня в 07:16 - Александр Асмолов - 0 - 4
притча «Два художника»
притча «Два художника»
вчера в 19:55 - zakko2009 - 0 - 7
притча в стихах
Кража в замке Чимниз
Кража в замке Чимниз
вчера в 19:12 - nmerkulova - 2 - 13
Детективная история в курятнике
Совратительница
вчера в 10:41 - Ивушка - 5 - 33
– Надолго ль упекли? – вернул ее в реальность женский голос. Повернула голову. К ней обращалась подруга по несчастью, лежащая на противоположной через проход полке. Вспомнила! Да ведь она...
Невольный свидетель.
вчера в 10:24 - Иван Морозов - 4 - 16
Ответ пессимизму
22 мая 2018 - flocken - 1 - 23
Розы - цвета крови
22 мая 2018 - natalia reshetkova - 0 - 11
Говориска для Дениски о пирамидке
22 мая 2018 - Антосыч - 0 - 9
СИМВОЛЫ РОССИИ
21 мая 2018 - Неверович Игорь - 0 - 13
Ушанка для Хиллари
21 мая 2018 - Kolyada - 0 - 10
Обида
21 мая 2018 - Татьяна - 1 - 25
Не в размере суть
21 мая 2018 - ШАХТЕР - 1 - 21
Автобус
Автобус
20 мая 2018 - nmerkulova - 0 - 15
Вы когда-нибудь ждали автобус? Прочитайте, это для вас.
В плену весенней кутерьмы
В плену весенней кутерьмы
20 мая 2018 - Лариса Тарасова - 13 - 73
Настя сравнила себя с Матильдой Кшесинской
20 мая 2018 - Kolyada - 0 - 14
Ах, вы сани, мои сани ...
Ах, вы сани, мои сани ...
20 мая 2018 - nmerkulova - 0 - 16
Робот-юрист ругается матом
19 мая 2018 - Kolyada - 0 - 11
Метод воспитания.
19 мая 2018 - Иван Морозов - 0 - 15
Клубы
Рейтинг — 391235 11 участников
Рейтинг — 179300 10 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования