Ой, лышенько... или шестерка Семирамиды

29 сентября 2017 - Лариса Тарасова

 

 

— Ой, лышенькооо! Хиба ж вона зовсим с глузду зъихала, та Сима! 

Галина Ермолаевна из первой  квартиры была известна всему дому тем, что вместо завтрака в виде овсяной кашки или яичка всмятку ела сало, и тем, что некоторые ситуативные абры с кадабрами она выносила на площадку у своей квартиры. В гулком пространстве подъезда монолог Галины Ермолаевны отдавался эхом от высоких потолков, стен  и новеньких стеклопакетов.  Она зажала в горсть губы с подбородком и, горестно качая пышной седеющей короной на голове, продолжала беседу сама с собой.

 

— Тююю… шестеро!  Ну, Симка! Как есть – дурында! Сама – як хвылыночка вже, тонюсэнька да тощенька!  А рокив скильки! Старушенция!  О то ж она  точнехонько от  Семки-вора понесла, не наче. Повелась на его честные зенки! Нашла честного!  Та хиба ж с голубыми глазами бывают честные! Семка виноват, вин! И зачем тильки його Эльвина Леонардовна из деревни погостить привезла? Погостил…  вона чего натворил. Вот ведь глупа баба, хоть и умная: где это видано, шоб с голубыми глазами, да – честный! Да вин с моего балкона котлету стащил, зъив и сховался! Нет, шоб – повиниться!

—  Кто посмел съесть ваши котлеты, дорогая соседка? – поигрывая каре-воло-око, поинтересовался Самвел с девятого этажа. Его удивительные усы и говорящие глаза-сливы производили на Галину Ермолаевну странное магическое действие. Она тут же начинала беспокоиться, и от испуга терялась совершенно.

—  Тююю, сказывся, чи – шо! – махнула от неожиданности рукой женщина и зарумянилась, — Самвел Мкртычевич! Та – ну! Напугали меня.

 

Неотразимый жгучий брюнет Самвел игнорировал лифт и спускался всегда пешком, неслышно перекатывая с этажа на этаж удивительно подвижное, довольно упитанное круглое тело. Он единственный из всех жильцов подъезда любезно расспрашивал соседку о котлетной криминальной истории, известной уже больше года всему дому. Рассказ  обрастал подробностями, персонажами, погодой, отношением к государству Тайланд, ценами на свинину и грозил превратиться в международный триллер. Супруга Самвела, дородная Мадина, мать-героиня восьмерых курчавых мальчиков от двух лет до пятнадцати, таких же воло-каре-оких, как папа, носила девятого (УЗИ показало, что будет девочка, но супруги скептически пожимали плечами и настаивали на мальчике). Она в свободное от родов и вскармливания очередного мальчика время настороженно наблюдала за неутихающим интересом благоверного к пропавшей котлете Галины Ермолаевны.

 

—  Что произошло, дорогая? – участливо произнес красавец брюнет и подержал-похлопал-погладил руку женщины.

—  Ой, лышенько, — включила сирену Галина Ермолаевна, — Сима-то наша шестерых родила. Старуха ведь уже!

—  У меня девятый скоро появится, — рассмеялся Самвел, — а тут всего-то – шестеро! Прокормим! – Он улыбнулся соседке и, уже открыв дверь подъезда, добавил, — вырастим!

 

 

Мягко гуднул лифт. Показался Зиновий Самуилович  с седьмого этажа. Черные роговые очки, футляр с альтом, лысина и шляпа по сезону представляли его конкретно и достойно: работник культуры, музыкант филармонического оркестра.

 

—  Ой, лышенькоооо! – запела Галина Ермолаевна.

—  Галина Ермолаевна, — Зиновий Самуилович наклонил голову вбок, слегка приподнял шляпу и сделал движение рукой вперед, чтобы принять соседкину ручку для поцелуя. Но та только отмахнулась и ручку не дала, — шо таки смогло произойти?

—  Шо? Та шо цэ воно такэ, когда Ваша драгоценная Семирамида…

—  Позвольте, — попытался возразить музыкант и снял очки, растерянно моргая, — моя?..

—  Что такое с Симой? – перегнулась со второго этажа свежезамужняя Любочка из пятой, вся сияющая, порхающая, ароматная и живописная с головы до каблучков, — вчера было все в порядке.

—  То ж вчера, — Галина Ермолаевна вздохнула и направилась к своей двери.

—  Галина Ермолаевна, а когда у нее началось? Почему меня не пригласили? (Любочка работала в женской консультации гинекологом).

—  Та хто ж знае ту Симу! У нее все тайно делается: хахаля заведет тайно, не поймешь, где сховались! Но на этот раз – точно Семка-вор виноват!

—  Можно у бабушки Шуры спросить, -  предложил Зиновий Самуилович, — она весь день в беседке. Возможно, заметила…

—  Щас спрошу, — Любочка метнулась в свою квартиру, — я – мигом, не уходите! С балкона с ней поговорю.

—  Зиновий Самуилович, я вот чего хочу,  - последовала долгая пауза, во время которой известный от Ярославля до Самары альтист  тревожно ожидал, прокручивая в утренней голове все, что он мог сделать подозрительного, — под лестницей стоит стиральная машина. Японская. Красивая. Ваша?

 

«Скажу – моя, пристрелит», — тоскливо пронеслось под шляпой музыканта.

— Ну, как Ви таки  могли подумать, — пожал демонстративно плечами сосед и направился к выходу, — извините, опаздываю на репетицию.   

—  Зиновий Самуииилыч, — укоризненно и осуждающе покачала головой бдительная соседка, загораживая визави путь к свободе, — в Японии жили только Вы из всего нашего подъезда.

—  Японскую технику уже давно можно где угодно купить, — огрызнулся тот, — у нас в стране — тоже.

—  Та не таку же ж, — настаивала Галина Ермолаевна, — такие красивые, прям — космические, светло-зеленые с перламутриком машинки, да узехонькие, да уси – в иероглихвах! Не было таких стиральных машин у нас!

—  Ну… не знаю… -  Зиновий Самуилович ужиком скользнул мимо соседки-гренадерши и скрылся за дверью подъезда.

 

Стиральная японская машина действительно принадлежала ему. С центрифугой, в иероглифах, перламутровая с зеленью и так долго исправная, что этот факт стал вызывать раздражение у его супруги. Купили машину недорого на Хонсю, но она все не ломалась и не ломалась, двадцать пять лет не ломалась! И ночью Зиновий Самуилович вынес машину в подъезд, а себе поставил автоматическую с сушкой. Не Япония, конечно, но… 

 

 

—  У нее вчера к вечеру началось, бабушка Шура сказала,  — Любочка порхала по ступенькам в неподражаемом индейском пончо. Шляпка… сумочка… ботильоны…  – я вечером загляну к Симе. После обеда мне — в роддом.

—  Эт шо цэ такэ? — Галина Ермолаевна придержала полет Любочки и пощупала наряд, — эт – шо? Накидка така, чи – шо?

—  Пончо это из Америки, индейцы такие носят. И – я, — Любочка счастливо рассмеялась и улетела на службу.

—  Как обезьяна, расфуфыра, — осуждающе проворчала вслед Галина Ермолаевна. Но вновь прогудел лифт, и она запричитала, — ой, лышенькооо! Доброго утречка, Петрусь!

—  Здравия желаю, Галина Ермолаевна, — отозвался молодой мужчина в военной форме и с овчаркой на поводке, — фу, Сета, фу! – Овчарка остановилась и вопросительно глянула на хозяина, — странно…

—  На службу, Петрусь?

—  Так точно. – он внимательно оглядел пространство под лестницей, — рядом, Сета! – и вышел.

—  Оххх, — долго выдохнула Галина Ермолаевна и, услышав быстрые легкие шаги на лестнице, включила сирену, — ой, лышенько…

 

 Прибежали Леша и Маруся, лицеисты-старшеклассники, двойняшки с третьего этажа. Они весело поздоровались и споткнулись о причитание соседки.

—  Теть Галь?

—  Симка-то наша, слыхали? Шестерых родила.

—  Не хило, — ломающимся баском отозвался Леша и значительно покивал. Сестренка ойкнула.

—  Ой. А где они?

—  Та в машинку же зАраз стаскала увсих. Я им теплэньку меховушку там подстелила.

—  Ой, — Маруся осторожно наклонилась над закругленным баком стиральной машины. Из глубины ее раздавался дружный писк,  - какие мыыыышеньки! Раз… два… пять! А здесь пять!

—  Та ты шо! А ну-к – я: раз, два… шесть! Тю, напугала! Дывысь, одын який хитрый. Ишь, копошатся… мамку почулы. Семкины, как пить — Семки-сиама! Чуть уси котлеты зараз нэ  зъив! Ворррюга! Рецидивист! И эти станут такими же, в папочку.

 

 

Дворовая кошка Семирамида, с королевским достоинством глянув на посетителей, вскочила с утробным мурканьем на край машины и впрыгнула внутрь, откуда доносился громкий писк.

Ночью по подъезду гуляли шорохи, шепот, приглушенные хихиканья, восторженные вскрики, и пахло аппетитно. На стене у «роддома» появился список-очередь на новорожденных. Два нешуточных зигзага молнии  засияли на входной двери у видеоглаза домофона и около дверной ручки под  объявлением, набранным на компьютере гигантскими буквами:

 

                             ВОРОВСТВО ЧУЖИХ КОТЯТ ПРЕСЛЕДУЕТСЯ ПО ЗАКОНУ!                             

                                                               Штраф $ 5000!

 

В подъезде, как назло, не проживал ни один, самый завалященький олигарх, чтобы выставить охрану!  

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 126 просмотров
Комментарии (32)
Новые публикации
Камчатский Лис -Чубайс
сегодня в 14:17 - Kolyada - 0 - 4
Давно забыли, как любить
сегодня в 10:43 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о разлуке
Не утверждаю, что святой
сегодня в 10:20 - Алексантин - 0 - 4
Жить без любви мне тяжело
сегодня в 09:51 - Алексантин - 0 - 5
Стихотворение о разлуке
Выбор
Выбор
сегодня в 08:14 - Александр Асмолов - 0 - 9
Скучно в дождик детворе
вчера в 19:46 - Arыna1961 - 2 - 16
Покушала бананы
вчера в 18:22 - Kolyada - 0 - 4
Мир дивных грёз, моя утрата
вчера в 17:38 - Алексантин - 0 - 9
Стихотворное размышление
Достал погоды терроризм
вчера в 17:22 - Алексантин - 0 - 8
Стихотворение о временах года
Пророчит вечную юдоль
вчера в 10:41 - Алексантин - 0 - 8
Стихотворение о разлуке
В себе уверен, я мужчина
вчера в 10:26 - Алексантин - 0 - 6
Не от душевного добра
вчера в 09:58 - Алексантин - 0 - 7
Стихотворение о разлуке
СЧАСТЬЕ В ДОМ
вчера в 08:14 - ВЛАДИМИР ПЕВЧЕВ - 3 - 20
Комментарий к учёной статье А.Махнёва
Комментарий к учёной статье А.Махнёва
вчера в 07:31 - bena47 - 1 - 17
Мелодия льётся...
вчера в 06:23 - Антосыч - 1 - 16
О глупом волке
вчера в 04:08 - Arыna1961 - 2 - 17
 
Сказка "Последний листик осени"
вчера в 04:00 - Arыna1961 - 1 - 14
Сказка о непослушном поросёнке
вчера в 03:58 - Arыna1961 - 2 - 14
Клубы
Рейтинг — 99940 8 участников

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования