Расставание с иллюзиями

7 декабря 2017 - bena47
article14467.jpg

Предисловие.

Впервые попав в Монте- Карло в качестве туристов, мы с приятелем Сашкой предоставили женам изучать магазины самостоятельно и от набережной поднялись по длиннющей лестнице к казино. К старинному зданию, описанному очень многими знаменитостями. Мы внимательно осмотрели его снаружи, потом Сашка спросил
— Ну, что попытаем счастья? Я был не против и мы вошли внутрь. Быстренько проиграли по десять евро – меньше ставок в этом казино не было и с чувством выполненного долга пошли бродить по городу. Сашка сказал
— Теперь мы можем честно сказать знакомым, что проигрались вдрызг в самом легендарном казино мира. Кстати, знаешь почему все столы и ковры в этом казино теперь красного цвета? Во времена Достоевского столы были зеленые, ковры, я думаю, тоже.
-Не знаю — честно сознался я.
— Всё от того, что вот такие, как мы, проигравшиеся горемыки, стрелялись, как говорится, не отходя от кассы. Слишком часто приходилось обивку менять. А теперь раз, два почистили и дело сделано. Пятна от крови на красном не так заметны. А сейчас тем, кто не успел застрелиться, ещё и такси вызывают за счёт заведения. Между собой называют это – вызвать катафалк. Европа. 
-Мы с тобой стреляться не будем. 
— Не будем, но с «горя» можем выпить винца. Мы пошли по одной из улочек, подыскивая подходящее место. 
-Вот кажется то, что нам надо. Сашка показал на вывеску — Monte-Carlo La Rus Cafe. Мы зашли и онемели. За широкой стойкой хозяйничал наш одноклассник Юрка Колобов. Он был поражен не меньше нас.
— Господи Иссусе! Ребята! Какими судьбами? Пробормотал он обрадовано.
— С нами- то всё ясно, а вот ты что тут делаешь? Юрка обвел небольшое помещение кафе взглядом и сказал
-Это, ребята, мой небольшой бизнес.
-А мы в казино проигрались. Вот решили с горя напиться.
-Ребята, не вопрос. Садитесь вместе напьёмся.
Через минуту мы уже сидели за столом перед кафе и пили чудесное французское бордо. Дешевое, но невероятно вкусное.
Юрка был рад встрече. С его лица не сходило счастливое выражение. Начали вспоминать общих знакомых, события давно прошедших лет. Потом Юрку словно прорвало, он начал говорить о себе. Чувствовалось, что он рад случаю поговорить по душам, выплеснуть то, что видимо давно накопилось на сердце. И так вот собственно его рассказ.
Глава 1

Тренер по теннису ДСШ Юрка Колобов проснулся в плохом настроении. Голова болела с похмелья. Вчера, на встрече выпускников физфака, он слегка перебрал. Вообще говоря, он всегда знал меру и обращался с алкоголем осторожно. Но тут завелся из-за того, что все институтские давно переженились и своим ухоженным видом демонстрировали преимущество семейной жизни. Многие сделали себе карьеру. А вот он, Юрка, как после окончания института попал в ДСШ, так и работал там все пять лет. Ещё один холостяк Димка Петровский, когда Юрка проходил мимо, выбирая место за столом, схватил его за рукав и усадил рядом с собой. 
— Настоящие мужики должны сидеть рядом — сказал он — надеюсь, ты ещё глупостей не наделал?
Юрке почудилось, что на них с Димкой все смотрят, как на изгоев. Но Димке всё это было пофигу. Он, потирая руки, осмотрел бутылки, стоящие на столе, потом произвёл рокировку, в результате которой рядом с ними оказалась ещё одна пол-литра коньяка, а бутылка столового сухаря отъехала к кому-то из женатиков. 
— Им и так хорошо. А нам эта кислятина без надобности — потом налил два фужера до краёв и подмигнул Юрке — ну, давай, за встречу.
Они выпили, закусили и Юрка внимательно оглядел всех присутствующих. На почётном месте, словно жених с невестой на свадьбе, сидели Валерка Фалалеев с женой Валентиной Хромовой. Оба выглядели бесподобно. И не удивительно. Валька и раньше была первой институтской красавицей, а Валерка сделал головокружительную карьеру и работал крупным чиновником в министерстве. Эти люди вращались в самых высоких спортивных кругах. А ведь начинали с одного места. С ДСШ. Но буквально через месяц Валерка был уже директором, а через полгода стремительно стал подниматься по карьерной лестнице. Удивительно было то, что они снизошли до своих бывших сокурсников. Выглядели они соответственно. На Валерке был невероятно роскошный костюм и галстук с демократично приспущенным узлом. От голубизны его рубашки так и веяло чистотой. Валентина — в изящном деловом костюме с брошкой в виде крохотной птички просто излучала всем своим видом покой и уверенность. За эти годы она стала только ещё краше и утонченнее. Димка, заметив куда устремлен Юркин взгляд, спросил с усмешкой
— Что, на знаменитостей любуешься?
-Ага, рассматриваю. 
— А ты, Димка, почему не женат?
— Я-то. Да по очень простой причине. Не смотря на боксёрское прошлое, тут — и Димка постучал себе по лбу -всё в порядке.
-А может чуток всё же повредили? — спросил с улыбкой Юрка — не поверю, что тебе не хотелось бы сидеть сейчас на Валеркином месте с такой женщиной.
-С какой такой женщиной?
— С такой, как Валентина. Димка вместо ответа наполнил бокалы коньяком и предложил.
— Давай, Юра, за холостяцкую жизнь и пусть она продолжится, как можно дольше. — Потом он придвинулся и шепнул на ухо. — Попозже я тебе кое-что расскажу.
Они выпили. Димка неторопливо дожевал что-то из закусок, вытер салфеткой рот и очень серьёзно, глядя на Юрку, спросил
-Я тебе когда-нибудь про баб трепался?
— Да вроде нет.
— А ты припомни хорошенько. За десять лет, что мы знакомы, трепался я хоть раз на эту тему?
— Ну, не трепался.
— Тогда слушай. Ты вот меня спросил, не хотел бы я сидеть на Валеркином месте. Правильно?
— Правильно, спросил.
-Ну, вот я тебе и отвечаю. Не хотел бы. Потому, что лежать на его месте приходилось. Понял?
— Врёшь?
— Ты знаешь, что не вру — потом Димка, привстав, осмотрел всех сидевших за столом — сколько их тут наших боевых подруг? Шестеро. Так вот только с одной не породнился, из-за того, что у неё ноги кривые и характер — дрянь. А ты говоришь жениться. Нет, старичок. Головной убор из рогов оставим на потом. Даже примерять настроения нет. И так знаю, он мне не пойдёт.
Юрка смотрел на красавицу Валентину и не верил, что эта женщина могла изменять человеку, на которого смотрела сейчас с обожанием и гордостью. Милое, красивое лицо, казалось, исключало коварное вероломство. Позже, во время танцев, когда Юрка буквально столкнулся с Валентиной, она приветливо улыбнулась ему и спросила 
-А ты всё, Юра, один? Так и не женился?
— Не встретил такой красавицы, как ты. Вот и не женился.
-Пора, пора — потрепав его по волосам, сказала она ласково — и детишек пора завести.
— А у вас как с Валеркой дела? — вежливо справился Юрка.
— Всё отлично. Ты, наверное, слышал, что его орденом наградили.
— Слышал. Поздравляю!
— Ну вот, а Валерка меня наградил — и она показала на брошку — это настоящая колибри. Он из штатов привёз. Вместо глазок бриллианты.
— Жалко птичку, но красиво — похвалил Юрка.
— Да уж, красиво жить не запретишь, если очень хочется. Она опять потрепала ему волосы.
— Давай, женись. С Петровского не бери пример. Ему на ринге все мозги давно вышибли.
После этого разговора Юрка подумал. Врёт всё Димка. Напился и врёт. Но когда все расходились, он заметил Валентину, которая разговаривала с Димкой. До него донеслись обрывки фраз 
— двенадцатого он в Турцию улетает в командировку. Придешь?
Димка, уже здорово перебравший, мотал, как лошадь, своей коротко стриженой головой, ничего не отвечал. Сердце у Юрки внезапно сжалось. Не важно, что Валентина была чужою женой. Он проводил её взглядом до роскошного « Бентли», который подогнал Валерий, и побрёл в отвратительном настроении домой.

Глава 2
В дверь позвонили. Юрка пошел открывать, натянув на себя по дороге халат. В дверях стояла соседка по площадке Галина.
— Вот, привела — сказала она, пропуская в квартиру своего пса — таксу Спиридона. Юрка вспомнил, что накануне обещал приютить собачонку, пока Галка слетает покататься на лыжах в болгарский Боровец. В руках Галка держала солидного размера кулёк с собачьим кормом и собачью пластиковую кормушку.
— Юр, ты ему только водичку не забывай наливать и два раза на улицу погулять выводи.
— Всё будет сделано согласно пожеланиям — отдал честь Юрка – напою, накормлю и выгуляю.
— Спасибо, Юрочка. И ещё. Он, Спиридон, с характером, спать, где попало, не будет. Я сейчас подстилку его принесу. Она только постиранная, чистенькая и лежит в ногах на кровати, но ты на стуле постели. 
-Можно и на кресле постелить. Никаких проблем.
-Ну вот и спасибо тебе, Юрочка. Утром я его уже покормила. Галка была отличная девчонка. Она владела салоном по уходу за домашними животными. Немного полноватая, добрейшая женщина, всегда готовая угостить соседа пирожком, или вкуснейшим растегаем. А вот в личной жизни ей не везло. Юрию было приятно, что она встретила, наконец, мужчину, с которым у неё всё было хорошо. И вот теперь они вдвоём с ним ехали на горнолыжный курорт. Юрка проводил её до дверей, сварил себе кофе, намазал маслом хлеб, положил сверху ломтики сыра и сел завтракать. Спиридон немедленно уселся на стул рядом и внимательно уставился на еду 
— А хозяйка сказала, что тебя покормила — пробормотал Юрка. Он насыпал в кормушку сухой корм, налил псу воды. Спиридон даже ухом не повёл, он сосредоточено созерцал бутерброды на столе. Юрка сел за стол, отпил кофе и начал есть. Тотчас же изо рта Спиридона побежала слюна. Юрка отрезал кусочек бутерброда и подвинул его к собаке. Тот моментально слизнул его и опять уставился на жующего Юрку.
-А если я сейчас твою еду пойду жрать, какого тебе будет? — спросил Юрка. Пёс покосился на кормушку, но остался на месте. Юрка встал и пошел в направлении кормушки. Спиридон моментально оказался около неё. Он склонился к еде и, поглядывая на Юркины ноги, зарычал.
-Ах ты, засранец, — возмутился Юрка. Он убрал второй стул из-за стола и только хотел сесть, как Спиридон занял его место. Юрка стоя доел бутерброд, поглядывая на пса. Затем сообщил ему — ладно, порезвись несколько дней, устрой себе каникулы, но наглеть черезчур не советую. 
На работе, с учетом вчерашней перегрузки, Юрка особенно не усердствовал. Кинул ребятам мяч и они, моментально разделившись на команды, стали играть в футбол. А сам думал о вчерашних открытиях. Надо же даже Валька шлюшка. Это лучшая из них. Вот, поди себе жену и выбери. Потом чеши башку. Отыскивай у детишек родные черточки. Куда этот мир увеченный катится? По ящику актрисы выступают в плавках. Приятно, конечно, на все эти местечки поглядеть, но эта мода уже на улицы переползла. Смотришь идет навстречу женщина и, пока не приблизишься вплотную, не знаешь в трусах она, или задницей голой сверкает. И ведь шествует не на пляж, а идёт сучка на работу в серьёзный офис. Юрка стал мысленно перебирать всех своих знакомых женщин. Их было отнюдь не мало. И не одну из них в качестве супруги он представить не мог. — Какой-то заколдованный круг из конченых шлюх, или легкомысленных и ненадёжных бабочек — вдруг с неожиданным ожесточением подумал он. В этот момент, случайно посланный кем-то из зала мяч, попал ему в лоб. И это кое — что напомнило, а именно, самый первый его выпуск пятилетней давности. С теми ребятами он прозанимался только один год, но лицо каждого из выпускников помнил отчетливо. Тогда точно так же Танечка Устинова случайно попала ему в голову и страшно смутилась. Все оставшееся после этого время тренировки посматривала на него как-то странно. Танечка Устинова, миленькая девочка с васильковыми глазами. Месяц назад он встретил её в бассейне спорткомплекса Олимпийский и не узнал в красавице с великолепной фигурой. Она, увидев его, подбежала, хотела обнять, как когда-то делала это будучи подростком, но вдруг, покраснев, протянула руку. Тогда и поговорить толком не удалось. Она успела только сказать, что со спортом всё кончено. Юрка куда-то торопился. Она дала ему тогда свою визитку. Он так и не позвонил ей. Всё было как-то недосуг. Да потом просто забыл. Сколько ей сейчас двадцать один, двадцать два года, конечно, замужем, детишки, своя жизнь. После тренировки он достал бумажник и отыскал её визитку. В ней значился только сотовый телефон и её фамилия, и имя других данных не было. Фамилия была ещё та, девичья. -Может не замужем — подумал он, набирая указанный номер. Никто не ответил. Юрка оделся и пошёл отсыпаться домой.
Войдя в подъезд, он услышал собачий лай. Спиридон демонстрировал свой поганный характер. Одиночество в чужой квартире ему явно не нравилось. Юрка пристегнул к его ошейнику поводок и повёл на прогулку. Но пёс немедленно начал скрестись в родную дверь. Дальше следовать он не хотел.
— Не будь козлом — попробовал уговорить его Юрка — нет твоей хозяйки. Но уговаривать Спиридона оказалось бесполезно. Пришлось тащить его на улицу силком. Там они долго искали подходящее для решения собачьих дел место, а когда отыскали, зазвонил сотовый. 
-Что вы хотели? — спросили на том конце. Юрка понял, что ошиблись номером и пошутил. 
-Раньше много чего, а сейчас поспал бы с удовольствием. 
-Вы мне звонили утром.
— А-а — дошло до Юрки – Таня, это ты?
— Я, а это Юрий Владимирович. Что-то случилось?
— Да ничего не случилось, просто вспомнил и решил позвонить. Как живешь- то?
-Да всё у меня нормально. А вы?
По телефону не расскажешь. Всяко. Может быть как -нибудь встретимся, поговорим?
— А вы всё там же работаете?
— Там же.
— Хотите сегодня встретиться?
— Давай, а где? Может быть где-то в центре.
— Можно у метро Кировская часиков в восемь?
-Договорились.
Юрка пошёл домой, перекусил на скорую руку и улёгся спать. Однако сон не шёл, он думал о Татьяне. Вспомнилось, что жила она с матерью, которую стеснялась и с сестрой. Мать торговала на каком-то из московских рынков и выпивала. А сестра, кажется, была не совсем здорова. Сестру он никогда не видел, а мать запомнилась хорошо. На собрании родителей она подошла к Юрию и, обдав его спиртной гарью, спросила.
-Ну, что скажете, будет толк с моей дочери? А то я денег за неё уже черти сколько заплатила. А у меня ещё одна дочка инвалид первой группы. Юрка тогда, не скрывая неприязни, ответил резко 
-Чемпионкой мира точно не станет.
— Тогда и говорить не о чем. Какого черта твой предшественник мне голову морочил? Я платить больше не буду. — Сообщила она решительно, после этого развернулась и ушла. Однако Татьяна после небольшого перерыва на занятия ходила, а деньги за весь год были внесены сразу и заранее. Юрка на эту тему с девочкой не говорил. И за это она ему явно была благодарна. И вообще она смотрела на него влюблёнными глазами. Юрка не придавал этому никакого значения. Кто из спортсменок в этом возрасте не влюблялся в тренера? Таких было мало. Удивительно то, что по прошествии пяти лет, Татьяна так же смотрела на него, словно этих пяти лет и не было.
— Надо было сразу позвонить — подумал он, проваливаясь в сон. Через пару часов, проснувшись и выпив чашку кофе, он почувствовал себя здоровым и бодрым. В восемь Татьяна выпорхнула из такси и он снова её не узнал в прекрасно одетой даме. Выглядела она настолько потрясающе, что он непроизвольно пробормотал 
-Какая ты! — Она в ответ улыбнулась и спросила.
-Куда пойдём?
— Выбирай любой ресторан
Давайте куда-нибудь попроще. В кафе, или бар. Они зашли в ближайшее кафе, выбрали столик у окна и заказали по бокалу красного вина. 
— Я буду только овощной супчик — сказала Татьяна — как спорт бросила, толстею.
— Я бы не сказал, что ты толстая.
— Диета. Хожу вечно полуголодная.
— Так может разок нарушишь, поешь по-человечески? — Татьяна засмеялась.
— Не вы ли призывали нас воспитывать характер и не поддаваться соблазнам.
-Ну, теперь я не твой тренер. Давай рассказывай о себе. Замужем? чем занимаешься?
Ну вот, а спрашиваете, как тренер. Скажу так. Живу не плохо. С мужем разошлась. Замужем была не долго.
— Что так?
— Вы же знаете, в вас была влюблена. Правда безответно.
— Так уж и влюблена?
— Можно подумать вы не догадывались.
— Даже если бы догадывался, что бы я мог сделать. Тебе было пятнадцать лет, совсем ребёнок. Ничего между нами не могло быть.
Татьяна посмотрела на него пристально и вдруг на её глазах появились слёзы. Она полезла в сумочку за платком, но не нашла его. Юрка начал искать свой, но у него платка, как обычно, не оказалось. Татьяна взяла бумажную салфетку со стола, улыбнулась сквозь слёзы и сказала
— У вас, Юрий Владимирович, и раньше никогда платка не было. Что вы ищете?
-Правда — согласился он — вечно про платок забываю.
— Вы так и не женились?
— Нет, не женился. Не на ком было. Может пойдешь за меня?
— Жалко, Юрочка, что у тебя платка нет — переходя на ты, сказала она — он сейчас мне бы очень пригодился. И вновь стала промокать глаза салфеткой. Потом, чуть успокоившись, и глядя ему в глаза, продолжила
— Нет, Юрочка, замуж не зови, не пойду, и не спрашивай, пожалуйста, почему. Если хочешь переспать со мной, я согласна. А замуж не пойду. Юрий смотрел на неё и ничего не понимал.
-Ну что ты на меня так смотришь? Мы ведь с тобой не дети. Можем позволить себе быть откровенными.
Где ты живёшь?
— Здесь в двух шагах.
— Вот и пойдем к тебе. Нечего тут сидеть.
Они двинулись по дождливой осенней улице. Татьяна держала его под руку. Юрий, совершенно сбитый с толку, не знал о чем говорить и шел молча. Она словно угадав его состояние, спросила 
-Тебя смущает обыденность происходящего? 
— Просто всё как-то вдруг и не так уж и обыденно — ответил он. Они как раз поравнялись с цветочным магазином. Татьяна остановилась, глядя сквозь окно на букеты и попросила 
– Купи мне букетик хризантем — потом она сама выбрала несколько желтых цветов, понюхала их и разочарованно сказала — совсем не пахнут, но всё равно хороши, правда? При этом глаза её были грустными. 
Дома Спиридон встретил их радостным лаем. Юрий нашёл запыленную вазу и поставил в неё цветы. 
— Раздевайся, я только выведу на пять минут Спиридона. Татьяна присела на корточки и начала гладить собаку. 
— Какая прелесть этот твой Спиридон. У меня тоже есть собачонка. Только чуть меньше и очень мохнатая. Вместе погуляем. Не хочу одна оставаться. Они вышли на улицу. В вечернем сумраке двор показался Юрию необычно уютным. Он огляделся. Всё вокруг было наполнено каким-то глубоким, загадочным смыслом. Лицо Татьяны незнакомое и милое было так привлекательно, что он вдруг обнял её и начал целовать. Она тоже обвила руками его шею, прижалась всем телом, отвечая ему. 
— Совсем обнаглели — вернул их в реальность скрипучий голос какой-то старухи. Они посмотрели на неё и дружно расхохотались. Татьяна ответила ей вслед
— Просто давно не виделись.
Спиридон тоже сварливо гавкнул на старуху.
— Развели собак. Только и умеют гадить, да целоваться посреди дороги. Проституты. Они опять рассмеялись.
Потом Татьяна прижалась лицом к его груди и тихо сказала
— Никто не испортит нам сегодня настроение. Правда? Он подтвердил. Никто не испортит. Они, тесно прижавшись друг к другу, вернулись домой и, торопливо сорвав с себя одежду, занялись любовью. И потом, по прошествии времени, Юрка, анализируя ощущения той ночи, обозначил их, как невероятный, потрясающий взрыв чувств. Ничего подобного припомнить он не мог. До утра они наслаждались друг другом. Только на рассвете, когда утренние лучи осветили комнату, Татьяна уснула в его объятиях. К нему же сон так и не пришёл. Когда нужно было вставать, чтобы собираться на работу, он очень осторожно освободился из объятий любимой, укрыл её одеялом. Перед тем, как выйти из дома, он опять посмотрел на неё, мирно спящую в его постели. Ему захотелось остаться и просто сидеть рядом и любоваться ею. Но он достал сотовый, сделал снимок и потом на работе то и дело смотрел на него и сдерживал себя от желания позвонить. Пусть как следует выспится. Наговоримся ещё, успеем. В полдень, освободившись, он помчался домой, только на минуту заскочив в универсам, где купил бутылку вина и торт. Спиридон лаял по своему обыкновению. Татьяны не было. Постель была аккуратно заправлена. Цветы она, наверное, унесла с собой. Он немедленно набрал её номер, но телефон был отключен.
— Наверное, спит — решил он и пошёл выгуливать Спиридона. Гуляли они с ним с полчаса, и за это время Юрка трижды пытался связаться с Татьяной. Телефон её по-прежнему был отключен.
— Ничего страшного — успокаивал он себя, но ощущение тревоги нарастало. Он попробовал прилечь, но от этого стало только хуже. Тогда он достал из холодильника водку и, налив себе грамм двести, выпил. Ему показалось, что водка выдохлась. Тем не менее, после этого немного полегчало. Минут через сорок он незаметно для себя уснул. Проснулся Юрка от того, что Спиридон колотил по полу своей кормушкой. — Бедолага, я тебе водичку забыл налить — пробормотал Юрка. Но налил псу воду только после того, как позвонил Татьяне. Её телефон был всё ещё отключен. 
-Какой я дурак- вслух произнес он- ну, почему не спросить было её адрес. Ведь наверняка что-то случилось. Не может ведь человек столько времени спать. Его вдруг осенило. Адрес должен быть в личном деле в ДСШ. Он оделся и со Спиридоном отправился на работу. Дверь открыл полупьяный старик-сторож. Все, разумеется, уже разошлись по домам. Был одиннадцатый час вечера. Преподавательская была заперта. Юрка уже взвинтил себя до такого состояния, что хотел было вынести дверь ногой, но потом позвонил своему приятелю Лешке Фёдорову, заместителю директора, и попросил его прийти. Благо тот жил рядом и минут через пятнадцать появился одетый по–домашнему в спортивный костюм
— Что у тебя за спешка? — спросил он. 
— Леша, мне надо срочно найти адрес одного человека. Не могу до неё дозвониться. 
— Адрес нашей учащейся?
— Выпускницы пятилетней давности.
— Это другое дело, а то я уже испугался. Только, дружище, это не так просто. Архив находится в кабинете зама по АХЧ. Ничем тебе помочь не могу. А в чём дело-то? До утра подождать нельзя?
Пришлось всё ему рассказать. Лешка выслушал и загоготал 
-Ты, парень, точно спятил. Она ведь женщина, эта твоя подружка. Молодая женщина. Просто забыла поставить телефон на зарядку вот и всё. У меня с дочерью это почти каждый день случается. Даже и не сомневайся. Иди спокойно домой и жди. Не сегодня вечером, так завтра утром позвонит. Я думал действительно что-то серьёзное. Делать было нечего. Юрка вернулся домой. Спал он тревожно и проснулся очень рано. Татьянин телефон был отключен. Утром у него занятий не было и он слонялся без дела по коридорам, дожидаясь завхоза. Тот появился только в одиннадцатом часу утра. Вместе они сняли перевязанные стопки личных дел выпускников и Юрка около часа возился, пока нашел то, что ему надо было. Бирюлево, улица Липецкая пятнадцать. Он поймал такси и назвал адрес. Когда они подъехали к дому, таксист спросил номер квартиры.
— Да, нет квартиры — ответил Юрка — это свой дом должен быть. 
–Точно, когда-то был тут барак, но снесли лет пять назад, или больше — припомнил таксист.
— Ладно, поехали назад — сказал Юрка. Он отработал кое-как этот день и пошёл домой только потому, что там его ждал Спиридон. Хотелось напиться. Ночью, сверля затылком подушку, он думал. Что же произошло? Снова и снова прокручивал в голове события той невероятной ночи и пытался понять, что всё же произошло. Но единственное, что приходило в голову, это что с Татьяной случилось какое-то несчастье. На следующий день он обратился в адресное бюро, но там ему дали всё тот же бирюлёвский адрес. Это повергло его в полное отчаяние. Он взял неделю без сохранения содержания на работе и запил. На улицу показывался только, чтобы выгулять Спиридона. Вместе они доходили до ближайшего магазина, где покупали очередную бутылку, потом возвращались домой. Юрка выпивал. Закуску отдавал Спиридону, который составлял ему компанию за столом. Потом спрашивал у него.
— Ну, что собутыльник, ты обо всём этом паскудстве думаешь? Спиридону не нравились яростные нотки в вопросе, он сдержанно рычал в ответ. А Юрка на час другой засыпал. Так продолжалось до приезда Галки. Она обалдела, увидев соседа в таком состоянии 
— Что с тобой, Юра, случилось? Никогда таким тебя не видела – сказала испуганно. 
— А ты вон у Спиридона спроси. Он в курсе последних событий.
Галка убежала на какое-то время, но скоро вернулась с тарелкой горячего супа. Она заставила его поесть. Убралась в квартире и приступила к допросу с пристрастием. Пришлось ей всё рассказать
— Не знаю, что дальше делать — пожаловался Юрка — вот всё, что у меня осталось. Он показал Галке фотографию в телефоне. Она тут же перегнала её на компьютер. Затем, вглядываясь в увеличенное изображение, задумчиво сказала
— Я знаю её. Где-то видела и не один раз. Дай-ко вспомнить. Так, у неё есть собака?
— Кажется, есть. Вроде говорила, когда гладила Спиридона, про собаку.
— Точно — захохотала Галка — Йоркширский терьер. С косичкой. Она его к нам в салон всё время водит. Так что адрес её завтра я тебе сообщу, не сомневайся. 
— Почему только завтра? 
— Да потому, что тебе и завтра его знать не нужно. Пойди в зеркало на себя полюбуйся. Давай приведи себя в порядок. Искупайся, побрейся.
— Откуда в салоне её адрес?
— Оттуда, что зимой наши мастера этих псов ходят купать домой. Хозяева боятся их простудить. Понял? 
— Понял. Давай сейчас узнаем адрес — с пьяным упорством попросил он.
— Хорошо — сказала Галка — сейчас сбегаю на работу, но при одном условии. Ты немедленно залезешь в ванну и побреешься.
Юрка без особой охоты пошёл в ванную, а Галка помчалась на работу. К тому времени, когда она вернулась, он привёл себя в порядок. Галка протянула ему бумажку с адресом
— Держи, это далековато отсюда. Хочешь, отвезу?
— Не надо, на такси доберусь.
— Ну, давай ни пуха тебе, ни пера. 

Глава 3

Таксист попался словоохотливый, пока стояли в пробке, он, не останавливаясь ни на минуту, критиковал всё подряд от столичных властей, до асфальтового покрытия дорог. Юрка особо не прислушивался, он сидел, словно на иголках, и когда оставалось до места несколько кварталов, расплатился и продолжил путь пешком. На подъезде был установлен домофон. Юрка набрал номер квартиры
— Кто там?- Татьяниным голосом спросил динамик.
Юрка назвался. Дверь через секунду открылась. Пока лифт поднимался на десятый этаж, Юрка, облокотившись обеими руками на стенку, изучал свое лицо. И особого удовольствия при этом не испытывал. Глаза были потухшими и растерянными. Он изобразил на лице улыбку и понял, что делать этого не стоит. В открытых дверях квартиры стояла Татьяна. Определённо она тоже была смущена, молча, пропустила его в прихожую и тут же присела на пуфик. На руки к ней запрыгнула маленькая собачонка. Она погладила её, потом спросила 
— Как ты меня нашёл?
— Спроси лучше, как я не загнулся, пока тебя искал? Кто ж так делает, Тань. Ладно, не устроил я тебя, как мужчина, допускаю, но позвонить-то можно было.
— Глупый, ну что ты напридумывал? Да разве дело в этом? — Она вдруг решительно встала — раздевайся, проходи в комнату. И сама помогла, снять пальто. Проводила его в комнату и сказала
— я сейчас, подожди минутку. Юрка сел в кресло и огляделся. Большая гостиная была уставлена дорогой мебелью. В углу от пола до потолка стоял, пугая роскошью, хрустальный торшер. Под потолком висела такая же люстра. Вошла Татьяна. В руках она держала бутылку и два бокала. Она ногой придвинула небольшой столик, поставила на него бутылку и сказала
— Это нам наверняка понадобится. Потом достала откуда-то плитку шоколада, распечатала её, разломила на несколько частей и тихо попросила – налей. Они выпили по глоточку и Татьяна сказала
— Я, Юра, профессиональная шлюха. Дорогая, конечно. Из ВИП сопровождения, но суть, Юр, от этого не меняется. Потом она посмотрела ему прямо в глаза и, заметив, как вытягивается его лицо, налила ему в бокал ещё коньяка
— Ты выпей, а то ещё чего доброго в обморок свалишься. Это в ДСШ началось — она закурила — ты, конечно, не знаешь, но мать в один прекрасный день сказала, что платить за занятия нечем. Дело в том, что младшая сестра была очень больна. Денег на лекарства не хватало. А тут еще, когда Фалолеев директором стал, оплату резко увеличили. Почти в два раза. Причем он, Фалолей, ведь хитро сообразил. Поделил всех на одаренных и неперспективных. Для первых увеличение было номинальным, а вот для нас, прочих, это вылилось в неподъёмную сумму. Кое- кто перестал ходить на занятия. И я с недельку не ходила. Юрка тут же вспомнил это время. Действительно Фалолеев чуть не в первый день директорства собрал их всех и ознакомил с новыми правилами. Зарплата тренеров резко тогда подскочила. Все кроме детей и их родителей, были довольны. Он подтвердил
— Действительно так и было. Только причём здесь это?
-Как причем, Юрочка? Я ведь тебя любила. Влюбилась сразу после первого занятия. Жила только тем, что два раза в неделю могла видеть тебя на тренировках. Я за эти две недели чуть с ума от тоски и безвыходности не сошла. Бегала каждый день смотреть издали, как ты с работы идешь. А тебя, то одна, то другая красотка встречала. Что я из себя, Юрочка, представляла? Девочка- замарашка. У меня кроме спортивного костюма ни одной шмотки приличной не было. Как-то руку через варежку, помню, прокусила, когда ты одну из своих подружек целовал. Чувствовалось, что рад тому, что она встречает. А она в таком манто, в таких сапогах была. Глупая я, конечно, но пришла тогда домой, думаю, а почему собственно не покончить со всем этим. Ведь два раза всё равно не умирать. Вышла из нашей хибары, рядом дом строился — девятиэтажка. Вот я на самый верх в эту бетонную коробку забралась, смотрю Люська, сестрёнка моя вслед ковыляет. Ей тогда только двенадцать лет было, но выглядела она, как восьмилетняя. Торопится бедная, но силенок совсем нет. Не может дальше идти. Присела на корточки и ручонкой своей машет, словно молит. Не делай этого. Помню, я бегом к ней спустилась, домой привела. Успокоила её, наболтала что-то, а на следующий день пошла к Фалолееву. Так, мол, и так, Валерий Фёдорович, нельзя ли меня в группу одаренных перевести из-за стесненных материальных обстоятельств. Он ухмыльнулся и говорит
– Самой уже пора зарабатывать. Посиди я сейчас вернусь, поговорим. Вышел из кабинета, а через минуту Моська заходит, его секретарша, принесла стакан чая, бутербродик и говорит 
— Ну что шеф? 
— Не знаю — говорю- сказал подождать. Да ты же в курсе, Юр. Она, эта Моська, в задницу без мыла проскочит, и не заметишь.
— Я – говорит — знаю, как заработать. Надо с одним человеком в сауну пару раз съездить.
— Зачем – спрашиваю, как дурра последняя.
— Массажик ему сделать и всё такое. Я ей
— Вы что, Ирина Владимировна, смеётесь надо мной? А она.
— Что тебя собственно смущает? Девочка что ли? Видит, я покраснела и давай хохотать.
— Ах, какая неожиданность в столь преклонные годы. Прямо архаика какая-то. Правда, что ли целка? Так это всё меняет, моя дорогая. Тогда, я думаю, можно проще всё устроить. С этим делом, чем раньше расстанешься, тем лучше. Мужики, ведь теперь какие? У них всё наоборот. Им с девственницами дело иметь западло. Кроме, конечно, особых ценителей. А такой человек есть. Молодой, опытный. Дел на пять минут, а проблем с учебой не будет. Поняла? Я ей говорю
— Спасибо, Ирина Владимировна, но я лучше Валерия Фёдоровича подожду. 
— Да не жди. Он в спорт комитет уехал. Сама подумай, кто просто так за тебя будет платить? Сейчас дураков нет. Знаешь, как мне позвонить? Вот если надумаешь и позвони. И помни, с иллюзиями надо расставаться легко и без всякого сожаления. Ты уже взрослая, мамаша твоя о тебе не побеспокоится. Ты это сама прекрасно знаешь. Ну, вот, Юрочка, пришла я домой и до утра ломала себе голову, что делать. Потом вспомнила, как ты тискал эту в шубке и решилась. Она ведь, наверняка, не девочка была, а какими ты на неё влюблёнными глазами смотрел. Одним словом утром позвонила Моське, мол, согласна, только пусть вначале деньги будут за весь год внесены. Она мне в ответ 
-Ну, вот и молодец. Можешь ходить на тренировки с сегодняшнего дня. А когда надо будет, я тебе всё скажу. В тот день на тренировке я смотрела на тебя, Юрочка, и как ни странно чувствовала, что начинаю ненавидеть. Верно сказано, от любви до ненависти один шаг. А ты, как нарочно, на меня никакого внимания. Помню, даже заехала тебе в лицо мячом, но ты и на это внимания не обратил. Потом через пару дней Моська мне говорит
— Сегодня к восьми часам вечера в Динамовскую сауну приходи. Только смотри не опаздывай. Ну, дальше что говорить? Не интересно.
-Кто же там был? — спросил Юрка. 
-Как кто, Юра? Валерий Федорович и был.
— И что с тех пор ты его любовница?
— Нет, с ним было только тот, единственный раз. Он даже потом, при встрече, виду никакого не подавал. Словно ничего и не было.
— О господи, но что же тебя дальше заставило этим заниматься?
— Люся же умирала, Юр. Врач её лечащий говорил, что надо ехать в Германию делать операцию. Очень дорогую. А что я ещё могла. Только это. Уже через год после окончания я специально к Моське явилась и спросила как там, на счет массажа в сауне. Она и дала адресок. А потом пошло и поехало. Только Люсе я не успела помочь. Умерла она. А мать после этого совсем запиваться стала. Три года, как я их одну за другой похоронила.
-Что ж ты ко мне-то не пришла?
-А что бы я тебе сказала? Юра, дай денег у меня мать спивается и сестрёнка умирает. Да и откуда они у тебя, деньги. Нет, с иллюзиями я рассталась окончательно и бесповоротно. Жизнь штука сволочная, но другой не дано. Так что надо жить, как получается.
— Но это же невозможно. Как с этим смириться?
— Вот поэтому я и хотела исчезнуть из твоей, Юрочка, жизни. Я знала, что так и будет. Помнишь, я тебе рассказывала, что была замужем. Так вот паренёк один влюбился. Я с его боссом несколько раз в Германию летала. Так и познакомились. Влюбился в меня самым серьёзным образом. Полгода проходу не давал. Бросай всё, давай начнём новую жизнь. Что ж думаю, почему не попробовать. Богатый, молодой, добрый. С месяц примерно всё было хорошо. А потом как-то застала его ночью в ванной комнате рыдающим. Собрала его вещички и отправила восвояси. Всё понятно. Не мог он мне моих мужиков простить. Вот у тебя, Юр, за тот год, что ты у меня тренером был, сколько женщин было? А сколько всего, за всю жизнь? Ведь сам не знаешь точно, но за тебя любая с радостью пойдет и вспоминать об этом не будет. А со шлюхами совсем другая история. Так, что зря ты меня отыскал. Ничего хорошего из этого не выйдет. Уходи, Юрочка. Не мазохисты же мы с тобой, на самом деле.
Послесловие. 
Юрка закончил свой рассказ, и в который уже раз, пошел наполнить опустевший графинчик новой порцией вина. В это время со стороны центра по узенькой улочке к кафе неторопливо подходила женщина. Она сразу привлекла наше внимание.
— Вот посмотри — сказал Сашка — идёт настоящая француженка. Француженку ни с кем не спутаешь. Посмотри, какая грация в каждом движении. Какая фигура, какое милое лицо. Женщина обошла наш столик, приветливо нам улыбнувшись, исчезла в дверях кафе. Сашка красноречиво щелкнул пальцами и восхищенно проговорил
— Черт меня подери совсем. Какая женщина! В это время из кафе вышел Юрка. В одной руке он держал графинчик, наполненный вином, другой обнимал за талию, только что восхитившую нас красавицу. Но надо было видеть, как он её держал. Так держат только произведение из тончайшего фарфора. 
-Знакомьтесь, ребята, это моя жена Танечка. Она протянула нам по очереди руку. От неё просто веяло прохладой и очень легким ароматом неизвестных нам духов. Когда мы попрощались и направились в сторону пляжа, я спросил у Сашки, что он обо всём этом думает. Он ответил не сразу. Вначале как- то неопределенно махнул рукой, только после этого сказал
— Определённо чувствую только одно — хочется, чтобы они были счастливы. 

Рейтинг: 0 Голосов: 2 18 просмотров
Комментарии (0)
Новые публикации
Пророчит вечную юдоль
сегодня в 10:41 - Алексантин - 0 - 6
Стихотворение о разлуке
В себе уверен, я мужчина
сегодня в 10:26 - Алексантин - 0 - 4
Не от душевного добра
сегодня в 09:58 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о разлуке
СЧАСТЬЕ В ДОМ
сегодня в 08:14 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 1 - 10
Комментарий к учёной статье А.Махнёва
Комментарий к учёной статье А.Махнёва
сегодня в 07:31 - bena47 - 0 - 7
Мелодия льётся...
сегодня в 06:23 - Антосыч - 1 - 11
О глупом волке
сегодня в 04:08 - Arыna1961 - 2 - 14
 
Сказка "Последний листик осени"
сегодня в 04:00 - Arыna1961 - 1 - 7
Сказка о непослушном поросёнке
сегодня в 03:58 - Arыna1961 - 1 - 6
Письмо Деду Морозу
Письмо Деду Морозу
вчера в 19:26 - frensis - 1 - 11
Попутчики
Попутчики
вчера в 17:44 - Александр Асмолов - 3 - 14
По жизни падал и не раз
вчера в 17:27 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворное размышление
Природы сонное томленье
вчера в 17:11 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о временах года
Шинель Н.В.Гоголя
Шинель Н.В.Гоголя
вчера в 16:51 - bena47 - 0 - 10
Дисциплинированный пёс-пешеход из Турции
вчера в 16:43 - Kolyada - 0 - 6
Вспоминая Николая Озерова
вчера в 15:57 - Kolyada - 0 - 7
Не обманули, годы не щадят
вчера в 14:31 - Алексантин - 0 - 5
Говориска для Дениски о машине
вчера в 11:29 - Антосыч - 2 - 17
Клубы
Рейтинг — 99940 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования